facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip

РОЛЬ ИНСТИТУТА ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ НА ЗЕМЛЮ ПРИ РЕФОРМИРОВАНИИ АГРАРНОГО СЕКТОРА РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ

Автор Доклада: 
Максимова Т. П.
Награда: 
РОЛЬ ИНСТИТУТА ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ НА ЗЕМЛЮ ПРИ РЕФОРМИРОВАНИИ АГРАРНОГО СЕКТОРА РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ

РОЛЬ ИНСТИТУТА ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ НА ЗЕМЛЮ ПРИ РЕФОРМИРОВАНИИ АГРАРНОГО СЕКТОРА РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ

Максимова Татьяна Павловна, канд. экон. наук, доцент, докторант
Московский государственный университет экономики, статистики и информатики

В данной статье будут обоснованы актуальность научного подхода к исследованию факторов, оказывающих влияние на трансформацию форм хозяйствования в аграрной сфере, включая необходимость уточнения самого понятия «формы хозяйствования». Основная часть посвящена анализу влияния института частной собственности на землю на трансформацию форм хозяйствования и первых итогов земельной реформы в аграрной сфере экономики. Особый акцент сделан на институциональный подход при определении основных направлений развития форм хозяйствования.

Ключевые слова: институт частной собственности, формы хозяйствования в аграрной сфере экономики, земельная реформа, трансформация аграрной сферы.

This article will be justified relevance of the scientific approach to the study of factors influencing the transformation of forms of economic activity in agriculture, including the need to clarify the concept "form of management." The main part is devoted to analyzing the impact of private ownership of land on the transformation of forms of management and the first results of land reform in the agrarian sector of the economy. Particular emphasis is placed on the institutional approach in determining the main directions of development of forms of management.
Keywords: the institution of private property, form of management in the agrarian sector of economy, land reform, transformation of the agrarian sector.


