facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

ВЕРБАЛИЗАЦИЯ КОНЦЕПТА «БРУТАЛЬНОСТЬ» В РАЗЛИЧНЫХ ДИСКУРСАХ УКРАИНСКОЙ И РУССКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУР

ВЕРБАЛИЗАЦИЯ КОНЦЕПТА «БРУТАЛЬНОСТЬ» В РАЗЛИЧНЫХ ДИСКУРСАХ УКРАИНСКОЙ И РУССКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУР
Лилия Шутова, преподаватель, кандидат филологических наук

Луганский национальный университет имени Тараса Шевченко, Украина

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Украина";

Открытое Европейско-Азиатское первенство по научной аналитике;

Современная лингвистика характеризуется повышенным вниманием к когнитивной составляющей языковой картины мира. Язык, по Г. Колшанскому, – это «интериоризация мышления, облеченная в материальную форму». В связи с этим все существующее в нем является важным предметом исследования как результат движения мысли. «Услышать» мысль мы можем посредством слов: «мы можем добраться до мысли только через слова (никто еще пока не изобрел другого способа)». Культурные смыслы, закрепленные в сознании носителей языка, создают свою систему, называемую концептосферой и представляющую собой объединение концептов. На сегодня существует несколько подходов к исследованию этих «сгустков культуры в сознании человека» (Ю. Степанов). Для наиболее полной картины исследования на сегодня важным является привлечение механизмов психологии, культурологии, гендерологии, этнолингвистики и др.

Поскольку «опыт в коллективном и индивидуальном сознании концептуализируется не произвольно, а в соответствии с определенными ориентирами, которые обусловлены личной и совокупной деятельностью, направленной на освоение внешнего и внутреннего мира», то современное научное знание должно базироваться на исследованиях способов отображения лингвокультурных концептов как отдельных, так и нескольких культур, что дает исследователю понимание особенностей сознания представителей разных языковых сообществ и предлагает вектор дальнейших исследовательских действий.

Опираясь на понимание концепта как ментального образования, объединяющего три составляющих (понятийную, образную и ценностную), проанализируем структуру концепта «брутальность» в русской и украинской лингвокультурах. Этот термин относительно недавно активизировался в речевом обиходном употреблении двух культур, хотя не является новым для языкового сообщества. Учитывая отсутствие данного термина во многих словарях, но активность его употребления в произведениях современной художественной литературы, в публицистическом и разговорном дискурсах, имеет смысл рассмотреть особенности функционирования его в языковом сознании русского и украинского народов.

Согласно данным словарей, брутальный [лат. brutalis– жестокий] –грубый, суровый, жестокий, зверский. Большой толковый словарь современного украинского языка дает два значения этого слова: «1. Грубий; жорстокий (про вдачу, поводження і т. ін.). 2. зах. Великий, сильний».

Этимологический словарь украинского языка указывает на польское посредничество этого слова из французского языка: «brutal– «грубий, брутальний; тваринячий, звірячий; раптовий, різкий» походить від слат. brutalis, пов’язаного з лат. brŭtus«важкий; незграбний, неповороткий».

Толковый словарь украинского языка под редакцией В. Бусела для обозначения брутального, некультурного человека подает слово бурбон, которое оказывается в структуре анализируемого концепта. Характерно, что в русских толковых словарах в семантике слова бурбон признак «брутальный» заменен другими определениями: «грубый, невежественный, властный человек».

Слово «брутальный» стало исходным для других производных, сохраняющих в своей семантике признаки грубости и жесткости (брутализм – направление в архитектуре; бруталист – архитектор, работающий с грубой поверхностью или структурой; бруталить – дебоширить).

Синонимический ряд слова «брутальный», по данным словаря синонимов украинского языка, – грубіянський, грубий, жорстокий. Учитывая семантическую структуру этого слова, поданную в других словарях,синонимический ряд анализируемого концепта выглядит так: властный, грубый, жесткий, жестокий, невежественный.

