facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

Коллизии феномена общения в сетевом мире

Коллизии феномена общения в сетевом миреКоллизии феномена общения в сетевом мире
Елена Шенцева, кандидат философских наук

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Россия";

Открытое Европейско-Азиатское первенство по научной аналитике;

На фоне теоретического осмысления новой социальной реальности сквозь призму сетевого подхода рассматривается феномен общения. Артикулируется мысль о том, что компьютерные технологии, определившие коммуникационный характер изменений важнейших сфер жизни человека и общества, способствовали порождению как нового типа теоретизирования, так и нового типа реальности – виртуальной. Высказывается предположение, что феномен общения, являющийся одной из детерминант бытия, служит значительным мотивом ухода человека в виртуальную реальность. При этом последняя мыслитсяопережающим отражением реальной жизни с ее подлинными и мнимыми ценностями.

 

В современной философской мысли оформляется новое видение социального устройства как общества, в котором преобладает сетевой характер взаимодействий, обнаруживающийся на разных уровнях и охватывающий важнейшие сферы бытия человека и общества. Артикулируются взгляды, согласно которым мы являемся свидетелями перехода к новой реальности сетевого общества; обнаруживается интенция к изменению в интерпретациях социальной онтологии.

Возникновение сетевого мира порождает необходимость и переосмысления фундаментальных детерминант человеческого бытия, и расширения эвристических возможностей постнеклассической методологии философских исследований, которая в последние годы рядом ученых связывается с так называемым сетевым подходом. Сетевой подход, представляя собой динамично развивающийся междисциплинарный дискурс, охватывает все большие массивы научных изысканий в различных областях знания [8].

В работах, посвященных сетевой проблематике, самую значительную группу составляют исследования, в которых сетевое общество позиционируется как новая модель социального устройства; с большей или меньшей степенью обобщения рассматриваются отдельные аспекты социокультурных процессов, обусловленных сетевым характером общества. Отдельное место для понимания сетевых процессов в целом занимает группа исследований, связанных с именами представителей так называемой сантьягской теории познания (или теории аутопоэза) У. Матураны и его последователей Ф. Варелы и Р. Урибе, а также воспринявших многие их идеи, представителей радикального конструктивизма (Э. фон Глазерсфельд, Г. Рот). Стоящие у истоков сетевой парадигмы ученые доказали продуктивность изучения того или иного феномена (в том числе и общества, являющегося, в терминологии авторов, «аутопоэтической сетью» третьего порядка) через сеть, обусловливающих («специфицирующих») его взаимодействий [2], [6, c. 70]. Несмотря на то, что исследования осуществлялись в рамках теоретической биологии, именно благодаря чилийским ученым понятие сеть стало подниматься до уровня философского обобщения.

Как показывает аналитика солидного объема источников, различны взгляды ученых на генезис сетевого подхода. Одни исследователи видят истоки в достижениях в области естественно-научных дисциплин и, прежде всего в исследованиях чилийских ученых, авторов теории аутопоэза. Другая группа ученых усматривает причины зарождения сетевого подхода в информационном характере изменений в современном обществе, по большей части с апелляцией к изменениям структуры социального пространства, в том числе, в связи с Глобальной сетью Internet. Для третьей группы исследователей характерно видение укорененности феномена сети в сути человеческого бытия. Именно в этом смысле данное понятие коррелирует с феноменом общения, к которому мы обратимся ниже.

Очевидно, что сеть начинает осмысляться и как способ бытия и сознания человека (группы людей, общества, мира), и как самопорождение человека, в том числе на ментальном и духовном уровнях. Выскажем предположение, что использование понятия сеть, приближенное к ее видимой наглядно представимой ячеистой структуре, лишает его известной абстракции и полагаем, что данное понятие может интерпретироваться как минимум двумя способами: в первом случае речь может идти о ячеистой, повторяющейся структуре (А.В. Назарчук), разумеется, с достаточно большой степенью относительности, когда речь идет о человеке. Во втором – сеть выступает обозначением некой новой логики осмысления предельно сложных явлений и процессов, происходящих в современном мире (М. Кастельс). Эпистемологический потенциал понятия сеть, его предельная простота и значительный объем в целом позволяют рассматривать тот или иной фрагмент реальности через сеть его взаимодействий – как реальных, так и потенциально возможных, а также через сеть неслучившихся взаимодействий. Данный ракурс дает возможность сопоставления и поиска взаимосвязей неожиданных и отдаленных друг от друга явлений и процессов, что, в свою очередь, может расширить знание об уже известном, объяснить ранее недоказанные интуитивные предположения и научные гипотезы.

