facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ЯЗЫКОВЫХ СИСТЕМ В СВЕТЕ УСКОРЕНИЯ ДИНАМИКИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ЯЗЫКОВЫХ СИСТЕМ В СВЕТЕ УСКОРЕНИЯ ДИНАМИКИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙНЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ЯЗЫКОВЫХ СИСТЕМ В СВЕТЕ УСКОРЕНИЯ ДИНАМИКИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙНЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ЯЗЫКОВЫХ СИСТЕМ В СВЕТЕ УСКОРЕНИЯ ДИНАМИКИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ
Alexandra Zalevskaya, доктор филологических наук, профессор

Тверской государственный университет, Россия

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Россия";

Открытое Европейско-Азиатское первенство по научной аналитике;

УДК 81’23

 

Обострение устности, полифонии и креативности прослеживается в современном состоянии русского языка. Внимание фокусируется на взаимодействии внешних и внутренних условий при важной роли фактора человека в развитии языка.   

Ключевые слова: языковая система,  устность, полифония,  креативность.

Intensification of orality, polyphony and creativity is traced in contemporary  Russian.  Interaction of inner and outer factors and the role of  people  in language development are stressed.

Keywords: language system, orality, polyphony, creativity.

 

Вводные замечания

Формулировка проблемы, предложенной для обсуждения на данном этапе Первенства, а именно: «Развитие языковых систем в контексте ускоренной динамики общественных отношений», уже содержит в себе ответ на вопрос: чем может быть обусловлено развитие языковых систем, т.е. имплицируется, что значительную роль при этом играет ускорение динамики общественных отношений. Однако это только одно из условий, вызывающих обострение процессов, которые постоянно протекают в жизни языка: имеет место сложное взаимодействие многих внешних и внутренних факторов, выводящее на передний план наиболее актуальные для текущего периода времени тенденции развития языка, которые могут оказаться временными и угаснуть или приоритетными и сохраниться до перехода от использования в специфичных ситуациях к закреплению в узусе, а затем и в норме вплоть до регистрации в языковой системе. Чтобы такое произошло, требуется диахронически значимый период наблюдений, однако уже теперь можно делать некоторые предварительные выводы относительно того, что может оказывать определённое воздействие на дальнейшие пути развития языковых систем.

Индикаторами  реализующихся ныне изменений в жизни русского языка могут быть темы лингвистических научных изысканий, в том числе выполняемых на уровне диссертационных исследований, которые (по своей ориентации и предъявляемым к ним требованиям) должны  ставить цель обнаружения того нового,  что происходит в жизни языка. В предлагаемом докладе приводятся результаты ознакомления с публикациями последних лет для выявления наиболее  актуальных вопросов, комплекс которых помог бы подойти к выяснению того, почему обострились процессы развития языка, через какие приоритетные тенденции это проявилось в последние годы и  к  каким результатам это может привести.

Факторы, обостряющие процессы развития языка

В книге Мелвина Брэгга [2] внимательно прослежена история становления и развития английского языка с 500 года до н.э. и до 2000 года. Автор прекрасно показал взаимодействие различных  факторов, влияющих на судьбу языка, его способность выстоять в трудных условиях и получить импульс для бурного развития в ситуациях противостояния языкам завоевателей или взаимодействия с языками жителей колонизируемых территорий.  То, что М. Брэгг отмечает как характерное для Лондона, в котором и по сей день бушует «ураган языкотворческих традиций» и наблюдается «бурлящий водоворот слов и понятий», прослеживается и в других местах (ср., например,  публикации по регулярно проводимым  в Москве «круглым столам» по проблеме полифонии большого города).

Современная ситуация в мире складывается так, что любой язык испытывает воздействие экономических, политических, культурных и прочих факторов, непосредственно связанных с общечеловеческим взаимодействием в условиях, с одной стороны – стремления к глобализации, а с другой – желания народов сохранить свою самобытность, в том числе и в отношении языка. При этом особую роль играют изменение социального и национального состава общества, в том числе в связи с миграцией населения, обусловленной экономическими и политическими ситуациями, обострением религиозных и межэтнических взаимоотношений и т.д. Мир становится двуязычным и многоязычным, что не может не отражаться на жизни языков. Ускоренная динамика общественных отношений в значительной мере сопряжена с повсеместным распространением и постоянным совершенствованием информационных технологий, продукты которых – новые феномены межличностных взаимодействий – стимулируют речетворчество (включая словообразование и языковую игру), распространяют интернациональную лексику и определённые штампы (например, мемы), предоставляют образцы сокращений и эмоционально насыщенных (в том числе графических и «картинных») средств компактной передачи личностного отношения к именуемым объектам и ситуациям.  Эта постоянно развивающаяся сфера функционирования языка представляет собой «динамический объект» [15]  (скорее, наверное, динамичный объект), в формирование которого вовлечены представители разных возрастных, социальных и профессиональных сообществ, что приводит к смешению стилей, жанров, средств самовыражения, способов привлечения внимания,  к тому же в условиях возможной анонимности и личностной «раскрепощённости».  Всё это многократно усиливает креативные возможности носителей языка, которые не только «творят»  живой язык, но и решают, что именно и в каком виде закрепится как отвечающее потребностям общества.

Основные тенденции в развитии языка

Анализ публикаций последних лет позволяет проследить в русском языке по-разному проявляющиеся характеристики устности, полифоничности, креативности.

Устность. История возникновения этого понятия и современные проявления  устности рассматриваются, например, в работах: [7–9; 19; 21; 22]. Обратим особое внимание на феномен, квалифицируемый как «письменная устность»; фактически – это запись разговора, типичная для современных форм общения с помощью электронных средств, особенно – в чатах (обсуждение ряда связанных с этой проблемой терминов, в том числе немецкоязычных, см.: [19]).  Представляется важным отметить, что именно стремление к использованию «живого языка» с его экспрессивностью  проявляется в речи, которая формально фиксируется как письменная, но переживается  и оформляется пишущим, а также воспринимается читающим как устная. Под влиянием ускоренного темпа жизни и общения и при необходимости разделяемого знания, которое требуется для  взаимопонимания, коммуницирующее сообщество вырабатывает сокращённые формы именований объектов и событий, использует базовые штампы с вариативностью их лексического наполнения, изобретает условные обозначения и т.д., что наглядно представлено в различных подвидах коммуникации в электронном формате, прослеживается в текстах СМИ, рекламе, регистрируется в печатных литературных текстах и в Национальных корпусах языков, т.е. становится всё более привычным. Продуктами взаимодействия норм устной и письменной речи оказываются разнообразные отклонения от правил, смешение стилей, жанров и т.д.

