facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

Национал-коммунизм (султангалиевизм) и национал-демократизм (кемализм) как два варианта модернизации Тюркского мира: Статья 1

Национал-коммунизм (султангалиевизм) и национал-демократизм (кемализм) как два варианта модернизации Тюркского мира: Статья 1
Рияз Масалимов, кандидат исторических наук, доцент

Башкирский государственный университет, Россия

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Россия";

NATIONAL COMMUNISM (SULTANGALIEVISM) AND NATIONAL DEMOCRACY (KEMALISM) AS TWO VERSIONS OF MODERNIZATION OF THE TURKIC AND MUSLIM WORLD

В статье рассматриваются идейные течения первой трети ХХ столетия как «национальный коммунизм» в России и «национальная демократия» в Турции. Предпринимается попытка представить султангалиевизм и кемализм в качестве двух вариантов модернизации тюрко-мусульманского мира.

Ключевые слова: Тюркский мир (тюрки), модернизация, демократия, социализм, национальный коммунизм, султангалиевизм, кемализм.

In the article the ideological currents of the third of the 20th century – “National Communism” in Russia and “National Democracy” in Turkey - are considered. An attempt to present Sultangalievism and Kemalism as two versions of modernization of Turkic and Muslim world is made.

Keywords: Turkic World (the Turks), Modernization, Democracy, Socialism, National Communism, Sultangalievism, Kemalism.

 

Модернизационные процессы конца XIX – первой трети ХХ столетия одинаково охватили как Российскую империю целиком, так и весь тюрко-мусульманский мир, часть которого органично находилась в её составе. Естественно, тюркский мир так же, как и мусульманский мир – дар-уль-Ислам, в действительности был столь же неедин, как и Россия/СССР. Мусульманский мир казался единым благодаря тотальному доминированию одной религии/идеологии, точно так же, как Советский Союз благодаря ещё более тотальной идеологии – коммунизма. Мусульманский мир взорвала в первой трети ХХ в. кемалистская революция в Турции. Коммунистическая революция в Россия взорвала весь мир, в которой российские тюрко-мусульмане сыграли свою особую роль.

Сказать, что модернизация имела судьбоносное значение для выживания тюркских народов, значит, ничего не сказать. Современные тюрки мира стали частью глобальной политической и экономической системы, создали и/или воссоздали свои суверенные государства именно благодаря модернизации, которая началась более ста лет назад. Капиталистическая и социалистическая формы модернизации были единственными способами «строительства» современных наций, формирования современных государств, появления новых литературных языков и культур. Полномасштабное решение задач модернизации равноценно формированию конкурентоспособного общества, которое будет в состоянии выйти на передовые позиции в мире и обеспечить высокие показатели благосостояния граждан.

Для ранних концепций модернизации были характерны довольно наивные технократические представления: достаточно обеспечить в определённых масштабах прилив капитала в отсталые страны и регионы, передать им необходимые средства производства и научить ими пользоваться, как сразу начнётся рост во всех сферах [5, с. 63-64]. Такие же наивные, вульгарно-механистические были представления и модернизации своей страны у младотурков, затем и у кемалистов; о социалистической модернизации - у идеологов национал-коммунизма во главе с Мирсаитом Султангалиевым в России. Последний, буквально следуя ленинской программе РКП(б) от 1919 г. , видел успех модернизации в последовательном проведении социалистической индустриализации, коллективизации сельского хозяйства и проведении всеобщей «культурной революции» [4; 13].

Мусульмане-тюрки России были втянуты в модернизационные процессы, несмотря на упорное сопротивление консервативного духовенства, на рубеже XIX-XX вв. Мусульманские теологи волей-неволей должны были примириться с мыслью, что ислам вовсе не противоречит европейской культуре и мысли; на смену идеалам, отрицавшим ценность земного мира, медленно пробуждались общественные запросы, отчасти подсказанные знакомством с европейской культурой. Важную роль при этом сыграли переводы просветителей, писателей, философов, мыслителей Западной Европы. Всё сильнее и шире начинает проявляться внимание к странам и народам Европы со стороны мусульманского населения Российской империи, в особенности тех, кто жил в европейской части России, в Поволжье и на Урале [2].