Элементы брутальности могут присутствовать и в устной речи, это происходит при использовании вульгаризмов. Их характеризуют как «грубые, брутально-ругательные слова или обороты, используемые в литературном языке». Брутальность в речи является предметом осуждения в обоих языках как отклонение от культурных норм.

Каждый язык обладает набором универсальных концептов. Неизменными в каждом из них являются концепты «мужчина» и «женщина». Гендерная лингвистика, набирающая оборотыв научном поле в последнее десятилетие, имеет в своем арсенале набор ключевых понятий, которые характеризуют отношение к мужчинам и женщинам в том или ином обществе, а также их место, занимаемое в культуре страны. Таковыми являются концепты «маскулинность» и «феминность».

Гендерные концепты имеют те же характеристики, что и обычные «кванты знания». Поскольку это многомерные лингвоментальные образования, они обладают рядом признаков. Это гетерогенность, внутренняя расчлененность, а также переживаемость (влияние концептов на эмоциональную сферу человека, которому проявляют симпатию или антипатию), семиотическая плотность (наличие тематических и синонимических рядов, полей, наличие данного понятия в литературных сюжетах, произведениях искусства и т.д.), ориентированность на план выражения (наличие парадигматических и синтагматических связей).

Социологические исследования конца ХХ – начала ХХІвеков показали трансформацию в обществе представлений о гендерной стратификации и гендерных ролях.

Понятие «брутальность»сегодня все чаще связывают с концептами «мужчина», «маскулинность». Сегодня понятие «брутальный мужчина» понимают как объект страсти, человек, обладающий сугубо мужскими признаками: сила, мужество, серьезность, хладнокровие, жесткость, жестокость.

Так называемый актуальный слой структуры концепта (по Ю. Степанову) выявляется в коллективном сознании, представленном текстами СМИ, художественных произведений и т.д. Контекстуальными синонимами слова брутальный в публицистическом дискурсе являются энергичный, крепкий, неотесанный, бесстыдный: «А тот (сорокалетний; может, и сорок пять, крепкий, брутальный) с готовностью выскочил из мастерской»; «У мене особисто складалось враження, що в сусідньому будиночку німецькі емігранти знімали найбільш брутальний і безсоромний фільм».

Как свидетельствуют контексты, противоположные брутальности признаки –сентиментальность («По крайней мере Анфисе ее нынешний ухажер (парень, кстати, очень брутальный) эту страшную тайну открыл: признался, что смотрел «Волшебную страну» и рыдал, как девочка»);слабость («Один брутальный на вид бизнесмен оказался, представьте, слабаком, не допытал свою жертву до предсмертных судорог, сломался раньше»).

Публицистический дискурс создает условия для формирования гендерного имиджа. Так, на страницах газет, журналов, в языке телевидения сформировался образ эдакого брутального мужчины – сурового внешне и мягкого внутри. Знакомясь с этим образом со страниц прессы, современные мужчины понимают, что в некотором роде «не дотягивают» до идеала. Кризис маскулинности, о котором начали говорить на Западе уже в 70-х годах прошлого столетия, перешел в затяжную стадию: «Я теж, мабуть, не відповідаю її (дружини – Л.Ш.) уявленням про мужчину. Вчора прийшов з роботи зморений, заснув у кріслі, прикрившись газетою. Син мені свиснув, як на Канарах, і показав очима на маму. Вона якраз пролітала на мітлі. Жіночий імператив завше один: ти винен і ти повинен». Где уж тут быть настоящим мужчиной в мире, где правят женщины! В романе украинской писательницы Леси Романчук «Не залишай мене надовго» показан современный мужчина глазами женщины, которой не хватает брутальности в его характере: «Софія зрозуміла, нарешті, чого хоче. Їй хотілося, щоб Сергій побив Максима. У справжній чоловічій бійці, без умовностей, не метафорично, кулаками»; «Чоловік, що виявляє в цьому сенсі більш цивілізовані реакції, виглядає тюхтієм: «І оця нікчема, цей боягуз, що навіть не вміє по-чоловічому поглянути в очі хай позірній небезпеці, і є її гордий, завжди певний себе Максим?»; «І Софія зрозуміла: усі ці роки вона була заміжня за … не за чоловіком, це точно». Вспомним в связи с этим самохарактеристику героя фильма Эльдара Рязанова «Ирония судьбы, или С легким паром» Жени Лукашина: «Рядовой сотрудник с рядовой зарплатой и сомнительной внешностью». Некая мужская «усредненность» стала обыденным явлением в нашем обществе: «В постсоветском Интернет-пространстве нашел дальнейшее развитие архетип мужской несамостоятельности, особенно отчетливо проявившийся на фоне актуализации образа независимой женщины. Эта оппозиция, несамостоятельный мужчина – сильная женщина, свойственна всей славянской культуре», хотя, как отмечает далее Л. Компанцева, «у украинских женщин изначально было более независимое положение в семье и общине, чем, например, у россиянок и белорусок».

