facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

Описание сегмента традиционной народной культуры южнорусской диалектной зоны (на примере представлений о загробном мире на территории Тамбовской области)

Описание сегмента традиционной народной культуры южнорусской диалектной зоны (на примере представлений о загробном мире на территории Тамбовской области)
Татьяна Махрачева, доцент, кандидат филологических наук

Тамбовский государственный университет им. Г.Р.Державина, Россия

Сергей Махрачев, доцент, кандидат философских наук, доцент

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Россия";

В статье дается описание одного из важнейших фрагментов традиционной картины русских, связанного с архаичными воззрениями о смерти, в частности, с представлениями о загробном мире. Сложная, разветвленная модель загробного мира, бытующая на территории Тамбовской области, не только знакомит с его обитателями, ландшафтом и системой наказаний, но и свидетельствует в пользу его существования. 

Ключевые слова: традиционная народная культура, загробный мир, Тамбовская область.

The article gives the description of one of the most important fragments of traditional representation of the Russians associated with archaic views on the death and on the afterworld particularly. The complex multibranch model of the afterworld existing on the territory of Tambov region not only introduces its inhabitants, landscape and the system of punishment, but also testifies in favour of its existence.

Keywords: traditional folk culture, the afterworld, Tambov region.

Накопление сведений по духовной культуре на современном этапе является одной из важных задач диалектологии, лингвогеографии, этнолингвистики, а также смежных наук – этнографии, фольклористики, краеведения. Комплексный подход к изучению и детальное осмысление собранного в последнее время богатейшего материала по различным локальным традициям, основу которого составляют говоры и областные наречия, становится в руках исследователя ключом к решению важнейших задач, связанных с изучением и интерпретацией общей картины мира, системы ценностных ориентиров, самоидентификации людей в культурном пространстве, способствует пониманию особенностей быта и национального характера русского этноса.

Острая необходимость осуществления подобных исследований в наши дни обусловлена не только включением данного аспекта в парадигму антропологических научных знаний, но и той реальностью, в которой бытует этот культурный феномен (традиционная народная крестьянская культура) и которая безвозвратно утрачивает свой первоначальный облик. Изучение ценностных ориентиров и духовных истоков сделали очевидной необходимость комплексного изучения двух знаковых систем – языка и культуры, поставив вопрос об «участии языка в созидании духовной культуры и участии духовной культуры в формировании языка» [1]. Достойное место в этом ряду заняли исследования, посвященные изучению и описанию языка традиционной культуры, в коих традиционная культура оказывается представленной через свой языковой образ, в «зеркале языка» [2].

Категорию «смерти» можно считать базисным понятием для любой культуры и этноса. Смерть и вся разветвленная система обрядовых действий, многочисленные запреты, представления и поверья, обслуживающие этот феномен, убедительно доказывают мысль о значимости, буквально озабоченности смертью, о том эффекте, который производит это явление на общество и на каждого отдельно взятого индивидуума. На протяжении всей истории культуры человечества смерть выступает как ярчайший маркер и оппозит ценности всего живого, в том числе и человеческого существования, задавая вектор его жизненному пути, влияя на выбор и оценку нравственных и ценностных ориентиров, способствуя духовному росту, особым образом организуя пространство вокруг него. С этим понятием оказывается неразрывно связан целый комплекс важнейших представлений о душе, грехе, судьбе, доле, загробном мире и т.п.

Стремясь проникнуть в сущность загадочного явления смерти, справиться с ожидающей вечностью, безвременьем, человек создает целую вселенную – загробный мир с характерным ландшафтом, обусловленным мифологическими представлениями, его обитателями, выстраивая вертикаль их взаимоотношений, вырабатывая способы проникновения в мир мертвых, а позднее и систему коммуникаций между двумя мирами. «Миропорядок» царства мертвых выстраивается с учетом особенностей трех сфер: рая; места, где вершится суд; ада. Первый, рай, и последний, ад, вне зависимости от размещения в пространстве семантически диаметральны[1]. Рай, как правило, возвышается над адом, но полевой материал не дает достаточных оснований утверждать о неизменной привязке его к небесам или об их разноплоскостном местоположении в пространстве. Расположение ада и рая в одной плоскости свидетельствует об архаичности данных представлений, которые были широко распространены среди славян. На территории области описание загробного мира как единого местопребывания душ без разделения на ад и рай характерно только для текстов плачей. В них потусторонний мир предстает как монолитное пространство в виде леса или содержит указание на «удаленность» пространства, которое традиционно воспринималось как «чужое», пространство/поле смерти: «Милый мой сыночек, /Уходил ты в лесочек. /Больше тебя не увижу, /Голосочек твой не услышу. /Запропали твои следочки, /Заросли они травушкой-муравушкой, /Зеленым леском….» [3]. Попутно заметим, что переход в «удаленность», которой характеризуется пространство смерти, подспудно осознается жителями и как закрытость, пространственная отчужденность, исключающая возможность возвращения. Ср.: многочисленные указания на то, что никто не знает подробности о загробном мире, потому что оттуда никто не вернулся. Эти представления жителей области довольно гармонично вписываются в общеславянскую канву содержательной стороны погребального обряда: «В обряде ритуально закрепляется перемена статуса человека, осмысленная в пространственных категориях выхода из одного локуса (ср. костр. выход – “смерть”) и входу в другой» [4].