Полифоничность. В данном случае речь идёт о разных формах сочетания языковых средств с другими возможностями возбуждения у собеседника тех или иных представлений, ожиданий, выводов, эмоционально-оценочных переживаний. В дополнение к разносторонним подходам к исследованию текстов, называемых поликодовыми, полимодальными, гетерогенными, креолизованными, гибридными  и т.д. (см., например, [5;  10; 17; 18; 26; 27]), можно отметить в разной мере появляющуюся  как в электронных, так и в печатных текстах полифонию стилей, жанров, приёмов, средств привлечения внимания, включая разнородные орфоэпические и графические элементы, сочетание текста и рисунка, текста и фото и т.д. Представляется возможным говорить в этом случае не столько о разнообразии или разнородности  (коллажировании),  сколько именно о полифонии, поскольку каждая используемая в таких случаях деталь призвана особым, наиболее эффективным образом «работать» на смысл, на достижение желаемого результата, создавая феномен эмерджентности.

Креативность. Наряду с появлением новых жанров в электронной коммуникации (см., например,  [1; 6;13;14; 18; 19; 28]) наблюдается рост популярности связанных со злободневными событиями словесных новообразований, в том числе  регистрируемых в качестве  так называемых «слов  года» (см., например:  [23; 24]), создающих «словесный портрет эпохи» (ср.:  медвепутия – ‘обозначение современной России’; депардировать – ‘переезжать с целью ухода от оплаты налога’ [24: 117]).  Креативность проявляется и через творческую обработку заимствованных слов и выражений, их транслитерацию, использование в соответствии с правилами словообразования (типа гуглить). В прагматических целях в повседневную жизнь входят  аббревиатуры разных видов, в том числе из сферы информатики (ср.: SMS, GPS[11]); особую роль сокращения слов, словосочетаний и даже целых фраз играют в условиях ускоренного взаимодействия в электронном формате, что нередко скрывает нецензурную лексику [18]. Языковая игра не случайно стала популярным объектом исследования: рассматриваются новые формы межличностного взаимодействия  (см., например, [3; 4; 16; 25]). Так, в  демотиваторах, представляющих собой сочетание картинки с текстом, имеет место расхождение между содержанием первой фразы, обычно набранной более крупным шрифтом, и второй фразы, противоречащей первой.  В Сети игра автора со смыслом сообщаемого сопровождается варьированием видов шрифта, изменением цвета набранной фразы или отдельного слова в ней, выделением полужирным шрифтом, курсивом, подчёркиванием, разрядкой, комбинацией различных средств.  Интенсивно используется орфографическая игра, что выражается в использовании графем и пунктуации для создания иконического эффекта типа «смайликов». Имеет место и сознательное нарушение принципов орфографии: слова намеренно коверкаются при сокращении или для придания определённой эмоциональной окраски.  По мнению Д.С. Мичурина [18], иногда последнее может быть пародией на безграмотность текстов в Сети. В названной работе отмечаются следующие особенности языка интернет-сообщений: безаффиксальное словосложение типа интернет-мем (возможно, под влиянием английского языка), использование свойственных только интернет-коммуникации суффиксов, частотное использование нетипичных для русского языка словообразовательных аналитических моделей; выявлена также эмоционально-игровая доминанта появления новых слов, связанная с поиском средств, повышающих эксперессивность единиц языка. Лексика и фразеология в существенной степени задаются англоязычными мемами, получившими глобальную известность, они могут использоваться в исходном написании, транслитерации или транскрипции, буквальном переводе, близком переводе. К особенностям синтаксиса интернет-сообщений Д.С. Мичурин относит стереотипные фразы, намеренное подведение под распространённое/модное клише. Специфика языка интернет-коммуникации  обсуждается во всех названных выше работах (см. также:  [12;  27]),

Некоторые результаты происходящих изменений

Рассмотренные выше тенденции выступают продуктами обострения процессов, свойственных развитию языка. Вполне очевидно, что в значительной мере этому способствовало быстрое развитие новых информационных технологий, которое всё более ощутимо проявляется в повседневной жизни носителей русского языка. Приводимая ниже старая  сказка на новый лад написана девочкой 10 лет, ученицей Мурманской школы Катей Александровой  (курсив мой. – А.З.).

«В одной социальной сети “Королевство Ру” существовал аккаунт батюшки-царя и его трёх сыновей.  Младшего звали Иван-тусовщик.  Позвонил царь сыновьям по скайпу, да и говорит: - Дети мои, вы уже совершеннолетние, голосовать можете. Не пора ли вам жениться? - Да где мы жён-то возьмём?  Все аккаунты в сети фейковые. - А возьмите каждый по айфону, позвоните по любому номеру, куда попадёте, там и жена ваша.

Что делать?  Взяли по айфону, да и пошли туда, где связь получше ловит. Стали они звонить. Старший в Питер попал, в салон красоты. Средний – в Москву к искусным кутюрье. А младший попал в Челябинск на детский утренник. Стали старшие сыновья хвастаться перед отцом по скайпу, да над младшим насмехаться.

А царь говорит: - Чья жена лучший каравай испечёт, та и самая умелая.

Старшая в ОКее хлеб купила, да просроченный. Средняя в хлебопечке хотела испечь, да не хлеб получился, а сухарь – не ту программу выбрала. А младшая испекла шикарный каравай, потому что гуглить хорошо умела.

Пришли сыновья к отцу. Царь им и говорит: - Младшая победила, что тут думать? А что вы тут стоите? Идите, идите, мне в Твиттере много твитов прислали.

Сыграли сыновья свадьбы, все фотографии в Инстаграм выложили, если интересно, можете посмотреть # (хэштэг), круто потусили. Быстро айфон разряжается, да долго заряжается.  Вот и сказке конец, а кто слушал, тому апгрейд на смартфон за десять лайков».

 Этот текст показателен: заимствованные слова выступают как именования привычных ситуаций, повседневно выполняемых действий и используемых артефактов. Термины информационных технологий и их производные входят в повседневный обиход с чисто утилитарной целью и сигнализируют об изменениях, которые происходят в жизни людей.

Заключение

Грядёт смена поколений, при которой формируется новый стиль мышления и отношения к жизни в целом и к «чистоте» языка в частности. Не случайно встаёт вопрос о специфике «клипового» и «компьютерного» мышления молодёжи, о распространяющихся и закрепляющихся отклонениях от требований системы и нормы языка и т.п.   Тем самым подтверждается решающая роль  ФАКТОРА ЧЕЛОВЕКА в развитии языка: для индивида язык выступает инструментом познания и общения, адаптации к естественной и социальной среде, но человек как представитель вида и личность существует на пересечении биосферы, психосферы, социосферы, лингвосферы и ноосферы, поэтому развитие языка должно исследоваться в комплексе взаимосвязанных проблем с выходом за пределы представлений о самодостаточности языка и о приоритетности внутренних закономерностей его развития.

 

Литература:

1. Бондарькова А.В. Самопрезентация в социальных сетях как особый Интернет-жанр (на материале русскоязычных блогов) // Вопросы психолингвистики. 2014. № 1. С. 78–91.