Образная составляющая концепта определяется синтагматическими связями слова. Прилагательное брутальный наиболее часто (если речь идет о мужчине) употребляется со словами мужчина, мачо и самец: «В общем, стал совсем похож на боевика или латиноамериканского партизана. Эдакий брутальныймачо. Заявиться в таком виде в отцовский дом я не решался, и, когда отправлялся к родителям, переодевался в цивильную одежду и тщательно прятал пистолет под курткой»; «Пастернак – не тот брутальный самец, который, закрыв глаза, идет на сигнал женской плоти…».

По материалам сетевой энциклопедии, мачо (от исп. macho– букв. самец) – «агрессивный, прямолинейный мужчина, обладающий ярко выраженной сексуальной привлекательностью». Согласно словарям, «мачо – сильный, мужественный мужчина // грубый, неотесанный человек»; «енергійний, мужній чоловік; справжній чоловік;. перен. самець.Как видим, украинский словарь относит выраженную предельную маскулинность, агрессию мужчины на периферию семантической структуры слова, подает это как переносное значение и определяет прямое номинативное значение как позитивную характеристику мужчины.

И. С. Кон в своей книге “Меняющиеся мужчины в изменяющемся мире” отмечает, что классический образ мачо создан по образу и подобию могучего доминантного Альфа-самца. И хотя по некоторым данным, таких мужчин всего 10-20%, именно они считают себя “настоящими мужчинами” и проявляют себя там, где необходимо показать силу, а часто и грубость (война, силовые виды спорта). По словам И. С. Кона, “поскольку эти свойства филогенетически самые древние и на них жестко ориентирована любая мальчишеская и юношеская субкультура, их поддерживают и им завидуют и многие мужчины, сами не принадлежащие к этому типу”.

Анализ российских и украинских публицистических текстов показал, что восприятие и оценка слова «мачо» зависит от контекста и даже интонации. Мачо – не просто мужчина, а синоним понятия «супермужчина», «настоящий мужчина». Его отличительные признаки – агрессия, брутальность (читай: жесткость). Что же отличает настоящего мужчину от просто мужчины? Социологический опрос, проводимый в канун23 февраля газетой «Комсомольская правда» показал, что брутальный, смелый, эрудированный – самые востребованные качества сильной половины человечества.

Для украинцев негативный аспект характеристики слова «брутальный» все еще остается на высоком уровне и является ключевым: «Але досить змінитись погоді, і я міняюсь, «душа» міняється, я роблюся злий, брутальний, аморальний, мені все огидне».

Слова брутальный, брутал, мачо активизировались в употреблении в сети Интернет. Они часто составляют сетевое имя пользователя: «Брутальний покидьок», «Брутальный Меланхолик», «Викинг Брутальный», «Brutal», «BrutalBunny», «BrutalMurderer», «DJBrutal». Перечень никнеймов, конечно, далеко не полный. Но их существование и стремление людей к именно такой номинации в Сети объясняется попыткой создать себя как виртуальную личность, в основе которой «лежат понятия ролевой игры и импровизации. Пробуя себя в различных виртуальных образах, сетяне не только отрабатывают возможные и желаемые модели поведения, но и переформировывают свой собственный внутренний мир, вырабатывают новую модель поведения в реале». Следует также отметить, что чаще все-таки пользователи выдают желаемое за действительное и приписывают себе несуществующие черты характера в силу разных причин (скованности, косноязычия, наличия различных комплексов и т.д.).