Характеристиками рая являются свет и/или блеск, тепло, пышное цветение растительности, веселье, пение и отсутствие мытарств. В целом, анализ полевых материалов позволяет утверждать, что жителям области известны три основные «модели» рая – «сад», «город», «небо», встречающиеся в книжной традиции [5]. Главной особенностью этих моделей является отсутствие употребления их в чистом виде, например, самый распространенный стереотип рай-сад нередко помещался в огороженном месте, напоминающем село/город, которое в свою очередь находилось на небе, или же рай-сад расположен на небе: «Вот я не знаю, вот у нас к соседке приезжал, ну, зять, вот она говорить, он военный, у нас, говорить, один военный, говорить, был в Чернобыле он, что ля, вот вроде раненый и с ним вроде случалось с сердцем, вот уж два раза, вот третий раз. Вот с ним, говорить, жена сидела, сидела сколько лет сидела, под капельницей был… Ну и вот, ну и пришла в синяках, вот у нас, говорит, выписался один, Ступай, полежи отдохни, сосни часок. Ну она пошла. Приходе, уже рассветае, а ей говорят – “У тебе муж умер”. Она в себе не хуже… так волновалась… Ну ушла домой, надо отобрать всё, одежду, искупать, и всё. Вот, говорит, приходя, очутилась – грохот невозможный, в этом в морге. И вот представь себе, открывають, а он сидить. Да, сидить живой, а она против, они, говорят, с ним плохо сделалось… Он говорит: “Ну поехали домой. Ой, я был в Царстве небесном. Мене, говорят, ангелы взяли под руки, водили мене. Какую я, говорит, прелесть видел, всё как золотом горело: и яблоки, и вышни – всё-всё-всё мне указывали”. “Ну а теперь, – они мне говорят, – спускайся на землю”. А я говорю: “Нет, я отседа не пойду, добре хорошо”,  – а он говорит: “Тебе ищо рано, ты по земле походишь, ты ещё молод”. Это вот он деду рассказывал. Это его телеса тут были, а душа-то его там…» [с. Тынково, Петровский р-н, запись автора 2002 г.]; «Душа приходит это неплохо, наоборот она должна приходить во сне и рассказывать. Вот в аду, все в огне, а в раю все блестит, повсюду иконы, мытарств нету» [с. Кривополянье, Бондарский р-н, запись автора 1995 г.]; «Поле всё в цветах. По полю в венках ходят. И все говорят: “Здесь очень хорошо”…» [д. Шилово, Бондарский р-н, запись автора 1995 г.].

Ад – это бездна, яма, озеро, кипящий котел, вечно бушующий огонь и бесконечные страдания и слезы: «Ад есть, в аду котлы кипят» [с. Кривополянье, Бондарский р-н, запись автора 1995 г.]; «Бог есть, Бог был, есть и будить, Господь на небясах, судить нас придёть, придёт время, спустится по лестнице Господь нас, и будуть ангяла в трубы будуть трубить, вставайтя, живыя и мёртвыи, мертвыи, на суд божи. И все будим подниматся, на… на суд божий к Господу Богу. И Он нас там будить судить, каво как, нагряшили, за какие грехи, там будить огнянная озера такая, за какие грехи там, огненое озеро бросають и всё, и весь век будишь в огненном озере гореть, да. Вот так, да» [с. Стёжки, Сосновский р-н, запись Лоскутовой Д.Н. 2006 г.].

Знакомство с загробным миром происходит посредством сновидений, обмираний (т.е. рассказов о посещении «того света»), через тексты духовных стихов, плачей, а также через пословицы, поговорки и загадки. Нарратив не только формирует устойчивые представления о потустороннем мире, но и всячески поддерживает саму мысль о возможности его существования, свидетельствуя в пользу его реальности.

Несмотря на желание православного человека обрести рай после смерти, в народной культуре региона обнаруживаются фрагментарные описания, которые представлены в различных фольклорных жанрах и достаточно схематично характеризуют это место. В них содержатся общие указания на ландшафт, который предстает как гористое место (вар.: рай помещается на вершину горы или изображается как гора), вечно зеленый сад (вар.: яблоневый/вишневый сад), цветущее поле и метафорически – в виде сахарных уст: «Обмирают. Когда сколько-то дён спала, и вот она видала рай – высокая гора» [с. Граждановка, Бондарский р-н, запись автора 1995 г.]; «Если праведная душа, то добрые ангелы вынают душу и отправляют в сахарные уста. Душа – это воздух, святой дух» [с. Граждановка, Бондарский р-н, запись автора 1995 г.].