2. Брэгг М. Приключения английского языка  / пер. с англ. 2-е изд. М., 2014. 418 с.

3. Викторова О.А. Разные подходы к исследованию языковой игры на современном этапе // Вестник Твер. гос. ун-та. Сер.: Филология. 2014. № 2.  С. 174–180.

4. Викторова О.А. Языковая игра в демотивационных постерах // Диалог языков и культур: лингвистические и лингводидактические аспекты.  Тверь,  2014. Вып. 6. С. 32–35.   

5. Воронько В.П. Вербальный компонент поликодового текста, его структура и функции // В мире научных открытий. 2012. № 11.3. С. 28–39.

6. Горошко Е.И., Полякова Т.Л. Политический твиттинг как новый жанр интернет-коммуникации // Вопросы психолингвистики. 2014. № 1. С. 92–103.

7. Гречушникова Т.В. Литература «на всех каналах» III– возврат к изустному? // Вестник Твер.  гос. ун-та.  Сер.: Филология. 2013. № 5. С. 22–29.

8. ГречушниковаТ.В. I slam. Therefore I am. Устность и мультимедиа как литературный мейнстрим // Вестник Твер. гос. ун-та.  Сер.: Филология. 2013. № 24.  С. 28–45.

9. Гречушникова Т.В. Slam poetry: классика в мультимедийной современности // Вестник Твер. гос. ун-та. Сер.: Филология. 2014. № 2.  С. 21–27.

10. Громова Н.С. Лингвокультурологический аспект анализа креолизованных текстов // Язык и культура. 2013. № 4. С. 137–141.

11. Жолтикова М.А. Идентификация аббревем компьютерной сферы: стратегии и опоры // Вестник Твер. гос. ун-та.  Сер.: Филология. 2013. № 24. С. 293–297.

12. Иванов Л.Ю. Язык интернета: заметки лингвиста [Электронный ресурс] / URL: http://www.faq-www.ru/lingv.htm/ (Дата обращения: 30.01.2015).

13. Казнова Н.Н., Овчинникова И.Г.  Коммуникация в социальных сетях по сравнению с блогосферой // Вопросы психолингвистики. 2014. № 3. С. 86–97.

14. Кирилина А.В. Жанр «демотиватор» как проявление полифонии и фиксации повседневности // Полифония большого города: сб. науч. ст. М., 2012. С. 54–74

15. Кирилина А.В. Понятие динамического объекта в постнеклассической лингвистике // Вопросы психолингвистики.  2014. № 4. С. 36–46.

16. Лингвистика креатива 2: коллективная монография / под общ. ред.  Т.А. Гридиной. Екатеринбург: Урал. гос. пед. ун-т, 2012.  379 с.

17. Максименко О.И. Семиотические особенности медиатекста интернета // Вестник Российск. ун-та дружбы народов. Сер.: Теория  языка.  2011. № 1. С. 50–58.

18. Мичурин Д.С. Прецедентный поликодовый текст в вербально-изобразительной коммуникации интернет-сообществ (на материале русскоязычных имидж-форумов): автореф. дис. … канд. филол. наук.  Тверь, 2014. 19 с.

19. Палкова А.В. Социолингвистические особенности  коммуникации в чатах // Вестник Твер. гос. ун-та.  Сер.: Филология. 2013. № 24.  С. 112–118.

20. Пронина Е.Е. «Живой текст»: четыре стилевых признака net-мышления // Вестник МГУ. Сер. 10. Журналистика. 2001. № 6. С. 74–80.

21. Самуйлова Л.В. Устность: между языком и правом // Вестник Твер. гос. ун-та.  Сер.: Филология. 2012. № ё0. С. 133–148.

22. Самуйлова Л.В. Устность: право, фольклор, литература // Вестник Твер. гос. ун-та.  Сер.: Филология. 2012. № 24. С. 135–142.

23. Сапожникова Л.М. «Слова года» в немецкоязычных европейских странах: этнопсихолингвистические и политические аспекты // Слово и текст. сб. науч. тр. Тверь, 2014. С. 74–78.

24. Сапожникова Л.М. Прагмаономастика и ономастический потенциал «слов года» в Германии и России // Вестник Твер. гос. ун-та.  Сер.: Филология. 2014. № 2.  С. 112–119.

25. Торопова О.В. Языковая игра в структуре демотиваторов // Челябинский гуманитарий. 2013. № 2 (23). С. 41–43.

26. Чернявская  В.Е. Медиальный поворот в лингвистике: поликодовые и гибридные тексты // Вестник Иркутск. гос. лингвистич. ун-та. 2015. №  2 (23).  С. 122–127.

27. Щипицина Л.Ю. Комплексная  лингвистическая характеристика компьютерно-опосредованной коммуникации (на материале немецкого языка): дис. … докт. филол. наук. Архангельск, 2010. 459 с.

28. Щурина Ю.В. Интернет-мемы как феномен интернет-коммуникации // Научный диалог. 2012. № 3. С. 161–173. 

0
Ваша оценка: Нет Средняя: 9.1 (13 голосов)
Комментарии: 23

Парзулова, Марияна, Христова

Уважаемая Александра Александровна! Спасибо за интересный, актуальный и важный доклад! С уважением и наилучшими пожеланиями: М. Парзулова

Назина Ольга Владимировна

Уважаемая Александра Александровна! Вы обстоятельно и убедительно описываете роль человеческого фактора в развитии языковых систем. Выявленные Вами тенденции - устность, полифоничность, креативность - подтверждаются яркими примерами. Рассматривая тенденцию современного русского языка к креативности, Вы обращаетесь к актуальной на сегодняшний день теме блендинга. Ваш доклад обладает большой практической значимостью и закладывает хорошую основу для дальнейших исследований в области языковых трансформаций, сопряжённых с изменениями в социальных отношениях. В Вашей работе прослеживается чёткое выражение авторской позиции относительно происходящих в языке и социуме изменений, что, на мой взгляд, выгодно отличает её от остальных. С уважением и наилучшими пожеланиями, Ольга

Залевская Александра Александровна

Дорогие участники Первенства! Огромное спасибо Вам всем за внимание к моему докладу! К сожалению, я ухожу на работу и не успею вернуться до отключения системы. Милые дамы, в том числе - организаторы Первенства! Сердечно поздравляю с приближающимся праздником! Желаю здоровья, душевного комфорта, исполнения всех Ваших желаний! Александра Александровна

Залевская Александра Александровна

Уважаемый коллега, Вы спорите не со мной, а с организаторами первенства, сформулировавшими ведущие проблемы всех трёх этапов 2015-го года. Советую Вам внимательно ознакомиться с планом работы на год, это поможет понять, что я имею в виду. Всего доброго, Александра александровна

Липатов Владимир Евгеньевич

Спасибо вам, коллега, за разъяснения. Признаю, что в этом вопросе вы совершенно правы и вины вашей в этом нет. Благодарю за проявленную выдержку. С уважением, Владимир Евгеньевич.

