facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip

ОСОБЕННОСТИ ВОСПРИЯТИЯ КОНЦЕПТА «ПРОСТРАНСТВО» ЭТНИЧЕСКИМ ЯЗЫКОВЫМ СОЗНАНИЕМ

Автор Доклада: 
Саметова Ф.Т.
Награда: 
ОСОБЕННОСТИ ВОСПРИЯТИЯ КОНЦЕПТА «ПРОСТРАНСТВО» ЭТНИЧЕСКИМ ЯЗЫКОВЫМ СОЗНАНИЕМ

ОСОБЕННОСТИ ВОСПРИЯТИЯ КОНЦЕПТА «ПРОСТРАНСТВО» ЭТНИЧЕСКИМ ЯЗЫКОВЫМ СОЗНАНИЕМ

Саметова Фаузия Толеушайховна, ст. преподаватель
Республиканский институт повышения квалификации руководящих и научно-педагогических кадров системы образования


В данной статье рассматривается феномен пространства и его языковая объективация в казахском и русском языковом сознании. Предпринятый анализ лексических единиц позволяет судить о том, что номинативные поля концептов «пространство» в языковой картине мира казахов и русских соизмеримы, в них наблюдаются как совпадения, так и расхождения. Совпадения обусловлены природными, географическими условиями проживания двух этносов. Несовпадение же лексем, входящих в номинативное поле «пространство», детерминировано различиями в образе жизни двух этносов: кочевым – у казахов и оседлым – у русских; родом занятий: скотоводство и земледелие; особенностями местного рельефа: степь и лес.
Ключевые слова: пространство, концепт, номинативное поле, языковое сознание, этнос.

This article discusses the phenomenon of space and its linguistic objectification in the Kazakh and Russian language consciousness. Undertaken an analysis of lexical items can be judged that the nominative of the field concept "space" in the linguistic world picture Kazakh and Russian are comparable, they are observed as coincidences and discrepancies. Matches are due to natural and geographic conditions of residence of two ethnic groups. The discrepancy between the same token, members of the nominative field "space" is determined by differences in lifestyle of the two ethnic groups: the nomadic Kazakhs, and settled in Russian, occupation: agriculture and animal husbandry, especially the local topography: the steppe and forest.
Keywords: space, concept, nominative field, language consciousness, ethnic group.