Обитателями рая являются души праведников и крещеные дети, умершие во младенчестве. Будучи безгрешными (что нашло отражение и в номинации, ср.: ангельская душка) для них врата рая всегда оказываются открытыми, и они беспрепятственно попадают к Богу. Для второй категории, праведников, необходимо было наличие при жизни таких качеств как: достойность/праведность или святость. Достойность жителями области трактуется как избранность, отмеченность свыше, ее, как и судьбу/долю, получают еще при рождении. Самым ярким доказательством наличия этого качества служит сама смерть, которая наступает в результате разряда молнии или приходится на крупный календарный праздник, когда по народным представлениям Небесные врата/двери открыты [6]: «[Можно ли поминать человека, которого убило молнией?] Это поминають, да, это святой. Да, от грома это достойный. Када самый достойный человек, его убивает громом» [с. Кёрша, Рассказовский р-н, запись Чемерчёвой А.А. 2003 г.]. Небесные врата, служащие входом в рай, являются примечательной деталью, встречающейся преимущественно в контекстах народного календаря.

Второе качество – святость, в отличие от достойности следовало заслужить. С этой целью необходимо было неуклонно соблюдать библейские заповеди и исполнять/участвовать в особых обрядовых действиях. Традиционно жители области указывают на совершение обрядового действия «обмывание» при подготовке умершего к погребению. Важным, по мнению крестьян, оказывается не только совершение данного обрядового действия, но и количество, в котором оно осуществлялось, так, следовало обмыть не менее тридцати трех умерших: «Всех [умерших] обмывають обязательно: мужчина мужчин, а женщина женщин. Кто тридцать три обмоеть, то святыми будуть, в рай попадуть» [д. Шилово, Бондарский р-н, запись автора 1995 г.]. Несмотря на внешнюю простоту выполнение этого условия вызывало значительные трудности, поэтому в народной среде прочно укоренилась мнение о невозможности при жизни заслужить святость, а следовательно и обрести рай.

Осмысление смерти, и прежде всего, перехода в загробный мир, в народной среде обнаруживает тесную связь с представлениями о земной жизни умершего, его жизненном пути, а также поступками живых, которые неизбежно оказывают влияние на дальнейшую судьбу умершего. Логичным поэтому оказывается семантическая связь темы пути/дорог со смертью и посмертными странствиями души в загробном мире. Движение души, навсегда покидающей тело, находит отражение в многочисленных фразеологизмах. Любопытно отметить, что поскольку «человеческая душа сотворена Богом “вдухновением Божьим”» [7], то и при расставании души с телом, мы нередко обнаруживаем указание на его причастность: Господь душу вынул, отдать Богу душу, душа к Богу отходит, Бог на руки взял, Господь прибрал, Господь его грех принял и т.д. Однако душа не сама выступает инициатором начала этого движения, инициатива, как правило, принадлежит сакральным силам, которые в назначенный срок спускаются за ней или извлекают ее из тела, сопровождая в дальнейшем до местораспределения. В зависимости от того какую жизнь вел человек в миру за душой спускался сам Господь (вар.: Святой Дух, светлый ангел) или сатана (черти): «А удушенных не придают земле, и крест не ставят. На самоубийцах враг катается тама. За ними Сатана приходит, они неправедные, за душой ихней. А праведных – ангел, Дух Святой, провожает» [с. Пахотный Угол, Бондарский р-н, запись автора 1995 г.].

Попав в загробный мир, душа на своем пути преодолевает огненную реку (вар.: река без какого-либо определения) или движется по тонким жёрдочкам (вар.: тропинкам), ведущим в рай, ад.

Пребывая в раю, праведные души не обременены какими-либо делами. Дети вкушают спелые фрукты, а взрослые мягкий хлеб. И то и другое умершим обеспечивают ныне живущие, своевременно совершая годовые и календарные поминки и соблюдая запреты, наиболее распространенным из которых является запрет на употребление плодов до дня их освящения. Обитатели рая свободно перемещаются в пространстве, спускаясь на землю к живым по крупным праздникам.

Второй значительный локус загробного мира это место, где вершится суд над душой. Это промежуточная стадия, на которой находится душа перед вынесением приговора, получила на территории области название небесной канцелярии. Описание места, где вершится суд, возникает, как правило, в контексте распределения душ после смерти. Весы и сама процедура взвешивания, ее участники и вечная борьба за человеческую душу между ангелами и демонами – один из наиболее ярких фрагментов этих текстов. Правит суд Господь. К назначенному дню ангелы, представляют список добрых дел, а демоны – злых. Свитки помещаются на чаши весов, движение которых отображает их «удельный» вес, оказывая существенное влиянии на конечное решение. Приговор выносит Бог. В соответствии с приговором душу направляли в рай, ад или сторожем к вратам, которые претворяли суд. Подробное описание самого действа и его участников, передача их эмоционального состояния оказываются для жителей области важнее, чем архитектурно-ландшафтные атрибуты и месторасположение локуса, сведения о которых практически отсутствуют.