Липатов Владимир Евгеньевич

И ещё, Александра Александровна. Если вы так защищаетесь, то ведь вы косвенно обвиняете меня в клевете и неадекватности по отношению к вам. Вы готовы в суде ответить за свои слова, что я что-то "не заметил"?

Липатов Владимир Евгеньевич

Александра Александровна! Мне тоже жаль, что вы в своём докладе не использовали слово - "техносфера". Чтобы это проверить - надо нажать CTRL+F в браузере или редакторе и ввести это слово в строке поиска. Также жаль, что говоря о ПРОБЛЕМЕ - вы не выдвинули никаких критериев правильности или неправильности имплантации иностранных слов. Однако формально - ваша работа полностью отвечает заданной тематике. Как это такое могло случиться? И ещё, насчёт ускорения динамики. А как вам понравиться - ускорение статики, замедление динамики и замедление статики? Я, как человек с физ-мат образованием утверждаю - это чушь.

Залевская Александра Александровна

Уважаемый коллега! Слово "динамика" имеет ряд значений: 1) отдел механики; 2) ход развития, изменения; 3) движение, действие (см. "Словарь русского языка" С.И. Ожегова, с. 160). Развитие, движение могут быть вялотекущими, еле заметными, а могут ускоряться, протекать в разном темпе. Доказано, что развитие языка, особенно обновление его словаря, обостряется в критические для его носителей периоды жизни общества. Организаторы Первенства ориентировали участников на выявление того, какие изменения уже замечены в разных языках. Это исследовательская проблема, которой уже не первое столетие занимаются лингвисты. Именно в этом ключе рассматриваются разные частные вопросы. Всего наилучшего, Александра александровна

Грибова Наталья Николаевна

Уважаемая Александра Александровна! С большим вниманием прочитала Вашу работу и присоединяюсь к высокой оценке коллег! Термин "обострение устности" представляется мне действительно очень точным для описания отношения к языку в наши дни. Несомненно сохранение и поддержание языковой культуры очень актуальная тема. Успехов и новых научных достижений! Грибова Н.Н.

Назаренко Елена Вячеславовна

Глубокоуважаемая Александра Александровна, спасибо за Ваш действительно важный для науки доклад! Уверена, результаты Ваших трудов вдохновят многих исследователей на изучение своей научной проблемы под новым углом. С большим уважением и наилучшими пожеланиями, Назаренко Е.В.

Хамзе Димитрина

Уважаемая госпожа Профессор! Дорогая Александра! Я, как всегда, очарована Вашей замечательной статьей, которая наводит меня на дальнейшие размышления! В последнее время пытаюсь отыскать в гротескном изображении структурные механизмы функционирования самого языка, (на всех его уровнях) как системы и как коммуникативного бытия (феномена) и, на той базе, обосновать конструкцию гротеска, а также пролить свет на перспективу его рецептибильности, т.е. объяснить (доказать) естественность и закономерность ее акцептивности. Только на первый взгляд, кажется, что гротеск недоступная, тяжкоусвоимая, трудно дешифровываемая „кодема”. На самом деле он (гротеск) самый естественный, первичный (архаический, архетипический) способ охватывания и зондирования мира. Гротеск – ретроспективно-проспективная конфигурация, генеративно-эстетический дискурс, который словно воссоздает (образно реставрирует) целый комплекс языковых закономерностей. Оксюморон – алгоритм, абревиатура гротеска, но и синтез (миниатюра) нашей экзистенции, формула, аксиома человеческого соществования. Сам язык –„бессильное „всесилие”” как средство коммуникации. Язык Гомбровича – прекрасный пример „писменной устности” с целой ее динамикой, разноцветности, чувственности и внутренним давлением. Гротеск, одновременно, когнивный инструмент (даже аппарат) и когнитивная интерпретанта. Генерируя гротеск, мы узнаем мир, а раз создан (гротеск), при его помощи, адресат разпознает мир раз глазами продуктора (его когнитивной версией), раз конструирует собственную когнитивную модель как результат сотрудничества, интеракции и взимопроникновения двух познавательных платформ. Критика объектов и явлений, противно ожиданиям, нетипична для гротеска. В этом направлении специализированны другие категории. В функциональном диапазоне гротеска преобладают (доминируют): транспозиция, трансформация, трансфигурация, космогония, лингвогония, трансценденция. Критическим импульсам поддается прежде всего „абсурдное” представление человека об абсурде, покорство клише и конвенциям. Абсурд, как ключевая квалификанта и динамо гротеска, ярко маркирует язык, как таковой, во всех его репрезентациях: фонетико-фонологической, флексивной, синтаксической, стилистической и прагматической. Все это гротеск ваяет, визуализирует, синтезирует, обо всем этом напоминает, оберегает от забвения.. Сам язык является „инвариантом”, первообразом гротескной образности. Как поликодовый, мультимодальный хипертекст, гротеск является апологией „уродливой” красоты и совсем нормального, „магнетического” нарушения правил. Ужасяющие „персонажи” приобретают сакрально-магические, превантивные, протегирующие функции, как древные маски. Сила их связей, крепкое сцепление их „абсурдально”-созвучных симбиозов, становится неустоимо красивым, а оказиональное, инцидентальное и локальное уродство (квазиуродство) превращается в волшебное очарование, в тончайшую эстетику. Елемент гротеска гротесков не сам по себе, а только как система релации, как часть (механизм) цялостного гротескного устройства, без которого он не может функционировать... Поэтому, несмотря на гротескную „аппарицию” (внешний вид) какого-то елемента (когда он оторван от контекста, изолирован от гротескной системы), он преображается в красивый и эстетически обаятельный, как часть реляционного комплекса, и именно в этой взаимосвязи пораждает красоту. Интересно то, что даный елемент гротеска – интегрирован и интерактивен (т.е. частично „обезличен”, ради своей адаптации к остальным елементам „сообщества”), не теряет своей индивидуальной специфики, наоборот – завоевывает ее, словно приобретая новую, оригинальную, незнакомую до сих пор, непопулярную и неповторимую индивидуальность. Сама палитра взаимоотношений, динамика сочетаний, сеть взаимных реляций приобретает красоту. Универсализирующая и интегрирующая роль гротеска логически проистекает от его конституции, отражающей единство в многообразии, в самобытности и оригинальности, является полифоничной коммуникативной сферой, синкретемой. Гротеск - эстетизированная модель интеграции и универсализации общения. Наверно именно он выступает в роли прототипа (или архетипа) нового образца современной коммуникации, как симбиозом изображения (рисунка) и текста... Гротескный язык Гомбровича со своими креативными трансгрессиями, солецизмами и ошеломляющими лингвистическими „аномалиями” словно является илюстрацией Вашего наблюдения: „Продуктами взаимодействия норм устной и письменной речи оказываются разнообразные отклонения от правил, смешение стилей, жанров и т.д.” С глубочайшим уважением и самыми сердечными чувствами! Ваша Димитрина

Косых Елена Анатольевна

Спасибо огромное, Александра Александровна! А тенденция к этому есть. В ОГА и ЕГЭ - большое количество таких примеров: "Сидя на лавочки, ко мне подошла бабушка" и подобное, наверное, в каждом 5 сочинении.

