facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip

МОНИТОРИНГ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПОСЛЕДСТВИЙ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ: СОВРЕМЕННЫЙ УРОВЕНЬ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

Автор Доклада: 
Вакарёв А.А.
Награда: 
МОНИТОРИНГ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПОСЛЕДСТВИЙ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ: СОВРЕМЕННЫЙ УРОВЕНЬ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

УДК 332.1

МОНИТОРИНГ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПОСЛЕДСТВИЙ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ: СОВРЕМЕННЫЙ УРОВЕНЬ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

Вакарёв Александр Алексеевич, канд. экон. наук, доцент
Волжский институт экономики, педагогики и права


В статье отмечается высокое влияние чрезвычайных ситуаций (ЧС) на экономику регионов России и страны в целом. Наиболее эффективным путем повышения безопасности в ЧС автор считает организацию мониторинга ЧС. В его рамках он предлагает создать не только банк данных, но и блок плановых расчетов, позволяющий обосновывать расчетами управленческие решения и моделировать развитие событий.
Ключевые слова: чрезвычайная ситуация, управление в чрезвычайных ситуациях, мониторинг, информационное обеспечение, прогнозирование.

In article marked high level of emergency influence on general Russian economy and its regions. Author considers that most effective way of safety increasing is establishing of emergencies monitoring. He proposes within that monitoring to create not only Data base, but bloc of plan calculation, enabling to make accounting of management decisions and to model of events development.
Key words: emergency, emergency management, information gathering, monitoring, tendencies of emergencies influence on economy, forecasting.

История, как древних времен, так и самого новейшего времени изобилует примерами возникновения разнообразных бедствий, которые приводят к многочисленным человеческим жертвам и наносят огромный экономический ущерб, обуславливая возникновение сложных ситуаций, которые принято называть чрезвычайными. Порою с этими чрезвычайными ситуациями (ЧС) удавалось относительно быстро справиться: их локализовать и преодолеть, а порою, они становились причиной упадка до этого весьма мощных государств.

Не потеряли своей актуальности подобные бедствия и в настоящее время. Это особенно касается такой специфической страны, как Россия, которая отличается весьма сложными природно-климатическими условиями, устаревшей производственно-технической базой и достаточно слабыми общественно-административными структурами. Что является серьезными предпосылками высокой степени опасностей возникновения ЧС на её территории. Причем данная опасность год от года все более растет.
Примечательно, что данные тенденции развиваются на фоне систематического увеличения государственных расходов бюджетных ассигнований консолидированного бюджета Российской Федерации на защиту населения и территории от ЧС природного и техногенного характера и гражданскую оборону1. Данные расходы по темпам прироста почти на 70 % даже превышают прирост самих ЧС. Однако, эти затраты должного эффекта не приносят и это заставляет искать пути повышения безопасности не только (и не столько) в сфере финансового обеспечения, но в каких-то других областях. При этом особое значение приобретает совершенствование в сфере информационного обеспечения и использования арсенала информационных технологий.
Важно подчеркнуть, что в данной области ведется систематическая напряженная работа. В качестве одного из важнейших мероприятий при этом выступает организация мониторинга ЧС. Система данного мониторинга в стране и её регионах начала создаваться в 2005 г., когда согласно распоряжению Правительства РФ от 27.08.2005 г. №1314-р (НТЦС) была принята Концепции федеральной системы мониторинга критически важных объектов и (или) потенциально опасных объектов инфраструктуры Российской федерации и опасных грузов2.
Состав и структура системы подобного мониторинга предполагает федеральный, межрегиональный, региональный, муниципальный и объектовый уровни. Что ставит весьма специфические задачи перед органами управления, прежде всего, регионального уровня. Это связано с тем, что именно на данном уровне решается наиболее значимый комплекс обеспечения реагирования на ЧС и устойчивости этономики. На нем в наибольшей мере аккумулируется информация о развитии потенциально опасных процессов, а также о наличии сил и средств, которые могут быть использованы в период ЧС. С тем, что на нем разрабатываются соответствующие программы и привлекаются местные ресурсы. Исходя из этого, можно без преувеличения отметить, что именно от того как на региональном уровне будут решены данные задачи, на столько действенной станет и общероссийская система мониторинга.
Следует особо подчеркнуть, что действующая нормативная база формирования мониторинга ЧС оставляет открытым целый ряд вопросов и предоставляет достаточно широкое пространство для творчества тех лиц и организаций, которые будут привлечены к его организации. Впрочем, так и должно быть. Мониторинговые системы, как правило, являются весьма наукоемкими и не могут быть втиснуты в строго ограниченные рамки. Иначе это приведет к низкой действенности данных систем, будет препятствовать их развитию и не даст возможности оперативного внедрения нововведений. В этих условиях регинальных научные учреждения могут внести существенный вклад в развитие мониторинговых систем и предложить свои наработки, касающиеся анализа опасных процессов и реагирования на них, как со стороны специальных служб, так и региональной экономики в целом.
Исходя из этого, можно подчеркнуть, что региональную систему мониторинга ЧС целесообразно строить по двум блокам:
- банк данных (БД), обеспечивающий накопление информации;
- автоматизированная система плановых расчетов (АСПР), осуществляющая обрадоботку информации и подготовку математически обоснованных решений главным образом по распределению средств в период ЧС.
БД в рамках данного подхода должен формироваться по трем временным разрезам:
- ретроспективная информация;
- текущая информация;
- перспективная информация – прогнозы.
В целом данную мониторинговую систему следует строить как информационно-моделирующую, позволяющую моделировать многовариантные сценарии развития событий. Именно при таком подходе она способна принести наибольший практический эффект.
Разумеется, что данная система должна иметь хорошо проработанное экономико-математическое обеспечение. В основе данного обеспечения должна лежать экономическая оценка последствий ЧС. В качестве главного показателя подобно оценки можно предложить совокупный экономический ущерб:

Сэу = Уэп + Унп+ Укосв + Зв (1),
где Сэу – совокупный экономический ущерб.
Уэп – ущерб от экономических потерь, вызванных непосредственно воздействием факторов поражения источника бедствия;
Унп – ущерб от недопроизводства продукции и недополучения прибыли;
Укосв – косвенный ущерб организаций непосредственно не пострадавших от ЧС, но которые получили убытки в результате осуществления контракций с непосредственно пострадавшими контрагентами;
Зв – затраты на восстановление.

Данная методика определения ущерба имеет развернутый характер и прошла опробирование в ходе использования для проведения экономической оценки фактически уже состоявшихся ЧС. С её помощью была получена адекватная картина, которая в значительной мере способствовала локализации и ликвидации экономических последствий бедствий.
Важнейшим вопросом в период ЧС является материально-техническое обеспечение спасательных и восстановительных работ. Мониторинг ЧС при наличии АСПР и соответствующей заблаговременно подготовленной информационной базы позволит и его решить с высокой степенью обоснованности. В качестве целевой функции здесь может быть предложена следующая:



s – количество объектов восстановления и нового строительства;
e – индекс вида основных материалов.
В целом основными задачами, которые сможет решить мониторинг, обладая блоком АСПР и прогнозирования могут стать:
жизнеобеспечение населения области;
экономическое регулирование и координация народного хозяйства области для минимизации наносимого ущерба;
обеспечение комплекса мероприятий по ликвидации последствий экстремальных явлений.
Причем достаточно высокий креативный потенциал, присущий прогнозированию, как таковому, позволит достаточно широко выходить за решение каких-то узких задач, а рассматривать многие стратегические проблемы общего социально-экономического развития, такие как:
- создание условий для установления цен на продукты питания, товары первой необходимости и коммунально-бытовые услуги в торговой сети заведомо выше цен этих же товаров в соседних регионах и странах ближнего зарубежья;
- осуществление компенсационных выплат и пособий населению пострадавших регионов;
- создание режима наибольшего благоприятствования для ввоза в пострадавший регион продуктов питания, товаров первой необходимости и ресурсов для коммунально-бытовых услуг и т.д..
Важным аспектом, где с высокой эффективностью позволит проявить себя мониторинговое моделирование, в котором сейчас в большинстве случаев используется преимущественно волюнтаристический подход принятия решений, являются региональные финансы. Этот аспект также целесообразно обеспечить прогнозным инструментарием принятия решений в период ЧС, в особенности там, где решаются вопросы определения компенсационных выплат.
Значительное содействие разработка прогнозных данных может оказать и при решении вопросов распределения капитальных вложений на восстановительные работы. Целевой функцией данного прогноза может служить следующая:
Vкв = Ссвр + Срм + Со + Сии + Смо + Пкр (3),