Разработанность ада, точнее тех его фрагментов, которые связанны с возмездием, наказанием поражает своим разнообразием и составляют добрую часть текстов при обращении к теме загробного мира. Ад предстает как бушующий огонь, кипящий котел огромных размеров, раскаленная сковорода, озеро, и, наконец, пропасть, или бездна, состоящая из разного количества уровней, или кругов: от 666 до 999. Также как и рай, ад располагается за дверью. Каждый уровень, или круг ада отмечен страданиями грешников. Среди них есть такие, которые встречаются достаточно часто и наводят на мысль, что их частотность обусловлена не столько особенностями быта, сколько стремлением общества создать регулирующий механизм для сохранения и поддержания жизненных устоев, традиций. Суть этого механизма сводится к регламентации нарушений различных норм: нравственных, социальных, эстетических и религиозных (т.е. воровство, ложь, прелюбодеяние, алчность, сквернословие, злоупотребление спиртными напитками и их продажа, аборты и многое, многое другое) – все то, что привычно объединяет понятие грех, прочно закрепившееся за живущими. Представления о грехе, бытующие в народной культуре, зиждутся на православной традиции. «Первоисточниками перечней грехов, – находим мы в монографии Вендиной Т.И. – содержащихся в старославянской письменности, является Библия и Евангелия, а также святоотеческие творения», – и далее рассуждения автора о понятии греха и порока, “смертельного греха”, классификации грехов в понимании средневекового человека и их реализация в церковно-славянском языке. [8]. Понятие греха детерминирует форму наказания в загробном мире, а также степень ее тяжести, так, грешники, вынуждены вечно пребывать в воде за то, что при жизни злоупотребляли спиртным; девушка – обнимать огненный столб в наказание за прелюбодеяние; женщина – отделять молоко от воды в назидание другим за совершенный ею обман/воровство и т.д.: «За грехи на том свете наказания бывают. Вот вином торговала, на том свете в тине стоять будешь. На свете пила, края не видала, вот как утица будешь плавать, а до края не доплывет. Закон нарушала: мужа отбила – огненный столб обнимать будешь. Украла – понесешь на суд отдать все Богу. Ребенка убила [аборт] – получит она все головочки сквозь ребер» [с. Граждановка, Бондарский р-н, запись автора 1995 г.].

На судьбу грешников, попавших в ад, оказывал влияние и характер смерти. По характеру смерть различалась на естественную, свою, наступившую в результате естественного прекращения физиологических процессов (от старости) и насильственную, не свою (в результате убийства или самоубийства). Самоубийство на территории области считалось тяжким грехом. Такое отношение было сформировано и обусловлено всей системой ценностей, на которой базировалась народная культура. Отступление от этой нормы порицалось, поскольку совершалось, по мнению крестьян, непременно с участием демонических существ, ср.: Сатана дух дунул, черти петлю накинули, черти взяли и т.п. В этом случае души умерших не только навечно попадали в ад, но и состояли в услужении демонов.

Литература:

  • 1. Вендина Т.И. Диалектное слово в парадигме этнолингвистических исследований //ЛАРНГ: Материалы и исследования 1999. СПб., 2002. С.3.
  • 2. Березович Е.Л. Русская топонимия в этнолингвистическом аспекте. Екатеринбург, 2000. С.8.
  • 3. Пискунова С.В., Махрачева Т.В., Губарева В.В. Словарь тамбовских говоров (духовная и материальная культура). Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2002. С. 225, 226-227.
  • 4.Седакова О.А. Содержательный план славянского погребального обряда (На материале восточных и южных славян XIX-XX вв.)// Балто-славянские этнокультурные и археологические древности. Погребальный обряд. Тезисы докладов. М., 1985. С.71.
  • 5. Славянские древности. Этнолингвистический словарь в 5-ти тт. Под общей редакцией Н.И. Толстого. М.: Международные отношения, 2009. Т.4. С.397-398.
  • 6. Махрачева Т.В. Народный календарь Тамбовской области (этнолингвистический аспект). Тамбов, 2008. С.34, 164.
  • 7. Вендина Т.И. Средневековый человек в зеркале старославянского языка. М.: Индрик, 2002. С.219.
  • 8. Вендина Т.И. Средневековый человек в зеркале старославянского языка. М.: Индрик, 2002. С.204-211.

 


[1]Диаметральность этих полюсов, как точно подметил Е. Бартминьский в своей работе, мыслилась не только в пространственной плоскости, но и «…в этическом смысле (добро – зло), эстетическом (прекрасное – безобразное), физическом (светлое – темное, высокое – низкое)» // Е. Бартминьский, Ст. Небжеговская. Языковая картина польского рая и ада // Славянские этюды. Сборник к юбилею С.М. Толстой. М., 1999. С.58.

