facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ КАК ФАКТОР УКРЕПЛЕНИЯ ОБОРОНОСПОСОБНОСТИ УКРАИНЫ / INFORMATION SECURITY AS A FACTOR OF STRENGTHENING THE DEFENSE POTENTIAL OF UKRAINE

ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ КАК ФАКТОР УКРЕПЛЕНИЯ ОБОРОНОСПОСОБНОСТИ УКРАИНЫ / INFORMATION SECURITY AS A FACTOR OF STRENGTHENING THE DEFENSE POTENTIAL OF UKRAINE
Tetyana Voropayeva, доцент, кандидат, ph.d. психологических наук, ph.d. психологических наук, доцент

Киевский национальный университет им. Т.Шевченко, Украина

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Украина";

Открытое Европейско-Азиатское первенство по научной аналитике;

В статье рассматривается роль информационной безопасности в процессе укрепления обороноспособности Украины. Доказано, что учет психологического измерения информационной безопасности позволяет адекватно противодействовать деструктивным информационным воздействиям на граждан Украины, консолидировать украинское общество, оптимизировать формирование общей идентичности и организовать мировоззренческую мобилизацию граждан Украины для укрепления ее обороноспособности.

Ключевые слова: информационная безопасность, информационная агрессия, идентичность, обороноспособность, граждане Украины.

The articlediscusses the role of information security in the process of strengthening the defense capability of Ukraine. It is proved that the inclusion of psychological measurement information security can adequately counteract the destructive information impact on the citizens of Ukraine, the Ukrainian society to consolidate and optimize the formation of a common identity and to organize world outlook mobilization of citizens of Ukraine to strengthen its defense capability.

Keywords: information security, informationaggression, identity, defense capability, the citizens of Ukraine.

 

В 2014 году сформированная после Второй мировой войны система безопасности, которая гарантировала относительную стабильность на европейском континенте, была полностью разрушена. Новые геополитические условия обострили старые и активизировали новые конфликты, что существенно актуализировало проблему обеспечения информационной безопасности многих современных государств. Сегодня информация стала универсальным стратегическим ресурсом, который не только влияет на формирование позитивного имиджа того или иного государства, на качество управления политико-правовыми, экономическими и социокультурными процессами, но и определяет выживание современных государств и сохранение их суверенности. Это относится к системе информационной безопасности и ее роли в укреплении обороноспособности Украины.

Всестороннюю разработку категорий «информация», «информационное воздействие», «информационное общество», а также информационное видение многих явлений и процессов в мире предложили в своих научных работах А. Бард, П. Бергер, З. Бжезинский, Н. Винер, Д. А. Волкогонов, Д. Гилмор, А. Гор, А. Кин, Г. Кисинджер, П. Лазарсфельд, Г. Лассуэл, Г. В. Вусс, М. Маклюен, Й. Масуда, Ф. Машлуп, В. Э. Нерсесиан, М. Постер, Дж. Роджерс, Э. Тоффлер, Т. Умесао, С. Хантингтон, У. Швартоу и многие другие. Феномен информационной безопасности личности, общества и государства комплексно изучается, начиная с конца 1980-х годов (см. работы таких ученых, как Р. Ф. Абдеев, Э. М. Андреев, Н. А. Брусницын, Г. Н. Вачнадзе, Г. В. Грачев, А. Б. Губарев, А. А. Деркач, А. Л. Журавлев, И. И. Завадский, Г. М. Зараковский, С. Э. Зуев, В. З. Коган, А. Н. Кочергин, Э. П. Крюкова, Н. В. Куликова, О. Г. Ламинина, В. В. Латынов, В. А. Лисичкин, А. В. Литвиненко, А. В. Манойло, А. В. Миронов, И. А. Михальченко, А. А. Мухин, Ю. А. Нисневич, И. Н. Панарин, А. И. Петренко, А. В. Поляков, Г. Г. Почепцов, С. П. Расторгуев, С. К. Рощин, Г. Л. Смолян, В. А. Соснин, А. А. Стрельцов, Г. Г. Феоктистов, Д. Б.Фролов, А. Т. Хлопьев, Л. А. Цымбал, Л. А. Шелепин, И. А. Шеремет, Ю. А. Шерковин и др.) [1; 2; 6; 7; 8; 9; 10; 11; 12].

