facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip

ДРЕВНЕРУССКИЕ МЕСТОИМЕНИЯ И ИХ ИСТОРИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ (НА МАТЕРИАЛЕ НОВГОРОДСКИХ БЕРЕСТЯНЫХ ГРАМОТ)

Автор Доклада: 
Гейдарова Э.А.
Награда: 
ДРЕВНЕРУССКИЕ МЕСТОИМЕНИЯ И ИХ ИСТОРИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ (НА МАТЕРИАЛЕ НОВГОРОДСКИХ БЕРЕСТЯНЫХ ГРАМОТ)

УДК-811

ДРЕВНЕРУССКИЕ МЕСТОИМЕНИЯ И ИХ ИСТОРИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ
(НА МАТЕРИАЛЕ НОВГОРОДСКИХ БЕРЕСТЯНЫХ ГРАМОТ)

Гейдарова Эльвира Акиф, канд. филол. наук, доцент
 Бакинский государственный университет


В статье рассматриваются древнерусские местоимения и их исторические изменения. Материалом исследования послужили новгородские берестяные грамоты, а их, как известно, около тысячи. Изучение памятников письменности привело к выявлению достаточно большого количества местоимений. Все примеры были распределены по лексико-грамматическим разрядам. Выявленные падежные формы сопоставлялись с современными. Если наблюдались изменения, то отмечались пути становления новых падежных окончаний. В работе указывается также, с какого века появляется та или иная форма местоимения.
Ключевые слова: историческая грамматика русского языка, древнерусские местоимения, склонение местоимений.

