facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

Кризисное самосознание как проблема современного гуманитарного знания / CRISIS CONSCIOUSNESS AS A MODERN HUMANITARIAN KNOWLEDGE PROBLEM

Кризисное самосознание как проблема современного гуманитарного знания / CRISIS CONSCIOUSNESS AS A MODERN HUMANITARIAN KNOWLEDGE PROBLEMКризисное самосознание как проблема современного гуманитарного знания / CRISIS CONSCIOUSNESS AS A MODERN HUMANITARIAN KNOWLEDGE PROBLEM
Tatyana Poplavskaya, доцент, кандидат философских наук, кандидат , доцент

Южноукраинский национальный педагогический университет имени К.Д. Ушинского, Украина

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Украина";

Открытое Европейско-Азиатское первенство по научной аналитике;

УДК: 1 + 37 + 17.021.2

В статье рассматривается  самосознание личности как кризисное и конфликтное образование. Решение данной проблемы видится автору в объединении усилий  гуманитарных наук: педагогики, философии, психологии, социологии и других, а также в популяризации средствами образования современных  психотехник, направленных на  обретение целостности личностью, переживающей кризис или разорванность собственного сознания.

Ключевые слова: кризисное самосознание, образование, духовность, гуманизм,  личность, индивидуация.

Consciousness of personality as crisis and conflict formation is analyses in the article. The decision of this problem is seen to the author in combining effort  of humanitarian science : pedagogic, philosophy, psychology, sociology et al, and also in popularization by facilities of formation of the modern   psychological technique , sent to  finding of integrity personality, experiencing a crisis or fragment of own consciousness

Keywords: crisis consciousness, education, spirituality, humanism, personality, individuashion.

 

 

Особенностью современной цивилизационной ситуации, по мнению ряда специалистов, является приоритетность гуманитарного измерения социальных проблем и гуманитарного образования подрастающего поколения. В отличие от технократического представления, гуманитарное рассматривает развитие личности и создание условий её безопасного и достойного существования как цель, а не как его средство. На современном этапе развития общечеловеческого знания, гуманитарное познание приобретает междисциплинарный характер, принцип дополнительности определяет способ взаимодействия различных дисциплин, имеющих предметом своих исследований человека, его внутренний мир, проблемы и перспективы развития, образования  и т.д.

Данные исследования были инициированы  возникшим в прошлом столетии антропологическим кризисом и основная задача этих исследований – поиск путей выхода из него. Еще теоретики Римского клуба в свое время были склонны считать, что кризис человечества является логическим следствием кризиса человека. Отсюда у них появилась попытка понять причины, приведшие к этому кризису, с тем чтобы предложить новые ориентиры и ценности жизни, способствующие разрешению проблем и противоречий современности, устранению  кризиса человека, а, следовательно, и антропологического кризиса в глобальном масштабе.

Вслед за теоретиками Римского клуба,   многие  европейские ученые стали анализировать сложившуюся ситуацию, что привело к  возникновению и развитию  междисциплинарного  дискурса   по поводу глобальных проблем современности,  в котором антропологический кризис занимает центральное место. Ученые и философы фиксировали дезориентацию человека, не способного найти свое место в изменяющейся природной и социальной действительности, его беспомощность перед лицом им же самим созданных сил, которые вышли из-под контроля и оказывают существенное влияние на формирование ценностных ориентаций личности, не совпадающих с ее внутренними устремлениями и желаниями; бессилие человека перед социальными организациями и институтами, направляющими жизнедеятельность  человека  в русло социально-приемлемого поведения даже в случае осознанного или бессознательного его протеста против существующего образа жизни[6].

Наиболее значительные исследователи современного кризиса, анализируя  его причины и особенности,  в числе прочих называли существующую систему образования.  Так, Х. Ортега-и-Гассет пишет: «Школы, которыми прошлое столетие так гордилось, успевали преподать массам лишь внешние формы, ничего не говоря о духе»[9,c.136]. В результате такого преподавания личностное, индивидуальное начало утратило свою рельефность, стерлось, выровнялось. Восстание масс, по Ортеге, предстает как восстание против интеллектуальных и моральных основ общества, отказ от культурного существования. Философ указывал на тенденцию варваризации общества как на результат описанного им «восстания масс», господства в социуме некоего усредненного, нивелированного человека с «простой духовной структурой»- «массового человека». 

К.Ясперс основной причиной «упадка духа» полагал господство порядка, который буквально задавил человека, не давая ему возможности выразить свою сущность и как итог - типизация человека. «В существовании массового порядка всеобщее образование приближается к требованиям среднего человека…С нивелирующим массовым порядком исчезает тот образованный слой, который на основе постоянного обучения обрел дисциплину мыслей и чувств и способен откликаться на духовные творения»[25,c.359].

