facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip

ОСОБЕННОСТИ СТИМУЛИРУЮЩЕГО ДЕЙСТВИЯ ДРОЖЖЕВОЙ НИЗКОМОЛЕКУЛЯРНОЙ ДВУСПИРАЛЬНОЙ РНК НА БИОСИНТЕЗ ЛИЗОФОСФАТИДИЛХОЛИНОВ АКТИВНЫХ В РЕГУЛЯЦИИ ИММУНОЛОГИЧЕСКОЙ ФУНКЦИИ ОРГАНИЗМА

Автор Доклада: 
Карагезян К.Г., Овакимян С.С., Сафарян М.Д., Амирханян О.М., Элбакян Г.В., Карагезян М.К., Овакимян С. С. , Мамиконян В.Х., Арутюнян Д.А., Захарян А.Р., Гюльбудагян Г.А.
Награда: 
ОСОБЕННОСТИ СТИМУЛИРУЮЩЕГО ДЕЙСТВИЯ ДРОЖЖЕВОЙ НИЗКОМОЛЕКУЛЯРНОЙ ДВУСПИРАЛЬНОЙ РНК НА БИОСИНТЕЗ ЛИЗОФОСФАТИДИЛХОЛИНОВ АКТИВНЫХ В РЕГУЛЯЦИИ ИММУНОЛОГИЧЕСКОЙ ФУНКЦИИ ОРГАНИЗМА

ОСОБЕННОСТИ СТИМУЛИРУЮЩЕГО ДЕЙСТВИЯ ДРОЖЖЕВОЙ НИЗКОМОЛЕКУЛЯРНОЙ ДВУСПИРАЛЬНОЙ РНК НА БИОСИНТЕЗ ЛИЗОФОСФАТИДИЛХОЛИНОВ АКТИВНЫХ В РЕГУЛЯЦИИ ИММУНОЛОГИЧЕСКОЙ ФУНКЦИИ ОРГАНИЗМА

Константин Григорьевич Карагезян, д-р биол. наук, проф., акад.,
С.С.Овакимян, М.Д.Сафарян, О.М.Амирханян, Г.В.Элбакян, М.К.Карагезян,
Сур. С. Овакимян, В.Х.Мамиконян, Д.А.Арутюнян, А.Р.Захарян,
Г.А.Гюльбудагян
Научно-технологический Центр органической и фармацевтической химии Национальной Академии Наук республики Армения

Результаты настоящих исследований дополняют сведения о роли кальциевого преципитата дрожжевой низкомолекулярной двуспиральной РНК (Са2+-дс-РНК) в индукции интерферона и стабилизации иммунологического статуса организма. Установлена роль изученного физиологически активного соединения в интенсификации процессов деацилирования фосфатидилхолинов с образованием лизофосфатидилхолинов, участвующих в антителообразовательной функции организма. Сообщается принципиально новая научная информация о важности участия клеточных мембран, в том числе эритроцитарных в реакциях иммуностимуляции биологических систем организма.

The date obtained the additional information about the regulatory role of the calcium precipitate of the yeast low molecular double stranded RNA (Ca2+-ds-RNA) in the process of interferon induction. They inform also about the role of this physiologically active compound in intensification of phosphatidylcholines deacilation reactions, which are accompanied by formation of lysophosphatidylcholines which demonstrate high participation in antibody formation function of the organism.

Выяснение истинной природы молекулярно-биологических регуляторных механизмов становления, развития и стабилизации иммунологической активности организма по сей день остается одной из наиболее актуальных и неразрешенных задач современной медико-биологической науки. С отмеченной точки зрения заслуживают пристального внимания результаты исследований по выявлению и изучению особенностей стимулирующего действия модифицированного учеными Армении кальциевого преципитата дрожжевой низкомолекулярной двуспиральной РНК (Са2+-дс-РНК) на иммунологический статус как физиологически метаболизирующего организма, так и особенно при его различных экстремальных и болезненных состояниях. Это в частности касается ингибирующего действия указанного физиологически активного соединения на новообразовательные и пролиферативные процессы [2,8,16], нарушения пейсмекерной активности клетки [9,19], расстройства определенных категорий ретровирусов [3] и транскрипции гена в клетках лимфосаркомы Плиссе [18], а также систем противовоспалительного действия [1,4-7]. Примечательна при этом роль Са2+-дс-РНК как индуктора интерферона [20], выступающего в качестве стимулятора первичного и вторичного иммунных ответов, а также регулятора активности определенных категорий фосфолипид (ФЛ)-зависимых ферментов.