Мы полностью согласны с О. Г. Ламининой, которая подчеркивает, что умение граждан страны противостоять информационно-психологической войне имеет большое значение в обеспечении обороноспособности любого современного государства. О. Г. Ламинина отмечает, что основная роль в современных  информационных войнах отводится спутниковому телевидению, создающему стереотипы и внедряющему их в массовое сознание, что эффективность телевидения предопределяется, как его широким распространением, так и мощным воздействием визуального ряда, который навязывает зрителю «картинку», не оставляя времени для анализа обрушивающейся на него информации [8]. Известно, что в сентябре 2000 г. была принята Доктрина информационной безопасности Российской Федерации, «предполагалось, что затем будет разработана и принята российская Доктрина информационного противоборства (в США она была принята в 1998 году). Однако из-за субъективных факторов она не была разработана» [8]. О. Г. Ламинина считает, что отсутствие данной Доктрины проявилось в августе 2008 г. и в начале декабря 2011 г., когда Россия «оказалась не готова отражать комплексные информационные наступательные операции геополитических противников» [8]. В 2012 г. на сайте Министерства обороны РФ появился документ «Концептуальные взгляды на деятельность Вооруженных Сил Российской Федерации в информационном пространстве», где описана стратегия поведения России в кибернетической войне. Придерживаясь данной Концепции, «Вооруженные Силы Российской Федерации будут стремиться к максимальному использованию возможностей информационного пространства для укрепления обороноспособности государства, сдерживания и предотвращения военных конфликтов, развития военного сотрудничества, а также формирования системы международной информационной безопасности в интересах всего мирового сообщества» [8]. Примечательно, что в данном документе: 1) «не исключается возможность ответа на угрозу в виртуальном пространстве действиями, принятыми в реальных войнах», «с применением любых избранных способов и средств»; 2) «в интересах индивидуальной и коллективной самообороны предполагается размещение своих сил и средств обеспечения информационной безопасности на территории других государств» [8].

Многие российские эксперты утверждают, что их страна не готова к полноценному отражению информационной агрессии. Если же говорить об Украине в этом плане, то в нашей стране проблема информационной безопасности долгое время просто игнорировалась. К сожалению, в Украине большеевнимание уделяется, прежде всего, информационно-техническому «измерению» информационной безопасности (то есть безопасности машинно-технических средств, программного обеспечения, средств и режима защиты от несанкционированной утечки информации), а не политико-психологическим и духовно-мировоззренческом аспектам информационной безопасности. Но именно всесторонний учет этих двух измерений информационной безопасности позволит адекватно противодействовать деструктивным информационным воздействиям на граждан Украины, не только путем недопущения дестабилизации функционирования государственных институтов, политико-правовой, энергетической и социально-экономической сфер украинского общества, но и путем профессиональногопротиводействия многолетним попыткам нивелировать духовное единство граждан Украины, подорвать суверенитет и территориальную целостность государства. Такой подход даст возможность консолидировать украинское общество, оптимизировать его ментальную поддержку и организовать мировоззренческую мобилизацию граждан Украины. Ведь информационно-техническое влияние представляет угрозу безопасности информационно-технической инфраструктуры, а психологическое и духовно-мировоззренческое влияние (то есть влияние на индивидуальное и массовое сознание, на коллективное бессознательное, мировосприятие, на ценностные ориентации и коллективные представления населения с целью деформации мотивации, ментальности, идентичности, мировоззрения и поведения личности и общества) представляет угрозу не только национальным интересам, но и обществу и государству в целом, поскольку принадлежит к так называемой ментально-мировоззренческой агрессии, которая способствует полному духовному подчинению соперника в информационной войне.