Исследователи и комментаторы, прежде всего, историки и политологи, не без основания, считают марксизм сугубо европейским явлением. Действительно, исследуя сочинения К. Маркса и Ф. Энгельса, написанные на немецком, французском и английском языках, нельзя не убедиться в том, что они являются событием истории именно европейской мысли и духа. Исторический опыт коммунистического строительства в нашей и некоторых других странах показывает, несмотря на его неудачи, что коммунистические идеи находят благоприятную почву довольно широко. Чем дальше от Европы, тем своеобразнее выглядит марксизм. Очевидно, что коммунизм приобретает, прежде всего, особый, этнический, вернее, национальный оттенок. То есть, выражаясь по-ленински, коммунизм просто обязан быть «выстрадан» каждым отдельным народом,  каждой нацией [3; 6]. Следовательно, встаёт вопрос: имеют ли коммунистические идеи какое-либо отношение к подлинным национальным интересам. Многие исследователи, пытаясь решить эту важную проблему, связанную с преемственностью традиций и духа наций, тщетно искали аргументы, подтверждающие связь коммунизма, в частности, с джадидизмом и сионизмом. Возникла ситуация, аналогичная той, которая имела место в самом начале творения коммунистической теории молодыми Марксом и Энгельсом, когда им пришлось критиковать «христианский коммунизм», «коммунизм Христа», проповедуемый некоторыми социалистами. Естественно, нельзя даже ставить слово «джадид» рядом с понятием «революция» – хотя бы потому, что революция в её классическом марксистском понимании обязательно требовала определённого, не свойственного большей части мусульман начала ХХ столетия, «бунтарского образа мышления». То же самое и с основными категориями сионистской идеологии, или, в данном случае, кемализма в Турции, которые привязаны к идеям человеколюбия и извечности национальных ценностей.

Если быть объективным, то следует признать, что «национальные коммунизмы» появились практически в самой Европе сразу в ходе распространения организованного коммунистического движения. Когда марксизм ещё был просто теорией или идеей, хотя научно обоснованной в соответствии с уровнем развития науки и культуры во второй половине XIX в., он не имел национальные, вообще какие-либо пространственные, границы. Но когда немецкие, французские, английские, бельгийские, итальянские, польские, русские, еврейские и прочие социалисты начали создавать центры пропаганды и реализации марксистских идей, то появились национальные разновидности этого «интернационального» учения.

Феномен «национального коммунизма» изучен довольно слабо. Отечественные исследователи обходят эту проблему стороной даже тогда, когда изучают непосредственно его проявления, деятельность его лидеров и идеологов [2; 7; 9]. Израильский исследователь второй половины ХХ в. А. Яари, социалист-реформист, в своём двухтомном труде под названием «Национальный вызов» достаточно подробно освещал национальные коммунизмы в СССР и других странах социалистического лагеря [19]. Феномен «еврейского» коммунизма в России и СССР был объектом внимания другого израильского учёного Б. Гуревитца, который замыкает его рамками социалистической партии еврейских рабочих «Поалей-Цион» [16]. Французская учёная с русскими корнями Э. Каррер д’Анкосс, изучая историю национального вопроса в СССР, не обошла вниманием «национальные» коммунизмы, противостоящие большевизму [14;15]. Интересное наблюдение взаимоотношений большевизма и «национальных» коммунизмов представил на русском языке Михаил Агурский [1]. Наиболее полно исследована история «мусульманского» коммунизма в работах А. Беннигсена, Э. Уимбуша, Ш. Лемерсье-Келькеже [12;13]. Некоторые проблемы национальных коммунизмов исследованы авторами из Индии и Китая [11; 17; 18] и др.