Статья посвящена анализу исторических изменений падежных форм местоимений. Для исследования морфологических процессов необходимо выбрать памятники деловой и бытовой письменности, на¬писанные на одной территории, причем на протяжении нескольких веков. В этом плане идеально подходят берестяные грамоты. Они написаны в Новго¬роде и датируются XI-XV вв. [2] Последовательное изучение памятников пись¬менности позволит поэтапно проследить за изменениями в склонении местоимений, определить временные рамки действия определенных преобразований, т.е. выявить, с какого века появляется та или иная форма местоимения.
Выявленные местоимения были распределены по лексико-грамматическим разрядам и описываются следующим образом. Указывается исконная падежная форма местоимения, в скобках приводятся (где имеются) варианты написания окончания. Как известно, в берестяных грамотах используется т.н. бытовая графи¬чес¬кая система, где, в частности, пары букв ъ - о и ь - е могут взаимозаменять¬ся. Каждый пример сопровождается указанием номера грамоты, в которой он был отмечен. Если слово повторяется, то рядом в скобках указывается частотность его употребления.
Личные местоимения
1-е лицо ед.ч.
И.п. Азъ (азо) - старославянская форма. Фиксируется в грамотах № 42, 138, 496, 519, 931. Данный пример встречается в памятниках с конца XIII века.
Язъ (?зъ, ?зо) – древнерусская форма. Отмечается в грамотах № 3, 27, 59, 142, 147, 148, 186, 193, 243, 302, 344 (2), 369, 377, 414, 439, 445, 474, 501, 531, 536, 548, 610 (2), 749, 752, 829, 893, 902, 950 (2). Написание отражается в берестяных грамотах с конца XI века.
Я (?) – новая форма местоимения язъ, соответствующая современной – я. Развитие данной формы историки языка объясняют тем, что до падения редуцированных местоимение язъ состояло из двух слогов: я-зъ. Остальные же формы И.п. были односложными (ср. мы, ты, вы). Возможно, по аналогии с другими личными местоимениями появилась односложная форма 1-го лица ед.ч. путем отпадения второго слога: я-зъ > я. Встречается в грамотах № 96, 131 (3), 222, 235, 289, 413, 421, 502, 503, 510, 528, 531, 548, 603, 605, 717, 725, 775, 798, 805, 806, 831 (3), 877/572 (2). Данная форма местоимения фиксируется в новгородских берестяных грамотах с XII века.
Р.п. Мєнє (мєн?, мьнє, мьнь) – эта падежная форма подверглась изменению: мєнє > меня. Формы на -я отражаются в памятниках письменности с XIV в. Они характерны литературному языку и северновеликорусским говорам. Было выдвинуто несколько гипотез, объясняющих причину появления изменения [е] > [?а]. Наиболее достоверной является точка зрения И.В.Яги¬ча, который полагал, что изменение мєнє > меня возникло под влиянием энклитической формы местоимения м?, выступавшей в форме В.п., но переносимой часто и в Р.п. Падежная форма фиксируется в грамотах № 19, 49, 53, 98, 105, 148, 246, 252 (2), 306, 374, 411, 494/469, 510, 521 (2), 752, 754 (2), 806, 831, 916. Исконное окончание отмечается в берестяных грамотах с XI века, а с XV в. появляется новое окончание -? (-я).
Д.п. Мън? (мн?, мьнє, мнє, мни) - Гр. № 9, 21, 30, 55, 61, 124, 142 (2), 155 (2), 242, 286, 358, 439 (2), 445, 490, 550 (2), 580, 589, 610, 731, 750 (2), 752, 824. Падежная форма местоимения употребляется в грамотах начиная с XII века. В памятниках XIV-XV вв. отмечается замена ? > є.
Ми – энклитическая форма. Как известно, в древнерусском языке полные и энклитические формы местоимений употреблялись параллельно. Энклитические формы использовались в русском языке вплоть до XVII в. Затем они были вытеснены формами Р.п. Первые случаи вытеснения энклитических форм фиксируются в памятниках XII-XIII вв. Написание выявлено в грамотах № 9, 42, 43 (2), 53, 65, 124, 125, 227, 246, 271 (2), 303, 335, 370, 374, 406, 415, 422, 424, 463, 477, 497, 549, 605 (2), 724, 752 (2), 755, 765, 775, 800, 829 (2), 831, 854, 877/572, 909, 912, 916. Пример отмечается в памятниках с XI века.
В.п. Мєнє (мьнє, мєн?) – древнерусская форма, которая отмечается в следующих грамотах: № 4, 286, 302, 377 (2), 531, 605, 749, 755, 931. Падежная форма местоимения с окончанием -є фиксируется в памятниках письменности с XII века, а с начала XIV века в берестяных грамотах появляется новое окончание -? (-я).
М? – также является энклитической формой. Фиксируется в грамотах № 9, 527, 531 (2), 831 (3), 886, 834 (2), 831 (2), 748, 724 (2), 235 (2), 109 (2), 583, 222, 949 (2), 415 (2), 272, 252, 494/469. Данная форма местоимения встречается в памятниках с XI века.