0
Ваша оценка: Нет Средняя: 6.4 (15 голосов)
Комментарии: 14

Мирзоева Лейла Юрьевна

Уважаемые коллеги, спешу сказать спасибо за интерес к моей работе! Если будет интересно, обратите внимание на необычное употребление слова "ад" = пропастьво множественном числе у Г.Р. Державина: "Зрю, вкруг меня зияют АДЫ..." Может, этот факт также послужит толчком для интересных выводов. С уважением, Лейла

ап

Уважаемые коллеги! Согласны с тем, что накопление сведений по духовной культуре сегодня является задачей первостепенной. Учитывая сверхзагружен ность преподавателя вуза, представляем, сколько сил и труда ушло на это «накопление»! Доклад заинтересовал нас, в первую очередь, тематикой: в нашем пособии мы отводим концептам «смерть», «ад», «рай» много места (Восток все-таки!). Поскольку книга наша находится еще в стадии разработки, думаем предложить студентам сопоставительный филологический анализ концептов в русском и иностранном (персидском, грузинском) языках. Идея возникла после прочтения вашей статьи. Думаем, получится интересно. Ну, а вам желаем дальнейших плодотворных изысканий! И ещё - спасибо за благожелательные и содержательные комментарии. С уважением, Натела, Марзие.

Уважаемые коллеги, спасибо за Вашу работу! Вам удалось сделать ее "ключом к решению важнейших задач, связанных с изучением и интерпретацией общей картины мира, системы ценностных ориентиров, самоидентификации людей в культурном пространстве". Но не только это. Статья является отличным напоминанием о действительно важном и непосредственным делом преодоления тенденции к безвозвратной утрате человеком самого себя. С уважением, Галина Концевая

Tatyana Vladimirovna Makhrachova

Многоуважаемая Галина Михайловна, огромное Вам спасибо за неподдельный интерес, проявленный к нашей работе, и глубину видения материала. Действительно феномен смерти - это ярчайший маркер жизни на земле и всего, что она включает. Ментальный же уровень и языковая реализация лишь фиксируют это. Позвольте еще раз Вас поблагодарить за комментарий и столь высокую оценку. С уважением, Махрачевы

Мирзоева Лейла Юрьевна

Уважаемые коллеги, хочется выразить благодарность за интересную статью! Кроме того, на мой взгляд, "разработанность ада" связана с тем, что он сопряжен с негативным полюсом шкалы оценок, а негативные оценки представлены в языке более разнообразно и разветвленно, нежели позитивные. Кроме того, извините за нелингвистический и несерьезный комментарий, но еще М. Твен писал: "В раю природа, но зато в аду - общество..."

Tatyana Vladimirovna Makhrachova

Многоуважаемая Лейла, огромное Вам спасибо за внимание и положительный отзыв. Не можем не согласиться с Вашим наблюдением относительно разработанности ада. Однако нам бы хотелось отметить, что движение по шкале в ту или иную сторону от нормы, как правило, сопряжено с маркированием, любопытно, что это относится не только к негативной оценке представлений в языке, но и к положительной, правда, в разных темам степень интенсивности (удельный вес) будет различна, без внимания остается лишь норма, она как данность. А за М. Твена отдельное спасибо, тонкое замечание и вполне лингвистическое. С уважением, Махрачевы

Araeva Liudmila Alekseievna

Уважаемые коллеги, на одном дыхании прочла Вашу статью и комментарии к ней. Во-первых, эта статья лингвистическая, если рассматривать ее с антропоцентрических позиций, через человека. В ней представлен тот оязыковленный фрагмент картины мира, который собирать чрезвычайно сложно ввиду его табуированности. Мы работаем в полевых условиях по сбору материала. Прекрасно осознаю все сложности его сбора. Уникальность материала несомненна. Мы исследуем сейчас телеутский язык, разработаем вопросник и сравним представления о смерти с тем, что описано Вами. Вот интересный форум. Рождаются новые идеи. Как-то об описании этой темы мы не думали. С уважением и пожеланиями новых интересных идей в дальнейшей работе. Людмила Алексеевна Араева.

Tatyana Vladimirovna Makhrachova

Многоуважаемая Людмила Алексеевна, спасибо, что нашли время уделить внимание нашей работе и благодарим Вас за столь высокую оценку. Действительно, в последние годы в научной парадигме приоритетным провозглашен антропоцентрический принцип, который и задает вектор большинству исследований. Изучение языка и представлений по традиционной народной культуре трудно представить без антропоцентризма, а в некоторых случаях и этноцентризма. Материал по южнорусской диалектной зоне собирался долгое время несистемно, в силу разных причин, в том числе и из-за устойчивого мнения о позднем заселении этих земель, сильном влиянии соседей (иных этнических групп), близости к центрам, не последнюю роль сыграла и политика (я имею в виду отношении к диалектам), долгое время материалу отказывали и в ценности из-за отсуствия в нем архаичности по сравнению с Севером и др. Однако последовательный сбор материала по данной теме и попутным (народный календарь: Махрачева Т.В. "Народный календарь Тамбовской области" (этнолингвистический аспект): монография. Тамбов, 2008; народная медицина: Лоскутова Д.Н. "Лексика народной медицины в говорах Тамбовской области" Автореф. дис... канд. филол.наук. Тамбов, 2010; народные представления о метеорологии: Чемерчева А.А. "Народная метеорология: поверья, обряды и терминология" (этнолингвистический аспект) Автореф. дис... канд. филол.наук. Тамбов, 2006 ) не только спообствовал созданию авторской электронной базы данных полевого архива, но и убедил нас в некорректности сложившейся точки зрения. Многоуважаемая Людмила Алексеевна, искренне рада, что форум подарил нам знакомство с Вами, нам бы очень хотелось продолжить общение с Вами. В конце текущего года предполагаем выпуск второй части Программы-вопросника, которая будет посвящена темам Погребально-поминального обряда и Народной метеорологии, будем рады, если он будет Вам интересен в работе, первый выпуск вышел в 2011 году и раскрывал темы по Народному календарю и Народной медицине. Программы-вопросники содержат также примеры текстов и список тематической литературы по каждой из предложенных тем, правда вопросы в нем выстроены с опорой на южнорусскую территорию. Позвольте еще раз поблагодарить Вас за теплый отзыв и пожелать Вам успехов в проекте и в работе с материалом. С уважением, Махрачевы