Российская практика хозяйствования и первые результаты реформирования в аграрной сфере экономики свидетельствует о том, что рыночные формальные институты, применительно к аграрному сектору, за последние два десятилетия реформ не решили проблемы рыночной трансформации. Согласно Д. Норту, к формальным институтам относятся правила поведения, которые закреплены законом и за выполнением которых следит государство, а к неформальным - правила поведения, которые существуют в виде традиций или привычек и воспроизводятся без вмешательства третьей силы. По его мнению, расстановка ролей формальных и неформальных институтов выстраивается таким образом, что « даже в самых развитых экономиках формальные правила составляют небольшую (хотя и очень важную) часть той совокупности ограничений, которые формируют стоящие перед нами ситуации выбора; несложно увидеть, что неформальные правила пронизывают всю нашу жизнь» [7]. В последние годы можно наблюдать широкое толкование экономических категорий формальных и неформальных институтов. Так, например, отнесение к первым: института прав собственности, нормативно-правовых, социально-экономических, институтов управления, политических институтов и др., а ко вторым: институтов конкуренции, доверия, приверженности традициям, обычаям, культурному наследию, деловую этику, образовательные и профессиональные компетенции руководителей и специалистов в области аграрной сферы экономики и др. Вместе с тем, общим свойством перечисленных видов институтов можно рассматривать то, что при создании формальных институтов допустимы скачки, а при формировании неформальных институтов требуется длительный накопительный эволюционный процесс. Российский опыт реформирования показал, что созданные новые формальные институты стали основной совокупностью ограничений и привели на практике к конфликту интересов с уровнем развития старых неформальных институтов в аграрной сфере, создававшимися на селе поколениями в виде культурных традиций, привычек уважительного отношения к земле как фактору производства и крестьянскому труду. Примером такого рода рассогласования интересов является процесс создания одного из основных формальных институтов в аграрном секторе экономики - института частной собственности на землю со сложившимися на момент реформирования традициями и привычками хозяйствования на селе. При этом, важно отметить, что экономическая категория собственности представляет собой сложнейшую систему отношений, в которой представлены различные стороны, слои, свойства, качества, формы; это сложный системообразующий экономический институт.[6] Ему соответствует определенная институциональная структура. Однако в современной науке и практике хозяйствования нередко отношения собственности упрощаются, и навязывается мнение, что господствующей является частная собственность, а другие формы или игнорируются, или рассматриваются как разновидности частной собственности. Исходя из подобного подхода, в начале проведения земельной реформы признавалась необходимость институциональных изменений с основным акцентом на институт частной собственности. В ходе проведения земельной реформы предполагалось, что крестьяне станут собственниками земли и массово начнут создаваться крестьянские(фермерские) хозяйства как преобладающая форма хозяйствования на аграрном рынке, как институт предпринимательства в аграрной сфере, и тем самым будут созданы условия для конкурентной среды и роста предложения в данном секторе экономики. Однако на практике все оказалось гораздо сложнее. Земельная реформа в России, действительно, сделала крестьян землевладельцами «де-юре» через выделение земельных паев. Но при отсутствии четко прописанных механизмов закрепления прав собственности и их реализации целевые установки по созданию предпринимательского ресурса в аграрном секторе экономике в форме, прежде всего фермерских хозяйств, не были достигнуты. Несовершенство института земельной собственности привело к тому, что этим воспользовался «административный ресурс», например, руководители новых реорганизованных форм хозяйствования, а на практике, чаще всего, бывшие председатели колхозов и директора совхозов. Этот, так называемый «административный ресурс», используя ситуацию с отсутствием прозрачности информации по вопросу реализации прав собственности, самостоятельно стал распоряжаться выделением земельных и имущественных паев, оформлением документов, определением фактического соответствия земельного пая в общей структуре земельной собственности хозяйства по своему усмотрению. Собственники «де-юре» земельных паев оказались: во-первых, далеко не в равных стартовых условиях; во-вторых, выделение земельных паев осуществлялось в обстановке полной асимметрии информации и бесконтрольности. Это привело к тому, что большая часть новых собственников не смогли воспользоваться реализацией своего права собственности «де-факто», например, для организации самостоятельных хозяйств предпринимательского характера, даже если мотивация у таких собственников была высокой. То есть они оказались в составе номинальных, а не реальных собственников, и многие из них продолжают оставаться таковыми до настоящего времени, как по данным официальной статистики, так по эмпирическим наблюдениям автора. Особенно это характерно для тех случаев, когда земельные паи передавались по наследству. Согласно официальной статистики, всего по стране по итогам реформы в руках частным собственников оказалось 129 461,5 тыс. га (100,0 %): из них осуществили свое право распоряжения земельными долями в общем объеме - 84 700,5 тыс. га, что составило лишь 65,4%. Пятая часть собственников де-юре вообще не реализовало свое право собственности де-факто: невостребованные земельные доли в собственности граждан составили 27 223,3 тыс. га (21,0%).[1] В ходе проведения Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2006 года, которая проводилась впервые за последние 86 лет, встречались совсем парадоксальные ситуации: когда земля в натуральном своем выражении была, а законодательно не могли отыскать ее собственника. Ориентировочная численность собственников земельных долей составила более 12 млн. человек, но на начало 2010 года только 1,4 млн. осуществили государственную регистрацию прав (11%). В натуральном выражении выделено порядка 18 млн. га земель сельскохозяйственного назначения, или, чуть более 16 % площади земель, находившихся в общей долевой собственности. То есть, получив право собственности на землю де-юре, новые собственники остаются де-факто виртуальными собственниками. По последним официальным данным, на 01.01.2009 г., значительная часть земель сельскохозяйственного назначения находилась в государственной и муниципальной собственности – 273,4 млн. га (68%), в собственности граждан – 120,7 млн. га (30%), в собственности юридических лиц – 8,2 млн. га (2%). [2] До настоящего времени остаются неотработанными в полной мере правовые механизмы, позволяющие преодолеть трудности реализации прав собственников земельных долей и др. Соответственно, у потенциальных сельхозпроизводителей происходит постепенная утрата доверия к институту частной собственности на землю, снижение мотивации и фактора х-эффективности традиционно-бережного крестьянского отношения к земельному ресурсу.