В наше время любая информационная агрессия связана с деструктивным воздействием на военнослужащих и гражданских лиц, с распространением дезинформации, с манипуляциями информацией, с запугиванием, с проникновением на территорию суверенного государства деструктивных информационных потоков, с разрушением информационных связей между государством (ставшим объектом агрессии) и обществом, со снижением эффективности функционирования государственной власти, с увеличением психологического давления на гражданское население, с навязыванием ошибочных целей и оценок, с распространением слухов и паники, с деморализацией, с формированием пораженческих настроений, с подачей любой информации в выгодном для агрессора ключе. Известно, что негативные информационно-психологические воздействия могут привести не только к деформациям представлений человека о мире, серьезным нарушениям психического и физического здоровья личности, эмоционально-волевым и поведенческим нарушениям, но и к искажениям группового и массового сознания, деструктивным коллективным действиям, серьезным последствиям в духовной и социально-политической жизни общества, общественных организаций и государственных структур. Все это способствует искажению в глазах гражданского населения подлинной картины событий, его переходу на сторону противника и прекращению любого сопротивления агрессии.

Сегодня противоборствующие стороны используют в информационных войнах различные информационные ресурсы: прессу, радио, телевидение, Интернет, хакерские атаки и т.п. При этом противоборствующие стороны используют методы «заострения внимания», «навешивания ярлыков», «мистификации», «вброса дезинформации», «переноса негативных образов», «наименьшего зла», «утвердительных заявлений», «упрощения проблемы», «игнорирования», «принуждающей пропаганды», «отвлекающей пропаганды», «превентивной пропаганды», «тиражирования страшилок», «эксплуатации авторитетов и групп влияния», «нарушения логических и временных связей между событиями», «выборочного подбора информации», «замены источников сообщения», «разрушения культурных архетипов и базовых ценностей», методы блокирования и искажения информационных потоков и процессов принятия решений. Используются также слухи, домыслы, «фэйки», «лексика ненависти», мифы и стереотипы [3; 4; 5]. Все эти методы были использованы и продолжают использоваться в информационной войне против Украины и украинского народа, которая началась в 1991 году, несколько раз обострялась (в 1994 г., 1995 г., 2000 – 2001 гг., 2003 г., 2004 – 2006 гг., 2010 – 2011 гг. и в 2013 – 2014 гг.) и закономерно переросла в нынешнюю гибридную войну на востоке Украины.

Современные ученые и политические аналитики считают, что информационная война по своему характеру за­нимает промежуточное положение между «холодной» войной (вклю­чающей также экономические войны) и реальными боевыми действиями с участием вооруженных сил (например, сначала на фоне информационной агрессии ведутся локальные экономические войны между странами «А» и «Б», а потом эти страны переходят к настоящим боевым действиям). Д. О. Рогозин в своем интервью «Российской газете» (опубликованном 28 июня 2013 г.) заявил, что «теперь информационные технологии рассматриваются как оружие первого удара», а когда «государство-жертва агрессии становится практически парализованным, наносится удар классическими военными средствами» [7]. А. Б. Губарев подтвердил это, справедливо утверждая, что «информационные войны – средство осуществления «новой колонизации» [6, с. 5]. 

В 1991 – 2014 гг. наша научно-исследовательская группа отслеживала конструктивное и деструктивное влияние украинских и зарубежных СМИ на формирование коллективной идентичности граждан Украины. Этот мониторинг проводился в рамках нескольких международных научных проектов Центра украиноведения Киевского национального университета имени Тараса Шевченко, которые были поддержаны Фондом «Возрождение», Фондом Фридриха Эберта, Фондом фундаментальных исследований Министерства образования и науки Украины, а также Ассоциацией украинских банков [3; 4; 5]. В этих проектах были исследованы различные формы коллективной идентичности (религиозная, региональная, этническая, национальная (гражданско-политическая), цивилизационная) граждан Украины, проживающих в разных регионах страны. Всего было изучено 46 000 респондентов от 18 до 89 лет [3; 4; 5]. Опросы проводились во всех областях Украины методом индивидуального интервью по месту жительства. Выборка репрезентативна по основным социально-демографическим показателям. Статистическая погрешность не превышает 2,9%. Были использованы методы контент-анализа, интент-анализа, методика М. Куна – Т. Макпартленда «Кто Я?», адаптированная методика «Шкала измерения идентичности» М. Синереллы и другие методы. Надежность результатов проведенного нами исследования обеспечивалась методологическим обоснованием его исходных позиций; использованием совокупности диагностических методик, адекватных цели и заданиям исследования; объединением количественного и качественного анализа эмпирических данных; использованием методов математической статистики с привлечением современных программ обработки данных, репрезентативностью выборки.