В связи с отмеченным особого внимания заслуживают указания о неспецифическом стимулирующем влиянии Са2+-дс-РНК на активность фосфолипазы А2 (ФЛаза А2), катализирующей реакцию деацилирования ФЛ-глицеридов, и главным образом их основных представителей – фосфатидилхолинов (ФХ), сопровождающуюся образованием лизопроизводных этих соединений, в частности лизоФХ (ЛФХ) и выбросом большого количества неэтерифицированных жирных кислот (НЭЖК) полиенового ряда. Интенсивное вовлечение последних в реакции свободнорадикального окисления (СРО) сопровождается образованием продуктов их переокисления, обладающих в высоких концентрациях ярко выраженным мембранотоксическим мембранолитическим действием. Механизм активации ФЛазы А2 различными иммуностимуляторами остается неизученным, несмотря на имеющиеся сведения относительно активирующего влияния ЛФХ на адъювантный эффект в опытах in vivo, а следовательно, и на иммунологические особенности организма[1]. Следовательно, стимулирующее действие некоторых лизопроизводных ФЛ на процесс формирования гуморального и клеточного иммунного ответа при участии этих факторов в усилении тормозного действия макрофагов на рост раковых клеток с избирательным расстройством в них процессов метаболизма ФЛ заслуживает пристального внимания. Антиопухолевое действие лизопроизводных ФЛ, по всей вероятности, обусловлено нарушением постоянства окружения ФЛ многих мембраносвязанных липид-зависимых ферментов, катализирующих реакции образования циклических нуклеотидов, а также участвующих в образовании простагландинов, причастных к регуляторным механизмам процессов иммунитета [10,12,13,15].

Таким образом, среди ФЛ, известных широким спектором своих структурно-функциональных и метаболических особенностей, одной из наиболее примечательной оказывается фракция ЛФХ, заметное увеличение содержания которой на фоне действия определенных концентраций Са2+-дс-РНК [20] характеризуется полиморфизмом их участия в формировании регуляторных механизмов, обусловливающих становление, развитие и генерализацию иммунного статуса отдельных биологических систем и организма в целом. Причастность лизопроизводных различных ФЛ, в том числе и ЛФХ, к определенным фундаментальным положениям биологии и патофизиологии была предметом специальных обсуждений на Годичной сессии Нью-Йоркской академии наук 2000 г [31]. В перечне затронутых вопросов примечательны лизопроизводные различных ФЛ, в частности фосфатидных кислот (ЛФК) сыворотки крови [43], отличающиеся высоким уровнем активности особенно при трансформации их в циклические формы [30], отличающиеся спецификой в реализации межклеточных взаимодействий элементов крови [52]. Немаловажно участие ЛФК и в реализации процессов катехоламинообразования в хромафинных гранулах [61], структурно-функциональных преобразованиях моноцитов [46,50,51,54], осуществлении многочисленных нейрогенных феноменов [25,36,37,41,42,58] и тромбоцитсинтезирующей функции организма [27,55,56,57,59,60,62]. Физиологическая значимость эффективности действия лизолипидов наиболее примечательна при сочетанном их применении с различными продуктами метаболизма, в частности гликолипидами [24,33,35,44,45,48], наделенными свойствами физиологически активных соединений.

Вышеизложенное послужило основанием к проведению специальных исследований по изучению особенностей качественно-количественных сдвигов ФЛ различных категорий в мозговой ткани и цельной крови белых крыс в различные периоды действия определенных концентраций Ca2+-дс-РНК.

Материалы и методы
Исследования были проведены на 48 белых крысах-самцах, массой 180-200 г. Мембраны эритроцитов (МЭ) получали по Лимберу (47) методом осмотического шока эритроцитов стабилизированной цельной крови, добываемой проколом шприцом места слияния верхней полой и подключичной вен (angulus venosus) белых крыс, фиксированных на станках для мелких животных. Умерщвление последных производили под легким эфирным наркозом. Изолирование головного мозга, удаление его кровеносных сосудов, декапсулирование и гомогенизацию производили в холодных условиях в предельно ограниченное время. Фракционирование, концентрирование и очистку Са2+-дс-РНК проводили по методу Кроненберга и Хемфри [20] при тестировании полученных препаратов в качестве двуспиральных молекул [3] с молекулярной массой 20*103-150*103 Дальтон. Инъекции раствора Са2+-дс-РНК производили внутрибрюшинно в дозе 1 мл.