Т.п. Мъною (моною, мнъю) - Гр. № 820, 550, 238, 346, 772, 289, 272, 183, 142, 102, 6, 49, 755. Пример фиксируется в грамотах начиная с XII века.
Мн.ч.
И.п. Мы - Гр. № 885, 361, 17, 311. Данное местоимение встречается в новгородских берестяных грамотах с XII века.
Р.п. Насъ - Гр. № 249, 313, 446, 929. Пример отмечен в грамотах XIV – нач. XV века.
Д.п. Намъ (намо, нмъ) - Гр. № 885, 850, 736, 419, 257, 755, 540, 446, 370 (2), 364, 933 (2), 310, 370, 157 (2). Написание фиксируется в памятниках письменности начиная с XIII века.
В.п. Насъ - Гр. № 370 (2), 540. Пример отражается в грамотах XIV – нач. XV века.
Т.п. Нами - Гр. № 131, 310, 312. Данная форма зафиксирована в памятниках XIV- XV вв.
Исторических изменений в выявленных формах мн.ч. не произошло, они дошли до наших дней. Эти местоимения претерпели лишь одно изменение – падение редуцированных.
2-е лицо ед.ч.
И.п. Ты - Гр. № 102, 311, 904, 839, 831, 794 (2), 748, 731 (2), 605, 421, 336, 163, 109, 768, 531 (3), 377, 69, 68, 3, 4, 30 (2), 59, 133, 177, 246, 253, 286 (2), 344, 358, 363 (3), 364, 414, 446 (2), 490, 534, 749, 750 (3), 374, 243, 125, 21 (2). Данная форма местоимения встречается в грамотах с XII века.
Р.п. Тєбє (тьбь) - Гр. № 853, 605, 377, 600, 222, 528, 356, 383, 363, 357, 314, 99, 142, 32, 374 (2). Пример отмечается в памятниках начиная с XII века.
Д.п. Тоб? (тъб?, тобє, тобь, тоби, тьбь) – полная форма местоимения, в которой произошли в дальней¬шем изменения. Древнерусская форма тоб? употреблялась наряду со старосла¬вянской тєб?. Формы с гласным о в основе отмечены с XI в. В части русских говоров, а также в украинском и белорусском языках эта форма сохранилась до сих пор: русск. диал. тобе, табе; укр. тобi; бел. табе. Однако в русском литературном языке утвердилась старославянская форма с основой тєб-. Это произошло к XVII в. Древнерусская форма местоимения с гласным о отмечается в грамотах № 27, 59, 222, 528, 916, 945, 944, 850, 831 (3), 794, 752 (3), 745, 731, 175, 152, 147 (2), 148, 439, 931, 771, 757, 752 (2), 749, 610, 578, 536, 528 (2), 501, 474, 414, 406, 370, 364, 370, 358, 275/266, 259, 186, 178, 142 (3), 128 (2), 131, 129, 243, 301, 302, 413. Написание фиксируется в новгородских берестяных грамотах с конца XI века.
Ти – энклитическая форма, которая в процессе развития русского языка утрачивается. Фиксируется в грамотах № 915, 912, 907 (3), 950 (3), 902, 901 (2), 893 (4), 891, 849, 839, 835, 834, 829 (2), 820, 819 (3), 809, 805 (2), 803, 800, 798 (3), 794, 793, 779, 776, 752 (3), 735, 731 (4), 724, 724 (2), 717, 710, 605, 550, 502 (3), 384, 227, 163, 156, 155 (3), 109, 82, 68 (2), 600, 222, 246, 293, 347, 439 (2), 531, 713 (3), 765 (2), 775 (2), 934, 754, 344, 271, 131, 102, 19. Пример отмечается в памятниках начиная с XI века.
В.п. Т? - энклитическая форма. Отмечается в грамотах № 222, 246, 421, 487, 549, 710, 752, 776, 829, 831, 849, 851, 862, 916. Данное написание встречается в памятниках с XI века.
Тєбє - Гр. 312, XV век.
Тєб? – Гр. № 310 (2). Пример отмечен в грамоте XIV века.
Т.п. Тобою - Гр. № 59, 877, 824, 335, 238, 257, 344, 140. Форма фиксируется в грамотах начиная с XII века.
Мн.ч.
И.п. Вы - Гр. № 603, 579, 361, 345, 142 (2). Пример встречается в памятниках начиная с XII века.
Р.п. Васъ - Гр. № 886, 548, 933. Местоимение отмечено в грамотах XII века.
Д.п. Вамъ (вамо) - Гр. № 87, 724, 307. Данное местоимение встречается в новгородских берестяных грамотах с XII века.
В.п. Васъ (васо) - Гр. № 414, 345. Местоимение отмечено в грамотах XIV века.
Вы – энклитическая форма. Отражается в грамоте № 503, XII века.
Т.п. Вами - Гр. № 295, 276, 361, 749. Отмечается в грамотах с XIII века.
М.п. Васъ (васо) - Гр. № 852, 345. Местоимение отмечено в грамотах XII века.
Исторических изменений в приведенных формах мн.ч. не произошло, они дошли до наших дней. Только местоимения васъ и вамъ утратили редуцированный, который был в слабой позиции, т.к. находился в абсолютном конце неодносложного слова.
Дв.ч.
В.п. Ва – Гр. № 725. Данная форма местоимения вышла из употребления т.к. в истории русского языка двойственное число утратилось. Встречается в грамоте конца XII века.
Д.п. Вама - Гр. № 422. Эта форма местоимения утрачивается вместе с двойственным числом. Отмечается только в одной грамоте XII века. Как изве¬стно, уже в древнерусских памятниках XIII века и позднее наблюдаются слу¬чаи, свидетельствующие о разрушении двойственного числа. Его утрата вы¬ражается в том, что в тех случаях, когда речь идет о двух предметах, начина¬ют употреблять формы множественного числа. В памятниках XIII века дво鬬¬ственное число существительных и местоимений сохраняется в основном тогда, когда существительное и местоимение находятся в сочетании с чи¬слительным дъва. Окончательно двойственное число утратилось к XIV-XV вв.