Данное исследование показало, что многие FM-радиостанции и телеканалы целенаправленно влияли на деформацию патриотических чувств, гуманистических и демократических представлений украинских граждан, популяризировали украинофобию, неосталинизм, имперскую и тоталитарную идеологию, что не способствовало ни консолидации граждан Украины, ни формированию у них целостного мировоззрения и общей идентичности. Можно привести хотя бы несколько примеров подобных деструктивных высказываний (которые систематически активизировали информационную войну против Украины в 1991 – 2014 гг.): «хитромудрые хохлы, … пустые балаболки, … всегда вам нужен пришлый свинопас!»; «Украина? Нет такой державы! Это незаконнорожденный ребенок»;«Украина обречена интересоваться Россией»;  «Украинабез Россиивообще не существует»; «Росія без України великою не буде»; «Русский порядок набирает силу!»; «соединение украинской и русской культуры в Украине ничего, кроме пользы, для украинской культуры не даст»; «Мазепа – це взірець зрадника»; «ТарасаШевченка, який пив горілку та спокушав дівчат, не сприймаємо, … його знову почали підносити до вершин»;«культура Украины – этопока что само-недостаточная культура»;«спекуляция на национальной идее ведёт к расколу общества»;«украинское общество стоит на грани крови»; «громадянська війна може стати реальністю наших днів»;«Украина будет расчленена»; «украинский язык является диалектом русского языка, … эти языки отличаются так, как отличается звучание одной балалайки и целого оркестра»;«треба пожвавити в’їзд в Україну російських капіталістів»; «Буде план увійти до ЄС через ЄЕП»;«раньше их называли предателями, а сейчас их называют диаспора»; «было видно украинское тело, украинские волосы»; «хохлы становятся нацией»; «Мочить хохлов в Интернете – есть такая работа!»; «Крым и Россия имеют общие исторические корни»; «Крым – это особый регион России»;«Россия должна взять Крым в аренду»; «Севастополь – это один из городов СНГ»; «вокруг Донбасса единоверная, единокровная и единодушная Россия», «политическое и экономическое значение столицы Украины может снизиться», «давайте решим вопрос об автономии Донецкойобласти», «Украина будет федеративным государством»; «Юго-восток Украины хочет быть с Россией»; «страна скатится в пропасть»; «Украина разваливается на наших глазах»; «в Украине есть две цивилизации, а не одна, …восточно-украинская цивилизация и западно-украинская цивилизация, … Украина будет неминуемо расчленена»;«Украина – несостоявшееся государство, а украинцы – недержавообразующий народ!»;«в России четыре империи было. Вот сейчас мы будем строить пятую…, включая Украину»; «народ хочет гордиться своей страной, как он гордился нею 73 года»; «Россия без Украины – это пол-России, а Украина без России вообще не существует»; «Я не отделяю себя от россиян, потому что у меня мама белоруска, а папа – украинец … Если мы сегодня создадим союз с Россией, мы сможем противостоять всей Европе … Союз этот неизбежен»; «… нужно говорить про историю нашей общей родины – Российской империи»; «весь наш народ походить з Радянського Союзу»; «без России мы – ноль»; «украинский язык – это язык, который ассоциируется с бедностью»; «украинцы, русские и белорусы – это люди одной, славянской национальности»; «самая прочная крыша на сегодняшний день – партия регионов, … большинство граждан Украины хотят видеть власть именно такой; …и не надо строить из себя шаманов и кричать: «Украина у нас одна!»…, если нужно, то будет 2 Украины, или 5 – 6 Украин, … всё предельно просто, как игра в напёрстки…» [4]. Подчеркиваем, что мы не анализировали дискуссии в Интернете и социальных сетях. Все представленные нами сообщения звучали в эфире общенациональных радио- и телеканалов Украины.