Lee Valentin Sergeevich

Дорогая Александра Александровна, буду безмерно благодарен, если пришлете статью. Для меня это не просто подспорье в работе, но и огромная честь. Мой эл. адрес: li-vs@mail.ru Спасибо Вам за всё. Всегда Ваш Валентин Сергеевич.

Косых Елена Анатольевна

Спасибо!

Косых Елена Анатольевна

Уважаемая Александра Александровна! Спасибо за доклад! Конечно, за последние 30 лет ускорение вошло в нашу жизнь вместе с динамичной техносферой. От берестяных грамот - к айфонам и скайпам. Но насколько меняется именно язык, а не речь? Или Вы эти понятия не разводите? Речевая составляющая современного социума идёт по пути опошления(?), сниженности, пусть устности. Но есть тенденции и самого языка (экспансия окончания -а слов ср.р. на слова м.р - шофера, карбюратора и т.д. продолжается), смещение акцента на корень (звОнит, вклЮчит, углУбит). Одна из "учительниц" начальной школы так и сказала: "ЗвОн, значит - звОнит!". Не считаете ли Вы такое состояние языка и речи результатом продолжающегося преподавания русского языка на уровне ликбеза, как в нач. 1920-х гг? Только орфография и пунктуация - во главе угла, а речевой компонент в школьной программе присутствует в мизерном количестве (урок по развитию речи!). И проблема - в носителях языка или в самом языке? Спасибо!

Залевская Александра Александровна

Уважаемая Елена (простите, не помню Ваше отчество)! Я не только различаю язык и речь, но и разграничиваю систему языка, зарегистрированную в учебниках и научных описаниях, и системность языка, вырабатываемую человеком в ходе его адаптации к социальному и естественному окружению. Эти две системности не противостоят одна другой, а взаимодействуют особым образом в зависимости от ряда внешних и внутренних факторов. Особую роль при этом играет смена поколений: молодежь принимает как правильное то, что ранее считалось грубым нарушением нормы. В дополнение к Вашим примерам скажу, что когда в нашу редколлегию поступили данные об авторах совместной статьи, которые были описаны как "профессоры", это возмутило кое-кого из молодых докторов наук, полагавших, что это просто "выдрючивание", ибо надо было писать "профессора" (кстати, компьютер тоже пометил как ошибку именно отвечающее правилу и предпочел частотную неверную форму). Люди старшего поколения хорошо помнят со школьных лет пример из "Жалобной книги" Чехова "Проезжая мимо станции, у меня слетела шляпа". А на-днях в радиопередаче "Когда папа был маленьким" дочь известного писателя заявила" "Будучи девочкой, мой отец уделял мне мало внимания". Такой оборот речи становится настолько частотным, что вот-вот (упаси Боже!) перестанет шокировать окружающих... Про школу я молчу... Всего наилучшего, Александра Александровна

Баласанян Марианна Альбертовна

Уважаемая Александра Александровна, большое спасибо за интересный и познавательный доклад. Следует отметить, что в данной научной статье раскрывается ряд интересных аспектов, особенно положение об устности, полифоничности, креативности как характеристиках, определяющих основные тенденции развития русского языка наших дней... Считаю, что данный вопрос весьма актуален и интересен для каждого лингвиста. С наилучшими пожеланиями, Баласанян М.А.

Lee Valentin Sergeevich

Дорогая Александра Александровна, прочитал Ваш доклад на одном дыхании: столь увлекателен и удивителен ход Ваших мыслей, столь красива и привлекательна система научных ценностей, в которой Вы живете и творите. Ваш "дом Бытия" - это дом мыслителя и творца. Вы точно и тонко чувствуете дух времени, дух изменений, происходящих в наши дни. История науки говорит о том, что начало века - это начало великих изменений и потрясений во всех сферах жизни, в науке и в языке. Так было в начале 19 века (начало сравнительно-исторического языкознания), в начале 20 века (начало структурализма). Сейчас начало 21 века - начало нового периода в истории языкознания. Все, кто связал свою жизнь с этой наукой, ищет ответ на вопрос "Что сейчас происходит с лингвистикой, с нашим миром, с нашим временем и нашим языком?". Уверен, что нет лингвиста, который не думает об этом. Вы своим докладом не просто даете свой ответ на этот вопрос, но приглашаете всех подумать о судьбе нашего языка и науки о языке. Интересным и важным считаю положение об устности, полифоничности, креативности как характеристиках, определяющих основные тенденции развития русского языка наших дней (считаю удачным и точным Ваш оксюморон "письменная устность"). Александра Александровна, Ваш доклад, считаю, должен стать доступен всему современному лингвистическому сообществу. Надо как-то подумать об этом. Это дело не только возглавляемой Вами Тверской школы психолингвистики (Тверской лингвистической школы), но и всей российской лингвистики. Желаю новых успехов. Всегда Ваш Валентин Сергеевич. P.S. Как красиво и точно Вы использовали сказку 10-летней девочки!

Залевская Александра Александровна

Валентин Сергеевич, большое спасибо! На самом деле я уже написала продолжение этого доклада - статью "Фактор человека в развитии языка" (для журнала "Вопросы психолингвистики", скорее всего - номер 2 за этот год). Словосочетание "письменная устность" придумано не мной, оно фигурирует в цитируемых статьях Л. В. Самуйловой, но мною даётся уточнённое понимание сути этого феномена. Что касается судьбы лингвистики, то пора переходить от декларирования антропоцентричности к действительному исследованию языка как достояния целостного человека человека, не только говорящего и мыслящего, но и чувствующего, воображающего, переживающего, оценивающего и т.д., адаптирущегося к естественному и социальному окружению, т. е. необходим интегративный подход, способный учесть многогранность исследуемого явления. Всего наилучшего, Александра Александровна

Липатов Владимир Евгеньевич

«Формулировка проблемы…» - так начинается работа. Однако, прочитав работу полностью, я не обнаружил никаких проблем. Наоборот, работа демонстрирует беспристрастное и объективное отношение. В работе идентифицированы и продемонстрированы основные тенденции изменения языка. Это полностью раскрывает тему, заявленную в названии статьи. С другой стороны я почувствовал беспокойство автора по косвенному признаку, - «…ускорения динамики…», - это почти тавтология. Достаточно было одного из этих слов. А это значит, что проблема всё же существует. В частности, тезис о том, что «язык сейчас развивается», представляется мне спорным. Язык действительно изменяется, но насколько эти изменения естественны, чтобы их можно было назвать развитием? – вот в чём вопрос. Удивило меня ещё то, что в статье не сформулировано влияние техносферы на изменение языка, хотя говориться именно об этом.