Подчеркнем – продуктивность данного метода заключается в том, что он позволяет анализировать сети не только как формы социальной организации, но и иные сети, имеющие зачастую неявный, латентный характер и отражающие не только реально существующие, но и потенциально возможные, и неактуализировавшиеся связи и отношения, определяющие как бытие отдельного человека, так и социума в целом.

В настоящий момент с достаточной степенью обоснованности можно говорить о теоретическом осмыслении лишь некоторых сетевых эффектов, фиксирующих (не только, но и):

– информационный характер изменений, приобретающий тотальный характер;

– появление социальных сетей (в том числе) как новых форм организации социального пространства;

– перенос внимания на коммуникативные процессы, порождающие различные виды сетей;

– возникновение виртуальной реальности как, возможно одного из самых специфических феноменов современного мира.

Выше отмечалось, что для ряда исследователей характерно видение укорененности феномена сети в сути человеческого бытия, и что именно в этом смысле данное понятие коррелирует с общением. В качестве аргумента приведем несколько высказываний. Так, М. Кастельс, крупнейший теоретик в области сетевой проблематики, в прологе «Сеть и “Я”» («Информационная эпоха») пишет о том, что «изолированноеЯ оказывается потерянным для себя» [3]. Американский социолог, автор грандиозного исследования «Социология философий» Р. Коллинз выстраивает сетевую схему на основе информации о тесных личных связях между наиболее значительными философами, которые в процессе интенсивного, заряженного значительной эмоциональной энергией общения «транслируют прежний культурный капитал и превращают его в новую культуру» [4, c. 33]. Ученый утверждает, что «идеи обнаруживаются в процессе общения», при этом «мыслители не предшествуют общению, но сам коммуникативный процесс создает мыслителей в качестве своих узлов» [там же, с. 45]. Согласно взглядам теоретиков аутопоэза, человек как «аутопоэтическая сеть» обусловливается сетью своих взаимодействий [2]. Заметим, что высказывания принадлежат ученым, в основу теорий которых положены различные методологические предпосылки, что может свидетельствовать о зарождении единого смыслового пространства, несмотря на известную разницу в терминологии.

Подобное видение позволяет сделать небезосновательный вывод о том, что сетевая проблематика в целом, и феномен сети в частности органично впитывают идею Другого, концептуальную для гуманитарной мысли современности. При этом акцентируется особое внимание на процессе общения. (Заметим попутно, что и в XIXвеке Ф. Ницше подчеркивал, что «сознание вообще развивалось только под давлением потребности в общении». И далее – «сознание есть, по существу, лишь коммутатор между человеком и человеком» [7, c. 329].) Эта мысль с определенной долей условности может быть принята как концептуальная для зарождения если не собственно сети, но ее некоего прообраза. Как следствие существенно меняется концепция человека – зарождаются и принципиально новые модусы общения людей, и существенно трансформируется сознание отдельного человека.

Подчеркнем, что понятие сети (в том числе, в связке различных комбинаций) в самой определенной степени отражает собственно коммуникационный характер изменений, порожденный всемирной паутиной. Принципиально важно то, что один из самых ярких, загадочных феноменов последней – виртуальная реальность – обнаруживает в некотором своем сегменте тенденцию к процессу общения. Таким образом, понятие сети применимо и к формам живого, реального взаимодействия и компьютерного, виртуального, в обоих случаях обнаруживая в ряде аспектов сходство с феноменом общения.