Комплексный подход позволил проследить динамику коллективной идентичности граждан Украины: 1) нивеляцию постсоветской идентичности (в 1991 – 1999 гг.); 2) возрастание этнической (в 1991 – 1999 гг.) и религиозной (в 2001 – 2010 гг.) идентичности; 3) трансформацию общеславянской идентичности (в 1999 – 2010 гг.); 4) укрепление региональной идентичности (в 2006 – 2012 гг.); 5) поэтапное возрастание престижности национальной (гражданско-политической) идентичности в 2001 – 2014 гг.; 6) постепенное утверждение европейской цивилизационной идентичности в 1999 – 2014 гг. (хотя запрос на европейскость является очень сильным в украинском обществе, но наличие в украинских СМИ проевропейской риторики сочетается с полным отсутствием взвешенной политики коллективной идентичности в Украине); 7) синхронизацию подъемов и спадов в развитии национальной (гражданско-политической) и европейской цивилизационной идентичности в 1999 – 2013 гг. [3; 4; 5].

Проведенныенами теоретико-эмпирические исследования показали, что идентификационные матрицы двух групп респондентов существенно отличаются: для респондентов, у которых выявлен высокий уровень этнической, национальной (гражданско-политической) и европейской идентичности (группа «В»), характерна более конструктивная иерархия жизненных смыслов (у них доминируют экзистенциональные, альтруистические и самореализационные смыслы) и высший уровень патриотизма, чем для респондентов с низким уровнем этнической, национальной (гражданско-политической) и европейской идентичности (группа «Н»), у которых доминируют гедонистические и статусные смыслы. Но самым существенным аспектом этого исследования было то, что количество респондентов, которые предпочитают слушать радиоканалы и смотреть телеканалы, активно ведущие информационную войну против Украины (при этом они игнорируют все другие источники информации), существенно отличается в этих группах: в группе «В» только 5% таких респондентов, а в группе «Н» их 84% (данные за 2013 год).Таким образом, основным фактором, по которому эти две группы наиболее кардинально отличаются друг от друга, является фактор информационной безопасности: представители группы «В» ищут и используют необходимую им информацию, пользуясь разными источниками, а представители группы «Н» черпают необходимую им информацию преимущественно из тех СМИ, которые систематически нарушают информационную безопасность граждан Украины.

К сожалению, даже в условиях гибридной войны в Украине не было принято серьезных организационно-управленческих решений по созданию целостной системы противодействия информационной агрессии. Еще не все понимают, что информационное оружие имеет трансграничную поражающую силу, что в современных условиях обороноспособность Украины во многом зависит не только от профессиональной деятельности Вооруженных Сил, но и от эффективной защиты собственного информационного пространства, а также от умения сдерживать и предотвращать как внешнюю, так и внутреннюю информационную агрессию. В связи с этимнеобходимо: 1) разработать современную доктрину информационной безопасности Украины; 2) обеспечить более оперативное реагирование СНБО и СБУ на факты информационной агрессии со стороны других государств; 3) не транслировать фильмы и программы, которые имеют антиукраинское содержание, унижают национальные чувства и достоинство граждан Украины; вовремя давать профессиональный ответ тем зарубежным СМИ, которые стали рупором антиукраинской пропаганды и пытаются дестабилизировать политико-правовую и социально-экономическую ситуацию в Украине; 4) законодательно урегулировать процесс использования политическими партиями и финансово-политическими группами мощного ресурса СМИ, обезопасив граждан Украины от деструктивного воздействия ангажированных СМИ, распространяющих антиукраинские, асоциальные, аморальные представления и украинофобские настроения, нагнетающих страх, тревожность, апатию и т.д.; 5) разработать целостную систему гуманитарных технологий (с учетом психологического измерения информационной безопасности) для развития патриотизма и противодействия деструктивным информационным влияниям; организовать мировоззренческую мобилизацию граждан Украины для укрепления ее обороноспособности; усилить государственную поддержку праздников и традиций, являющихся важной базой для консолидации украинского общества, конструирования общей идентичности и формирования украинской политической нации.

 

Литература:

1. Gillmor D. We the media: Grassroots journalism by the people, for the people / D. Gillmor. – Cambridge: O’Reilly Media, Inc., 2004. – 334 p.

2. Брусницын H. A. Информационная война и безопасность / Н. А. Брусницын. –M.: Вита-Пресс, 2001. –280 с.