Обобщая вышесказанное, отметим, что концепт «брутальность» по отношению к человеку и в русской, и в украинской лингвокультурах характеризуется такими признаками как грубость, жестокость, властность, невежественность, что имеет негативную коннотацию. Признак брутальности отмечен и в отношении к предметной сфере. Сопряженность его с концептами «маскулинность» и «мужчина» вносит в семантику позитивный компонент, поскольку во многих соответствующих контекстах этот признак – один из идеализирующих признаков мужчины для представительниц противоположного пола.

Исследование концепта «брутальность» как составляющая исследований маскулинности не является исчерпывающим, а только дополняет существующие научные данные. Перспективным, на наш взгляд, является анализ структуры данного концепта в других славянских и иных культурах.

 

Литература:

1. Wikipedia, мачо // theFreeEncyclopedia[Электронный ресурс] / Wikipedia. – Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/мачо.

2. Аннинский Л.Русский человек в Хургаде и в Марбурге [Электронный ресурс] / Аннинский Л. // Дружба народов, 2005. – № 12. – Режим доступа: http://magazines.russ.ru/druzhba/2005/12/an21-pr.html.

3. Великий тлумачний словник сучасної української мови / Уклад. і голов. ред. В. Т. Бусел. – К.; Ірпінь: ВТФ «Перун», 2005.

4. Вежбицкая А. Семантические универсалии и описание языков. – М.: Языки русской культуры, 1999. – 780 с.

5. Винниченко В. Чесність з собою [Электронный ресурс] / Винниченко В. – Режим доступа: http://ukrlit.org/vynnychenko_volodymyr_kyrylovych/chesnist_z_soboiu/16.

6. Воркачев С. Лингвоконцептология и межкультурная коммуникация: истоки и цели // Филологические науки. – 2005. – № 4. – С. 76-83.

7. Данилова С. Мачо тоже плачут? [Электронный ресурс] / Данилова С. // Комсомольская правда, 2008.10.22. – Режим доступа: http://www.kp.ru/daily/24185/393319.

8. Етимологічний словник української мови. Том 1. – К.: Наукова думка, 1982.

9. Караванський С. Практичний словник синонімів української мови.–К.: Українська книга, 2000.

10. Карасик В. И. Языковая кристаллизация смысла. – М.: Гнозис, 2010. – 351 с.

11. Кідрук М. Мексиканські хронікі. Історія однієї Мрії [Электронный ресурс] / Кідрук М. – Режим доступа: http://mreadz.com/new/index.php?id=128217&pages=55.

12. Колшанский Г. В. Объективная картина мира в познании и языке. – М.: КомКнига, 2010. – 128 с.

13. Комлев Н. Г. Словарь иностранных слов [Электронный ресурс]/ Комлев Н. Г. – М.: ЭКСМО-Пресс, 2000. – 1308 с.– Режим доступа: http://www.sugargrovelibrary.org/index.php/list/10-slovar-inostrannyh-slov.html.

14. Компанцева Л. Ф. Гендерные основы Интернет-коммуникации в постсоветском пространстве: Монография. – Луганск: Альма-матер, 2006. – 392 с.

15. Кон И. С. Меняющиеся мужчины в изменяющемся мире. Маскулинность как история [Электронный ресурс]/ Кон И. С. – Режим доступа: http://read.newlibrary.ru/read/kon_i_s_/page25/menjayushiesja_muzhchiny_v_izmenjayushemsja_mire.html.

16. Костенко Л. Записки українського самашедшого. – К.: А-ба-ба-га-ла-ма-га, 2010. – 416 с.