Э.Фромм обращал внимание на то, что в постиндустриальном обществе человеку противостоит колоссальная организационная система - государство и современные корпорации, которые, функционируя в собственных, часто весьма далеких от человека, а то и враждебных ему интересах, полностью превращают его в объект - происходит овещнение человека.  Личность в этих условиях подвержена соблазну либо превратиться в маленький винтик машины, либо исповедовать крайний индивидуализм, защищая свою самобытность[13].

Общим для оценки настоящей ситуации в  данных концепциях является осознание того факта, что современное общество порождает разнообразные силы, враждебные человеку как духовному существу. Упадок духа свидетельствует о том, что социальный фон, на котором  происходит духовное развитие человека, претерпел негативные изменения. Фон этот - культура. Поэтому еще одной причиной антропологического кризиса явился кризис культуры как сферы, которая генерирует духовные ориентиры, а также глубокое расхождение между образованием и культурой.

До недавнего времени  в отечественной философской и психологической  литературе, если речь шла о кризисе личности, то обязательно личности буржуазного общества. Советскому человеку, по убеждению наших ученых и философов, были чужды те переживания разорванности своего существа, какими мучились представители западного общества.

Отечественные исследователи самосознания личности, такие как Л.С. Выготский, В.В. Столин. А.А. Бодалев, И.С.Кон, Б.Г. Ананьев, Л.И. Божович, А.Н.Леонтьев. С.Л.Рубинштейн и многие другие, так и не смогли выработать даже единого видения сути данного феномена, давая ему целый ряд определений и трактовок. То же относится и к понятиям «индивид-личность-индивидуальность»,  отражающим определенный процесс  развития самосознания личности. Что объединяет этих ученых, так это представление о самосознании личности  как многоуровневом образовании.

Так, например, В.А.Ядов и И.С.Кон разрабатывали четырехуровневую структуру самосознания  как  «Я-образа», в которой все уровни функционально взаимосвязаны и одновременно автономны, при этом допускалось, что между этими уровнями могут возникать противоречия и конфликты[23; 5].

И.И.Чеснокова предлагала различать два уровня самосознания, используя в качестве критерия соотнесение знаний о себе, а основные приемы выявления этих уровней  выступают самовосприятие, самонаблюдение, самоанализ и самоосмысление[15].

Согласно В.В.Столину самосознание обслуживает три уровня активности человека: уровень природного индивида, уровень социального индивида и уровень собственно личности. На каждом из этих уровней различные процессы самосознания выполняют роль «обратной связи» и показывают степень активности субъекта[11].

По мнению Т.Шибутани каждый человек обладает способностью к формированию многочисленных «Я-образов», что позволяет быть гибким в самых различных жизненных ситуациях, и в то же время человек интегрирует свою многоликость в устойчивое представление о себе, постоянство которого обеспечивается благодаря «Я-концепции» (синоним самосознания). Ссылаясь на социальных психологов, он указывает на пять основных измерений в «Я-концепции»: степень интеграции (возможность изменения собственного шаблона поведения), уровень осознания действий по отношению к себе, стабильность (последовательность своего поведения), самооценка и степень адекватности представлений о себе[16].

Список цитируемых авторов можно продолжить, но лучше попытаться  понять то общее, что эти концепции самосознания объединяет. Во-первых, все  исследователи самосознания убеждены в том, что оно занимает центральное место в структуре сознания. Во-вторых, несмотря на разные подходы, все исследователи единодушны в признании разноуровневости самосознания и при этом в понимании взаимосвязи и взаимозависимости этих уровней между собой. В-третьих, большинство исследователей самосознания подчеркивают, что его характер изменяется в течении жизни человека. В -четвертых, никто из исследователей не рассматривал самосознание как  конфликтное образование, которое при определенных обстоятельства может  стать причиной психического и физического нездоровья.

В работах таких исследователей как Б.Г.Ананьев, Л.И.Божович, Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев, И.С.Кон,  С.Л.Рубинштейн,  В.В.Столин анализировался вопрос о становлении самосознания в контексте общей проблемы развития личности, однако эти исследования ограничивались только детским, подростковым и юношеским возрастом. Оно и понятно, ведь именно на эти возрастные периоды приходится  пять из восьми кризисов, переживаемых личностью в онтогенезе[17;18].  Однако, практически не рассматривалась ситуация «непроживания» кризиса, ситуация  «застревания» на том или ином этапе развития личности ребенка, и как итог такого «застревания» - образование  конфликтного самосознания.

Конфликтное самосознание - это такое самосознание, в котором  некоторые образы «Я» ( «Я» социальное, состоящее из разных ролей и масок и «Я»-индивидуальное, состоящее из когнитивных, эмоциональных и поведенческих элементов) находятся в противоречии друг с другом. Если в процессе дальнейшей социализации и идентификации эти «Я» образы не гармонизируются, оставшиеся  возрастные кризисы (30-35 лет, 40-45 лет и кризис старости) только усугубляют и без того мрачную картину незрелого и   фрагментарного самосознания личности.