«Национальный коммунизм» у некоторых народов России формировались задолго до революции 1917 г. Например, марксистская еврейская партия Бунд (Всеобщий еврейский рабочий союз в Литве, Польше и России) возникла раньше самой РСДРП, в сентябре 1897 г. Среди рабочих и интеллигенции нерусских национальностей коммунистические идеи быстро распространяются в период первой российской революции и после неё. После Февральской революции коммунистические организации активизируются на всём пространстве бывшей Российской империи и даже за её переделами (в Иране, Китае, Турции). Наиболее активными были еврейские («бороховизм»), польско-литовские, мусульманские (татарские, казахские, азербайджанские, башкирские и др.), украинские, грузинские, финские, латышские коммунисты. Именно в период двух революций в России были заложены основы такого феномена, как «национальный коммунизм» в истинном смысле слова. Октябрьский переворот в Петрограде и победа большевизма – русского национального коммунизма – в России дали стимул национальным коммунистам нерусских народов для организационного оформления и практических действий. В Турции кемалисты тоже создали “национальную” коммунистическую партию в противовес КПТ, созданной в России и находившейся под непосредственным влиянием русских большевиков и Коминтерна. Поскольку в нашу задачу не входит подробное изложение истории создания национальных коммунистических организаций и национальных секций при комитетах РКП(б), я ограничусь лишь замечанием, что деятельность «национальных коммунизмов» в России началась именно в 1918 г. и продолжалась до конца 1928 г., когда они были ликвидированы в результате окончательной победы большевизма [4].

Речь пойдёт об организованном выступлении на политическую арену в 1918–1919 гг. представителей РКП(б), в основном из мусульман тюркских национальностей, которые добивались создания независимых национальных коммунистических партий, самостоятельных политических структур власти на местах компактного проживания народов, а некоторые – даже собственных национальных вооружённых сил и т. д. Проповедниками и сторонниками национально-коммунистических взглядов были Мирсаид Султангалиев, татарин – уроженец Башкортостана; казах Ахмед Байтурсунов; Исмаил Фирдевс, татарин из Крыма;  Дадаш Буниатзаде из Азербайджана, башкир Ахметзаки Валидов, Турар Рыскулов из Туркестана и т.д. Вождём и идеологом мусульманских коммунистов становится яркая личность и неутомимый борец за интересы тюрков-мусульман России Мирсаид Хайдаргалиевич Султангалиев (1892-1940).

Мусульманские коммунисты были людьми революционных взглядов, присоединившихся к марксистам-ленинцам из-за убеждения в том, что создание коммунистического общества само собой приведёт к уничтожению национального гнёта и социального  неравенства. Мусульманским коммунистам было характерно непонимание или игнорирование важных различий между социально-экономическими условиями в странах развитого и/или среднеразвитого капитализма и докапиталистической (вернее, некапиталистической) обстановкой в большинстве стран мусульманского Востока. Поэтому порою они занимали крайне левые позиции по некоторым вопросам стратегии и тактики революционного движения. Идеологи мусульманского коммунизма выдвигали на первый план национальные интересы, оставляя на второй план такие положения марксизма, как примат классовой борьбы, идея диктатуры пролетариата, интернационализм, уничтожение частной собственности в любых её видах и т.п.

Влияние М. Султангалиева распространилось за короткое время по всем мусульманским регионам России, затем вышло за её пределы. Его влияние фактически распространилось на Закавказье, Иран, Турцию, Ближний Восток, Египет. Не только благодаря высоким постам – он был членом коллегии Наркомнаца, заместителем наркома И. Сталина, членом Центрального бюро мусульманских коммунистических организаций при ЦК РКП(б), а потом и председателем Цебюро коммунистов народов Востока при ЦК РКП(б), - но и благодаря своим личным качествам и убеждённости в правоте своих национально-коммунистических взглядов. В письме членам Центральной контрольной комиссии, написанной в мае 1923 г. из тюрьмы, он выразил суть национально-коммунистической идеологии: «Мы признавали революционное значение в международном масштабе национально-освободительного движения колоний и полуколоний, но в то же время говорили о необходимости борьбы с панисламизмом, пантюркизмом, паназиатизмом и т.д. Это было всё равно, что мы бы сказали: классовую борьбу европейского пролетариата надо поддерживать, но надо бороться с коммунизмом. Этой самой второй половиной нашей революции мы наполовину убивали значение первой её части, не говоря уже о чисто декларативной её нетактичности» [Султангалиев, с. 345] (выделены мною. – Р.М.).