Sametova Fauziya Toleushaihovna

несмотря на то, что работа больше культурологического плана, она вызывает интерес не только у филологов, но и у обыденного человека, автор рассматривает смерть как лингвокультурологический концепт. доводы автора подтверждаются собранным из уст местных жителей материалом. статья во многом бы выиграла, если бы было объяснение , почему именно такое отношение ко смерти: с какими условиями или воззрениями это связано?

Tatyana Vladimirovna Makhrachova

Уважаемая Фаузия, огромное спасибо за оставленный комментарий, действительно, все тексты аутентичные и подтверждены аудио-, а в последние шесть лет и видеозаписями. Вы абсолютно правы, отмечая, что мотивация отношения смерти имеет большое значение, к тому же на территории области оно не всегда связано с общерусскими представлениями, есть фрагменты, в которых явно превалирует финно-угорский компонент, что объясняется уже историко-этнографическими фактами. Но это отдельно целое исследование, которое станет возможным чуть позже, когда первый этап по сбору, классификации, описанию и введению этого материала в научный оборот уже завершится. С уважением, МТВ

Очень значимое и своевременное исследование, важное в силу стирания и угасания "диалектности". Сохранение культурного лингвистического наследия на конкретной территории через сбор полевого материала отражает актуальность современной диалектологии и лингвистики. Хотя культурологический аспект представлен в большей степени, чем языковой материал, работа заслуживает внимания и высокой оценки. Е.К.

Tatyana Vladimirovna Makhrachova

Многоуважаемая Елена Анатольевна, искренне тронута Вашей высокой оценкой, огромное Вам спасибо. К сожалению, рамки статьи не позволили в полном объеме включить все рассуждения и передать всю глубину материала, его богатство, красоту многое осталось за кадром, хотя мы очень старались. Надеюсь, что монография, над которой мы сейчас работаем, компенсирует этот пробел и отчасти ответит на многие вопросы, которые рождает статья. Однако позвольте мне все же коротко прокомментировать, действительно, большая часть статьи посвящена культурологическому аспекту, это связано с несколькими причинами. Наиболее значимая, на наш взгляд, та, которая указывает нам, что значительный пласт языкового материала, составляющего семантическое поле "смерть" поддается частичной табуизации и отражается в языке косвенно, об этом говорит не только общерусский материал, но и общеславянский (например, многочисленные работы Седакова О.А., в том числе Обрядова терминология и структура обрядового текста (Погребальный обряд восточных и южных славян). Автореф. дис... канд.филол.наук, М., 1983); другая же часть языкового материала носит общерусский характер и лишь небольшая, но ценная часть его может быть соотнесена собственно с нашим регионом. Однако представления тамбовским жителей о смерти имееют свои особенности, которые правда проявляются лишь при наличии широкого (буквально панорамного) жанрового разнообразя и разноплановости материала (прежде вего его культурологического аспекта), что и определило вектор при написании статьи. Многоуважаемая Елена Анатольевна, позвольте еще раз поблагодарить Вас за внимание к нашей работе, с уваженимм Махрачевы

Чепурная Алёна Ивановна

Интересное исследование, но, на наш взгляд, оно не вполне соответствует специфике подсекции "Филологические науки", поскольку имеет скорее культурологический, чем филологический характер.