где Vкв – общий объем капитальных вложений в целом по области;
Ссвр – стоимость всех видов восстановительно-строительных работ;
Срм – стоимость работ по монтажу оборудования;
Со – стоимость технологического, электроэнергетического, подъемно-транспортного, насосно-компрессорного и другого оборудования, предусмотренного в сметах на восстановление и строительство;
Сии – стоимость инструмента и инвентаря, включенная в сметы восстановления объектов и строек, зачисляемая в основные фонды;
Смо – стоимость машин и оборудования, не входящих в сметы восстановления и строительства, если эти машины и оборудование приобретаются за счет капитальных вложений;
Пкр – прочие капитальные работы и затраты.
Благодаря современному математическому инструментарию, непосредственно для условий ЧС может быть спрогнозирован и региональный продукт:


где W – совокупный региональный продукт области;
, – валовый продукт отраслей (объединений, ведомств), соответственно, производящих и непроизводящих продукцию жизнеобеспечения населения;
,– валовый продукт отраслей (министерств, ведомств), соответственно, осуществляющих восстановительные работы и не участвующих в восстановительных работах;
- коэффициент прямых затрат ресурсов, (видов используемых в восстановительных работах) j-ой отрасли для производства продукции i-ой отрасли ?
- коэффициент прямых затрат j-ой отрасли для производства продукции i –ой отрасли;
- коэффициент прямых затрат ресурсов, используемых для производства продукции жизнеобеспечения j-ой отрасли для производства продукции i-ой отрасли, при ?
- валовый объем продукции j-ой отрасли;
– объем конечного потребления i-ой отрасли;
n – количество отраслей (объединений, ведомств) в МОБ;
i – индекс отрасли производителя;
j – индекс отрасли потребителя;
- объем экспорта продукции i-ой отрасли;
– объем импорта продукции i-ой отрасли.
Всё вышеизложенное позволяет отметить, что современная наука располагает широким арсеналом наработок, способных сделать мониторинг ЧС действенным инструментом управления в период бедствий самого разнообразного характера. Однако, помимо данного непосредственного эффекта, создание мониторинговых систем имеет ещё и высокий косвенный эффект. То есть, во-первых, такие системы носят высокую степень инновативности, являясь объектами, как требующими инноваций, так и генерирующими их. Благодаря этому их создание способствует развитию научных исследований, загрузке инновационной деятельностью имеющихся научных работников и специалистов, укреплению научных учреждений и общему росту инновационного потенциала. Причем росту такого специфического фактора инновационного потенциала, как компетентность и креативность работников. Во-вторых, создание передовой мониторинговой системы может явиться звеном, которое станет импульсом решения значительного комплекса вопросов, связанных с обеспечением роста региональной безопасности и общим социально-экономическим развитием регионов.
В завершении следует лишь отметить, что в настоящее время в регионах России имеется серьезная база научных исследований: научных учреждений; специалистов; идей и наработок. Нужна лишь управленческая воля для использования этого потенциала. Реализация данной управленческой воли в этом направлении, безусловно, принесет высокий эффект и позволит решить широкий комплекс задач.

Литература:

  • 1. ГОСТ Р 22.3.01-94. БЧС. Жизнеобеспечение населения в чрезвычайных ситуациях. Общие требования. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http//gostrf.com› standart/Pages_gost/9816.htm (дата обращения: 12.04.2011)
  • 2. МЧС : Статистика — Сравнительная характеристика чрезвычайных ситуаций. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.mchs.gov.ru/stats/detail.php?ID=44439 (дата обращения: 12.04.2011)
  • 3. Концепции федеральной системы мониторинга критически важных объектов и (или) потенциально опасных объектов инфраструктуры Российской федерации и опасных грузов. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.allbusiness.ru/BPravo/DocumShow_DocumID_103448.html (дата обращения: 12.04.2011)
  • 4. Отчетность об исполнении консолидированного бюджета РФ. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.roskazna.ru/reports/cb.html (дата обращения: 12.04.2011).
7.5
Ваша оценка: Нет Средняя: 7.5 (6 голосов)