Надо сказать, мусульманский мир для классиков марксизма не являлся объектом серьёзного изучения. О мусульманском мире К. Марксом сказано немного, и большинство из того, что он говорил по данному вопросу, носило негативный характер, и потому не обеспечивало базы для советской стратегии, которая со времён возвышения Сталина (с 1922 г.) развивалась в русле русских великодержавных интересов. В.И. Ленин же, заинтересованный в использовании радикального потенциала угнетённых народов в революции, иногда снисходил до мусульман. В докладе о революции 1905 г. он говорил: "«среди угнетённых народов России вспыхнуло освободительное движение… Например, мусульмане, составляющие десятки миллионов населения России, с изумительной быстротой организовали… тогда мусульманский союз» [Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 323]. Речь шла о первой политической партии мусульман внутренней России – татарской буржуазной партии «Союз мусульман» («Мосельманнар иттифагы» – «Аль-Иттифак аль-муслимин»). Созданной в 1905 г. в Поволжье. В отличие от классиков марксизма прагматичный Ленин, а вслед за ним и его последователи придавали особое значение этническому и религиозному фактору в социальных и революционных процессах. Так, Ленин прямо указывал, что «…кроме классовых различий, и другие различия, например, религиозные, национальные и пр. – влияют на образование партий» [Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 21, с. 270]. Вождь коммунистов, естественно, давал однозначно отрицательную характеристику панисламизму и пантюркизму. Это были течения, согласно Ленину, пытавшиеся «соединить освободительное движение с укреплением позиции ханов, помещиков, мулл и т.п.» [Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 166].

Что касается И.В. Сталина, то известно, что он вплоть до 30-х годов придерживался мысли, что нельзя предсказать, когда произойдёт исчезновение национальных различий и национальных языков, «слияние наций и образование единого общего языка». «В том-то дело, что ликвидация буржуазных наций означает не ликвидацию наций вообще, а ликвидацию всего лишь буржуазных наций, - писал он 18 марта 1929 г. – На развалинах старых, буржуазных наций возникают и развиваются новые, социалистические нации, являющиеся гораздо более сплочёнными, чем любая буржуазная нация, ибо они свободны от непримиримых классовых противоречий, разъедающих буржуазные нации, и являются гораздо более общенародными, чем любая буржуазная нация» [Сталин И.В. Соч., т. 11, с. 340-341]. А как быть с небуржуазными нациями Востока, «отец всех народов и времён» ничего не сказал.

Длительное противостояние Советов с национальными движениями в окраинах (не только, но и в Поволжье и на Урале – почти в центре), поражение национальных коммунистов в Иране и Турции показали глубокую ошибочность восточной политики Коминтерна, основанной на ленинских и троцкистских положениях о мировой революции под эгидой европейского пролетариата.

Как известно, Ленин летом 1920 г. писал тезисы по национальному и колониальному вопросам ко Второму конгрессу Коминтерна. Предлагая на обсуждение первоначальный вариант тезисов, он просил тех деятелей, которые осведомлены конкретно по тем или иным вопросам, «дать свой отзыв или дополнение или конкретное пояснение в самой краткой (не более 2-3 страничек) форме» [Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 161]. Отзывы были получены Лениным от Г. Чичерина, Н. Крестинского, И. Сталина, М. Рафеса и других, среди которых было несколько восточных коммунистов – Султангалиев, Рыскулов, Валидов. Надо сказать, что весьма интересные соображения в духе национального коммунизма дали М. Султангалиев и А. Валидов, хотя они вождём русского коммунизма фактически не были учтены [Тоган, с. 373]. По важнейшим вопросам большевистские лидеры с восточными коммунистами всерьёз не советовались. Это хорошо видно даже из дискуссии перед и во время вышеназванного конгресса Коминтерна.