[4] То есть наблюдается взаимопроникновение формальных институтов в неформальные с трансформацией последних не в пользу целевых установок реформирования аграрного сектора. В этом ракурсе несовершенство института частной собственности на землю можно рассматривать в качестве одного из ключевых ограничений поступательного реформирования в отечественном аграрном секторе и реализации современной стратегии модернизации. За годы реформ формальный институт частной собственности на землю так и не приобрел своего рыночного содержания, поскольку, как показывает практика, законодательное закрепление факта частной собственности на землю без четко прописанных механизмов его реализации не решает общей проблемы повышения эффективности и роста производительности в аграрной сфере экономики. Очень часто владельцы земельных паев (номинальные собственники) могут годами не знать, каким конкретно участком земли владеют, поскольку процесс межевания и выделения конкретных участков земли из бывших владений организационных форм хозяйствования дорыночного периода продолжает оставаться неотработанным. Потенциальные хозяйствующие субъекты сталкиваются с множеством технических, нормативных, финансовых и бюрократических преград, что отражается на мотивации крестьянина и способах организации малых форм хозяйствования. Еще одним следствием несовершенства формального института частной собственности на землю является то, что крестьянин, не являясь собственником «де-факто», не может свободно вывести из неэффективного распоряжения сельскохозяйственного предприятия свой земельный пай и передать его для эффективного использования другому крестьянину, который обладает ресурсами и возможностями для эффективного хозяйствования. Абсурдность ситуации заключается и в том, что официальные участники земельных отношений, включая большую часть владельцев земельных паев, не могут самостоятельно выходить на земельный рынок. Поэтому в современных условиях продолжает оставаться актуальным вопрос о совершенствовании института частной собственности на землю и дальнейшей разработки механизма реализации прав собственности в ходе осуществления современной аграрной реформы. Казалось бы, упорядочить земельные отношения «новых» землевладельцев реорганизованных форм хозяйствования должен был Федеральный закон 2002 года «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», так как разработчиками закладывались в нем механизмы, противодействующие интересам монополистов и спекулянтов. Действительно, в соответствии с этим законом, некоторые собственники земельных паев выделились в крестьянские хозяйства и реализовали свое право на землю. Большая же часть крестьянства оставили свою долю в хозяйствах новых реорганизованных форм хозяйства: открытых и закрытых акционерных обществ (ОАО и ЗАО), лишь в отдельных случаях на договорных условиях передав ее в аренду. Учитывая, что механизм аренды также детально не прописан и у крестьян отсутствует защитный механизм обеспечения гарантии своих прав собственности, коллективные хозяйства в большинстве случаев недобросовестно выполняют свои обязанности, полностью присваивая экономическую ренту в пользу административного ресурса. Кроме того, несовершенство экономических механизмов реализации прав собственности привело к рынку земли по серому и теневому варианту и формированию соответствующих способов поведения в рамках новых неформальных институтов. Отдельного внимания требует и то обстоятельство, что для организации крестьянского хозяйства необходим определенный стартовый капитал, а при отсутствии государственной поддержки земельный пай становится «призрачным» капиталом, не имеющим никакого реального подтверждения: ни как предмета и средства производства, ни как источника получения дохода. Подобное положение дел приводит к тому, что собственники земельных паев становятся либо жертвами скупщиков земли, в роли которых могут выступать как руководители реорганизованных хозяйств, так и внешние инвесторы, имеющие прочные связи с административным ресурсом. Если ситуация развивается по первому сценарию, то наблюдается картина, когда формально частная собственность на землю есть, но реальный оборот земли крайне ограничен и идет через внесение паев в уставной капитал акционерных обществ. Окончательное звено в этой цепочке: продажа акций реорганизованных форм хозяйствования уже на вторичном рынке внешним инвесторам, целевые установки и мотивация которых далеко не всегда совпадают с общими целями аграрной реформы и задачами решения продовольственной проблемы. Второй вариант, не менее распространенный особенно на региональном уровнях, где административный ресурс исторически наиболее крепок, заключается в скупке земельных паев внешним инвестором за бесценок и продаже их на вторичном рынке. И в первом, и во втором случаях наблюдается процесс перераспределения земельной собственности и концентрации ее в руках отдельных субъектов, зачастую по роду своей деятельности далеких от интересов аграрного производства. Сложно при таком алгоритме перераспределения земельной собственности заранее спрогнозировать с высокой степенью вероятности, в каком направлении будет осуществляться трансформация организационных форм хозяйствования в аграрной сфере производства и какую нишу они займут в сфере производства. Потенциальные фермеры с мотивацией деятельности в сфере производства на аграрном рынке оказываются в сложной ситуации неопределенности при существующих барьерах получения земли в собственность и при отсутствии гарантий адресной поддержки со стороны государства. В долгосрочной перспективе это приводит к ослабеванию стимулов для организации и ведения фермерских хозяйств предпринимательского типа «снизу»: во-первых, со стороны отдельных домохозяйств, имеющих большой опыт ведения личных подсобных хозяйств (ЛПХ) нетоварного типа, которые владеют навыками работы на земле и их процесс трансформироваться в фермерские хозяйства мог бы произойти по более мягкому сценарию с перетеканием сложившихся неформальных институтов в новые формы хозяйствования. Во-вторых, со стороны тех, кто морально готов и желает работать на земле при создании необходимых институциональных условий. Однако важно осознавать, что это вопрос не одного года и не одного десятилетия, и что стремительные скачкообразные преобразования по этому сценарию развития вряд ли будут реализованы. По данным Всероссийской сельскохозяйственной переписи, во владении малых организационных форм - крестьянских (фермерских) хозяйств, на которые делалась основная ставка в ходе аграрной реформы, (а это примерно 250 тыс. по стране со средним размером около 80-100 га) находится всего лишь порядка 7% от общего количества находящихся в собственности сельскохозяйственных земель и существенной динамики в последние годы не наблюдается; во владении индивидуальных предпринимателей около 5%, а ЛПХ (личных подсобных хозяйств) – 2,5%. При этом, на момент переписи 2006 года сельскохозяйственную деятельность осуществляли только 124,7 тыс. крестьянско-фермерских хозяйств. К категории «прекративших сельскохозяйственную деятельность» относятся 107тыс. фермеров. «Приостановившими сельскохозяйственную деятельность» считаются 21,4 тыс. хозяйств.[1] Таким образом, свыше половины фермеров, получив лучшую землю – пашню, - хозяйства на ней не ведут. Большая часть земель, более 70% (примерно 244 млн. га) принадлежит крупным и средним предприятиям со средним размером 9 тыс. га и 3 тыс. га, соответственно. Не совпали с ожидаемыми результатами по трансформации организационных форм хозяйствования в аграрной сфере и социально-экономические последствия передачи земли в частную собственность. Во-первых, далеко не вся часть владельцев земельных паев де-юре, живет и трудится на земле: основные квалифицированные кадры, а также те, у кого были предпринимательские способности, давно оставили село. Во-вторых, из 15—16 млн. бывших колхозников и работников совхозов, которые были наделены земельными паями, более 50% составили пенсионеры, работники социальной сферы, магазинов, мастерских, животноводческих комплексов и т. д., которые в большинстве своем либо не хотят, либо не умеют обрабатывать землю. Между тем, им было передано 150 млн. га сельскохозяйственных угодий из 220 млн., имеющихся в России. Только за 2006-2007 гг. численность квалифицированных работников в аграрной сфере сократилась на 11%. [3] Т.е., исторически создаваемый крестьянский ресурс в российской деревне, в основе которого лежало хозяйское уважительное отношение, что составляло содержание, так называемой, х-эффективности в аграрной сфере отечественной экономики, фактически утерян, а новой альтернативной формы пока так и не создано. В этой связи представляется логичным переосмысление отдельных устоявшихся утверждений, в частности, о роли и значении формального института частной собственности на землю; акцентирование внимание на совершенствование общей системы формальных институтов, включая институты государственного контроля и регулирования при определении путей реформирования в аграрной сфере экономики, а также учет влияния неформальных институтов, включающих традиции, культурные и национальные особенности и др. Формирование такого рода институтов позволило бы, реанимировать факторы х-эффективности крестьянского ресурса российской экономики.