Залевская Александра Александровна

Уважаемый коллега! Спасибо за внимание к моему докладу. Однако мне жаль, что Вы не поняли сути проблемы, заявленной в качестве ведущей для данного этапа Первенства. Речь идёт о том, что при наличии потенциальных или слабо проявляющихся закономерностей языковых изменений (в том числе пополнения лексического состава, утраты слов и значений, вариативности произношения и грамматики) в жизни общества могут иметь место критические периоды, при которых эти потенциальные процессы обостряются, т. е. наблюдается УСКОРЕНИЕ их ДИНАМИКИ. Это не тавтология, а констатация реального положения вещей. Такая закономерность за период в две с половиной тысячи лет прослежена, например, в цитируемой мною книге Мелвина Брэгга. То, что за критический период жизни в России (1995 - 2010 гг.) произошли изменения в значениях некоторых русских слов и в увязываемых с ними эмоционально-оценочных переживаниях, демонстрируется результатами моего широкомасштабного эксперимента с применением пяти исследовательских процедур (см. книгу; "Значение слова через призму эксперимента", 2011). Жаль также, что Вы не заметили в моем докладе фокусирования на роли влияния новых информационных технологий на жизнь русского языка (это одно из проявлений влияния техносферы). На самом деле исследование языка как достояния человека требует учёта взаимодействия биосферы, социосферы, психосферы, лингвосферы, техносферы, ноосферы и, возможно, каких-то ещё "сфер", однако в таком комплексном научном изыскании должны принимать участие специалисты, способные расширять свой кругозор за счёт ознакомления с результатами, полученными в смежных областях знания: только при таком условии может быть разработана теория более высокого уровня обобщения, способная дать объяснение такому многогранному явлению, каким является язык человека. Александра Александровна

Липатов Владимир Евгеньевич

Александра Александровна. Кроме перечисленных недочётов в вашей работе содержится концептуальная ошибка: в приведённых метаморфозах языка вы придаёте ведущую роль человеческому фактору, а в действительности, это есть техногенный фактор. Поэтому я вообще сомневаюсь, - понимаете ли вы то, о чём пишите?

Липатов Владимир Евгеньевич

Александра Александровна. На каком основании вы утверждаете, что я "не понял сути проблемы"? Вы не выдвинули никаких критериев, использовали тавтологию, пропустили ключевое слово. При этом вы пытаетесь обвинить меня, что якобы я что-то "не понял".
Комментарии: 23

Парзулова, Марияна, Христова

Уважаемая Александра Александровна! Спасибо за интересный, актуальный и важный доклад! С уважением и наилучшими пожеланиями: М. Парзулова

Назина Ольга Владимировна

Уважаемая Александра Александровна! Вы обстоятельно и убедительно описываете роль человеческого фактора в развитии языковых систем. Выявленные Вами тенденции - устность, полифоничность, креативность - подтверждаются яркими примерами. Рассматривая тенденцию современного русского языка к креативности, Вы обращаетесь к актуальной на сегодняшний день теме блендинга. Ваш доклад обладает большой практической значимостью и закладывает хорошую основу для дальнейших исследований в области языковых трансформаций, сопряжённых с изменениями в социальных отношениях. В Вашей работе прослеживается чёткое выражение авторской позиции относительно происходящих в языке и социуме изменений, что, на мой взгляд, выгодно отличает её от остальных. С уважением и наилучшими пожеланиями, Ольга

Залевская Александра Александровна

Дорогие участники Первенства! Огромное спасибо Вам всем за внимание к моему докладу! К сожалению, я ухожу на работу и не успею вернуться до отключения системы. Милые дамы, в том числе - организаторы Первенства! Сердечно поздравляю с приближающимся праздником! Желаю здоровья, душевного комфорта, исполнения всех Ваших желаний! Александра Александровна

Залевская Александра Александровна

Уважаемый коллега, Вы спорите не со мной, а с организаторами первенства, сформулировавшими ведущие проблемы всех трёх этапов 2015-го года. Советую Вам внимательно ознакомиться с планом работы на год, это поможет понять, что я имею в виду. Всего доброго, Александра александровна

Липатов Владимир Евгеньевич

Спасибо вам, коллега, за разъяснения. Признаю, что в этом вопросе вы совершенно правы и вины вашей в этом нет. Благодарю за проявленную выдержку. С уважением, Владимир Евгеньевич.

Липатов Владимир Евгеньевич

И ещё, Александра Александровна. Если вы так защищаетесь, то ведь вы косвенно обвиняете меня в клевете и неадекватности по отношению к вам. Вы готовы в суде ответить за свои слова, что я что-то "не заметил"?

Липатов Владимир Евгеньевич

Александра Александровна! Мне тоже жаль, что вы в своём докладе не использовали слово - "техносфера". Чтобы это проверить - надо нажать CTRL+F в браузере или редакторе и ввести это слово в строке поиска. Также жаль, что говоря о ПРОБЛЕМЕ - вы не выдвинули никаких критериев правильности или неправильности имплантации иностранных слов. Однако формально - ваша работа полностью отвечает заданной тематике. Как это такое могло случиться? И ещё, насчёт ускорения динамики. А как вам понравиться - ускорение статики, замедление динамики и замедление статики? Я, как человек с физ-мат образованием утверждаю - это чушь.

Залевская Александра Александровна

Уважаемый коллега! Слово "динамика" имеет ряд значений: 1) отдел механики; 2) ход развития, изменения; 3) движение, действие (см. "Словарь русского языка" С.И. Ожегова, с. 160). Развитие, движение могут быть вялотекущими, еле заметными, а могут ускоряться, протекать в разном темпе. Доказано, что развитие языка, особенно обновление его словаря, обостряется в критические для его носителей периоды жизни общества. Организаторы Первенства ориентировали участников на выявление того, какие изменения уже замечены в разных языках. Это исследовательская проблема, которой уже не первое столетие занимаются лингвисты. Именно в этом ключе рассматриваются разные частные вопросы. Всего наилучшего, Александра александровна

Грибова Наталья Николаевна

Уважаемая Александра Александровна! С большим вниманием прочитала Вашу работу и присоединяюсь к высокой оценке коллег! Термин "обострение устности" представляется мне действительно очень точным для описания отношения к языку в наши дни. Несомненно сохранение и поддержание языковой культуры очень актуальная тема. Успехов и новых научных достижений! Грибова Н.Н.

Назаренко Елена Вячеславовна

Глубокоуважаемая Александра Александровна, спасибо за Ваш действительно важный для науки доклад! Уверена, результаты Ваших трудов вдохновят многих исследователей на изучение своей научной проблемы под новым углом. С большим уважением и наилучшими пожеланиями, Назаренко Е.В.