Пространство – одна из основных форм категорий бытия, форма существования материи, отражающая протяженность и расположение предметов в мировом континууме и их положение относительно друг друга. Вследствие этого пространство принадлежит к базовым категориям мышления, чем обусловлен неубывающий интерес к нему со стороны ученых.
В лингвистике предметом специального рассмотрения были различные аспекты языковой репрезентации пространства: механизмы описания пространства в языке (Ю.Д. Апресян, Н.Д. Арутюнова, И.М. Кобозева, В.Н. Телия, Е.С. Яковлева); взаимосвязи категорий пространства и времени в языковой картине мира (А.В. Кравченко, Е.С. Кубрякова, A.M. Мостепаненко, Е.В. Падучева, Е.М. Позднякова, Т.Н. Прохорова); пространственная метафора (Е.Г. Борисова, О.П. Ермакова, Т.Е. Крейдлин, Г.И. Кустова, О.Н. Селиверстова, В.М. Топоров, Р.Е. Жайсакова); языковые средства и способы выражения пространственной локализации (Т.В. Булыгина, В.Г. Гак, В.Л. Ибрагимова, В.А. Плунгян, А.Д. Шмелев, А. Елешева, З.Ж. Аухадиева, Р.Б. Иманалиева, Т.К. Маняпова); семантика пространственных имен (О.Ю. Богуславская, Е.В. Рахилина, А.А. Федяшина); семантика пространственных предлогов и наречий (Т.Н. Байдакова, Ф.Н. Балабан, Е.Ю. Владимирский, М.Б. Всеволодова, И.Б. Кузьмина, Т.Н. Маляр, С.Е. Никитина, О.Н. Селиверстова, Т.П. Засухина).
Современное состояние лингвистической науки, характеризующееся новым подходом к изучению языка – исходя из позиции человека, его создавшего и им пользующегося, а также обширный исследовательский материал, накопленный в зарубежной и отечественной науке о языке, создают предпосылки для комплексного рассмотрения феномена пространства и его языковой объективации в казахском и русском языковом сознании.
Рассматривая вопросы отражения пространственных отношений в языковой картине мира, Ю.Д. Апресян пишет: «Языковые значения можно связывать с фактами действительности не прямо, а через отсылки к определенным деталям наивной модели мира, как она представлена в данном языке. В результате появляется основа для выявления универсальных и национально своеобразных черт в семантике естественных языков, вскрываются некоторые фундаментальные принципы формирования языковых значений, обнаруживается глубокая общность фактов, которые раньше представлялись разрозненными» [1, с. 630]. Познание и освоение пространства каждым этносом уникально. Поскольку именно пространственные восприятия и значения лежат в основе познания мира человеком.
Принципиально новым в изучении пространства с позиций когнитивной науки является понимание его как «целостности», которая «вмещает человека, то, что он осознает вокруг себя, то, что он видит простирающимся перед ним» [2]. Находящиеся в этой целостности (плоскости, поверхности, вместилище) предметы воспринимаются субъектом на основе зрительных, осязательных, слуховых и других ощущений. Из двух основных свойств движущейся материи – пространства и времени – пространство легче воспринимается человеком: чтобы постичь его, достаточно открыть глаза, повернуть голову, протянуть руки и т.п. Оно организуется вокруг человека, ставящего себя в центр макро- и микрокосмоса. Это одна из первых реалий бытия, которая воспринимается и дифференцируется человеком… [3, с. 670]. Следовательно, когнитивный подход к восприятию окружающего мира, и, в частности, к восприятию «самой большой по своим масштабам, самой важной для восприятия мира и всей жизнедеятельности человека, а потому одной из самых существенных по своим последствиям» целостности, каковой является пространство, базируется на перцептивных данных субъекта, которые затем подвергаются обработке в ходе мыслительных процессов категоризации и концептуализации.
Номинативные поля концептов «пространство» в языковой картине мира казахов и русских соизмеримы, в них наблюдаются как совпадения, так и расхождения. Совпадения обусловлены природными, географическими условиями проживания двух этносов. И главное из них то, что равнинная, негористая, открытая местность наложила отпечаток на восприятие пространства этносами по горизонтали (как известно, существует и вертикальное восприятие пространства). И для казаха, и для русского пространство распростерто в стороны, нежели в высоту: взгляд направлен в ширину и даль во все стороны горизонта. Это главное в пространственной картине мира двух соседей, что обеспечивает сходство образов пространства в их сознании. В этом же исследователи видят причину ряда специфических черт характера, присущих и тем, и другим. Это, прежде всего, общеизвестная широта души русского народа, дальнозоркость казахов, творческое начало, острота ума, умение предвидеть события, философское отношение к жизни и др.
Вместе с тем не будем забывать о том, что казахи и русские вели разный образ жизни: первые – кочевой, вторые – оседлый. Это является тем фактором, который приводит к различиям в восприятии окружающего мира, и, в частности, пространства. Если «пространство оседлых народов разграничивается границами забора, дорог», то «граница номадов простирается по ровному пространству и это пространство, не ограниченное ничем, и есть его родина», – пишут в книге «Номадология» Ж. Делез и Ф. Гваттари. В этой бесконечности открытого пространства ученые видят источник тех черт характера, которые вошли в классическое определение темперамента казаха: «Кочевник не бегает никуда, и не хочет бежать, он растворяется на ровной местности. Кочевник терпелив, у него бесконечное терпение. Полное описание кочевника – сдержанность и скорость, неторопливость и живость, движение без движения, недвижимость без движения. Номад, стоя на берегу, не ограничивается наблюдением течения, он сливается с этим течением» [4].