Экстракцию ФЛ из объектов исследования производили по Фолчу [29] в модификации Карагезяна [22], состоящей в предварительном обезвоживании испытуемого материала с помощью абсолютного ацетона. Фракционирование индивидуальных ФЛ осуществляли методом одномерной восходящей хроматографии в тонком слое силикагеля в системе растворителей, состоящей из хлороформа, метанола и концентрированного аммиака в объемных соотношениях 65:35:5.

Фракции ФЛ идентифицировали применением их стандартов, производства "Sigma" (США). Количество липидного фосфора, минерализованного в среде концентрированной серной и азотной кислот, определяли спектрофотометрически по методу Фиске и Суббароу [28], в мкг липидного фосфора/мг сухого остатка исследуемого материала или в мкг липидного фосфора/мг белка [49] по каждому индивидуальному представителю ФЛ.

Полученные результаты обработаны методом вариационной статистики по критерию Стьюдента-Фишера.

Результаты и обсуждение
Согласно данным, отраженным в таблице 1, действие Ca2+-дс-РНК в течение 30 мин сопровождалось с одной стороны, значительным уменьшением в мозговой ткани суммарного (С) содержания НФЛ (СНФЛ) за исключением уровня ЛФХ, возраставшего более чем на 131% по сравнению с контрольным, с другой - параллельно наблюдавшимся увеличением количества основных представителей КФЛ - МФИ и ФС соответственно в пределах 50 и 40%. В связи с отмеченным в результате противоположно развивавшихся сдвигов СНФЛ и СКФЛ уменьшение при этом СФЛ под действием испытанного физиологически активного соединения по сравнению с контролем составляло всего 8%. Отмечавшееся на этом фоне ярко выраженное нарушение филогенетически установленного постоянства соотношений между СНФЛ и СКФЛ, характеризовалось значительным уменьшением коэффициента (К) отношения СНФЛ к СКФЛ (К СНФЛ/СКФЛ) до 55% от контроля за счет понижения содержания СНФЛ в СФЛ на 20% и увеличения в ней СКФЛ на 43 %.

таблица ДНК

Аналогичная закономерность в качественно-количественных сдвигах ФЛ различных категорий в мозговой ткани подопытных животных констатировалась и спустя 60 мин после действия Ca2+-дс-РНК. Согласно данным, приведенным в таблице 2, на 90-й и тем более 120-й мин после его введения отмечалась тенденция к упорядочению общей картины ФЛ – ФЛ соотношений на фоне статистически достоверного доминирования содержания ЛФХ, СФМ и ФЭ над их исходными показателями, регуляторная роль которых представляет особый интерес в плане их участия в обеспечении неспецифической иммунорезистентности организма [10-15,31], особенно на фоне введений Ca2+-дс-РНК. Установленная при этом стабильность количественного содержания ФС в мозговой ткани в пределах нормы расценивается как проявление компенсаторной реакции организма на уровне энергогенерирующих систем субклеточных образований при активном участии всех КФЛ и главным образом ФС как основных представителей этих соединений.

таблица ДНК

Учитывая вышеизложенное, дальнейшее развитие этих исследований под действием Ca2+-дс-РНК проводилось нами на МЭ крови, считающихся универсальной моделью всех видов мембранных образований.

На основании результатов, отраженных в таблице 3, на 30-й и особенно 60-й мин действия Ca2+-дс-РНК в МЭ имело место заметное возрастание содержания ЛФХ соответственно на 112,7 и 267,3%. Аналогичные сдвиги в сравнительно меньшей степени констатировались и в количественных сдвигах КФЛ – МФИ (42,3 и 102,0%), ФС (61,2 и 120,4%), ФК (68,2 и 91,0%) и КЛ (58,1 и 80,6%), что и стало причиной уменьшения К СНФЛ/СКФЛ на 65,0 и 72,0% соответственно. 

таблица ДНК

Результаты дальнейших наблюдений, приведенные в таблице 4, свидетельствуют об имевшем место заметном корригировании уровня ФЛ-ФЛ соотношений в МЭ, в виде ярко выраженной тенденции к упорядочению К СНФЛ/СКФЛ, обусловленному сокращением этого расхождения до 40,0 и 22,0% соответственно, благодаря увеличению СНФЛ, главным образом за счет ФХ.