Мирсаид Султангалиев был первым ответственным работником-коммунистом высшего эшелона, арестованным после революции, а Иосиф Сталин был инициатором этого ареста, как и инициатором разгрома мусульманского коммунизма в России. Он же возглавил разгром украинского и грузинского коммунизма. Ленин встал на защиту национальных коммунистов и даже поставил вопрос о целесообразности поспешного объединения социалистических республик в Союз ССР, против чего выступали нацкоммунисты. Но из-за болезни вождя и отхода его от дел национальный коммунизм под предлогом борьбы с «национальными уклонами» был разгромлен. Национальные коммунисты в дальнейшем пополняли контингент репрессированных.

Литература:

  • 1. Агурский М. Идеология национал-большевизма. – М., 2003.
  • 2. Исхаков С.М. Российские мусульмане и революция (весна 1917 г. – лето 1918 г.). – М., 2003.
  • 3. Масалимов Р.Н. «Национальный коммунизм» в Поволжье и на Урале (1918-1928 гг.) // История и историки в Казанском университете: к 125-летию Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете: Сборник научных статей и сообщений. – Часть II. – Казань, 2005.
  • 4. Масалимов Р. «Этнизация» революционных процессов (На примере Поволжья и Южного Урала) // Ватандаш-Соотечественник-Compatriot. – 1998. - № 7.
  • 5. Поздяева С. Модернизация как парадигма социального развития современной России // Ватандаш-Соотечественник-Compatriot. – 2011. - № 5. 
  • 6. Строев С. Национальный коммунизм. – 2005. - URL: http://www.russoc.by.ru/Doctrina/Nackom.htm.
  • 7. Султанбеков Б. История Татарстана: Сталин и «татарский след». – Казань, 1992.
  • 8. Султангалиев М.Х. Статьи, выступления, документы. – Казань, 1992.
  • 9. Султанов Ф.М. Татарское национальное движение: история и современность. – Казань, 2000. 
  • 10. Тоган Заки Валиди. Воспоминания. – Кн. 1. – Уфа, 1994.
  • 11. Bairathi Shashi. Communism and Nationalism in India: A Study in Interrelationship, 1919-1947. – Delhi, 1987.
  • 12. Bennigsen A., Lemercier-Quelquejay Ch. Sultangaliev, le père de la revolution tiers-mondiste. – P., 1986.
  • 13. Bennigsen A.A., Wimbush S.E. Muslim National Communism in the Soviet Union. – Chicago-London. 1979.
  • 14. Carrère d’Encausse H. Islam and the Russian Empire: Reform and revolution in Central Asia. Berkeley, 1988.
  • 15. Carrère d’Encausse H. Unité prolétarienne et diversité nationale: Lénine et la théorie de l”autodétermination // Revue française de science politique. – 1971. - Vol. 21. – No 2.
  • 16. Gurevitz B. Un cas de communisme national en Union Soviétique: Le Poalé Zion, 1918-1928 // Cahiers du Monde russe et soviétique. – 1974.  – Vol. XV. – No 3-4.
  • 17. Näth M.-L. Nationalismus und Kommunismus in der Volksrepublik China // Nationalismus in der Welt: Geschichte und Gesellschaft. – Sonderheft 8. – Göttingen, 1982.
  • 18. Tulsiram. Soviet Policy towards Communist Movement in Asia: A Case Study of Iran. 1917-1949. – New Delhi, 1985.
  • 19. Yaari A. Le défi national. – Vol. 1: Les théories marxistes sur la question nationale à l’épreuve de l’Histoire. – P., 1978; Vol. 2: Les révolutions éclatées. – P., 1979.
0
Ваша оценка: Нет Средняя: 6.3 (3 голоса)
Комментарии: 5

Alexander Sorokin

Весьма оригинальный подход к анализу процессов модернизации тюркского мира. Среди достоинств работы следует отметить глубину изучения вопроса, лаконичность и простоту изложения. Небольшой недостаток заключается в размытом понимании термина "модернизация". Возможно следовало остановится на анализе данного термина отдельно.