Несовпадение же лексем, входящих в номинативное поле пространство, детерминировано различиями: а) в образе жизни двух этносов: кочевым у казахов и оседлым у русских, б) соответственно родом занятий: скотоводство и земледелие; в) особенностями местного рельефа: степь и лес. Так, например, для сознания казаха значимыми являются такие характеристики пространства, как протяженность, открытость, расстояние. Необходимость преодолевать путь до 1000 км во время перехода на жайлау; каждодневный выпас скота, требующий перемещения на различные дистанции в течение одного светового дня, в зависимости от возраста выпасаемого скота: от 3-4 км до 7-8 км в одну только сторону. Все это тоже нашло отражение в языке в следующих номинациях: ?озы к?ш жер (3-4 км), ?ой ?ріс жер (5-6 км); мал ?ріс жер (6-7 км), ??нан шаптырым жер (8-10 км), ат шаптырым жер (25-35 км), шал?ар к?ш (25-30 км) и др.
К?н к?кжиекке иек артып, та? арайынан ?озы к?ген жердегі адырлы ал?ап т?лкі жонданып, ?ызарып келеді. (М. ?уезов. Абай жолы). Подчеркнутые фрагменты предложения заслуживают комментария. Обстоятельство времени выражено деепричастным оборотом, в котором деепричастную форму имеет фразеологизм иек артпа во втором значении «таяу, жа?ын жер» - ‘близко’, ’рядом’. В контексте слов «к?н к?кжиекке иек артып» фразеологизм с пространственной семантикой приобретает новое, временное значение: «вечерняя пора», так как актуализированы семы «источник света» (к?н – солнце), «место слияния неба и земли, куда уходит солнце» (к?кжиек – горизонт) и главная сема ‘близко’, ’рядом’, то есть если источник света - солнце приближается к горизонту, это значит, что оно садится = вечереет.
Тіпті ?озы к?ш жер сайын бір ?оныс ?ой, − деді. (М. ?уезов. Абай жолы). Здесь: прибавление к единице измерения расстояния ?озы к?ш жер послелога сайын со значением многократности, повторяемости создает значение «каждые 3-4 км».
Ерте?іне Тілеуберген жаздай «жаулас?ан» к?ршісіні? малын ?озы к?ш жерге дейін айдасып барып, к??ілі к?дімгідей босап, ?имай-?имай ?оштасады. (С. Бал?абаев. Келін). Здесь: выражение ?озы к?ш жер с локативным значением «3-4 км» в сочетании с пространственным послелогом дейін в данном контексте имеет не количественное значение, а пространственное («недалеко»), которое является контекстуальным.
Подобных наименований – обозначений определенного расстояния аналитически, свободными словосочетаниями с номинативным значением – в русском языке не наблюдается. Дву- и многокомпонентные выражения, имеющие «метрическое» значение (от горшка два вершка, мужичок с ноготок, верста коломенская, ни пяди земли, с гулькин нос, с мизинец; семь пядей во лбу; метр с кепкой; длинный, как жираф; в двух шагах; ты от мужа на ноготок, он от тебя на локоток и под.), представляют собой не единицы измерения, как в казахском ит ?ргені естілер жер (2-3 км), ?ой ?рісіндей жер (5-6 км), тай шаптырым жер (7-8 км), а устойчивые сочетания со значением приблизительной меры «мало», «маленький», характеризующие рост (от горшка два вершка, мужичок с ноготок, верста коломенская, метр с кепкой; длинный, как жираф), размер (с гулькин нос, с мизинец; семь пядей во лбу (и в перен. «умный»); расстояние (ни пяди земли; в двух шагах; ты от мужа на ноготок, а он от тебя на локоток).
Казахский язык сохранил разработанную в древности систему измерения пространства, и, в частности, – размера и расстояния. Так, в качестве инструмента измерения размеров материального объекта применялись части человеческого тела: пальцы руки «сауса?», сами руки и различное положение ноги относительно друг друга (табан – длина ступни, аттам – шаг, адым – ширина расставленных ног, ?арыс с?йем – расстояние между большим и средним пальцами, шынта? – расстояние от пальцев до локтя и др.).
Однако приведенными номинациями далеко не исчерпываются вербализаторы коммуникативно значимого для казаха понятия расстояния, его протяженности. В языке существует более детальное градуирование протяженности как основного свойства пространства [5, 6].
1. Наименования, обозначающие близость объектов, расположенных на расстоянии менее километра: есік к?зінде, ?арыс, аттам жер, табан ?арыс, ?ол созым жер, к?з салым, к?з жетер жер, к?рінім, ?ара к?рім, ??лаш созым, ?ар?а адым жер, ?амшы салым жер, тая? тастам жер, иек асты жер, иек артпа жер, есік пен т?рдей (не будем путать с русским «как небо и земля», имеющим прямо противоположное значение «далеко»), таяу жер, тиіп т?р?ан жер, дауыс жетер жер, ая? жетер, ?удем жер, ?ыр астында, бір ?ыр асты, бие бауындай, бие сауым жер. Последнее (бие сауым жер) в прямом значении обозначает время, во втором, переносном – расстояние до привязи кобылы.
2. Наименования, обозначающие небольшое расстояние, преодолеваемое за один день.