Хамзе Димитрина

Уважаемая госпожа Профессор! Дорогая Александра! Я, как всегда, очарована Вашей замечательной статьей, которая наводит меня на дальнейшие размышления! В последнее время пытаюсь отыскать в гротескном изображении структурные механизмы функционирования самого языка, (на всех его уровнях) как системы и как коммуникативного бытия (феномена) и, на той базе, обосновать конструкцию гротеска, а также пролить свет на перспективу его рецептибильности, т.е. объяснить (доказать) естественность и закономерность ее акцептивности. Только на первый взгляд, кажется, что гротеск недоступная, тяжкоусвоимая, трудно дешифровываемая „кодема”. На самом деле он (гротеск) самый естественный, первичный (архаический, архетипический) способ охватывания и зондирования мира. Гротеск – ретроспективно-проспективная конфигурация, генеративно-эстетический дискурс, который словно воссоздает (образно реставрирует) целый комплекс языковых закономерностей. Оксюморон – алгоритм, абревиатура гротеска, но и синтез (миниатюра) нашей экзистенции, формула, аксиома человеческого соществования. Сам язык –„бессильное „всесилие”” как средство коммуникации. Язык Гомбровича – прекрасный пример „писменной устности” с целой ее динамикой, разноцветности, чувственности и внутренним давлением. Гротеск, одновременно, когнивный инструмент (даже аппарат) и когнитивная интерпретанта. Генерируя гротеск, мы узнаем мир, а раз создан (гротеск), при его помощи, адресат разпознает мир раз глазами продуктора (его когнитивной версией), раз конструирует собственную когнитивную модель как результат сотрудничества, интеракции и взимопроникновения двух познавательных платформ. Критика объектов и явлений, противно ожиданиям, нетипична для гротеска. В этом направлении специализированны другие категории. В функциональном диапазоне гротеска преобладают (доминируют): транспозиция, трансформация, трансфигурация, космогония, лингвогония, трансценденция. Критическим импульсам поддается прежде всего „абсурдное” представление человека об абсурде, покорство клише и конвенциям. Абсурд, как ключевая квалификанта и динамо гротеска, ярко маркирует язык, как таковой, во всех его репрезентациях: фонетико-фонологической, флексивной, синтаксической, стилистической и прагматической. Все это гротеск ваяет, визуализирует, синтезирует, обо всем этом напоминает, оберегает от забвения.. Сам язык является „инвариантом”, первообразом гротескной образности. Как поликодовый, мультимодальный хипертекст, гротеск является апологией „уродливой” красоты и совсем нормального, „магнетического” нарушения правил. Ужасяющие „персонажи” приобретают сакрально-магические, превантивные, протегирующие функции, как древные маски. Сила их связей, крепкое сцепление их „абсурдально”-созвучных симбиозов, становится неустоимо красивым, а оказиональное, инцидентальное и локальное уродство (квазиуродство) превращается в волшебное очарование, в тончайшую эстетику. Елемент гротеска гротесков не сам по себе, а только как система релации, как часть (механизм) цялостного гротескного устройства, без которого он не может функционировать... Поэтому, несмотря на гротескную „аппарицию” (внешний вид) какого-то елемента (когда он оторван от контекста, изолирован от гротескной системы), он преображается в красивый и эстетически обаятельный, как часть реляционного комплекса, и именно в этой взаимосвязи пораждает красоту. Интересно то, что даный елемент гротеска – интегрирован и интерактивен (т.е. частично „обезличен”, ради своей адаптации к остальным елементам „сообщества”), не теряет своей индивидуальной специфики, наоборот – завоевывает ее, словно приобретая новую, оригинальную, незнакомую до сих пор, непопулярную и неповторимую индивидуальность. Сама палитра взаимоотношений, динамика сочетаний, сеть взаимных реляций приобретает красоту. Универсализирующая и интегрирующая роль гротеска логически проистекает от его конституции, отражающей единство в многообразии, в самобытности и оригинальности, является полифоничной коммуникативной сферой, синкретемой. Гротеск - эстетизированная модель интеграции и универсализации общения. Наверно именно он выступает в роли прототипа (или архетипа) нового образца современной коммуникации, как симбиозом изображения (рисунка) и текста... Гротескный язык Гомбровича со своими креативными трансгрессиями, солецизмами и ошеломляющими лингвистическими „аномалиями” словно является илюстрацией Вашего наблюдения: „Продуктами взаимодействия норм устной и письменной речи оказываются разнообразные отклонения от правил, смешение стилей, жанров и т.д.” С глубочайшим уважением и самыми сердечными чувствами! Ваша Димитрина

Косых Елена Анатольевна

Спасибо огромное, Александра Александровна! А тенденция к этому есть. В ОГА и ЕГЭ - большое количество таких примеров: "Сидя на лавочки, ко мне подошла бабушка" и подобное, наверное, в каждом 5 сочинении.

Lee Valentin Sergeevich

Дорогая Александра Александровна, буду безмерно благодарен, если пришлете статью. Для меня это не просто подспорье в работе, но и огромная честь. Мой эл. адрес: li-vs@mail.ru Спасибо Вам за всё. Всегда Ваш Валентин Сергеевич.

Косых Елена Анатольевна

Спасибо!

Косых Елена Анатольевна

Уважаемая Александра Александровна! Спасибо за доклад! Конечно, за последние 30 лет ускорение вошло в нашу жизнь вместе с динамичной техносферой. От берестяных грамот - к айфонам и скайпам. Но насколько меняется именно язык, а не речь? Или Вы эти понятия не разводите? Речевая составляющая современного социума идёт по пути опошления(?), сниженности, пусть устности. Но есть тенденции и самого языка (экспансия окончания -а слов ср.р. на слова м.р - шофера, карбюратора и т.д. продолжается), смещение акцента на корень (звОнит, вклЮчит, углУбит). Одна из "учительниц" начальной школы так и сказала: "ЗвОн, значит - звОнит!". Не считаете ли Вы такое состояние языка и речи результатом продолжающегося преподавания русского языка на уровне ликбеза, как в нач. 1920-х гг? Только орфография и пунктуация - во главе угла, а речевой компонент в школьной программе присутствует в мизерном количестве (урок по развитию речи!). И проблема - в носителях языка или в самом языке? Спасибо!