 Таким образом, за сферой научных интересов академических психологов оказалась самая сложная и проблемная часть жизненного пути человека, потерявшего свою изначальную природную целостность в детстве,  так и не обретя ее к старости. Чтобы лучше понять этот процесс, рассмотрим  этимологию понятий «индивид-личность-индивидуальность», так  ярко демонстрирующих   прохождение определенных стадий развития самосознания  человека.

 Обращение к латинскому словарю дает нам следующую картину: слово “in-dividuum” переводится как атом, однако там же есть и слово  “in-dividuitas”,  которое переводится как  неделимость, нераздельность, нерасторжимость [4,c.393].  В философской и психологической традиции первое слово  используется в смысле индивид, второе в смысле индивидуальность.  В этой связи вспоминается  название первого философского трактата  Г.Лейбница «Disputatio metaphysicadepricipioindividui» (Метафизическая диспутация о принципе индивидуации), в  котором он писал:  «Individuum seipsum individuat», то есть «Индивид сам приходит к своей индивидуальности»[7,c.19]. И то и другое имеет целостный характер, но между ними находится личность, точка возможного перехода из одной целостности в другую.  То есть личность - это возможность, которую человек может использовать в своей жизни, а может и не использовать, тогда он  не обретает новую целостность и доживает до конца своего пути в состоянии депрессии, психоза или невроза. Однако, начнем свой анализ с понятия «индивид».

Индивид - это единичный представитель вида "homo sapiens" . Как индивиды люди отличаются друг от друга только морфологическими особенностями, такими, как рост, телесная конституция,  цвет глаз, кожи и т.д. В этом смысле мы все индивиды. О таком человеке — биологическом или социальном атоме — ничего не известно. Он аноним (по выражению Кьеркегора) — лишь элемент, часть, определяемая соотношением с целым. Однако в процессе социализации, становления и развития каждый индивид начинает  осваивать социальные роли, примерять к себе те или иные маски (личность от слова «личина», «маска»). Как отмечает Анцыферова Л.И.: «Личность не есть целостность, обусловленная генотипически: личностью не родятся, личностью становятся. Личность есть относительно поздний продукт общественно-исторического и онтогенетического развития человека. Это положение может быть интерпретировано по-разному. Врожденный, если можно так выразиться, индивид не есть еще индивид вполне "готовый": процесс его формирования продолжается в ходе онтогенетического развития, пока у него не развернутся все его особенности, образующие относительно устойчивую структуру, личность якобы и является результатом процесса вызревания генотипических черт под влиянием воздействий социальной среды. Именно эта интерпретация свойственна в той или иной форме большинству современных концепций»[1,c.234]. 

Итак, индивидом рождаются, а личностью становятся, индивид целостен, а личность?   И что же такое индивидуальность? Обретенная целостность? Как обретенная? И если обретенная, значит, была когда-то утеряна. Когда же человека теряет свою целостность? Вернемся к теме возрастных кризисов.

 Кризис, от греческого  кrineo, буквально означает «разделение дорог». В китайском языке слово «кризис» состоит из двух иероглифов, один из которых означает опасность, а второй  - возможность. Таким образом, слово «кризис»  несет в себе оттенок  разделённости, чрезвычайности, угрозы и необходимости в действии.

Кризис определяется психологически как ситуация невозможности дальнейшего существования  в прежнем статусе, т.е. такая ситуация, в которой субъект сталкивается с невозможностью реализации внутренних необходимостей своей жизни (мотивов, стремлений, ценностей). При упоминании о кризисе имеется в виду острое эмоциональное состояние, возникающее в ситуации столкновения личности с препятствием на пути удовлетворения её важнейших жизненных потребностей, препятствием, которое не может быть устранено способами решения проблемы, известными личности из её прошлого жизненного опыта. Психологический кризис - это внутреннее нарушение эмоционального баланса, наступающее под влиянием угрозы, создаваемой внешними обстоятельствами[8].

Кризисы квалифицируют исходя из различных принципов, кладут в основу их деления предсказуемость или непредсказуемость,   причину возникновения и др. Они различаются по длительности и интенсивности. По содержанию различают три вида кризисов: кризисы невротические, кризисы развития  и травматические кризисы. Так же в психологии, обычно выделяют возрастные кризисы и ситуационные кризисы.

Рассмотрим возрастные кризисы,  через которые  проходит каждый человек. «Возраст - это качественно специфическая ступень онтогенетического развития человека, каждый возраст в человеческой жизни имеет определенные нормативы, при помощи которых можно оценить адекватность развития личности и которые касаются психофизического, интеллектуального, эмоционального и личностного развития. Эти нормативы обозначаются так же как задачи возрастного развития» [8,с.38].

