facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip

СОУЧАСТИЯ В ПРЕСТУПЛЕНИИ, ПОСЯГАЮЩЕГО НА УСТАВНЫЕ ПРАВИЛА ВЗАИМООТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ВОЕННОСЛУЖАЩИМИ

Автор Доклада: 
Алиева Э.К.
Награда: 
СОУЧАСТИЯ В ПРЕСТУПЛЕНИИ, ПОСЯГАЮЩЕГО  НА УСТАВНЫЕ ПРАВИЛА ВЗАИМООТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ВОЕННОСЛУЖАЩИМИ


СОУЧАСТИЯ В ПРЕСТУПЛЕНИИ, ПОСЯГАЮЩЕГО  НА УСТАВНЫЕ ПРАВИЛА ВЗАИМООТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ВОЕННОСЛУЖАЩИМИ

Алиева Э.К., соискатель

Ростовский Юридический Институт МВД РФ

Преступления, совершаемые в соучастии, обладают рядом отличительных признаков, которые позволяют выделить их в особый институт уголовного права. Несмотря на наличие значительного числа фундаментальных трудов, многочисленных работ и публикаций, посвященных институту соучастия в преступлении, до настоящего времени имеется немало спорных и неоднозначно решаемых вопросов, в том числе и весьма крупных, которые определяют саму сущность теории соучастия в преступлении. При этом в отечественном уголовном праве дискуссионными остаются до сих пор не только отдельные проблемы либо прикладные аспекты и специальные вопросы, но и исходные позиции, юридическая природа института соучастия.

Ключевые слова: борьба с преступностью, совершенствовать уголовное законодательство, институт соучастия, преступления военнослужащих, организованная преступность.

Crimes committed in complicity have some distinctive features that allow them to be separated in a special institution of criminal law. Despite the large number of fundamental works, numerous articles and publications dedicated to the institute of complicity in the crime, there are still a lot of contentious and controversial issues to be solved, including some very big ones, which define the very essence of the theory of complicity in the crime. At the same time in domestic criminal law not only some separate problems or practical aspects and special questions, but also the initial positions, legal nature of the institute of complicity still remain debatable.
 
Keywords: fighting crime, to improve criminal legislation, the Institute of complicity, military crimes, organized crime.
Crimes committed in complicity have some distinctive features that allow them to be separated in a special institution of criminal law. Despite the large number of fundamental works, numerous articles and publications dedicated to the institute of complicity in the crime, there are still a lot of contentious and controversial issues to be solved, including some very big ones, which define the very essence of the theory of complicity in the crime. At the same time in domestic criminal law not only some separate problems or practical aspects and special questions, but also the initial positions, legal nature of the institute of complicity still remain debatable.
 
Key words: fighting crime, improve criminal legislation, the Institute of complicity, military crimes, organized crime.
 
 
Crimes committed in complicity have some distinctive features that allow them to be separated in a special institution of criminal law. Despite the large number of fundamental works, numerous articles and publications dedicated to the institute of complicity in the crime, there are still a lot of contentious and controversial issues to be solved, including some very big ones, which define the very essence of the theory of complicity in the crime. At the same time in domestic criminal law not only some separate problems or practical aspects and special questions, but also the initial positions, legal nature of the institute of complicity still remain debatable.
 
Keywords: fighting crime, to improve criminal legislation, the Institute of complicity, military crimes, organized crime.
Crimes committed in complicity have some distinctive features that allow them to be separated in a special institution of criminal law. Despite the large number of fundamental works, numerous articles and publications dedicated to the institute of complicity in the crime, there are still a lot of contentious and controversial issues to be solved, including some very big ones, which define the very essence of the theory of complicity in the crime. At the same time in domestic criminal law not only some separate problems or practical aspects and special questions, but also the initial positions, legal nature of the institute of complicity still remain debatable.
 
Keywords: fighting crime, to improve criminal legislation, the Institute of complicity, military crimes, organized crime.
Crimes committed in complicity have some distinctive features that allow them to be separated in a special institution of criminal law. Despite the large number of fundamental works, numerous articles and publications dedicated to the institute of complicity in the crime, there are still a lot of contentious and controversial issues to be solved, including some very big ones, which define the very essence of the theory of complicity in the crime. At the same time in domestic criminal law not only some separate problems or practical aspects and special questions, but also the initial positions, legal nature of the institute of complicity still remain debatable.
 
Keywords: fighting crime, to improve criminal legislation, the Institute of complicity, military crimes, organized crim

Одной из актуальных задач, стоящих перед уголовно-правовой наукой и практикой, является разработка, и применение эффективных мер борьбы с преступностью. В этой связи на первый план выдвигаются теоретические проблемы, призванные совершенствовать уголовное законодательство, а также повышать действенность правовых норм в борьбе с преступностью и ее наиболее опасным проявлением - организованной преступностью.