Обратимся далее к одному из интереснейших свойств виртуальной реальности, порожденной, как мы убеждаемся, (не только, но и) стремлением к весьма специфическому виду общения – к работе под редакцией П. Ладлоу, представляющей собой одну из первых попыток зарубежных авторов осмысления сетевого общества «Криптоанархия, кибергосударства и пиратские утопии». Поскольку тексты не исчерпываются аналитикой вопросов общения, позволим себе в самом общем виде обозначить основные темы этого коллективного труда. Тексты, собранные в антологии, затрагивают множество вопросов, связанных с проблемами сетевого мира («киберпространства»), актуализировавшихся для западного социума конца ХХ столетия (как показывает время, и для российского общества в не меньшей степени). По большей части тематика антологии индуцирована так называемой «Декларацией независимости киберпространства» Д. Барлоу, которая, в свою очередь, послужила (не только, но и) ответом на Закон о телекоммуникациях (Telecommunications Act of 1996) (куда вошел и Communications Decency Act – Закон о благопристойности в коммуникациях), подписанный Б. Клинтоном. Пафос Декларации сводится к противопоставлению свободного мира киберпространства, «новой обители Разума» и мира тех, к кому автор обращается в весьма заносчивой и декларативной форме: «Вы – незваные гости среди нас, и ваша власть не простирается туда, где собираемся мы … У вас нет морального права управлять нами, нет у вас и таких методов принуждения, которых мы имели бы основания бояться… Вы не знаете нашей культуры, нашей этики и тех неписаных правил, которые уже сейчас обеспечивают больше порядка в нашем обществе, чем могли бы обеспечить любые ваши установления … Мы подготовим наш собственный Общественный Договор. Это управление будет действовать в соответствии с условиями нашего мира, не вашего. Наш мир – другой» [5]. Налицо тотальное противопоставление двух миров – мира реального и мира виртуального. С другой стороны, в антологии из уст Х. Бея звучат вопросы: «Как вообще мы можем рассуждать о киберпространстве как о реальном месте с собственными властными структурами …»; и далее: «будем ли мы иметь дело с реальным миром или же погрузимся в свою собственную фантазию …» [5]. Можно сказать, что именно эти вопросы и очертили основной круг дискуссий, рассуждений, мнений и т. д., вбирая в себя актуальнейшие проблемы сетевого мира, среди которых отметим те, которые обнаруживают свою значимость для современного российского общества. Речь идет об истоках права, зарождении структур управления и о законотворчестве в целом в Глобальной Сети. Пристальное внимание авторов привлекает феномен анархии («Сеть – это анархия»). Пространные рассуждения на тему последней в самом общем виде сводятся к тому, что «анархия вовсе не означает полную свободу … но она предполагает свободу от принуждения» (П. Ладлоу). Однако идея анархии, продолжает автор, «испорчена многими ассоциациями» [5].

В целом отметим, что специфика представленных материалов, изобилующих весьма своеобразной терминологией (что видно уже из названия антологии), состоит в том, что под сетевым понимается не реальное общество, но мир, конструируемый в глобальной сети Internetи зачастую обнаруживающий полный разрыв с действительностью. Вместе с тем, представленные в антологии тексты, безусловно, порождают новые импульсы для поиска взаимосвязи виртуального и реального, а также осмысления того, как сетевой мир распадается, порождая культурные, психологические и ментальные изломы, и вновь собирается, приобретая чрезвычайно причудливые и неоднозначные формы.

Вместо заключения

Человек стремится к общению. Этот тезис не нуждается ни в доказательствах, ни в опровержениях.

В рамках данного текста не рассматривается этимология слова общение. Вместе с тем, нельзя не отметить, что последнее обозначает, в том числе, врожденную тягу человека к целостности – и ввиду генетической заданности, обусловленности, стремления к общности и в связи с тем, что можно назвать культурной памятью. Не находя искомого, человек довольствуется его имитацией и т.д. Безусловно, элементы подлинного общения, равно как и его суррогаты можно найти в Глобальной Сети, очевидно при этом, что последняя лишь средство. Известно, однако, что средство часто заменяет (или, точнее, подменяет) цель, с одной стороны, с другой – средства так или иначе уже содержат в себе некий элемент цели. Попытку осмысления сетевой реальности с новых методологических позиций берет на себя сетевой подход. Последний есть (в том числе) порождение новых информационно-коммуникационных технологий, которые, в свою очередь обусловили зарождение нового типа реальности, так называемой виртуальной реальности.