таблица ДНК

Таким образом, заслуживает особого внимания регуляторная роль Ca2+-дс-РНК в отношении определенных звеньев метаболизма ФЛ, оказываемая, в частности, на активность ФЛазы А2, катализирующей процесс деацилирования ФЛ-глицеридов, главным образом ФХ, сопровождающийся образованием ЛФХ и выходом значительных количеств НЭЖК. Являясь поверхностно активными соединениями последние в чрезмерно высоких концентрациях проявляют выраженное мембранотоксическое мембранолитическое действие с дестабилизацией барьерной функции клетки и извращением процессов трансмембранного переноса веществ.

Следовательно, активирующее действие умеренно высоких концентраций Ca2+-дс-РНК на ФЛазу А2, сопровождающееся резкими межфракционными изменениями ФЛ в изученных биологических системах, характеризуется и развитием соответствующих структурно-функциональных особенностей последних. Согласно нашим представлениям, наиболее примечательным при этом является факт статистически достоверного доминирования содержания ЛФХ в МЭ над верхними границами нормы, чему отводится важная адъювантная роль в формировании иммунорезистентности целостного организма [31].

Заключение
Результаты наших ранее проведенных исследований по изучению особенностей участия Ca2+-дс-РНК в индукции мозгового интерферона [1-8, 16-19], а также данные последующих наблюдений о ее активирующем влиянии на процесс образования лизоформ ФЛ-глицеридов, в частности ЛФХ, участвующих в антителообразовательной функции, свидетельствуют об их достоверности, не подлежащей сомнениям. Следовательно, на современном этапе изучения функциональной роли ФЛ в обеспечении физиологической активности клетки в т.ч. ее иммунологических свойств при активных метаболических преобразованиях диацильных и лизоформ ФЛ обретает особое значение, акцентирующее, в частности, мембранную природу антителообразовательной функции организма, требующей к себе особого внимания в плане досконального выявления специфики их молекулярно-биологических механизмов.