Литература:
1. http://www.gks.ru (Федеральная служба государственной статистики, данные Всероссийской сельскохозяйственной переписи)
2. http://www.mcx.ru/(Министерство сельского хозяйства, Доклад Министерства сельского хозяйства РФ о состоянии и использовании земель сельскохозяйственного назначения)
3. Буздалов И.Н.Об экономических условиях воспроизводства в сельском хозяйстве: состояние и проблемы оптимизации\ http://www.inecon.ru/ru/
4. Максимова Т.П. Развитие инновационной деятельности в аграрном секторе экономики: актуальность, особенности и пути решения \ ж-л, Экономика, статистика и информатика, 2010,№6.
5. Максимова Т.П. Институциональные преобразования в аграрной сфере России \ж-л «Российское предпринимательство», 2011, №7
6. Морозова Т.В., Козырева Г.Б., Кулакова Л.М. Институциональные основы и социальные практики сельского предпринимательства. Серия «Научные доклады: независимый экономический анализ» \М.:Московский общественный научный фонд, 2009
7. Норт Д. Институты и экономический рост: историческое введение //Тезис. Т.1.Вып. 2. М., 1993.
References:
1. http://www.gks.ru (Federal State Statistics Service, the All-Russian agricultural census data)
2. http:// www.mcx.ru/ (Ministry of Agriculture, Report of the Ministry of Agriculture on the status and use of agricultural land
3. Buzdalov I. On the reproduction of economic conditions in agriculture: status and problems of optimization - http://www.inecon.ru/ru/
4. Maximovа TP The development of innovation in the agricultural sector: relevance, features and solutions. \ Economics, Statistics and Computer Science, 2010, № 6.
5. Maximovа TP Institutional reforms in the agrarian sector of Russia. \ Russian business, 2011, № 7
6. Morozova TV, Kozyrev, GB, Kulakov, LM Institutional frameworks and social practices of rural entrepreneurship. A series of "Research Reports: Independent Economic Analysis" \ Moscow: Moscow Publi Science Foundation, 2009
7. North D. Institutions and economic growth: a historical introduction / / Thesis. B.1Vyp. 2. M., 1993.