Российская армия, являясь отражением всех процессов, присущих нашему обществу, не отстранена от опасности, которую наносят преступления военнослужащих воинской дисциплине и боеготовности войск. В практике военных судов и органов военной прокуратуры в последнее время все большее место занимают преступления, совершаемые военнослужащими в соучастии с другими военнослужащими (часть из которых являются высшими должностными лицами), с гражданскими лицами. Преступления, совершаемые в соучастии, обладают рядом отличительных признаков, которые позволяют выделить их в особый институт уголовного права. Несмотря на наличие значительного числа фундаментальных трудов, многочисленных работ и публикаций, посвященных институту соучастия в преступлении, до настоящего времени имеется немало спорных и неоднозначно решаемых вопросов, в том числе и весьма крупных, которые определяют саму сущность теории соучастия в преступлении. При этом в отечественном уголовном праве дискуссионными остаются до сих пор не только отдельные проблемы либо прикладные аспекты и специальные вопросы, но и исходные позиции, юридическая природа института соучастия. Нет единства по вопросам применения акцессорной теории соучастия в уголовном праве России. Разнятся позиции о содержании объективных и субъективных признаков соучастия, о допустимости соучастия при совершении неосторожных преступлений. К числу наиболее дискуссионных относятся проблемы форм и видов соучастия и их соотношение. Вызывают определенные трудности у правоприменителей и преступления с так называемым специальным субъектом. Детальной разработкой этого института занимались видные российские ученые - правоведы. Н.С. Таганцев, А.Н. Жиряев, И. Я. Фойницкий, а так же ученые советского периода Ф.Г. Бурчак, P.P. Галиакбаров, А.А. Пионтковский, А.Н. Трайнин, П.Ф. Тельнов, М.Д. Шаргородский и другие. В последнее время институт соучастия рассматривается с позиции социологии и социальной психологии, изучаются субъекты данной группы преступлений для подготовки конкретных рекомендаций, необходимых для выявления соучастников преступлений и определения степени их ответственности. Выделяются криминологические аспекты, связанные с причинами и условиями образования преступных групп, совершения преступлений в соучастии, а так же причинной обусловленности общественно опасной деятельности участников групповых преступлений [1].         

Уголовное законодательство о преступлениях против военной службы является составной частью единого уголовного законодательства, основанного на тех же принципах, что и остальная часть уголовного законодательства в отношении граждан, совершивших общеуголовные деяния. Тем самым без уяснения общего понятия соучастия невозможно уяснить соучастие в преступлениях против военной службы, ведь еще Ленин говорил о том, «кто берется за частные вопросы без предварительного решения общих, тот неминуемо будет на каждом шагу бессознательно для себя «натыкаться» на эти общие вопросы…». Законодательство о преступлениях против военной службы служит целям защиты определенной группы общественных отношений, связанных с выполнением конституционной обязанности граждан по защите Отечества. В соответствии со ст. 59 Конституции РФ «Зашита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации». Тем самым, на государственном уровне осуществляется охрана установленного порядка поступления и прохождения военной службы. Исходя их вышесказанного, можно заметить, что применение институтов Общей части уголовного права к преступлениям против военной службы связано с некоторыми особенностями в их применении. Однако это не значит, что в отношении преступлений против военной службы необходимо создание новых специальных институтов Особенной части УК. Действующее законодательство о соучастии в полном объеме распространяется и на преступления против военной службы, учитывая лишь их специфические особенности, о которых будет сказано далее. В Общей части УК РСФСР 1960 г. не было нормы о соучастии в преступлениях со специальным субъектом. Правовой основой для квалификации преступлений, совершенных специальными субъектами в соучастии с лицами, не обладающими признаками специального субъекта, признавалась ст. 1 Закона СССР об уголовной ответственности за воинские преступления 1958 г. Она определяла, что воинскими преступлениями признаются предусмотренные этим законом преступления против установленного порядка несения воинской службы, совершенные военнослужащими, а также военнообязанными во время прохождения ими учебных или поверочных сборов. Часть 3 этой статьи закона (ч. 3 ст. 237 УК РСФСР) устанавливала: «Соучастие в воинских преступлениях лиц, не упомянутых в настоящей статье, влечет ответственность по соответствующим статьям настоящего Закона» [2].