Литература:
1.Аветисян И.В., Джанполадян Е.Г., Агабалян А.С. “Влияние кальциевого преципитата дс-РНК на выживаемость животных при некоторых экспериментальных патологиях.” Биол. Ж. Армении, 50(1-2), 91-92, 1997.
2.Агабалян А.С., Давтян О.Я., Багдасарян А.А., Манукян Ж.В., Мартиросян В.С., Рухкян Л.А., Захарян Р.А. “Влияние кальциевых форм РНК на развитие опухолевого процесса.” ДНАН РА, 88(1), 31-34, 1989.
3.Агабалян А.С., Рухкян Л.А., Захарян Р.А. “Подавление размножения ретровируса MuLV препаратами Ca-дс-РНК и Са-низкомолекулярной РНК из дрожжей.” ДНАН РА, 88(2): 93-96, 1989.
4.Агабалян А.С., Назаров Л.У., Базиян А.Р., Акопян Э.Б., Багдасарян А.А., Геворкян Г.А., Чухаджян Г.А., “Захарян Р.А. Дс-РНК как фактор, стимулирующий регенеративные и репаративные процессы в раневых тканях.” ДНАН РА, 94(3): 173-177, 1993.
5.Агабалян А.С., Агавелян А.М., “Давтян О.Я., Макарян А.П., Акопян А.С., Карагезян К.Г. Применение низкомолекулярной РНК для профилактики послеоперационных осложнений.” ДНАН РА, 98(2): 166-169, 1997.
6.Агабалян А.С., Аветисян И.В., Карагезян К.Г. “Влияние кальциевого преципитата двуспиральной РНК на развитие нейротропного штамма вируса гриппа А в организме лабораторных животных.” Нейрохимия, изд. РАН и НАН РА, 15(2): 207-208, 1998.
7.Агабалян А.С., Туманян М.А., Захарян Р.А. “Стимуляция восстановительных процессов при экспериментальном гепатите.” ДНАН РА, 98(4): 363-365, 1998.
8.Агабалян А.С., Агавелян А.М., Казарян А.В. “К вопросу профилактики развития послеоперационных рецидивов и метастазов у больных колоректальным раком.” Сб. научных трудов, посв. 70-летию ЕрГМУ. 59-61, 2000.
9.Айрапетян С.Н., Захарян Р.А., Рычков Г.Е., Дадалян С.С., Бакунц И.С., Агабалян А.С. “Дс-РНК стимулятор пейсмекерной активности клетки” ДНАН РА, 284(6): 1499-1501, 1985.
10.Бергельсон Л.Д., Дятловицкая Э.В. «Итоги науки и техники. Серия “Иммунология”.» М.: ВИНИТИ, 22: 6-21,1988.
11.Дятловицкая Э.В., Крюкова Е.В., Сускова В.С., Емец В.И., Мецуленко Е.Н., Шелков Б.И., Бергельсон Л.Д. “Влияние ганглеозидов плаценты на бласттрансформацию и Т-супрессорную активность лимфоцитов человека.” Иммунология, (2): 27-29, 1990.
12.Дятловицкая Э.В., Текиева Е.А., Леменовская О.Г., Сомова О.Г., Бергельсон Л.Д. “Ганглеозиды GM3 и GD3 в опухолях желудка в молочной железы человека.” Биохимия, 56(4): 560-564, 1991.
13.Дятловицкая Э.В. “Сфинголипиды и злокачественный рост.” Биохимия, 60: 843-850, 1995.
14.Дятловицкая Э.В., Андреасян Г.О., Малых Я.Н. “Церамиды и ганглеозиды яичника человека при старении.” Биохимия, 60: 1302-1306, 1995.
15.Дятловицкая Э.В., Андреасян Г.О., Малых Я.Н., Рылова С.Н. “Шеддинг ганглеозидов и изменение биосинтеза церамидов в опухолях яичников человека.” Биохимия, 62: 651-656, 1997.
16.Захарян Р.А., Месропян Н.П., Мовсесян А.В., Агабалян А.С., Акопян Ж.И. “Противоопухолевая активность Са-двуспиральной РНК из нуклеината натрия.” Экспериментальная онкология, (3): 54-56, 1985.
17.Захарян Р.А., Тадевосян Ю.В., Азарян Н.Г., Карагезян К.Г. “К механизму активации процесса трансформации E-coli дс-РНК.” Биол. Ж. Армении. изд. НАН РА, 42(2): 99-103, 1988.
18.Захарян Р.А., Казарян П.А., Агабалян А.С., Карагезян К.Г. “Стимуляция Са2+-дс-РНК синтеза цАМФ и ингибирование транскрипции гена “myc” в клетках лимфосаркомы Плиссе.: ДоНАН РА, 97(1): 63-66,1997.
19.Захарян Р.А., Рычков Г.Е., Дадалян С.С., Бакунц И.С., Агабалян А.С., Рухкян Л.А., Айрапетян С.Н. Действие двухцепочечной РНК на мембранные процессы пейсмекерного нейрона // Нейрохимия РАН и НАН РА, 5(3): 239-246, 1998.
20.Карагезян К.Г., Захарян Р.А., Овакимян С.С. Качественные и количественные изменения фосфолипидов в крови и мозге крыс под воздействием Са2+-дс-РНК // Биол. Ж. Армении, 40(12): 979-985, 1987.
21.Карагезян К.Г., Карапетян Э.Т., Сафарян М.Д. “Мембранные эффекты дс-РНК.” III республиканская конференция ''Достижения Физико-химической биологии и особенности путей их внедрения (Тезисы докладов), Ереван, 11, 1989.