Переход к следующему этапу проходит в форме кризисов возрастного развития или возрастных кризисов, это относительно не большие по времени (до года) периоды онтогенеза, они  характеризуются резкими психологическими изменениями. Форма, длительность и острота кризиса может значительно различаться в зависимости от индивидуально-типологических особенностей человека,  социальных и микросоциальных условий. В отечественной психологии термин «возрастной кризис» был введен Л.С. Выготским и определен как целостное изменение личности ребенка, регулярно возникающее при смене стабильных периодов[3].  По Выготскому, возрастной кризис обусловлен возникновением основных новообразований предшествующего стабильного периода,  которые приводят к разрушению одной социальной ситуации развития и возникновению другой, адекватной новому психологическому облику ребенка. Механизм смены социальных ситуаций составляет  психологическое содержание возрастного кризиса.

Ряд исследователей считают возрастные кризисы нормативным процессом, необходимым моментом социализации, обусловленным логикой личностного развития и необходимостью разрешения основного возрастного  противоречия (З. Фрейд, Э. Эриксон, Л. Выготский, Л. Божович). Другие авторы видят в возрастных кризисах  девиантное, злокачественное проявление индивидуального развития (С.Л. Рубинштейн, А.В. Запорожец).

Главной особенностью прохождения кризиса является то, что человек сам и только сам может пережить события, обстоятельства и изменения своей жизни, породившие кризис. Если этот процесс переживания проходит успешно - он ведет к совершенствованию личности, если же нет - он ведет к патологическим или социально неприемлемым феноменам, таким как алкоголизм, наркомания, токсикомания, формирование лекарственной зависимости, невротизации, психопатизации, суициду. Тот факт, что в нашем обществе проблема алкоголизма и наркомании, проблема суицида и психопатизации, стоит очень остро, говорит о том, что   наши соотечественники находятся в кризисном состоянии и не могут выйти из  него.  Уход от проблемы не решает ее, а только усугубляет.

Автор справочника практического психолога, посвященного возрастным кризисам И.Г. Малкина-Пых отмечает: «Действительно, в течение кризисных периодов человек совершает важную духовную работу: выявляет противоречия между тем,  что он есть на самом деле и кем хотел бы быть, что имеет и что хотел бы иметь. В эти периоды он начинает понимать, что некоторые моменты своей жизни он переоценивал, а другие - недооценивал. Человек может осознать, что не проявляет свои способности, не реализует идеалы. При этом у него может появится смутное чувство, что с ним что-то не так и лишь когда человек начинает понимать, что ему необходимо изменить что-то не в социальном окружении, а в себе самом, лишь тогда он начинает строить новую жизнь на реальной основе»[8,c.38]. К сказанному следует добавить, что  способность совершать подобную духовную работу встречается у  людей крайне редко, еще реже люди понимают, что им необходима помощь специалиста, психотерапевта, например. Это происходит по ряду причин, но основная, как нам представляется, лежит в плоскости  современной системы  образования, которая сама переживает кризис и не  известно, когда и как выйдет из него.

Возвращаясь к  теме нашего исследования,  хотелось бы обратить внимание на то, что  и возрастные, и ситуационные, и другие  кризисы способствуют не столько обретению целостности, сколько дальнейшему расщеплению личности, о чем свидетельствуют  данные зарубежных исследователей, говорящие нам о том, что у 80%  населения переживаемые кризисы не стали причиной обретения новых качеств, способом адаптации к изменяющимся условиям, а значит гармонизации внутреннего пространства человека[2;14;18].  Но ведь есть наверно такой момент в жизни каждого человека, когда это расщепление началось, некая точка отсчета, до которой  индивид был целостным, а затем стал постепенно расщепляться?

Объяснение данному феномену можно найти  в книге известного американского  психолога и  философа  Кена Уилбера «Безграничное»[12]. 

Каждый человек рано или поздно задумывается над ответом на вопрос «Кто я?», а когда начинает отвечать  на него, то непроизвольно включается процесс самоопределения. В этот момент происходит очень интересная вещь. Описывая, объясняя или даже просто ощущая свое «я» человек проводит мысленную разграничительную черту через все поле того, что он испытывает, и то, что оказывается внутри этой черты,  он называет «собой», а то,  что оказывается за ее пределами «не собой», т.е.  наша самотождественность всецело зависит от того, где мы проводим эту пограничную черту. Когда же человек не в состоянии решить, как или где  ему надо провести эту линию, возникает  так называемый кризис самоопределения. Иными словами, вопрос «кто я?» означает -  «где я провожу границу?». Кен Уилбер пишет: «Замечательная особенность этой линии состоит в ее способности смещаться, причем довольно часто. Ее можно проводить заново. Человек может в некотором смысле «отредактировать», составить новую карту своей души и обнаружить на ней территории, о существовании которых даже не подозревал»[12,с.122].