Это наименования, обозначающие 1-1,5 км: к?з жетер, о? бойы жерде, дауыс жетер жер, бір ?ыдыру жер (говорит о значимости общения для казаха, одной из форм которого является хождение в гости); 2-3 км: ит ?ргені естілер жер, ?ара к?рінім жер, к?з ?шында?ы жер; 3-4 км: ?озы ?рісіндей жер, ?озы к?ген жер, ?озы к?ш жер; 4-5 км другие наименования: бір бауыр (бой жазар) жер; 5-6 км: ?ой ?рісіндей жер, ?ой ?ріс жер; 6-7 км: мал ?ріс жер, ая? жетер жер; 8-10 км: тай шаптырым жер, ??нан шаптырым жер
3. Средние расстояния:
бір к?ш жер – 10-15 км, т?стік жер – 15-25 км, ат шаптырым жер – 25-35 км, шал?ар к?ш – 25-30 км, бір лау жер – 30-40 км, к?ншілік жер – 90-100 км.
4. Дальние расстояния:
алты айшылы? жер (Меккеге ?ажылы??а барар, тым шал?ай жер), ара ?оным жер ( 200-250 км), ит ?лген жер, ит ар?асы ?иянда, ит ішпесті? ала к?лі, жер ая?ы ?иянда, ?иыр, жер т?бі, жер мойны ?ашы?, т?йені? табаны т?сер жер, т?йені? т?я?ы т?сетін жер, алты ?абат аспанны? ар жа?ында, алты ?ырды? ар жа?ында; алты ?ырды? астында, алты ?ырды? ар жа?ында; алты ?ырды? астынан, арасы жер мен к?ктей, арасы жер мен аспандай, ат т?я?ы тимеген, к?з к?рмес, ??ла? естімес жер.
В художественной литературе такие употребления вербализаторов расстояния встречаются часто:
Абай тобыны? алдында, Жиренше мен Оразбай о? бойы жерде екеуленіп о?шау кетіп барады. (М. ?уезов. Абай жолы).
Ат жетер жерді? б?ріне жар салы?дар! Кімде кім ??лдылы??а к?нгісі келмесе, аттансын тегіс. (?. ?бішев. Тере? тамыр).
Е? алдымен бір к?н ж?ріп жететін Б??ылы жерді? т?бі сия?танды. (С.Бал?абаев. ??да?и).
Итак, практическая необходимость кочевой жизни создала наименования – обозначения различных отрезков: длины и ширины окружающих предметов, а также – расстояний между ними. О широком распространении этих, так называемых, мер длины говорит включение их в изданный в ХІХ веке в России словарь В.В. Радлова «Опыт словаря тюркских наречий», например, «??лаш – мера длины в размерах обоих вытянутых рук, сажень, обхват». Частотность их употребления на современном этапе упала в связи с введением мировых метрических единиц (ша?ырым – 1000 метров, метр, дециметр, сантиметр, миллиметр), но совсем из употребления они не вышли. Так, отмечаются довольно регулярные модели развития на их основе переносных значений. Например, ?ол жетпес: прямое значение «расстояние вне пределов досягаемости руками» трансформировалось в пространственное «далеко» и далее → в оценочное значение «недосягаемый, недоступный».
Можно констатировать, что в сознании современных казахов приведенные выше наименования мер длины уже утратили метрические значения, но употребляются в производном значении «чуть-чуть», «немного», в переносных значениях «близко», «рядом», «далеко», «очень далеко», представляя собой результаты процесса вторичной номинации и основу образной речи. Кроме того, они составляют бесценный фонд для обозначения исторических реалий в художественной литературе, в отечественной истории и т.д.
Для языкового сознания русского не были актуальными дальние расстояния, и главное – его градация по признаку протяженности, преодолеваемости человеком, так как поле, где он работал находилось, как правило, недалеко. В связи с этим в русском языке больше вербализуется близкое, недалекое расстояние: в двух шагах, рукой подать, под носом, под рукой, у дверей, за углом, один шаг и др. Представляется интересным отметить, что выражения гости на пороге, зима на носу, означающие «близко», в которых сема «мало» выражена пространственными маркерами порог, нос, локативное значение которых трансформировалось затем во временное. Соматизм «нос» квалифицирован нами как пространственный маркер на том основании, что и в русском, и в казахском языках соматизмы регулярно выступают для передачи пространственной семантики, о чем свидетельствуют языковые единицы разных уровней: лексемы вторичной номинации (ар?а («мелкосопочник»), ауыз («устье»), бел («грива»), мойын («перешеек»), к?з («родник, источник»), ?ойын («долина в горах»), ала?андай (очень маленький (о площади); метафорическая номинация (тауды? етегі/табаны – подошва горы, ?зенні? аузы – устье реки, т?бесі тесік); фразеологизмы (к?з к?рмес, ??ла? естімес жер, ?ол жетпес, иек артым; с гулькин нос, дальше своего носа не видеть и др.).
Можно выделить еще одну особенность лексем, обозначающих пространство в обоих языках: казахское сознание не вкладывает в понятие «лес» того значения, которое видит в нем русский человек (лес: тайга, бор, дубрава, березняк, роща, чаща и др.), равно как и русское сознание не разграничивает для себя все тонкости понятия «степь» (степь: дала, сарыар?а, саржайлау, сая, с?лама, сыз, тебіз и др.).
Ввиду того, что пространство оседлого русского этноса оказывается ограниченным конкретным, неизменяемым локусом, расширению которого препятствуют леса, болота и другие особенности рельефа, то и не было необходимости в назывании определенных отрезков пути, как это приходилось делать кочевнику, жизнь которого изначально связана с дорогой, преодолением больших расстояний (о чем говорят сохранившиеся в лексической системе языка наименования типа ат шаптырым жер, обозначающее 25-35 км, ара ?оным жер – 200-250 км). Поэтому в русском языке и не встречаются такие номинативные единицы.
Таким образом, предпринятый анализ лексических единиц позволяет в качестве ключевых слов концепта «пространство» назвать протяженность, размер, место, расстояние, направление.