22.Карагезян М.К. “Изучение молекулярных механизмов токсических эффектов микотоксина зеараленона.” Дисс. …. канд.биол.наук, 1997, 120с.
23.Мовсесян С.О., Агабалян А.С. “Влияние низкомолекулярной РНК на показатели неспецифической резистентности ягнят при экспериментальном диктиокаулезе.” Ветеринария, (11): 25-27, 1996.
24.Basu S., Kolesnick R. “Stress signals for apoptosis: ceramide and c-Jun kinase.” Oncogene, 17: 3277-3285, 1998.
25.Bonventre J.V., Huang Z., Taheri M.R., O’Leary E., Li E., Miskowitz M.A., Sapirstein A. “Reduced fertility and postishiemic brain injury in mice deficient in cytosolic phospholipase A2.” Nature, 390: 622-625, 1979.
26.Defranco A.L., Raveche E.S., Asofsky R. “Frequency of B lymphocytes responsive to antiimmunoglobulin.” J. Exp. Med., 155: 1523-1536, 1982.
27.Eichholtz T., Jalink K., Fahrenfort I., Moolenaar W.H. “The bioactive phospholipid lysophosphatidic acid is released from activated platelet.” Biochem. J., 291: 677-680, 1993.
28.Fiske C.H., Subbarow Y. “The coloriments determination of phosphorus.” J. Biol. Chem., 66: 365, 1925.
29.Folch J., Lees M., Sloan-Stanley G. H. “A simple method for the isolation and purification of total lipids from animal tissues.” J. Biol. Chem., 226: 497–509, 1957.
30.Freidman P., Haimovitz R., Markman O., Roberts M.F., Shinitzky M. “Conversion of lysophosholipids to cyclic lysophosphatidic acid by phospholipase D.” J. Biol. Chem., 271: 953-957, 1996.
31.Goetzl E.J., Lynch K.R. “Lysophospholipids and eicosanoids in biology and pathophysiology.” Annals of the New-York Academy of Sciences, 905: 357, 2000.
32.Graler M.H., Bernhardt G., Lipp M. “Edg6, a novel G protein-coupled receptor related to receptors for bioactive lysophospholipids, is specifically expressed in lymphoid tissue.” Genomics, 53: 164-169, 1998.
33.Green D.R., Read J.C. “Mitochondrial and apoptosis.” Science, 281: 1308-1312, 1998.
34.Grigoryan G.A., Haroutjunian V.M., Karageuzyan K.G., Zakharyan R.A., Malikoyan S.A. “The role of interfractional transformation of the individual representatives of phospholipids in the rat blood erythrocytes upon the action of synthetic N-terminal fragments corresponding to immunomodulators at its treatment.” International Small Conference “Brain and immune system”, Yerevan-Dilidjan, 2.1997,
35.Hannun Y.A. “Functions of ceramide in co-ordinating cellular responses to stress.” Science, 274: 1855-1859, 1996.
36.Hecht J.H., Weiner J.A., Post S.R., Chun J. “Ventricular zone gene-1 (vzg-1) encodes a lysophosphatidic acid receptor expressed in neurogenic regions of the developing cerebral cortex.” J. Cell. Biol., 135: 1071-1083, 1996.
37.Holsberg F.W., Steiner M.R., Keller J.N., Mark R.J., Mattson M.P., Steiner S.M. “Lysophosphatidic acid induces necrosis and apoptosis in hippocampial neurons.” J. Neurochem., 70: p. 66-76, 1998.
38.Karageuzyan K.G., Zakharyan R.A., Bakunz K.A., Hovakimyan S.S. “High specificity reception of double stranded RNA on neuronal plasmatic membrane.” Giuseppe Percellati Foundation International Meeting of Neurochemical Aspects of Phospholipid Metabolism (Abstracts), Italy, Perugia, 66, 1988.
39.Karageuzyan K.G., Zakharyan R.A., Hovakimyan S.S., Vardanyan M.K. “On the mechanism of transporting the exogenic DNA, RNA through plasmatic membrane of bone morrow cells.” The 19th World Congress of the International Society for Fat Research (ISF) and the 27th Annual Meeting Oil Chemistry, Japan, Tokyo, Abstract 3P12, 357, 1988.
40.Karageuzyan K.G., Zakharyan R.A., Hakobyan Zh.I. “The possible mechanism of the inhibitory action of ds-RNA on the development of viral infection.” FEBS, 19th Meeting, Rome, Abstract TH113, 1989.
41.Keller J.N., Steiner M.R., Mattson M.P., Steiner S.M. “Lysophosphatidic acid decreases glutamate and glucose uptake by astrocytes.” J. Neurochem., 67: 2300-2305, 1996.