Скажем иначе. Именно информационные технологии породили новый тип теоретизирования, который находит свое выражение в сетевом подходе, один из мировоззренческих аспектов которого, подчеркнем, основан на осознании онтологической значимости феномена общения. Информационные технологии обусловили и зарождение нового типа реальности, так называемой виртуальной реальности, сложнейшего феномена современности, к изучению которого исследователи зачастую не знают как подступиться. Амплитуда взглядов – весьма широка, однако более или менее углубленной и серьезной аналитики жизни в сети пока явно не хватает. К тому же, как замечает П. Ладлоу,«львиная доля академической писанины, посвященной киберпространству, просто ужасна: либо она отдает постмодернистской фразеологией, либо представляет собой некачественную социологию, через дебри которой невозможно пробраться» [5].

Виртуальная реальность сочетает в себе уход от ценностей (или псевдоценностей) реальной жизни и повышенное стремление к обособлению. Парадокс, но цель ухода – возможность непосредственного переживания собственного бытия, то есть, уход от жизни с целью прожить свою жизнь (именно это постулируют теоретики сети). В связи с этим, обратим отдельное внимание на слова Х. Бея, одного из авторов монографии, рельефно, на наш взгляд, указывающие на главный мотив погружения в виртуальный мир: называя пространство, конструируемое в сети Internet, временной автономной зоной (ВАЗ), автор ее высшую цель видит в том, чтобы «получить опыт непосредственного переживания бытия» [5], то есть тот опыт, который, в том числе, связан с феноменом общения и не находимый, продолжим мысль автора, в реальной действительности.

С известной степенью обоснованности можно утверждать, что сеть фокусирует, в чем-то опережает содержание реальной жизни, служит ее опережающим отражением.

Мы убеждаемся, что, как на уровне познания (гносеологичесикий аспект сетевого подхода), так и на уровне нового образа жизни (онтологический аспект) присутствует феномен общения как некая ценность, уходящая корнями вглубь человеческого существования, с одной стороны, с другой – прорастающая в совершенно новый тип человеческого бытия. При этом не совсем ясно, когда (и всегда ли?) при погружении в виртуальный мир идет речь о псевдопереживании или о псевдобытии, или о том и другом в какой-то непонятной нам взаимосвязи. Имеем ли мы дело с новыми формами фантазии, работы воображения, которые во все века продвигало человечество на новую ступень развития? Пока мы не знаем. Весьма сложно делать более или менее окончательные выводы.

Однако будем иметь в виду, что неумеренное преобладание игрового начала (столь характерное для виртуальной реальности), принципиальная особенность которого состоит в отсутствии функции невозврата, ведет к распаду объективно значимых взаимосвязей,  существенной деформации смысловой сферы личности, а в ряде случаев – к серьезным психическим расстройствам. И, если еще в начале ХХ в. Р. Музиль предостерегал злоупотреблением понятиями фантазии и иллюзии в теории и практике искусства, поскольку видел в этом путь к обесцениванию действительности и «недействительной» связи ее разрозненных элементов (а это уже «ведомство психиатрии») [1], то применительно к теории и практике виртуальной реальности актуальность взглядов австрийского писателя возрастает многократно.

Полагаем, что наиболее фундаментальные исследования будущего состоят в философском осмыслении следующих вопросов: в чем суть сетевого общества или, более локально, в чем заключены его сетевые эффекты; и главное, какую специфику приобретает феномен человека, каковы пути его развития и становления с учетом «сетевизации» основных сфер жизни и, пожалуй, самые значимые вопросы будут артикулироваться в связи с метаморфозами  основных детерминант человеческого бытия – деятельности, отношений и общения.

 

Литература:

1. Бердюгина Л.А. Роберт Музиль об искусстве как выражении сферы возможного // Вопросы музыкознания : сб. ст. / Новосиб. гос. консерватория им. М.И. Глинки. – Новосибирск, 1999.

2. Варела Ф., Матурана У., Урибе Р. Аутопоэз как способ организации живых систем; его характеристика и моделирование. – URL: http: // autopoiesis. narod.ru/papers/Maturana002.doc

3. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. – URL:http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Polit/kastel/intro.php

4. Коллинз Р. Социология философии: глобальная теория интеллектуального изменения. – Новосибирск: Сибирский хронограф. – 2002.