3. Воропаева Т. Исследование коллективной идентичности граждан Украины в контексте информационно-психологической безопасности / Т. Воропаева // Психология безопасности, психологическая безопасность личности: человек и общество. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. 13-14 октября 2011 г. / Подобщей редакцией М. М. Далгатова. Махачкала: ИП Овчинников(АЛЕФ). – 358 с. –С. 31 – 34.

4. Воропаєва Т. Національна ідентичність громадян України в контексті інформаційної безпеки / Т. Воропаєва // Людинознавчі студії: Збірник наукових праць Дрогобицького державного педагогічного університету імені Івана Франка. – Дрогобич, 2009. – Випуск двадцятий. Філософія. – С. 16 – 35.

5.Воропаева Т. Становление европейской идентичности граждан Украины / Т. Воропаева // Development of modern psychology in a conditions of a permanent social crisis.−London: Publishedby IASHE, 2014. – P. 28 – 30.

6. Губарев А. Б. Информационные войны как объект политологического исследования : автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. полит. наук: 23.00.02 / А. Б. Губарев; [Дальневост. гос. ун-т]. – Уссурийск, 2005. – 29 с. 

7. Информационная война / Портал «Современная армия». 2010 – 2014. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.modernarmy.ru/article/282/informacionnaya-voina

8. Ламинина О. Г. Роль информационной безопасности в политике / О. Г. Ламинина // Гуманитарный вестник. – 2013. – Вып. 4. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://hmbul.bmstu.ru/catalog/polit/hidden/62.html

9. Лисичкин В. А., Шелепин Л. А. Третья мировая (информационно-психологическая) война / В. А. Лисичкин, Л. А. Шелепин. – М.: Институт социально-психологических исследований АСН, 2000. – 304 с.

10. Панарин И. Н. Информационная война, PR и мировая политика / И. Н. Панарин. – М.: Горячая линия – Телеком, 2006. – 352 с.

11. Почепцов Г. Г. Информационные войны. Основы военно-коммуникативных исследований / Г. Г. Почепцов. – М.: «Рефл-бук», «Ваклер», 2000. –576 с. 

12. Расторгуев С. П. Информационная война / С. П. Расторгуев. –М.: Радио и связь, 1999. –416 с.

0
Ваша оценка: Нет Средняя: 5.3 (9 голосов)
Комментарии: 12

Aleksey Konovalov

Проблема интересная и актуальная. Мы в Казахстане пережили множество информационных потоков, начиная с открытого показа сцен насилия, жестокости и пошлости до фантастики в плане того, какое "замечательное" будущее нас ожидает к 30-50-м годам ХХI века. Сегодня мы ощущаем, что государство регулирует характер информационных потоков, в чем- то не без пользы. Однако с водой выплескивается объективность. И это плохо. Собственно, я за культуру и объективность в СМИ, но без бюрократов, которые будут это оценивать по-своему. А таких бюрократов будет больше в специальных институтах "информбезопасности". В итоге, насколько будет лучше?.. оценка 7 баллов

Воропаева Татьяна Сергеевна

Большое спасибо за высокую оценку! Я полностью согласна с Вами, Украине очень нужна "объективность в СМИ, но без бюрократов, которые будут это оценивать по-своему". Мне не хотелось бы, чтобы создавались министерства "информбезопасности", которые будут цензурировать информационные потоки, ведь СМИ должны представлять разные точки зрения. С уважением и наилучшими пожеланиями, Татьяна.

Чирун Сергей

Представленный автором материал, безусловно, является продуктом глубокого научного анализа и заслуживает самого пристального внимания и изучения.

Воропаева Татьяна Сергеевна

Огромное спасибо за высокую оценку! С уважением и наилучшими пожеланиями, Татьяна.

Выжимова Наталия Геннадьевна

Статья очень интересная, тема актуальная и, скажем "щекотливая". Действительно будем надеяться, что между российским и украинским народами очень скоро восстановятся дружеские отношения. Успехов Вам в вашей дальнейшей работе!