Литература:
1. Апресян Ю.Д. Дейксис в лексике и грамматике и наивная модель мира. / Избранные труды. – Т. 2. – М., 1995. – С.629–650.
2. Кубрякова Е.С. О понятиях места, предмета и пространства. // Логический анализ языка. Языки пространств. – М., 1997. – С. 84-93.
3. Гак В.Г. Языковые преобразования. – М., 1998.
4. Делез Ж., Гваттари Ф. Номадология туралы трактат (перевод А.Кодара). // Тамыр – 2001. – №2 (4) – 94-99 с.
5. ??рал?лы А. ?аза? д?ст?рлі м?дениетіні? аны?тамалы?ы. Алматы: «С?здік – Словарь», 1998. – 128 б. – Справочник казахской традиционной культуры.
6. ?аза? тіліні? т?сіндірме с?здігі. 10 томды?. / Жалпы редакциясын бас?ар?ан А.Ы. Ыс?а?ов. – Алматы, 1974–1986 жж. – Толковый словарь казахского языка.

8.2
Ваша оценка: Нет Средняя: 8.2 (5 голосов)

Сравнительно-сопоставительное

Сравнительно-сопоставительное исследование всегда актуально, т.к. в качестве фактического материала привлекаются, как правило, наиболее презентабельные языковые единицы. Рецензируемая статья выполнена в рамках современного антропоцентрического подхода и посвящена описанию концепта «пространство» в двух языках. Изучение культуры и ментальности этноса через репрезентацию концептов в современной лингвокогнитологии рассматривается как новое и переспективное направление. Несмотря на то, что более 30 лет изучается языковая картина мира, лакун ещё достаточно, начиная от единства терминосистемы до методики описания. В представленной статье многое не бесспорно. Что понимается автором под словом «концепт»? Вывод относится к обоим языкам или только казахскому? Традиционно структура концепта предполагает анализ и ассоциативных связей, а не только отдельных лексических единиц в определённом употреблении. Методика описания концепта Ю.Н. Караулова, опробованная многими, включает и семантическое поле, и макро- и микрообъединения, и т.п. В данной статье такой материал отсутствует. К сожалению, русский материал в статье представлен в мизерном объёме, хотя предполагается сопоставление языковых картин русских и казахов. Нужно отдать должное тщательному анализу номинативной составляющей казахского концепта. По нашему мнению, подобные работы могут иметь практическую направленность, если методика описания концепта будет включать уже разработанные модели, что будет только увеличивать ценность работ такого характера.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.