Самой распространенной пограничной линией служит, по словам К. Уилбера, граница кожи, окружающая организм человека. «По-видимому, это общепринятая граница между «собой» и «не-собой». Внутри границы кожи все в некотором смысле есть «мной», а снаружи - «не-мной». Нечто за пределами границы кожи может быть «моим», но не «мной». Например, я признаю  «моим» свой автомобиль, работу, квартиру, семью, но в отличие от всего того, что находится внутри моей кожи, они определенно не являются «мной». Таким образом, граница кожи - это одна из самых общепризнанных границ между «я» и «не-я»[12,с.123].

Однако, многие люди проводят такие границы и внутри целостного организма как такового. Это происходит по причине того, что все мы  не считаем себя телом, а скорее обладателями его. Человек более тесно и основательно отождествляет себя не со всем организмом, а лишь с одной из его сторон. Эту сторону обычно называют умом, психикой, эго или личностью. «С точки зрения биологии, - пишет К. Уилбер,-  нет ни малейшего основания для такого радикального раскола между умом и телом, психикой и соматикой, эго и плотью, но на психологическом уровне подобная расщепленность носит повальный характер. Действительно, противопоставление ума и тела и сопутствующий ему дуализм выступают фундаментальной чертой западной цивилизации. Отмечу здесь, что даже говоря об исследовании целостного поведения человека, я вынужден пользоваться словом «психология». Само это слово отражает бытующий предрассудок, что человек - это прежде всего ум, а не тело. Даже св. Франциск относился к своему телу как к «бедному ослику», и большинство из нас в самом деле чувствуют, что как бы ездят на своем теле, словно на осле»[12,с.125].

Эта пограничная линия возникает по мере взросления ребенка, возводя и укрепляя границу между собой/не-собой. Однако вступая в зрелый возраст, человек обычно целует своего бедного ослика  и тот оказывается по ту сторону загородки, а основная граница проводится между умом и телом, причем отождествляем мы себя именно с умом, с образом себя, а также с интеллектуальными и эмоциональными процессами, связанными с этим образом. По разным причинам человек  может отказаться считать своими некоторые стороны своей психики  и в этом случае происходит её расщепление, отчуждение, подавление или отбрасывание каких-то её аспектов. Суть процесса состоит в том, что человек сдвигает границу между собой/не-собой, включая в «себя» лишь какую-то часть тенденций, свойственных его эго. Такой суженный образ себя  К. Уилбер и называет личностью или «маской». «Поскольку индивид отождествляет себя лишь с одной из сторон своей психики (маской), остальная ее часть воспринимается как «не-я», как заграничная территория, чужая и пугающая. Человек перекраивает карту своей души, чтобы отмежеваться от каких-то своих нежелательных сторон (эти нежелательные стороны, отбрасываемые маской, мы будем называть «тенью») и, по возможности, исключить их из сферы сознания.  Благодаря этому он в той или иной степени «сходит с ума». Вполне очевидно, что это еще один основной тип пограничной линии»[12,с.130].

Смысл данного обсуждения границ между  «я» и «не-я» заключается в том, что человек, во-первых, существо многомерное, многоуровневое, а во-вторых, ему  потенциально доступны все уровни своего целостного естества, но по ряду причин он не использует все свои возможности и пребывает в состоянии разорванности на протяжении всего жизненного пути.

Следующий феномен, на который хотелось бы обратить внимание, это - внутриличностный конфликт. Так как личность человека - это набор определенных масок или социальных ролей, некоторые из них могут находиться в конфликте друг с другом. Например, стремление к образу успешной бизнес леди может находиться и находится у большинства современных женщин, в противоречии со стремлением иметь семью, детей,  с образом нежной и любящей подруги и заботливой матери.

Конфликты по своей природе зависят от того или иного уровня «себя», от  пограничной линии, которую мы проводим внутри себя. Например, человек, отождествляющий себя со своим организмом, находит потенциально враждебной свою окружающую среду, потому что она представляется ему заграничной, пребывающей вне его и посему таящей в себе угрозу его жизни и благополучию. Но для человека, пребывающего на уровне эго, заграничной определяется не только окружающая среда, но и собственное тело, в связи с чем природа его конфликтов и расстройств оказывается совершенно иной. Он сместил пограничную линию «себя», сместив тем самым и линию  фронта своих конфликтов. В этом случае на сторону врага переходит его тело.  На уровне же  маски человек устанавливает пограничные линии между разными сторонами собственной психики, в результате чего напряжение  только возрастает. 

Напрашивается вопрос, есть ли из всего этого выход, как обрести собственную целостность, гармонично согласовав все аспекты своего «Я»?

Как мы уже отмечали, отечественная психологическая мысль развивалась, в основном,   теоретически в рамках  единой идеологической  парадигмы. Практическая сторона исследований тоже проводилась, но, как правило, с целью подтвердить правильность этой единой парадигмы.

 В то же время в Европе и Америке психологи имели возможность развивать свои концепции в различных направлениях. Так, К.Г.Юнг посвятил проблеме обретения целостности всю свою профессиональную деятельность, отразив её в своих многочисленных публикациях[19-23].