3-е лицо ед.ч.
М.р.
И.п. Онъ - Гр. № 3, XIV век.
Р.п. ?го (єго) - Гр. № 831, 806, 724, 502, 419, 348, 535, 314, 92 (2). Написание фиксируется в грамотах с XII века.
Него - Гр. № 109, 907 (2), 271. Данная форма местоимения встречается в грамотах начиная с конца XI века. В косвенных падежах личные место¬имения упот¬реблялись с начальным н и без него. Так, после глаголов име¬ют¬ся формы без н, а после предлогов – с н: я горжусь им, но мы подошли к ним. Это объясняется тем, что современные предлоги к, в, с исконно имели в своем составе звук н. В начальный общеславянский период они выступали в виде: *kъn (кън), *vъn (вън), *sъn (сън). Например: *kъn+имъ, *vъn+ихъ, *sъn+ими. Таким образом, первоначально согласный н был составной частью предлогов, а не местоимений. Если предлоги кън, вън, сън стояли перед словом, начинавшимся согласным звуком, то еще в праславянском языке по закону открытого слога н исчезал: кън двороу > къ двороу, вън садъ > въ садъ. Если же предлоги стояли перед словом, начинавшимся с гласного звука, то н в произношении оставался. Однако в процессе переразложения согласный н отошел к местоимению: сън имь > съ нимь.
Д.п. ?моу (ємоу, єм?) – Гр. № 142, 235, 950, 806, 735, 731 (2), 725, 724 (2), 456, 235, 8, 531 (3), 370, 3, 94. Данная форма нашла отражение в грамотах с XII века.
В.п. ?го – Гр. № 246, 311, 314, 411, 446, 534 (2), 736, 755, 849, 900. Местоимение фиксируется в берестяных грамотах с XII века.
Него - Гр. № 5, XIV век.
Т.п. Нимь (нимъ, нимо) – Гр. № 9, 142. Падежная форма появляется тем же путем, что и местоимение него. Здесь после падения редуцированных происходит отвердение конечного согласного м (ср. др.-рус. нимь). Написание фиксируется в памятниках письменности с XII века.
М.п. Нємь - Гр. № 950, 336, 419. Отмечается в памятниках XII века. Эта падежная форма употреблялась параллельно с ?мь.
Ж.р.
Р.п. Є? (єє) - Гр. № 731, 723. Написание фиксируется в памятниках письменности начиная с XII века. В древнерусском языке выступала исконная форма - ??.
Д.п. ?и (єи) – Гр. № 531, 129. Пример отмечается в памятниках с XIII века.
Мн.ч.
Д.п. Имъ – Гр. № 548, 724, 855, XII век.
Т.п. Ними – Гр. № 877/572, 847, 607/562. Пример встречается в памятниках начиная с XII века. Образуется так же, как и местоимение него.
М.п. Ихъ – Гр. № 855, 102, 162. Данная форма местоимения фиксируется в памятниках с XII века.
Возвратное местоимение
Р.п. Сєбє (сєб?) - Гр. № 227, 21. Данное местоимение встречается в новгородских берестяных грамотах с XII века. В дальнейшем произошли следующие изменения: сєбє > сєбя. Формы на -я отражаются в памятниках письменности с XIV в.
Д.п. Соб? (съб?, собє, соби) - Гр. № 59, 125, 133, 286, 610, 752, 768, 774, 854 (2). Отражается в берестяных грамотах с XII века.
Сєб? – старославянская форма, которая употреблялась параллельно древнерусской соб?. Отмечается в грамоте № 94, XV век.
В.п. Сєбє - Гр. № 344, XIII век.
С? - энклитическая форма возвратного местоимения сєбє. Отмечается в грамотах № 907, 950 (2), 943, 881, 877/572, 839, 829, 809, 800, 798, 793, 779, 752 (2), 731, 727, 725, 724, 605 (2), 548, 422, 777, 765 (2), 482, 346, 293, 141, 463, 344 (3), 43, 142, 124, 310, 521 (2), 930, 781 (2). Данная форма местоимения нашла отражение в берестяных грамотах начиная с XI века. В современном русском языке местоимение с? получило значение возвратной частицы и слилось с глаголом, например: мыться, бороться.
Т.п. Собою - Гр. № 271, 361. Пример отмечен в грамотах XIV века.
М.п. Соб? – древнерусская форма, параллельно с которой употреблялась и старославянская сєб?. Встречается в грамотах № 30 (2), 750. Данный пример фиксируется в новгородских берестяных грамотах с конца XIII века. В истории русского языка сохранилась старославянская форма, в которой в дальнейшем ? изменился в е: сєб? > себе.
К сожалению, объем статьи не позволяет привести все выявленные примеры. Можно отметить только то, что в результате проведенного исследования было проанализировано око¬ло 1000 памятников письменности. Анализ показал, что новгородские берестяные грамоты, представляя памятники деловой и, главным образом, бытовой письменности, отражают сравнительно большое количество местоимений. По предварительным данным было выявлено 1015 падежных форм, в том числе 562 формы личных местоимений и 62 написания возвратного местоимения.