Tatyana Vladimirovna Makhrachova

Многоуважаемая Анна Ивановна, спасибо за внимание к моей статье. В последние двадцать лет я занимаюсь сбором полевого материала на южнорусской диалектной зоне, его классификацией, описанием. При осмыслении лингвистического материала мне представляется важным учитывать и экстралингвистический, культурологический, фактор. К сожалению, секция диалектологии или этнолингвистики не была обозначена, поэтому мой доклад огркомитет разместил в секции "Родной язык", думаю, что такое решение логично, с уважением, МТВ.
Комментарии: 14

Мирзоева Лейла Юрьевна

Уважаемые коллеги, спешу сказать спасибо за интерес к моей работе! Если будет интересно, обратите внимание на необычное употребление слова "ад" = пропастьво множественном числе у Г.Р. Державина: "Зрю, вкруг меня зияют АДЫ..." Может, этот факт также послужит толчком для интересных выводов. С уважением, Лейла

ап

Уважаемые коллеги! Согласны с тем, что накопление сведений по духовной культуре сегодня является задачей первостепенной. Учитывая сверхзагружен ность преподавателя вуза, представляем, сколько сил и труда ушло на это «накопление»! Доклад заинтересовал нас, в первую очередь, тематикой: в нашем пособии мы отводим концептам «смерть», «ад», «рай» много места (Восток все-таки!). Поскольку книга наша находится еще в стадии разработки, думаем предложить студентам сопоставительный филологический анализ концептов в русском и иностранном (персидском, грузинском) языках. Идея возникла после прочтения вашей статьи. Думаем, получится интересно. Ну, а вам желаем дальнейших плодотворных изысканий! И ещё - спасибо за благожелательные и содержательные комментарии. С уважением, Натела, Марзие.

Уважаемые коллеги, спасибо за Вашу работу! Вам удалось сделать ее "ключом к решению важнейших задач, связанных с изучением и интерпретацией общей картины мира, системы ценностных ориентиров, самоидентификации людей в культурном пространстве". Но не только это. Статья является отличным напоминанием о действительно важном и непосредственным делом преодоления тенденции к безвозвратной утрате человеком самого себя. С уважением, Галина Концевая

Tatyana Vladimirovna Makhrachova

Многоуважаемая Галина Михайловна, огромное Вам спасибо за неподдельный интерес, проявленный к нашей работе, и глубину видения материала. Действительно феномен смерти - это ярчайший маркер жизни на земле и всего, что она включает. Ментальный же уровень и языковая реализация лишь фиксируют это. Позвольте еще раз Вас поблагодарить за комментарий и столь высокую оценку. С уважением, Махрачевы

Мирзоева Лейла Юрьевна

Уважаемые коллеги, хочется выразить благодарность за интересную статью! Кроме того, на мой взгляд, "разработанность ада" связана с тем, что он сопряжен с негативным полюсом шкалы оценок, а негативные оценки представлены в языке более разнообразно и разветвленно, нежели позитивные. Кроме того, извините за нелингвистический и несерьезный комментарий, но еще М. Твен писал: "В раю природа, но зато в аду - общество..."

Tatyana Vladimirovna Makhrachova

Многоуважаемая Лейла, огромное Вам спасибо за внимание и положительный отзыв. Не можем не согласиться с Вашим наблюдением относительно разработанности ада. Однако нам бы хотелось отметить, что движение по шкале в ту или иную сторону от нормы, как правило, сопряжено с маркированием, любопытно, что это относится не только к негативной оценке представлений в языке, но и к положительной, правда, в разных темам степень интенсивности (удельный вес) будет различна, без внимания остается лишь норма, она как данность. А за М. Твена отдельное спасибо, тонкое замечание и вполне лингвистическое. С уважением, Махрачевы

Araeva Liudmila Alekseievna

Уважаемые коллеги, на одном дыхании прочла Вашу статью и комментарии к ней. Во-первых, эта статья лингвистическая, если рассматривать ее с антропоцентрических позиций, через человека. В ней представлен тот оязыковленный фрагмент картины мира, который собирать чрезвычайно сложно ввиду его табуированности. Мы работаем в полевых условиях по сбору материала. Прекрасно осознаю все сложности его сбора. Уникальность материала несомненна. Мы исследуем сейчас телеутский язык, разработаем вопросник и сравним представления о смерти с тем, что описано Вами. Вот интересный форум. Рождаются новые идеи. Как-то об описании этой темы мы не думали. С уважением и пожеланиями новых интересных идей в дальнейшей работе. Людмила Алексеевна Араева.