Согласно представлениям К.Г. Юнга, человек находится во власти различных архетипов или образов коллективного бессознательного, то есть такого бессознательного, которое включает в себя общечеловеческий опыт, передаваемый по наследству от поколения к поколению. В частности, живя совместно с другими людьми, человек становится персоной, выполняющей определенные функции в обществе. Он надевает на себя маску, чтобы произвести благоприятное впечатление на окружающих его людей и скрыть от них свою Самость, то есть подлинное лицо, если в этом есть необходимость. При этом он так часто надевает маску, что она может «прирасти» к лицу.    С помощью Персоны, маски человек играет ту или иную социальную роль в обществе. Он как бы отделяется от самого себя в пользу искусственной личности. Но отделение от самого себя не проходит бесследно и безнаказанно. Оно может сопровождаться различными бессознательными реакциями, служащими питательной почвой для возникновения невроза. Внешне человек выглядит сильной личностью, играет роль преуспевающего в жизни индивида. Внутренне же он испытывает слабость, охвачен всевозможными страхами, ощущает свою никчемность. Разрыв и последующий конфликт между внешним и внутренним миром человека сопровождается психическими срывами и душевными надломами.    Психотерапия, направленная на устранение конфликтов в психике человека, способствует активизации процесса индивидуации. Цель индивидуации – освобождение человека от ложных покровов Персоны. Человеку необходимо уметь различать, чем он кажется себе и другим и кем он является на самом деле. Он должен научиться различать, что хочет и что ему навязывается бессознательным. Словом, человек должен понять свое отличие от Персоны и от других образов бессознательного, которые делают его неподлинным, превращают в марионетку безличных сил.             С точки зрения К.Г. Юнга, индивидуация – это выделение личности из коллективных основ собственной психики. И в этом смысле она многозначна. Индивидуация – это осуществление изначальной, заложенной в эмбриональном зародыше личности во всех ее аспектах; восстановление и развертывание изначальной потенциальной целостности; интеграция природных задатков, способностей и творческих дарований личности; достижение целостности человека путем проявления всех сторон его жизнедеятельности; цель жизни, предполагающая обретение человеком его самости, то есть единства и целостности; синтез самости; «духовное путешествие» человека, осуществляемое под влиянием и руководством внутреннего голоса, взывающего к самостановлению и самоосуществлению; и наконец, достижение человеком пика своего духовного развития.    В понимании К.Г. Юнга индивидуация не означает отход человека от мира и замыкание его на самом себе. Она не имеет ничего общего с эгоцентризмом, то есть с сосредоточением человека только и исключительно на своем Я. Индивидуация есть особый путь человека к самому себе – такой путь, благодаря которому внешний и внутренний мир человека не противостоят друг другу, а образуют некое единство. Индивидуация – это движение от расщепленности и фрагментарности психических процессов к единству и целостности души.    Такое понимание индивидуации было положено в основу теории и практики аналитической психологии К.Г. Юнга, для которого природный процесс индивидуации стал, по его собственному выражению, «моделью и путеводной нитью метода лечения». Терапевтическая задача лечения состояла не только во врачевании симптомов, но и в объединении противоположностей, то есть бессознательных и сознательных процессов, в формировании целостности личности. Именно этим и стала заниматься  основанная Юнгом экзистенциальная психотерапия.

Вслед за экзистенциальной психотерапией,  самыми успешными, на наш взгляд, являются гештальт-терапия, клиент-центрированная терапия, направление символ-драма, психоанализ, телесная терапия, арт-терапия, психосинтез и др. личностно-ориентированные методики и психотехники.

Создатель техники реконструкции личности, известной под названием психосинтез, Роберто Ассаджиоли исходным началом своей практики считает стремление   проникнуть в духовный центр человека, в ту область, которая религиозными и восточными философскими доктринами обозначена как высшее «Я» человеческой индивидуальности, как Надсознание. Не учет надсознательных и духовных аспектов, которые психология оставляла прежде философии и религии, создал болезненный разрыв, а нередко и конфликт между различными подходами к природе человека[2]. Разрыв этот пытался преодолеть Зигмунд Фрейд, но его лечебные, а затем философские концепции сводили человеческую природу к подсознанию, к сексуальным комплексам. Юнг, Фромм и Ассаджиоли, опираясь на ведантическую традицию, смогли обогатить европейскую науку о человеке более плодотворными подходами.

Разработанная Карлом Роджерсом система психотерапии, получившая название недирективной, центрированной на клиенте, призвана обеспечить устранение диссонанса между реальным опытом и Я-концепцией, т.е. самосознанием, способствуя достижению их гармонизации и соответствия. В результате  данной терапевтической методики значительно повышается степень самопринятия, понимания самого себя. Отношения с другими людьми приносят большее удовлетворение, чем до терапии. Исследования в этой области также показали, что более успешны действия того консультанта, который проявляет в отношении клиента теплоту и искренний интерес[10]. Подход К. Роджерса используется при консультировании и терапии в таких областях как образование, расовые отношения, семейные отношения, политика и менеджмент. Терапия, центрированная на клиенте до сих пор весьма популярна, и останется таковой, без сомнения, еще много лет.