Залевская Александра Александровна

Уважаемая Елена (простите, не помню Ваше отчество)! Я не только различаю язык и речь, но и разграничиваю систему языка, зарегистрированную в учебниках и научных описаниях, и системность языка, вырабатываемую человеком в ходе его адаптации к социальному и естественному окружению. Эти две системности не противостоят одна другой, а взаимодействуют особым образом в зависимости от ряда внешних и внутренних факторов. Особую роль при этом играет смена поколений: молодежь принимает как правильное то, что ранее считалось грубым нарушением нормы. В дополнение к Вашим примерам скажу, что когда в нашу редколлегию поступили данные об авторах совместной статьи, которые были описаны как "профессоры", это возмутило кое-кого из молодых докторов наук, полагавших, что это просто "выдрючивание", ибо надо было писать "профессора" (кстати, компьютер тоже пометил как ошибку именно отвечающее правилу и предпочел частотную неверную форму). Люди старшего поколения хорошо помнят со школьных лет пример из "Жалобной книги" Чехова "Проезжая мимо станции, у меня слетела шляпа". А на-днях в радиопередаче "Когда папа был маленьким" дочь известного писателя заявила" "Будучи девочкой, мой отец уделял мне мало внимания". Такой оборот речи становится настолько частотным, что вот-вот (упаси Боже!) перестанет шокировать окружающих... Про школу я молчу... Всего наилучшего, Александра Александровна

Баласанян Марианна Альбертовна

Уважаемая Александра Александровна, большое спасибо за интересный и познавательный доклад. Следует отметить, что в данной научной статье раскрывается ряд интересных аспектов, особенно положение об устности, полифоничности, креативности как характеристиках, определяющих основные тенденции развития русского языка наших дней... Считаю, что данный вопрос весьма актуален и интересен для каждого лингвиста. С наилучшими пожеланиями, Баласанян М.А.

Lee Valentin Sergeevich

Дорогая Александра Александровна, прочитал Ваш доклад на одном дыхании: столь увлекателен и удивителен ход Ваших мыслей, столь красива и привлекательна система научных ценностей, в которой Вы живете и творите. Ваш "дом Бытия" - это дом мыслителя и творца. Вы точно и тонко чувствуете дух времени, дух изменений, происходящих в наши дни. История науки говорит о том, что начало века - это начало великих изменений и потрясений во всех сферах жизни, в науке и в языке. Так было в начале 19 века (начало сравнительно-исторического языкознания), в начале 20 века (начало структурализма). Сейчас начало 21 века - начало нового периода в истории языкознания. Все, кто связал свою жизнь с этой наукой, ищет ответ на вопрос "Что сейчас происходит с лингвистикой, с нашим миром, с нашим временем и нашим языком?". Уверен, что нет лингвиста, который не думает об этом. Вы своим докладом не просто даете свой ответ на этот вопрос, но приглашаете всех подумать о судьбе нашего языка и науки о языке. Интересным и важным считаю положение об устности, полифоничности, креативности как характеристиках, определяющих основные тенденции развития русского языка наших дней (считаю удачным и точным Ваш оксюморон "письменная устность"). Александра Александровна, Ваш доклад, считаю, должен стать доступен всему современному лингвистическому сообществу. Надо как-то подумать об этом. Это дело не только возглавляемой Вами Тверской школы психолингвистики (Тверской лингвистической школы), но и всей российской лингвистики. Желаю новых успехов. Всегда Ваш Валентин Сергеевич. P.S. Как красиво и точно Вы использовали сказку 10-летней девочки!

Залевская Александра Александровна

Валентин Сергеевич, большое спасибо! На самом деле я уже написала продолжение этого доклада - статью "Фактор человека в развитии языка" (для журнала "Вопросы психолингвистики", скорее всего - номер 2 за этот год). Словосочетание "письменная устность" придумано не мной, оно фигурирует в цитируемых статьях Л. В. Самуйловой, но мною даётся уточнённое понимание сути этого феномена. Что касается судьбы лингвистики, то пора переходить от декларирования антропоцентричности к действительному исследованию языка как достояния целостного человека человека, не только говорящего и мыслящего, но и чувствующего, воображающего, переживающего, оценивающего и т.д., адаптирущегося к естественному и социальному окружению, т. е. необходим интегративный подход, способный учесть многогранность исследуемого явления. Всего наилучшего, Александра Александровна

Липатов Владимир Евгеньевич

«Формулировка проблемы…» - так начинается работа. Однако, прочитав работу полностью, я не обнаружил никаких проблем. Наоборот, работа демонстрирует беспристрастное и объективное отношение. В работе идентифицированы и продемонстрированы основные тенденции изменения языка. Это полностью раскрывает тему, заявленную в названии статьи. С другой стороны я почувствовал беспокойство автора по косвенному признаку, - «…ускорения динамики…», - это почти тавтология. Достаточно было одного из этих слов. А это значит, что проблема всё же существует. В частности, тезис о том, что «язык сейчас развивается», представляется мне спорным. Язык действительно изменяется, но насколько эти изменения естественны, чтобы их можно было назвать развитием? – вот в чём вопрос. Удивило меня ещё то, что в статье не сформулировано влияние техносферы на изменение языка, хотя говориться именно об этом.

Залевская Александра Александровна

Уважаемый коллега! Спасибо за внимание к моему докладу. Однако мне жаль, что Вы не поняли сути проблемы, заявленной в качестве ведущей для данного этапа Первенства. Речь идёт о том, что при наличии потенциальных или слабо проявляющихся закономерностей языковых изменений (в том числе пополнения лексического состава, утраты слов и значений, вариативности произношения и грамматики) в жизни общества могут иметь место критические периоды, при которых эти потенциальные процессы обостряются, т. е. наблюдается УСКОРЕНИЕ их ДИНАМИКИ. Это не тавтология, а констатация реального положения вещей. Такая закономерность за период в две с половиной тысячи лет прослежена, например, в цитируемой мною книге Мелвина Брэгга. То, что за критический период жизни в России (1995 - 2010 гг.) произошли изменения в значениях некоторых русских слов и в увязываемых с ними эмоционально-оценочных переживаниях, демонстрируется результатами моего широкомасштабного эксперимента с применением пяти исследовательских процедур (см. книгу; "Значение слова через призму эксперимента", 2011). Жаль также, что Вы не заметили в моем докладе фокусирования на роли влияния новых информационных технологий на жизнь русского языка (это одно из проявлений влияния техносферы). На самом деле исследование языка как достояния человека требует учёта взаимодействия биосферы, социосферы, психосферы, лингвосферы, техносферы, ноосферы и, возможно, каких-то ещё "сфер", однако в таком комплексном научном изыскании должны принимать участие специалисты, способные расширять свой кругозор за счёт ознакомления с результатами, полученными в смежных областях знания: только при таком условии может быть разработана теория более высокого уровня обобщения, способная дать объяснение такому многогранному явлению, каким является язык человека. Александра Александровна

Липатов Владимир Евгеньевич

Александра Александровна. Кроме перечисленных недочётов в вашей работе содержится концептуальная ошибка: в приведённых метаморфозах языка вы придаёте ведущую роль человеческому фактору, а в действительности, это есть техногенный фактор. Поэтому я вообще сомневаюсь, - понимаете ли вы то, о чём пишите?

Липатов Владимир Евгеньевич

Александра Александровна. На каком основании вы утверждаете, что я "не понял сути проблемы"? Вы не выдвинули никаких критериев, использовали тавтологию, пропустили ключевое слово. При этом вы пытаетесь обвинить меня, что якобы я что-то "не понял".
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.