Масалимов Рияз Ниязович

Уважаемый Михаил Юрьевич, Вы, как обычно, весьма точны и внимательны. Спасибо за замечания и суждения в моём направлении! Мы все из исторического опыта стараемся извлечь только полезное и хорошее для современности. Но игнорировать негативные факты тоже не должны. Желаю Вам дальнейших успехов!

Aleksey Konovalov

Материал интересен с историографической точки зрения. В статьях также приведен сравнительный анализ, с историей национального вопроса в России (СССР). Это тоже актуально. Что касается султангалиевизма и кемализма, здесь хотелось бы знать авторские наблюдения опыта трансформации идей в практику общественного, государственного строительства Турции.

Масалимов Рияз Ниязович

Уважаемый эксперт, благодарю Вас за благожелательный отзыв на мою публикацию. Спасибо за внимательность и за дельные замечания. Я очень признателен Вам за совет быть повнимательнее в изучении практики госстроительства в Республики Турция.

Трещалин Михаил Юрьевич

Уважаемый Рияз Ниязович! С большим интересом прочитал Вашу статью (ч.1). Судя по приведенному анализу, идеи Маркса не приемлемы для мусульманского мира в принципе. Следовательно, коммунистическая идеология СССР в Среднеазиатских и Закавказских республиках была сплошной фикцией. Национал-коммунизм (султангалиевизм), как Вы называете это течение, наверное, единственный (компромиссный) идеологический вариант, при котором было возможно мирное взаимопонимание Европейской и Азиатской частями Советсткого Союза. С уважением М.Ю. Трещалин
Комментарии: 5

Alexander Sorokin

Весьма оригинальный подход к анализу процессов модернизации тюркского мира. Среди достоинств работы следует отметить глубину изучения вопроса, лаконичность и простоту изложения. Небольшой недостаток заключается в размытом понимании термина "модернизация". Возможно следовало остановится на анализе данного термина отдельно.

Масалимов Рияз Ниязович

Уважаемый Михаил Юрьевич, Вы, как обычно, весьма точны и внимательны. Спасибо за замечания и суждения в моём направлении! Мы все из исторического опыта стараемся извлечь только полезное и хорошее для современности. Но игнорировать негативные факты тоже не должны. Желаю Вам дальнейших успехов!

Aleksey Konovalov

Материал интересен с историографической точки зрения. В статьях также приведен сравнительный анализ, с историей национального вопроса в России (СССР). Это тоже актуально. Что касается султангалиевизма и кемализма, здесь хотелось бы знать авторские наблюдения опыта трансформации идей в практику общественного, государственного строительства Турции.

Масалимов Рияз Ниязович

Уважаемый эксперт, благодарю Вас за благожелательный отзыв на мою публикацию. Спасибо за внимательность и за дельные замечания. Я очень признателен Вам за совет быть повнимательнее в изучении практики госстроительства в Республики Турция.

Трещалин Михаил Юрьевич

Уважаемый Рияз Ниязович! С большим интересом прочитал Вашу статью (ч.1). Судя по приведенному анализу, идеи Маркса не приемлемы для мусульманского мира в принципе. Следовательно, коммунистическая идеология СССР в Среднеазиатских и Закавказских республиках была сплошной фикцией. Национал-коммунизм (султангалиевизм), как Вы называете это течение, наверное, единственный (компромиссный) идеологический вариант, при котором было возможно мирное взаимопонимание Европейской и Азиатской частями Советсткого Союза. С уважением М.Ю. Трещалин
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.