Литература:
1. Иванов В.В. Историческая грамматика русского языка. М., 1990.
2. Сайт в Интернете: http://gramoty.ru –Древнерусские берестяные грамоты. Рукописные памятники Древней Руси.

9.6
Ваша оценка: Нет Средняя: 9.6 (10 голосов)

Тема очень интересна, так как

Тема очень интересна, так как докладчик показал владение теоретическим материалом и проявил не только аналитические способности, но и умение обобщать результаты анализа. Проблема выражена на академическом уровне.

Уважаемая Марианна

Уважаемая Марианна Альбертовна! Благодарю Вас за положительный отзыв.

Представленная статья

Представленная статья заслуживает внимания из-за большого количества использованного фактического материала, который размещён в Интернете и в оригинальной форме, и в переводе. Местоимения древнерусского языка достаточно хорошо изучены и с точки зрения происхождения, и с точки зрения изменений разрядов указанных слов, и с точки зрения функционирования. Данные, приводимые в статье, подтверждают уже имеющиеся факты в исторической грамматике. Логика изложения материала выдержана. Однако в некоторых абзацах наблюдается «пропуск» информации. Например, осталось не объяснённым подробно функционирование форм азъ – язъ – я: параллельно или последовательно они фиксируются в грамотах, одного периода или разных? Как отражено падение редуцированных в формах местоимений – последовательно или нет? Удивляет ограниченность разрядов или лексико-грамматических групп местоимений. Неужели в грамотах использованы только личные местоимения и указательные местоимения в функции личных? Например, грамота №9 содержит такие местоимения как «то, ничьто, еже» и т.д. Почти каждая грамота содержит форму ся, которая выступает в более поздних памятниках уже в качестве постфикса глагола, а не самостоятельного местоимения (Гр.№414 и др.). Данное местоимение тоже не представлено в статье. К сожалению, в списке литературы отсутствуют языковые исторические источники, кроме учебника В.В.Иванова. В целом статья демонстрирует скрупулёзную работу автора. Полученные данные не позволяют усомниться в их объективности.

Уважаемая Елена Анатольевна!

Уважаемая Елена Анатольевна! Благодарю Вас за отзыв. Хочу объяснить некоторые моменты, которые вызвали у Вас вопросы. 1. Полностью согласна с замечанием по поводу функционирования форм азъ – язъ – я. В статье было отмечено только, с какого века начинает употребляться каждая форма (язъ - с конца XI века, я - с XII века, азъ - с конца XIII века). Мне самой стало интересно, параллельно или последовательно они фиксируются в памятниках. Просмотрев еще раз отмеченные грамоты, я могу уверенно сказать, что, начав употребляться в разное время, формы личного местоимения использовались параллельно в XIII-XIV веках. Например: XIII в. – язъ - №148, я - №775, азъ - №138; XIV в. – язъ - №27, я - №289, азъ - №42. 2. О том, как отражено падение редуцированных в формах местоимений (последовательно или нет) судить трудно. Как отмечал А.А.Зализняк, новгородские берестяные грамоты характеризуются так называемой бытовой графической системой, которая в некоторых частностях (а именно, в способах употребления букв ъ, ь, о, е и ?) отличалась от книжной. Редуцированные могли взаимозаменяться с гласными полного образования. Это существенно мешает исследованию процесса падения редуцированных гласных в новгородских берестяных грамотах. 3. По поводу лексико-грамматических разрядов могу отметить, что исследовались все группы местоимений. Однако привести все эти формы в рамках одной статьи было невозможно. Я только указала общее количество выявленных форм – 1015. Из них лишь 562 формы – личные местоимения и 62 написания возвратного местоимения. Что касается остальных разрядов, то этот материал мне пришлось опустить. Учитывая то, что в статье не приводились примеры на другие разряды, я не отмечала их количество.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.