5. Криптоанархия, кибергосударства и пиратские утопии / под ред. П. Ладлоу. – Екатеринбург: Ультра. Культура, 2005.

6. Матурана, У., Варела, Ф. Древо познания: Биологические корни человеческого понимания. – М.: Прогресс–Традиция, 2001.

7. Ницше Ф. Веселая наука. – М., 1999.

8. Шенцева Е.А. Сетевой подход в контексте философского дискурса // Вопросы философии. – 2012. – № 8.

0
Ваша оценка: Нет Средняя: 6.7 (6 голосов)
Комментарии: 9

Кручинин Сергей

Уважаемая Елена Анатольевна!Без сомнения, проблема формирования информационного общества на сегодняшний день является одной из самых актуальных. В соответствии с этим, возникло понятие сетевого подхода, как совершенно справедливо указывает автор статьи. Виртуальная реальность в последнее время рассматривается как самостоятельная философская категория. Помимо этого, особое значение имеет социальная перцепция в виртуальном пространстве, несомненно, влияющая на процессы коммуникации в сетевом обществе. По мнению автора статьи, устройство и функционирование сетевого общества принципиально отличается от общества «обыденного». Данный тезис в контексте философии и культуры совершенно справедлив. Именно поэтому статья несет в себе значимую социально-культурную и философскую ценность.С Ув.

Дедюлина Марина Анатольевна

Спасибо!!! Очень интересная и актуальная статья.

Дедюлина Марина Анатольевна

Спасибо!!! Очень интересная и актуальная статья.

Саносян Хачатур

Уважаемая Елена. Вами рассмотрена очень важная проблема которая предполагает, "что феномен общения, являющийся одной из детерминант бытия, служит значительным мотивом ухода человека в виртуальную реальность. При этом последняя мыслится опережающим отражением реальной жизни с ее подлинными и мнимыми ценностями." С учетом изложенного надеюсь Ваш вклад на решение поставленных вопросов: "в чем суть сетевого общества или, более локально, в чем заключены его сетевые эффекты; и главное, какую специфику приобретает феномен человека, каковы пути его развития и становления с учетом «сетевизации» основных сфер жизни и, пожалуй, самые значимые вопросы будут артикулироваться в связи с метаморфозами основных детерминант человеческого бытия – деятельности, отношений и общения." С учетом, что "С известной степенью обоснованности можно утверждать, что сеть фокусирует, в чем-то опережает содержание реальной жизни, служит ее опережающим отражением.'' думается, как бы некоторых случаях отметил бы Владимир Владимирович -"Вы на правильном пути". С уважением и наилучшими пожеланиями в решении поставленных проблем, Х.А. Саносян

Саносян Хачатур

Уважаемая Елена. Вами рассмотрена очень важная проблема которая предполагает, "что феномен общения, являющийся одной из детерминант бытия, служит значительным мотивом ухода человека в виртуальную реальность. При этом последняя мыслится опережающим отражением реальной жизни с ее подлинными и мнимыми ценностями." С учетом изложенного надеюсь Ваш вклад на решение поставленных вопросов: "в чем суть сетевого общества или, более локально, в чем заключены его сетевые эффекты; и главное, какую специфику приобретает феномен человека, каковы пути его развития и становления с учетом «сетевизации» основных сфер жизни и, пожалуй, самые значимые вопросы будут артикулироваться в связи с метаморфозами основных детерминант человеческого бытия – деятельности, отношений и общения." С учетом, что "С известной степенью обоснованности можно утверждать, что сеть фокусирует, в чем-то опережает содержание реальной жизни, служит ее опережающим отражением.'' думается, как бы некоторых случаях отметил бы Владимир Владимирович -"Вы на правильном пути". С уважением и наилучшими пожеланиями в решении поставленных проблем, Х.А. Саносян