17. Большой толковый словарь русского языка / Сост. и гл. ред. С. А. Кузнецов [Электронный ресурс]. – СПб: Норинт, 2000. – 1536 с.– Режим доступа: http://www.gramota.ru/slovari/info/bts.

18. Маканин В. Андеграунд, или Герой нашего времени [Электронный ресурс]/ Маканин В.– Режим доступа: http://royallib.com/read/makanin_vladimir/andegraund_ili_geroy_nashego_vremeni.html.

19. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю.Толковый словарь русского языка / РАН. Ин-т рус. яз. – М.: Азбуковник, 1999.

20. Павлючик Л. Отморозок с паяльной лампой [Электронный ресурс] / Павлючик Л. // Труд-7, 2007.08.02. – Режим доступа: http://www.trud.ru/article/02-08-2007/119124.html.

21. Романчук Л. Не залишай мене одну. – Кн. 3. – Тернопіль: Джура, 2002. – 312 с.

22. Садулаев Г. Шалинский рейд [Электронный ресурс]/ Садулаев Г.// Знамя. –2010. – № 1. – Режим доступа: http://magazines.russ.ru/znamia/2010/1/sa2.html.

23. Словник журналіста: Терміни, мас-медіа, постаті / За заг. ред. Ю. М. Бідзілі. – Ужгород: ВАТ «Видавництво «Закарпаття», 2007.

0
Ваша оценка: Нет Средняя: 7.5 (13 голосов)
Комментарии: 14

Парзулова, Марияна, Христова

Тема актуальна. Осуществлены интересные наблюдения, свидетельствующие о перспективности исследования в будущее . Уважаемая коллега, желаю Вам удачи!

Грибова Наталья Николаевна

Уважаемая Лидия Ивановна! Ваше исследование очень показательно в отношении динамичности трансформации представлений о брутальности в русской и украинской лингвокультурах. Растиражированное средствами массовой информации отчасти американизированное понятие брутальности не соотносится с реальными представлениями о нем в русском языковом сознании. Как мне кажется, негативные характеристики "брутальности" сохраняются в обоих языках на достаточно высоком уровне. Сейчас эта тенденция будет только усиливаться под влиянием все тех же СМИ, поскольку это чуждая нашим народам, фальшивая подмена понятия маскулинности. Вами затронута актуальная тема универсальных концептов культуры, исследование имеет дальнейшую перспективу и, безусловно, является значимым. Успехов в научной работе и терпения! Грибова Н.Н.

Шутова Лилия Ивановна

Спасибо большое за оценку моего доклада!

Назина Ольга Владимировна

Уважаемая Лилия Ивановна, тема, затронутая в Вашем докладе, мне очень близка и представляется чрезвычайно перспективной ввуду возрастающего интереса к гендерным лингвистическим исследованиям, а также к работам междисциплинарного характера. Вы интересно и содержательно описываете представленность концепта "брутальность" на текстовом уровне на материале двух славянских языков. Мы проводили исследование репрезентации типичных характеристик мужественности в текстах рекламы, в ходе которого выявили, что с позиции гендерных стереотипов мужская брутальность позиционируется как позитивное качество, как неотъемлемый компонент идеализировнанного мужского образа. Тут наши с Вами выводы во многом совпадают. Очень приятно, что сферы наших научных интересов переплетаются. Ваш доклад я прочитала с большим удовольствием. Желаю больших успехов в дальнейших исследованиях. С уважением, Ольга

Шутова Лилия Ивановна

Уважаемая Ольга, мне приятно, что наши лингвистические интересы совпадают. Хотелось бы ознакомиться с Вашими исследованиями. А еще лучше пересечься на какой-либо конференции. Желаю удачи! Лилия

Назаренко Елена Вячеславовна

Уважаемая Лилия Ивановна, спасибо за интересный доклад и сопоставительный анализ! Желаю дальнейших успехов в исследовании этой интересной и актуальной темы! С уважением, Назаренко Е.В.

Хамзе Димитрина

Уважаемая коллега! Ваш доклад интересен и познавателен! Благодарю Вас! Желаю новых успехов и дальнейшего углубления проблематики! С уважением и теплотой! Димитрина

Косых Елена Анатольевна

Спасибо!