Уважаемый Александр Алексеевич

Уважаемый Александр Алексеевич. Позвольте выступить в роли "критика". Поверьте, намерения не "злобные", а только с надеждой, что может быть мои замечания помогут Вам оптимизировать предлагаемые Вами решения и, в первую очередь, ЭММ. 1) Рассмотренная Вами модель регионального баланса (формула 4) эффективна только при определенных ограничениях: а) период прогнозирования, как минимум, среднесрочный (год). Соответственно, для корректного прогноза необходимо иметь соответствующую статистическую выборку. Учитывая, что рассматриваются не стандартные, а чрезвычайные условия, обеспечить достоверность такой выборки будет практически невозможно. Поэтому точность прогноза мало будет отличаться от "сделанного от руки". Для прогнозирования на менее короткие периоды необходимо использовать балансовые модели с лагом. б) модели данного типа "работают" только в стабильных финансово-экономических условиях, что в наши "смутные" времена обеспечить весьма затруднительно. Да и сама ЧС уже является фактором дестабилизации, как минимум на уровне региональной экономики. в) модели данного типа - "обезличенные". Во-первых, как уже указывалось в одном из комментариев - не позволяют учитывать "человеческий фактор". Во- вторых, - природно-климатические особенности времени ЧС. В - третьих, финансово-инвестиционные возможности региона, коль речь идет о концентрации внимания на региональном бюджете. Я бы рекомендовал для рассмотреных условий попробовать модели из математического аппарата "теории катастроф" или "диссипативных систем". С наилучшими пожеланиями, Черняк Владимир Иванович б)
Владимир Черняк

Большая похвала и маленькое замечание.

Статья безусловно актуальнейшая для различных отраслей по специальности "Безопасность технологическиж процессов и производств". Мониторинг экономических последствий ЧС безусловно заслуживает того, чтобы эта проблема постаянно поднималась на разичных конференциях и форумах. По ней можно видимо подготовить и защитить не одну диссертацию, вкючая докторские. Последнего желаю автору, причём согласно статье заделы у уважаемого автора на получение докиорской степени весьма основательные. Небольшое замечание. Зависимость (2) обозначена как целевая функция, но если подходить строго математически - это лишь правая часть целевой функции. Понятно, что левая её часть обозначать должна: стрелочка минимум. Это вообще то ясно из наименования оценочного показателя, но из-за не выполнения этой мелкой формальности, ух извените, скинул Вам одну звёздочку!

о статье "МОНИТОРИНГ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПОСЛЕДСТВИЙ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУ

Добротная и весьма полезная статья. Я бы только рекомендовал большее внимание уделить человечкскому фактору. Дело в том, что современные инженерные системы (например, атомные электростанции) являются весьма сложными системами. И протекающие в них процессы являются существенно многофакторными. Человеческое же рациональное мышление является малофакторным (поскольку базируется в основном на обработке изрбражений). Поэтому человек принципиально не способен их полностью осознавать. В стандарных режимах он управляет такими системами по отработанным алгоритмам. В чрезвычайных же ситуациях эти алгоритмы не работают и поэтому человек теряет контроль над ситуацией. Поэтому необходимы алгоритмы и для чрезвычайных ситуаций. Хотя, конечно же, все их предусмотреть невозможно.

СОГЛАСНА

Согласна несомненно с Антоновым Александром Александровичем! И как педагог профессионального ВУЗа Хочется отметить, что и обучить молодых людей к ясным отточенным действиям в ЧС не всегда удается. Можно приблизить в практическом обучении ЧС, показать возможные пути: эвакуации, действия машин, спасательных подразделений и др. к примеру, но нельзя предвидеть на 100%, поэтому наша задача в первую очередь направлена, чтобы создание, которому доверяют судьбы людей могла, и должно уметь компенсировать себя и все свои знания, др.

Очень интересная и актуальная

Очень интересная и актуальная статья. Мониторинг ЧС является актуальной проблемой для большинства стран.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.