Таким образом, динамика развития человека от индивида к личности и от личности к индивидуальности носит очень сложный, даже драматичный характер. На неё оказывают влияние и семейное воспитание, и школьное образование, собственно весь комплекс процесса социализации личности в современном обществе, переживающем глубокий духовный и психологический кризис. Самосознание личности,  формирующейся в таком обществе, априори становится конфликтным, кризисным, болезненным.В этой связи задачами  современной психологии являются  осмысленная, профессиональная помощь человеку в  проживании возрастных кризисов, в преодолении внутриличностных конфликтов, в самоопределении и самопознании.

Решение  означенных задач, как уже упоминалось,  возможно средствами и методами, наработанными глубинной психологией, клиент-центрированной терапией, гештальт-терапией, психоанализом, символдрамой, психосинтезом и т.д.. Однако информация о возможностях данных психологических методов и подходов должна транслироваться средствами   образования, как среднего, так и высшего.  Необходима переориентация всей системы образования на воспитание целостной личности, а не компетентного  специалиста, что возможно только средствами гуманизации  знания,  объединения  усилий  и педагогов, и психологов, иначе антропологический кризис обязательно перерастет в антропологическую катастрофу.

 

Литература:

1. Анцыферова, Л. И. Развитие личности и проблемы геронтопсихологии / Л. И. Анцыферова. – М. : Ин-т психологии РАН, 2006. – 512 с.

2. Ассаджиоли Р. Духовное развитие и нервные расстройства // Типология психосинтеза: семь основных типов личности. Духовное развитие и нервные расстройства.[пер. с нем. Т. Драбкиной]. – М. : Мир Урании, 2008. – С. 121-145.

3. Выготский Л. С. Исторический смысл психологического кризиса. Собр. соч. В 6 т. Т. 1.  – М. : Педагогика, 1982. – С. 291-436.

4. Дворецкий, И. Х. Латинско-русский словарь. – М. : Русск. Язык, 1986. – 840 с.

5. Кон И. С. В поисках себя. Личность и ее самосознание. – М : Политиздат, 1984. – 335 с.

6. Лебон Г. Мнения и верования толпы  // Психология толп / Гюстав Лебон, Габриэль Тард. – М. : Ин-т психологии РАН : КСП+, 1998. – С. 167-218.

7. Лейбниц Г. В. Начала природы и благодати, основанные на разуме. [пер. с франц. Н. А. Иванцова] // Соч. в 4 т. Т.1. – М. : Мысль, 1982. – С. 404-412.

8. Малкина-Пых И. Г. Возрастные кризисы. Справочник практического психолога.  – М. : ЭКСМО, 2005. – 896 с.

9. Ортега-и-Гассет Х.  Восстание масс. // Философия культуры. Эстетика : [сб. переводов] – М. : Искусство, 1991.-350c.

10. Роджерс К. Р. Взгляд на психотерапию. Становление человека. – М. : Прогресс : Универс, 1994. – 480 с.

11. Столин В. В. Самосознание личности. – М : МГУ, 1983. – 284 с.

12. Уилбер К. Безграничное. Восточные и западные стратегии саморазвития человека [Электронный ресурс]. Пер. В. Данченко. – К. : PSYLIB, 2004.  Режим доступа : http://psylib.org.ua/books/uilbk01/.

13. Фромм Э. Пути из больного общества. // Проблема человека в западной философии : сб. пер. с англ., нем., фр. / сост. и послесл. П. С. Гуревича. – М. : Прогресс, 1988. – С. 443-483.

14. Хёсле В. Кризис индивидуальной и коллективной идентичности. // Вопросы философии. – 1994. – №10.– С. 112-123.

15. Чеснокова И. И. Психологическое исследование самосознания. – М. : Изд-во МГУ, 1983. – 284 с.

16. Шибутани Т. Социальная психология. – Ростов-на-Дону : Феникс, 2002. – 544 с.

17. Эльконин Д. Б. К проблеме периодизации психического развития в детском возрасте. // Вопросы психологии. – 1971. – № 4. – С. 39-51.

18. Эриксон Э. Детство и общество. – СПб. : Речь, 2000. – 436 с.

19. Юнг К. Г. Дух Меркурий. Парацельс как духовное явление. – М. : Канон,1996. – 420 с.

20. Юнг К. Г. Настоящее и будущее. // Аналитическая психология. Прошлое и настоящее. / К. Г. Юнг, Э. Сэмюэлс, В. Одайник, Дж. Хаббэк. – М. : Мартис, 1995. – С. 113-166.

21. Юнг К. Г. Приближаясь к бессознательному. // Глобальные проблемы и общечеловеческие ценности / сост. Л. И. Василенко и В. Е. Ермолаева. – М. : Прогресс, 1990. – С. 351-436.