42.Keller J.N., Kindy M.S., Holstberg F.W., St Clair D.K., Yen H.C., Germeyer A., Steiner S.M., Bruce-Keller A.J., Hutchins J.B., Mattson M.P. “Mitochondrial mangenase superoxide dismutase prevents neural appotosis and reduces ishiemic brain injury: suppression of peroxynitrite production, lipid peroxidation, amd mitochondrioal disfunction.” J. Neurosci., 18: 687-697, 1996.
43.Koboyashi T., Tanaka-Ishii R., Taguchi R., Ikezawa H., Murakami-Mirofushi K. “Existence of a bioactive phospholipid, cyclic phosphatidic acid in human serum.” Life Sci., 56: 245-253, 1999.
44.Kolesnick R.N., Kronk M. “Regulation of ceramide production and apoptosis.” Annue. Rev. Physiol., 60: 643-665, 1998.
45.Kolesnick R.N., Hunnan Y.A. “Ceramide and apoptosis.” Trends Biochem. Sci., 24: 224-225, 1999.
46.Korotaeva A.A., Cheglakov I.B., Marozkin A.D., Suslova I.V., Prokazowa N.V. “Effect of lysophosphatidylcholine on the structure and function of low density lipoproteins.” Membr. Cell. Biol., 10: 521-534, 1997.
47.Limber G.K., Davis R.F., Bakerman S. “Acrylamide gel electrophoresis studies of human erythrocyte membrane.” Blood, 36(1): 111–118, 1970.
48.Liu B., Obeid L.M., Hunnan Y.A. “Sphigomyelines in cell regulation.: Semin. Cell. Dev. Biol., 8: 311-322, 1997.
49.Lowry O.H., Rosebrough N.J., Farr A.L., Randall R.J. “Protein measurement with the folin phenol reagent.” J. Biol. Chem., 193: 265-275, 1951.
50.Nakano T., Raines E.W., Abraham J.A., Klagsbrun M., Ross R. “Lysophosphatidylcholine upregulates the level of heparine-binding epidermal growth factor-like growth factor mRNA in human monocytes.” Proc. Natl. Acad. Sci., USA, 91: 1069-1073, 1994.
51.Quinn M.T., Kondratenko N., Parthasarathy S. “Analysis of the monocyte chemotactic response to lysophosphatidylcholines: role of lysophospholipase C.” Biochim. Biophys. Acta., 1082: 293-302, 1991.
52.Ritzza C., Leintinger N., Yue J., Fisher D.J., Wang D.A., Shih P.T., Lee H., Tigyi G., Berliner J. “LPA as a regulator of endothelial/leukocyte interaction.” J. Lab. Invest., 79: 1227-1235, 1999.
53.Roper R.L., Phillips R.P. “Prostaglandin E2 and cAMP inhibit B lymphocytes activation and simultaneously promote IgE and IgGl synthesis.” J. Immunol., 149: 2984-2991, 1992.
54.Sakai M., Miyazaki A., Hakamata H., Sasaki T., Yui S., Yamazaki M., Shichiri M., Horiuchi S. “Lysophosphatidylcholine plays an essential role in the mitogenetic effect of oxidized low density lipoprotein on murine macrophages.: J. Biol. Chem., 269: 31430-31435, 1994.
55.Schumacher K.A. at all. “The thrombicyte aggregation effect of phosphatidic acid and their lysoderivatives.” Forschr. Med., 95: 2715-2720, 1977.
56.Schumacher K.A. at all. “Platelet aggregation evoked in vitro and in vivo by phosphatidic acid and lysoderivatives: identity with substances in aged serum (DAS).” Thromb. Haemostasis, 42: 631-640, 1979.
57.Simon M.F., Chap H., Douste-Blazy L. “Human platelet aggregation induced by l-alkyl-lysophosphatidic acid and its analogs: a new group of phospholipid mediators.” Biochem. Biophys. Res. Common, 108: 1743-1750, 1982.
58.Simonian N.A., Coyle J.T. “Oxidative stress in neurodegenerative diseases.” Annu. Rev. Pharmacol. Toxicol., 36: 88-106, 1996.
59.Sugiura T.A., Tokumura A., Gregory L., Nouchi T., Weintroub S.T., Hanahan D.J. “Biochemical characterization of the interaction of lipid phosphoric acids with human platelets: comparison with platelet activating factor.” Arch. Biochem. Biophys., 311: 358-368, 1994.
60.Tokomura A., Fukuzawa K., Isobe J., Tsukatani H. “Lysophosphatidic acid-induced aggregation of human and platelets: structure-activity relationship.” Biochem. Biophys. Res. Common, 99: 391-398, 1981.
61.Tokumura A., Okuno M., Fukuzava K., Houchi H., Oka M. “Two effects of lysophosphatidic acid on Ca2+-movement in cultured bovine adrenal chromaffin cells.” J. Lipid Med. Cell Signaling, 14: 127-135, 1996.
62.Watson P.S., McConell R.T., Lapetina E.G. “Decatedyl Lysophosphatidic acid induces platelet aggregation through an extracellular action.” Biochem. J., 232: 61-66, 1985.

4
Ваша оценка: Нет Средняя: 4 (1 голос)
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.