Таким образом, из Закона вытекало, что соучастие в преступлениях со специальным субъектом лиц, не обладающих признаками специального субъекта, подлежит квалификации по статье УК, предусматривающей ответственность за преступление, совершенное специальным субъектом; однако эти лица не могут признаваться исполнителями и соисполнителями таких преступлений. Это положение закреплено в УК РФ 1996 г. в качестве общего принципа ответственности соучастников преступления. Статья 34 УК в ч. 4 определяет, что соучастники преступлений со специальным субъектом, не обладающие признаками специального субъекта, несут ответственность по статье Особенной части УК, предусматривающей соответствующее преступление со специальным субъектом. Однако эти соучастники могут быть признаны лишь организаторами, подстрекателями или пособниками указанных преступлений, но не их исполнителями. Отсюда следует вывод, имеющий важное значение для решения вопроса о соучастии в преступлении со специальным субъектом: специальный субъект может быть исполнителем и соисполнителем преступления с общим субъектом, общий субъект не может быть исполнителем или соисполнителем преступления со специальным субъектом. В отношении соучастия военнослужащих в совершении преступлений против военной службы действующее уголовное законодательство не содержит каких-либо специальных указаний. Ст. 331 УК РФ признает преступлениями против военной службы «предусмотренные настоящей главой преступления против установленного порядка прохождения военной службы, совершенные военнослужащими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов» [3]. Поэтому вопросы о формах соучастия в преступлениях против военной службы, видах соучастников из числа военнослужащих и их ответственности должны решаться на общих основаниях. В юридической литературе и судебной практике отсутствует единство взглядов по вопросу о возможности привлечения к ответственности лиц, на которых неправомерно возложены обязанности военной службы, называемых в теории «ненадлежащими» («негодными») субъектами. Так, по мнению А. А. Тер – Акопова, нельзя признавать субъектами всех преступлений против военной службы лиц, на которых противоправно возложены воинские обязанности [4]. Профессор Х. М. Ахметшин считает, что лицо, являющееся субъектом военно-служебных отношений на основании акта военного управления, изданного в установленной форме, может быть и субъектом преступления против военной службы независимо от того, правильно или неправильно оно состоит на военной службе [5]. Исключения могут составлять случаи, когда лицо признается не только «ненадлежащим» субъектом военной службы, но и, например, невменяемым (ст.21 УК РФ) или неспособным предотвратить общественно опасные последствия своих действий (бездействия) в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервнопсихическим перегрузкам (ст. 28 УК РФ). Судебная практика по рассматриваемому вопросу в различные периоды складывалась по-разному. После 1917 г. и до середины 90-х гг. ХХ в. военные суды по этому вопросу в целом придерживались одной принципиальной позиции - неправомерно находящиеся на военной службе лица по общему правилу признавались субъектами воинских преступлений. Судебная практика последних лет свидетельствует о том, что практические работники в целом встали на принципиально иную позицию, которая отрицает возможность привлечения к уголовной ответственности лиц, ошибочно находящихся на военной службе. Эти лица не признаются субъектами преступлений против военной службы.

Авторы учебника Военно–уголовное законодательство приводят основания того, что лицо ошибочно находящееся на военной службе должно признаваться субъектом преступлений против военной службы, однако сами обстоятельства, обусловливающие неправомерность их нахождения на военной службе, могут влиять на характер ответственности лица за содеянное и строгость наказания. В зависимости от конкретной ситуации такому лицу может быть снижено наказание либо виновный может быть освобожден от наказания или от уголовной ответственности. На мой взгляд, данная позиция представляется более правильной. В. М. Чхиквадзе, рассматривая проблему соучастия в военно-уголовном праве, отмечал, что «общие начала соучастия являются одними и теми же, как для общеуголовного, так и для военно-уголовного права» [6]. Но он также утверждал, что «военно-уголовное право вносит в общее учение о соучастии ряд существенных дополнений. Суть этих дополнений он усматривал в различной юридической природе соучастия в воинских преступлениях военнослужащих и гражданских лиц; в необходимости повышения ответственности военнослужащих, совместно совершивших то или иное преступление; в особом значении служебного положения для ответственности соучастников преступления – военнослужащих; в признании начальника главным виновным лицом в случае совершения им преступления в соучастии с подчиненным и более строгом его наказании; а также в необходимости привлечения начальника к ответственности в этих случаях не только за соучастие в совершенном преступлении, но и за воинское должностное преступление»

Литература:

  1. Аветисян С.С. К вопросу о посредственном причинении вреда специальным объектам.// Военное право, 2004, № 4;
  2. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Отв. ред. В.М. Лебедев. - 3-е изд., доп. и испр. М.: Юрайт-Издат, 2004;
  3. Военно-уголовное законодательство Российской Федерации: Научно-практический комментарий./ Под общ. ред. Н.А. Петухова. М., «За права военнослужащих», 2004;
  4. Тер-Акопов А.А. Правовые основания ответственности за воинские преступления.// Диссертация …доктора юр. наук. М., 1982;
  5. Ахметшин Х.М. Основные вопросы теории советского военно-уголовного законодательства и практики его применения. М., 1975;
  6. Ковалев М.И. Соучастие в преступлении. Часть 1 - 2- «Ученые труды». Серия уголовное право, т. 5, Свердловск, 1962;
0
Ваша оценка: Нет

The analysis

Scientific research is ascertaining the nature. Findings are adequate. Report deserves the attention of scientists and practitioners.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.