Луговая Татьяна Анатолиевна

Уважаемая Елена Анатольевна! Вы подняли животрепещущие проблемы виртуализации общества. Последнее, как утверждают многие теоретики информационного общества (Тоффлер, Ракитов, Масуда, Колин и многие другие) является неотъемлемой частью общества знаний, следствием процесса информатизации, которое, в свою очередь, имеет необратимый характер. Поэтому предполагаю, что виртуальное общение является не столько уходом от реального мира, сколько его требованием, важным условием успешности современного человека. Кстати, мы с Вами принимает непосредственное участие в сетевом общении))) Достаточно любопытным мне видится Ваше обращение к теоретической биологии в поиске сути сетевых отношений. Хотелось бы больше понять обозначенные Вами термины "аутопоэз", «аутопоэтическая сеть». Удачи в научном творчестве! С уважением, Татьяна Луговая.

Трещалин Михаил Юрьевич

Уважаемая Елена Анатольевна! Полагаю, речь идет исключительно о социальных сетях, в которых многие люди "живут" круглосуточно. Для них это образ жизни, а не уход от существующих реалий, "подлинное общение" с себе подобными. Хорошо это или плохо - поздно судить. Тем более, что все большее количество людей находит интересы используя Всемирную паутину. С уважением М.Ю. Трещалин

Трещалин Михаил Юрьевич

Уважаемая Елена Анатольевна! Полагаю, речь идет исключительно о социальных сетях, в которых многие люди "живут" круглосуточно. Для них это образ жизни, а не уход от существующих реалий, "подлинное общение" с себе подобными. Хорошо это или плохо - поздно судить. Тем более, что все большее количество людей находит интересы используя Всемирную паутину. С уважением М.Ю. Трещалин

Роман Клюйков Сергеевич

Уважаемая Елена Анатольевна! Если из Вашего "текста" выбросить слова "теоретизирования", останется: "Понятие "сеть" рассматривает фрагмент реальности через сеть его взаимодействий". Сеть через сеть! Только в конце следующего предложения появляется нужное ключевое слово - "взаимосвязь". Ещё пример: "Использование понятия "сеть" анализирует... появление новых сетей... различные виды сетей... укоренённость сети". И т.п. - по всему "тексту"! Неудивительно, что для Вас сталось "не совсем ясным", что виртуальная реальность - "новая ступень развития". Мир вокруг Человека и внутри его переполняется Информацией, чтобы в Итоге - вообще стать одной Информацией - см. наши доклады физ-мат. конференциях gisap 2015 (http://gisap.eu/ru/user/23714) - там ответы на все вопросы конца Вашего "текста". С уважением, Клюйковы
Комментарии: 9

Кручинин Сергей

Уважаемая Елена Анатольевна!Без сомнения, проблема формирования информационного общества на сегодняшний день является одной из самых актуальных. В соответствии с этим, возникло понятие сетевого подхода, как совершенно справедливо указывает автор статьи. Виртуальная реальность в последнее время рассматривается как самостоятельная философская категория. Помимо этого, особое значение имеет социальная перцепция в виртуальном пространстве, несомненно, влияющая на процессы коммуникации в сетевом обществе. По мнению автора статьи, устройство и функционирование сетевого общества принципиально отличается от общества «обыденного». Данный тезис в контексте философии и культуры совершенно справедлив. Именно поэтому статья несет в себе значимую социально-культурную и философскую ценность.С Ув.

Дедюлина Марина Анатольевна

Спасибо!!! Очень интересная и актуальная статья.

Дедюлина Марина Анатольевна

Спасибо!!! Очень интересная и актуальная статья.

Саносян Хачатур

Уважаемая Елена. Вами рассмотрена очень важная проблема которая предполагает, "что феномен общения, являющийся одной из детерминант бытия, служит значительным мотивом ухода человека в виртуальную реальность. При этом последняя мыслится опережающим отражением реальной жизни с ее подлинными и мнимыми ценностями." С учетом изложенного надеюсь Ваш вклад на решение поставленных вопросов: "в чем суть сетевого общества или, более локально, в чем заключены его сетевые эффекты; и главное, какую специфику приобретает феномен человека, каковы пути его развития и становления с учетом «сетевизации» основных сфер жизни и, пожалуй, самые значимые вопросы будут артикулироваться в связи с метаморфозами основных детерминант человеческого бытия – деятельности, отношений и общения." С учетом, что "С известной степенью обоснованности можно утверждать, что сеть фокусирует, в чем-то опережает содержание реальной жизни, служит ее опережающим отражением.'' думается, как бы некоторых случаях отметил бы Владимир Владимирович -"Вы на правильном пути". С уважением и наилучшими пожеланиями в решении поставленных проблем, Х.А. Саносян