Воропаева Татьяна Сергеевна

Добрый день, уважаемая Наталья! Очень благодарна Вам за позитивную оценку моей статьи! Я полностью согласна с Вашим мнением. Искренне желаю Вам всего самого лучшего! С уважением, Татьяна.

Новиков Андрей Вадимович

Воропаєва Таня. Спасибо, видимо я действительно ошибся. Приношу извинения.

Воропаева Татьяна Сергеевна

Добрый день, уважаемый Андрей Новиков! Я очень благодарна Вам за корректность и вежливость! Проблема информационной безопасности является очень сложной, многоуровневой и щекотливой, поэтому я стараюсь быть деликатной и в своих выступлениях, и в своих публикациях. Я благодарна всем, кто дает мне дельные советы и подсказки! К сожалению, сейчас не лучшие времена, но я убеждена, что между российским и украинским народами очень скоро восстановятся дружеские отношения. С уважением и наилучшими пожеланиями, Татьяна.

Тойво Таннинг

Очень актуальная и интересная статья и не только для Украины. Желаю Вам успехов в дальнейших исследованиях! С уважением Тойво Taннинг

Воропаева Татьяна Сергеевна

Уважаемый Toivo Tanning! Большое спасибо Вам за высокую оценку! Полностью согласна с Вами, что проблема информационной безопасности актуальна не только для Украины. С уважением и наилучшими пожеланиями, Татьяна.

Воропаева Татьяна Сергеевна

Добрый день, уважаемый господин A. Novikov! Спасибо за Ваш комментарий! В моей статье нет слов "жесткие запреты в медиа пространстве", "вводить жесткие методы борьбы с инакомыслием и полностью подавлять свободу слова? Которые серьезно ущемляют права граждан на разные источники информации, пусть даже и необъективные?" Это Ваши слова. А в статье речь идет о том, что "представители группы «В» ищут и используют необходимую им информацию, пользуясь разными источниками, а представители группы «Н» черпают необходимую им информацию преимущественно из тех СМИ, которые систематически нарушают информационную безопасность граждан Украины". Я не могу назвать ни одного СМИ В России, где одной из сторон была бы представлена русофобская позиция, а мнение другой стороны (пророссийской) полностью бы игнорировалось. Этого никогда не было! Потому, что подавляющее большинство российских СМИ НЕ НАРУШАЮТ ИНФОРМАЦИОННУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ своего государства! В Украине же много лет подряд (до 20-22 февраля 2014 г.) в эфире общенациональных каналов звучали антиукраинские заявления, но при этом НИКАКАЯ ДРУГАЯ ТОЧКА ЗРЕНИЯ представлена не была. С уважением и наилучшими пожеланиями, Татьяна Воропаева.

Новиков Андрей Вадимович

Трудно не упрекнуть автора в пристрастности и некоторой одиозности. Конечно, трудно судить об объективности подобного анализа в сложившейся ситуации. Но если начинать говорить о методах, то жесткие запреты в медиа пространстве всегда мало эффективны. Если говорить о свободе слова: даже в условиях Чеченской войны в России продолжали функционировать оппозиционные СМИ и никто не выступал с идеей их запрета. Так почему же на Украине нужно в похожей ситуации вводить жесткие методы борьбы с инакомыслием и полностью подавлять свободу слова? Которые серьезно ущемляют права граждан на разные источники информации, пусть даже и необъективные.
Комментарии: 12

Aleksey Konovalov

Проблема интересная и актуальная. Мы в Казахстане пережили множество информационных потоков, начиная с открытого показа сцен насилия, жестокости и пошлости до фантастики в плане того, какое "замечательное" будущее нас ожидает к 30-50-м годам ХХI века. Сегодня мы ощущаем, что государство регулирует характер информационных потоков, в чем- то не без пользы. Однако с водой выплескивается объективность. И это плохо. Собственно, я за культуру и объективность в СМИ, но без бюрократов, которые будут это оценивать по-своему. А таких бюрократов будет больше в специальных институтах "информбезопасности". В итоге, насколько будет лучше?.. оценка 7 баллов

Воропаева Татьяна Сергеевна

Большое спасибо за высокую оценку! Я полностью согласна с Вами, Украине очень нужна "объективность в СМИ, но без бюрократов, которые будут это оценивать по-своему". Мне не хотелось бы, чтобы создавались министерства "информбезопасности", которые будут цензурировать информационные потоки, ведь СМИ должны представлять разные точки зрения. С уважением и наилучшими пожеланиями, Татьяна.