Tatyana Vladimirovna Makhrachova

Многоуважаемая Людмила Алексеевна, спасибо, что нашли время уделить внимание нашей работе и благодарим Вас за столь высокую оценку. Действительно, в последние годы в научной парадигме приоритетным провозглашен антропоцентрический принцип, который и задает вектор большинству исследований. Изучение языка и представлений по традиционной народной культуре трудно представить без антропоцентризма, а в некоторых случаях и этноцентризма. Материал по южнорусской диалектной зоне собирался долгое время несистемно, в силу разных причин, в том числе и из-за устойчивого мнения о позднем заселении этих земель, сильном влиянии соседей (иных этнических групп), близости к центрам, не последнюю роль сыграла и политика (я имею в виду отношении к диалектам), долгое время материалу отказывали и в ценности из-за отсуствия в нем архаичности по сравнению с Севером и др. Однако последовательный сбор материала по данной теме и попутным (народный календарь: Махрачева Т.В. "Народный календарь Тамбовской области" (этнолингвистический аспект): монография. Тамбов, 2008; народная медицина: Лоскутова Д.Н. "Лексика народной медицины в говорах Тамбовской области" Автореф. дис... канд. филол.наук. Тамбов, 2010; народные представления о метеорологии: Чемерчева А.А. "Народная метеорология: поверья, обряды и терминология" (этнолингвистический аспект) Автореф. дис... канд. филол.наук. Тамбов, 2006 ) не только спообствовал созданию авторской электронной базы данных полевого архива, но и убедил нас в некорректности сложившейся точки зрения. Многоуважаемая Людмила Алексеевна, искренне рада, что форум подарил нам знакомство с Вами, нам бы очень хотелось продолжить общение с Вами. В конце текущего года предполагаем выпуск второй части Программы-вопросника, которая будет посвящена темам Погребально-поминального обряда и Народной метеорологии, будем рады, если он будет Вам интересен в работе, первый выпуск вышел в 2011 году и раскрывал темы по Народному календарю и Народной медицине. Программы-вопросники содержат также примеры текстов и список тематической литературы по каждой из предложенных тем, правда вопросы в нем выстроены с опорой на южнорусскую территорию. Позвольте еще раз поблагодарить Вас за теплый отзыв и пожелать Вам успехов в проекте и в работе с материалом. С уважением, Махрачевы

Sametova Fauziya Toleushaihovna

несмотря на то, что работа больше культурологического плана, она вызывает интерес не только у филологов, но и у обыденного человека, автор рассматривает смерть как лингвокультурологический концепт. доводы автора подтверждаются собранным из уст местных жителей материалом. статья во многом бы выиграла, если бы было объяснение , почему именно такое отношение ко смерти: с какими условиями или воззрениями это связано?

Tatyana Vladimirovna Makhrachova

Уважаемая Фаузия, огромное спасибо за оставленный комментарий, действительно, все тексты аутентичные и подтверждены аудио-, а в последние шесть лет и видеозаписями. Вы абсолютно правы, отмечая, что мотивация отношения смерти имеет большое значение, к тому же на территории области оно не всегда связано с общерусскими представлениями, есть фрагменты, в которых явно превалирует финно-угорский компонент, что объясняется уже историко-этнографическими фактами. Но это отдельно целое исследование, которое станет возможным чуть позже, когда первый этап по сбору, классификации, описанию и введению этого материала в научный оборот уже завершится. С уважением, МТВ

Очень значимое и своевременное исследование, важное в силу стирания и угасания "диалектности". Сохранение культурного лингвистического наследия на конкретной территории через сбор полевого материала отражает актуальность современной диалектологии и лингвистики. Хотя культурологический аспект представлен в большей степени, чем языковой материал, работа заслуживает внимания и высокой оценки. Е.К.

Tatyana Vladimirovna Makhrachova

Многоуважаемая Елена Анатольевна, искренне тронута Вашей высокой оценкой, огромное Вам спасибо. К сожалению, рамки статьи не позволили в полном объеме включить все рассуждения и передать всю глубину материала, его богатство, красоту многое осталось за кадром, хотя мы очень старались. Надеюсь, что монография, над которой мы сейчас работаем, компенсирует этот пробел и отчасти ответит на многие вопросы, которые рождает статья. Однако позвольте мне все же коротко прокомментировать, действительно, большая часть статьи посвящена культурологическому аспекту, это связано с несколькими причинами. Наиболее значимая, на наш взгляд, та, которая указывает нам, что значительный пласт языкового материала, составляющего семантическое поле "смерть" поддается частичной табуизации и отражается в языке косвенно, об этом говорит не только общерусский материал, но и общеславянский (например, многочисленные работы Седакова О.А., в том числе Обрядова терминология и структура обрядового текста (Погребальный обряд восточных и южных славян). Автореф. дис... канд.филол.наук, М., 1983); другая же часть языкового материала носит общерусский характер и лишь небольшая, но ценная часть его может быть соотнесена собственно с нашим регионом. Однако представления тамбовским жителей о смерти имееют свои особенности, которые правда проявляются лишь при наличии широкого (буквально панорамного) жанрового разнообразя и разноплановости материала (прежде вего его культурологического аспекта), что и определило вектор при написании статьи. Многоуважаемая Елена Анатольевна, позвольте еще раз поблагодарить Вас за внимание к нашей работе, с уваженимм Махрачевы

Чепурная Алёна Ивановна

Интересное исследование, но, на наш взгляд, оно не вполне соответствует специфике подсекции "Филологические науки", поскольку имеет скорее культурологический, чем филологический характер.

Tatyana Vladimirovna Makhrachova

Многоуважаемая Анна Ивановна, спасибо за внимание к моей статье. В последние двадцать лет я занимаюсь сбором полевого материала на южнорусской диалектной зоне, его классификацией, описанием. При осмыслении лингвистического материала мне представляется важным учитывать и экстралингвистический, культурологический, фактор. К сожалению, секция диалектологии или этнолингвистики не была обозначена, поэтому мой доклад огркомитет разместил в секции "Родной язык", думаю, что такое решение логично, с уважением, МТВ.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.