22. Юнг К. Г. Проблемы души нашего времени.–М. : Издат. группа «Прогресс» : Универс, 1996. – 336 с.

23. Юнг К. Г. Человек и его символы.–М. : Серебряные нити : Университетская книга : АСТ, 1997. – 367 с.

24. Ядов В. А. Личность как объект и субъект социальных отношений.  // Социология и современность : в 2 т. / АН СССР, Ин-т соц. исслед. – М. : Наука, 1977. – Т. 1. – С. 380-391.

25. Ясперс К. Духовная ситуация времени // Смысл и назначение истории :   –  М. : Политиздат, 1991. – С. 288-418.

0
Ваша оценка: Нет Средняя: 6.8 (10 голосов)
Комментарии: 9

Форня-Стекайлов Юлиана

Уважаемая Г-жа Поплавская! Спасибо за интересный представленный материал! Проблема определения кризисного самосознания личности и эффективных методов для комплексного исследования данной проблемы в контексте разных наук: Психологии, Педагогики, социологии, Акмеологии - представляется мне очень важным исследовательным начинанием и трудным путем для исследователя! Надеемся на научную позицию и профессиональное предрасположение автора к столь трудной для комплексного изучения и решения проблемы! Желаю Вам успехов в ваших дальнейших изысканиях! С уважением, эксперт, Ф. Ю.!

Алексеева Юлия Аркадьевна

Интересная и содержательная статья. С уважением, Юлия Алексеева

Коноплицкая Оксана

Здравствуйте! В статье рассматривается самосознание личности как кризисное и конфликтное образование. Материал подан на высоком теоретическом уровне. С уважением Коноплицкая Оксана!

Поплавская Татьяна Николаевна

Здравствуйте Оксана! Спасибо за позитивный отклик!

Москалюк Виктория Юрьевна

Добрый вечер (ночь). Спасибо, было интересно и познавательно. Лаконично и доступно.

Поплавская Татьяна Николаевна

Доброе утро! И вам большое спасибо за "интересно" и "познавательно"!

Крупенко Ольга

Здравствуйте, Татьяна. Спасибо за интересный и содержательный материал. С уважением Ольга Крупенко.

Долгова Валентина Ивановна

Здравствуйте, уважаемая Татьяна Поплавская! Вам удалось на высоком уровне раскрыть феномен кризисного сознания и показать его место в системе современного гуманитарного знания. Уже порекомендовала Вашу работу своим коллегам. Спасибо! Готова выступить Вашим рецензентом, оппонентом, etc. С уважением и самыми наилучшими пожеланиями, проф. Валентина Долгова.

Поплавская Татьяна Николаевна

Здравствуйте Валентина! спасибо за понимание и высокую оценку моей работы. Обязательно обращусь за помощью, если понадобится!
Комментарии: 9

Форня-Стекайлов Юлиана

Уважаемая Г-жа Поплавская! Спасибо за интересный представленный материал! Проблема определения кризисного самосознания личности и эффективных методов для комплексного исследования данной проблемы в контексте разных наук: Психологии, Педагогики, социологии, Акмеологии - представляется мне очень важным исследовательным начинанием и трудным путем для исследователя! Надеемся на научную позицию и профессиональное предрасположение автора к столь трудной для комплексного изучения и решения проблемы! Желаю Вам успехов в ваших дальнейших изысканиях! С уважением, эксперт, Ф. Ю.!

Алексеева Юлия Аркадьевна

Интересная и содержательная статья. С уважением, Юлия Алексеева

Коноплицкая Оксана

Здравствуйте! В статье рассматривается самосознание личности как кризисное и конфликтное образование. Материал подан на высоком теоретическом уровне. С уважением Коноплицкая Оксана!

Поплавская Татьяна Николаевна

Здравствуйте Оксана! Спасибо за позитивный отклик!

Москалюк Виктория Юрьевна

Добрый вечер (ночь). Спасибо, было интересно и познавательно. Лаконично и доступно.

Поплавская Татьяна Николаевна

Доброе утро! И вам большое спасибо за "интересно" и "познавательно"!

Крупенко Ольга

Здравствуйте, Татьяна. Спасибо за интересный и содержательный материал. С уважением Ольга Крупенко.

Долгова Валентина Ивановна

Здравствуйте, уважаемая Татьяна Поплавская! Вам удалось на высоком уровне раскрыть феномен кризисного сознания и показать его место в системе современного гуманитарного знания. Уже порекомендовала Вашу работу своим коллегам. Спасибо! Готова выступить Вашим рецензентом, оппонентом, etc. С уважением и самыми наилучшими пожеланиями, проф. Валентина Долгова.

Поплавская Татьяна Николаевна

Здравствуйте Валентина! спасибо за понимание и высокую оценку моей работы. Обязательно обращусь за помощью, если понадобится!
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.