Саносян Хачатур

Уважаемая Елена. Вами рассмотрена очень важная проблема которая предполагает, "что феномен общения, являющийся одной из детерминант бытия, служит значительным мотивом ухода человека в виртуальную реальность. При этом последняя мыслится опережающим отражением реальной жизни с ее подлинными и мнимыми ценностями." С учетом изложенного надеюсь Ваш вклад на решение поставленных вопросов: "в чем суть сетевого общества или, более локально, в чем заключены его сетевые эффекты; и главное, какую специфику приобретает феномен человека, каковы пути его развития и становления с учетом «сетевизации» основных сфер жизни и, пожалуй, самые значимые вопросы будут артикулироваться в связи с метаморфозами основных детерминант человеческого бытия – деятельности, отношений и общения." С учетом, что "С известной степенью обоснованности можно утверждать, что сеть фокусирует, в чем-то опережает содержание реальной жизни, служит ее опережающим отражением.'' думается, как бы некоторых случаях отметил бы Владимир Владимирович -"Вы на правильном пути". С уважением и наилучшими пожеланиями в решении поставленных проблем, Х.А. Саносян

Луговая Татьяна Анатолиевна

Уважаемая Елена Анатольевна! Вы подняли животрепещущие проблемы виртуализации общества. Последнее, как утверждают многие теоретики информационного общества (Тоффлер, Ракитов, Масуда, Колин и многие другие) является неотъемлемой частью общества знаний, следствием процесса информатизации, которое, в свою очередь, имеет необратимый характер. Поэтому предполагаю, что виртуальное общение является не столько уходом от реального мира, сколько его требованием, важным условием успешности современного человека. Кстати, мы с Вами принимает непосредственное участие в сетевом общении))) Достаточно любопытным мне видится Ваше обращение к теоретической биологии в поиске сути сетевых отношений. Хотелось бы больше понять обозначенные Вами термины "аутопоэз", «аутопоэтическая сеть». Удачи в научном творчестве! С уважением, Татьяна Луговая.

Трещалин Михаил Юрьевич

Уважаемая Елена Анатольевна! Полагаю, речь идет исключительно о социальных сетях, в которых многие люди "живут" круглосуточно. Для них это образ жизни, а не уход от существующих реалий, "подлинное общение" с себе подобными. Хорошо это или плохо - поздно судить. Тем более, что все большее количество людей находит интересы используя Всемирную паутину. С уважением М.Ю. Трещалин

Трещалин Михаил Юрьевич

Уважаемая Елена Анатольевна! Полагаю, речь идет исключительно о социальных сетях, в которых многие люди "живут" круглосуточно. Для них это образ жизни, а не уход от существующих реалий, "подлинное общение" с себе подобными. Хорошо это или плохо - поздно судить. Тем более, что все большее количество людей находит интересы используя Всемирную паутину. С уважением М.Ю. Трещалин

Роман Клюйков Сергеевич

Уважаемая Елена Анатольевна! Если из Вашего "текста" выбросить слова "теоретизирования", останется: "Понятие "сеть" рассматривает фрагмент реальности через сеть его взаимодействий". Сеть через сеть! Только в конце следующего предложения появляется нужное ключевое слово - "взаимосвязь". Ещё пример: "Использование понятия "сеть" анализирует... появление новых сетей... различные виды сетей... укоренённость сети". И т.п. - по всему "тексту"! Неудивительно, что для Вас сталось "не совсем ясным", что виртуальная реальность - "новая ступень развития". Мир вокруг Человека и внутри его переполняется Информацией, чтобы в Итоге - вообще стать одной Информацией - см. наши доклады физ-мат. конференциях gisap 2015 (http://gisap.eu/ru/user/23714) - там ответы на все вопросы конца Вашего "текста". С уважением, Клюйковы
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.