Косых Елена Анатольевна

Спасибо!

Косых Елена Анатольевна

Уважаемая коллега, спасибо за содержательный доклад. Почему Вы считаете брутальность концептом в славянском мироощущении? Разве любое слово, которое есть у нас и указывает на качество, - концепт? Спасибо!Успехов на когнитивном поле!

Баласанян Марианна Альбертовна

Уважаемая коллега. разрешите поблагодарить за интересный доклад. Хочется отметить то, что работу отличают новизна и доказательность ряда идей. Источники, цитируемые в настоящей статье, отражают современную точку зрения на исследуемую проблему. Тема перспективная, желаю удачи в дальнейшей её разработке. Баласанян М,А.

Lee Valentin Sergeevich

Уважаемая Лилия Ивановна, с интересом и с пользой для себя прочитал Ваш доклад. Тема доклада органично вписывает в проблематику относительно новой отрасли гуманитарного знания, каковой является гендерная лингвистика. Уверен, что у нее интересное будущее. Перспективен и тот подход, который представлен в Вашей работе. Я имею в виду лингвокультурологический подход. Он предполагает проявление в концептосфере исследуемых лингвокультур идиоэтнических особенностей исследуемых концептов, начиная с архетипических, прототипических смыслов. Согласен с предложением А.А. Залевсой о необходимости проведения обстоятельного социолингвистического исследования. От себя хочу добавить, что интересно было бы провести ассоциативный эксперимент, использовав в качестве слова-стимула лексему "брутальный". Не исключено, что многие носители русского и украинского языков не употребляют это слово в своей речи. Желаю успехов в дальнейшей работе над перспективной темой. Ваш коллега Валентин Сергеевич Ли.

Шутова Лилия Ивановна

Уважаемая Александра Александровна, спасибо за отзыв. Конечно, предлагаемое Вами социолингвистическое исследование будет проведено. Я, к сожалению, сейчас оторвана судьбой от своих студентов и коллег, находясь в Луганске. Но планирую такую работу продолжить.

Залевская Александра Александровна

Уважаемая коллега, Вы исследуете весьма актуальное явление современной жизни и уже обнаружили интересные особенности семантики рассматриваемых слов. Планируете ли Вы обратиться непосредственно к носителям языка для выяснения того, как они понимают слово "брутальный"? Интересно было бы оценить отношение людей к именуемым этим словом субъектам с применением шкалы с делениями от "минус 3" до "плюс 3", к тому же привлекая для опроса равное количество мужчин и женщин. Желаю успеха в дальнейшей работе, Александра Александровна
Комментарии: 14

Парзулова, Марияна, Христова

Тема актуальна. Осуществлены интересные наблюдения, свидетельствующие о перспективности исследования в будущее . Уважаемая коллега, желаю Вам удачи!

Грибова Наталья Николаевна

Уважаемая Лидия Ивановна! Ваше исследование очень показательно в отношении динамичности трансформации представлений о брутальности в русской и украинской лингвокультурах. Растиражированное средствами массовой информации отчасти американизированное понятие брутальности не соотносится с реальными представлениями о нем в русском языковом сознании. Как мне кажется, негативные характеристики "брутальности" сохраняются в обоих языках на достаточно высоком уровне. Сейчас эта тенденция будет только усиливаться под влиянием все тех же СМИ, поскольку это чуждая нашим народам, фальшивая подмена понятия маскулинности. Вами затронута актуальная тема универсальных концептов культуры, исследование имеет дальнейшую перспективу и, безусловно, является значимым. Успехов в научной работе и терпения! Грибова Н.Н.

Шутова Лилия Ивановна

Спасибо большое за оценку моего доклада!