8
Ваша оценка: Нет Средняя: 8 (3 голоса)

Одно из условий

Одним из условий реформирования аграрного сектора и есть частная собственность на землю. Автор довольно грамотно отразил роль института частной собственности на землю при реформировании аграрного сектора. На наш взгляд не так плохо, что «административный ресурс», бывшие председатели колхозов и совхозов стали руководителями реорганизованных форм хозяйствования. Все-таки , это люди, имеющие и опыт, и аграрное образование. Плохо, если они закон не соблюдали. У нас есть отрицательной опыт, когда во главе реорганизованных хозяйств стали случайные люди, без аграрного образования и, через несколько лет «хозяйствования», хозяйства становились банкротами. У нас каждый собственник земли получил сертификат собственности, а Проектный Институт сделал все замеры и паи получились объективно распределены, с указанием соседей, площади и бонитета. Собственник мог получить меньшую площадь, но с большим бонитетом и наоборот. Многие проблемы, поднятые автором, общие для стран, которые реформируют аграрный сектор.

Спасибо за комментарий и

Спасибо за комментарий и ответы на заданные вопросы по тексту Ваших докладов. Особенно любопытным для меня показался комментарий по механизму выделения земли в Молдове. Правильно ли я Вас поняла, что Проектный институт произвел замеры по всей стране и разработал процедуру межевания с предоставлением кадастрового плана для каждого собственника земли? Если это так, то стоит отдать должное Вашим ученым-землеустроителям и аграрникам, включая институт государственного управления аграрным сектором, и изучить Ваш опыт подробнее. В России эти вопросы на практике до сих пор до конца не урегулированы.... Не совсем соглашусь с Вами по комментарию о положительной оценке передачи земли "администативному" ресурсу: занимаюсь данной проблематикой с начала 90-х годов и эмпирические наблюдения свидетельствуют лишь об отдельных случаях эффективности такого перехода....Кроме того, придерживаюсь устойчивой точки зрения, что сам факт частной собственности не решает проблемы повышения эффективности аграрного сектора... во всяком случае в том виде, в котором это происходит в России в течение двух десятилетий. Без грамотной поддержки со стороны государства мелким и средним хозяйствам выжить практически невозможно, что приводит в конечном итоге к тому, что крестьяне с высокой мотивацией к работе на земле, попали в "институциональные ловушки", которые накладывают серьезные ограничения на трансформацию российского аграрного сектора по траектории КФК (крестьянских-фермерских хозяйств).

Татьяна Павловна Максимова

Затронута серьезная и

Затронута серьезная и актуальная проблема, болезненная и трудно решаемая в современных условиях. Желаю Вам успехов в реализации своего проекта.

Спасибо за позитивный

Спасибо за позитивный комментарий. проблема, действительно, достаточно серьезная, при ответе на которую все больше появляется вопросов. Последнее свидетельство тому- результаты конференций и круглых столов по проблемам развития российского аграрного рынка в рамках ежегодной Всероссийской сельскохозяйственной выставки, которая проходила в Москве на ВВЦ (п.57): см. программу на сайте ВВЦ .По мнению автора, которая участвовала в отдельных из перечисленных в программе мероприятиях, один из основных выводов по итогам проводимых мероприятий- сохраняющие противоречия между органами гос. структур ( в данном случае Минсельхоза), с одной стороны, и хозяйствующими субъектами и учеными-аграрниками, с другой стороны. Н-р, продолжают оставаться нерешенными вопросы механизма реализации права частной собственности на землю, поскольку механизм межевания остается в стадии разработки, и до его окончательной доработки требуется еще не менее 4 -5 лет при условии серьезного гос. финансирования (из доклада ректора Гос. ун-та по землеустройству Волкова СН)

Татьяна Павловна Максимова

Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.