Чирун Сергей

Представленный автором материал, безусловно, является продуктом глубокого научного анализа и заслуживает самого пристального внимания и изучения.

Воропаева Татьяна Сергеевна

Огромное спасибо за высокую оценку! С уважением и наилучшими пожеланиями, Татьяна.

Выжимова Наталия Геннадьевна

Статья очень интересная, тема актуальная и, скажем "щекотливая". Действительно будем надеяться, что между российским и украинским народами очень скоро восстановятся дружеские отношения. Успехов Вам в вашей дальнейшей работе!

Воропаева Татьяна Сергеевна

Добрый день, уважаемая Наталья! Очень благодарна Вам за позитивную оценку моей статьи! Я полностью согласна с Вашим мнением. Искренне желаю Вам всего самого лучшего! С уважением, Татьяна.

Новиков Андрей Вадимович

Воропаєва Таня. Спасибо, видимо я действительно ошибся. Приношу извинения.

Воропаева Татьяна Сергеевна

Добрый день, уважаемый Андрей Новиков! Я очень благодарна Вам за корректность и вежливость! Проблема информационной безопасности является очень сложной, многоуровневой и щекотливой, поэтому я стараюсь быть деликатной и в своих выступлениях, и в своих публикациях. Я благодарна всем, кто дает мне дельные советы и подсказки! К сожалению, сейчас не лучшие времена, но я убеждена, что между российским и украинским народами очень скоро восстановятся дружеские отношения. С уважением и наилучшими пожеланиями, Татьяна.

Тойво Таннинг

Очень актуальная и интересная статья и не только для Украины. Желаю Вам успехов в дальнейших исследованиях! С уважением Тойво Taннинг

Воропаева Татьяна Сергеевна

Уважаемый Toivo Tanning! Большое спасибо Вам за высокую оценку! Полностью согласна с Вами, что проблема информационной безопасности актуальна не только для Украины. С уважением и наилучшими пожеланиями, Татьяна.

Воропаева Татьяна Сергеевна

Добрый день, уважаемый господин A. Novikov! Спасибо за Ваш комментарий! В моей статье нет слов "жесткие запреты в медиа пространстве", "вводить жесткие методы борьбы с инакомыслием и полностью подавлять свободу слова? Которые серьезно ущемляют права граждан на разные источники информации, пусть даже и необъективные?" Это Ваши слова. А в статье речь идет о том, что "представители группы «В» ищут и используют необходимую им информацию, пользуясь разными источниками, а представители группы «Н» черпают необходимую им информацию преимущественно из тех СМИ, которые систематически нарушают информационную безопасность граждан Украины". Я не могу назвать ни одного СМИ В России, где одной из сторон была бы представлена русофобская позиция, а мнение другой стороны (пророссийской) полностью бы игнорировалось. Этого никогда не было! Потому, что подавляющее большинство российских СМИ НЕ НАРУШАЮТ ИНФОРМАЦИОННУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ своего государства! В Украине же много лет подряд (до 20-22 февраля 2014 г.) в эфире общенациональных каналов звучали антиукраинские заявления, но при этом НИКАКАЯ ДРУГАЯ ТОЧКА ЗРЕНИЯ представлена не была. С уважением и наилучшими пожеланиями, Татьяна Воропаева.

Новиков Андрей Вадимович

Трудно не упрекнуть автора в пристрастности и некоторой одиозности. Конечно, трудно судить об объективности подобного анализа в сложившейся ситуации. Но если начинать говорить о методах, то жесткие запреты в медиа пространстве всегда мало эффективны. Если говорить о свободе слова: даже в условиях Чеченской войны в России продолжали функционировать оппозиционные СМИ и никто не выступал с идеей их запрета. Так почему же на Украине нужно в похожей ситуации вводить жесткие методы борьбы с инакомыслием и полностью подавлять свободу слова? Которые серьезно ущемляют права граждан на разные источники информации, пусть даже и необъективные.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.