Назина Ольга Владимировна

Уважаемая Лилия Ивановна, тема, затронутая в Вашем докладе, мне очень близка и представляется чрезвычайно перспективной ввуду возрастающего интереса к гендерным лингвистическим исследованиям, а также к работам междисциплинарного характера. Вы интересно и содержательно описываете представленность концепта "брутальность" на текстовом уровне на материале двух славянских языков. Мы проводили исследование репрезентации типичных характеристик мужественности в текстах рекламы, в ходе которого выявили, что с позиции гендерных стереотипов мужская брутальность позиционируется как позитивное качество, как неотъемлемый компонент идеализировнанного мужского образа. Тут наши с Вами выводы во многом совпадают. Очень приятно, что сферы наших научных интересов переплетаются. Ваш доклад я прочитала с большим удовольствием. Желаю больших успехов в дальнейших исследованиях. С уважением, Ольга

Шутова Лилия Ивановна

Уважаемая Ольга, мне приятно, что наши лингвистические интересы совпадают. Хотелось бы ознакомиться с Вашими исследованиями. А еще лучше пересечься на какой-либо конференции. Желаю удачи! Лилия

Назаренко Елена Вячеславовна

Уважаемая Лилия Ивановна, спасибо за интересный доклад и сопоставительный анализ! Желаю дальнейших успехов в исследовании этой интересной и актуальной темы! С уважением, Назаренко Е.В.

Хамзе Димитрина

Уважаемая коллега! Ваш доклад интересен и познавателен! Благодарю Вас! Желаю новых успехов и дальнейшего углубления проблематики! С уважением и теплотой! Димитрина

Косых Елена Анатольевна

Спасибо!

Косых Елена Анатольевна

Спасибо!

Косых Елена Анатольевна

Уважаемая коллега, спасибо за содержательный доклад. Почему Вы считаете брутальность концептом в славянском мироощущении? Разве любое слово, которое есть у нас и указывает на качество, - концепт? Спасибо!Успехов на когнитивном поле!

Баласанян Марианна Альбертовна

Уважаемая коллега. разрешите поблагодарить за интересный доклад. Хочется отметить то, что работу отличают новизна и доказательность ряда идей. Источники, цитируемые в настоящей статье, отражают современную точку зрения на исследуемую проблему. Тема перспективная, желаю удачи в дальнейшей её разработке. Баласанян М,А.

Lee Valentin Sergeevich

Уважаемая Лилия Ивановна, с интересом и с пользой для себя прочитал Ваш доклад. Тема доклада органично вписывает в проблематику относительно новой отрасли гуманитарного знания, каковой является гендерная лингвистика. Уверен, что у нее интересное будущее. Перспективен и тот подход, который представлен в Вашей работе. Я имею в виду лингвокультурологический подход. Он предполагает проявление в концептосфере исследуемых лингвокультур идиоэтнических особенностей исследуемых концептов, начиная с архетипических, прототипических смыслов. Согласен с предложением А.А. Залевсой о необходимости проведения обстоятельного социолингвистического исследования. От себя хочу добавить, что интересно было бы провести ассоциативный эксперимент, использовав в качестве слова-стимула лексему "брутальный". Не исключено, что многие носители русского и украинского языков не употребляют это слово в своей речи. Желаю успехов в дальнейшей работе над перспективной темой. Ваш коллега Валентин Сергеевич Ли.

Шутова Лилия Ивановна

Уважаемая Александра Александровна, спасибо за отзыв. Конечно, предлагаемое Вами социолингвистическое исследование будет проведено. Я, к сожалению, сейчас оторвана судьбой от своих студентов и коллег, находясь в Луганске. Но планирую такую работу продолжить.

Залевская Александра Александровна

Уважаемая коллега, Вы исследуете весьма актуальное явление современной жизни и уже обнаружили интересные особенности семантики рассматриваемых слов. Планируете ли Вы обратиться непосредственно к носителям языка для выяснения того, как они понимают слово "брутальный"? Интересно было бы оценить отношение людей к именуемым этим словом субъектам с применением шкалы с делениями от "минус 3" до "плюс 3", к тому же привлекая для опроса равное количество мужчин и женщин. Желаю успеха в дальнейшей работе, Александра Александровна
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.