facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

Онтология и гносеология познания

Онтология и гносеология познанияОнтология и гносеология познания
Клюйков Роман, аспирант

Сергей Клюйков, инженер

Приазовский государственный технический университет, Украина

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Украина";

Открытое Европейско-Азиатское первенство по научной аналитике;

Эзотерическая наука за миллионы лет выработала истинное представление о Познании и тщательно зашифрованным хранила ритуалом Посвящения. «Непосвящённый» Аристотель не понял Платона, нарушил традицию и вместо поиска Истины ввёл бесконечные приближения к ней – источник проблем. Другие «непосвящённые» усугубляют Познание. Возрожденный Храм идеализма Платона вновь дарует истинное Познание.

Ключевые слова: Познание, Истина, бытие, Посвящение, эзотерика, диалектика.

Esoterics produced a veritable idea about Cognition in the flow of millions of years, and saved him through the ritual of Dedication. "Uninitiated" Aristotle did not understand Plato, he violated tradition and instead of search of Truth entered the endless approaching to her is a source of problems. The other "uninitiated" aggravate Cognition. The temple of of idealism restores veritable Cognition again.

Keywords: Cognition, Truth, being, Dedication, esoterics, dialectics.

 

В современной философской литературе все три понятия заголовка подаются нечёткими, противоречивыми представлениями, либо даже вообще отказываются их определять, ввиду неоднозначности не устоявшихся истолкований.

Например, [1]: «Онтология» - определение отсутствует. «Гносеология – теория Познания, философское учение о возможности Познания мира Человеком, критерии истинности и достоверности Познания».[2]: «Онтология - учение о бытии, как таковом; раздел философии, изучающий фундаментальные принципы бытия, его наиболее общие сущности и категории, его принципы, структуры и закономерности». «Гносеоло́гия или эпистемоло́гия – теория Познания, которая исследует сущность познавательного отношения человека к миру, его исходные и всеобщие основания; раздел философии, изучающий взаимоотношение субъекта и объекта в процессе познавательной деятельности, отношение знания к действительности, возможности Познания мира человеком, критерии истинности и достоверности знания». [3]: Онтологія – вчення про буття; осягнення основ усього сущого або розумом, або інтуїцією». «Гносеологія – вчення про процес Пізнання, про джерела, можливості та засоби Пізнання; теорія Пізнання.[4]: «Онтоло́гія — це вчення про буття, розділ філософії, у якому з'ясовуються фундаментальні проблеми існування, розвитку сутнісного, найважливішого. Поняття «онтологія» не має однозначного тлумачення у філософії». «Гносеологія — теорія Пізнання, розділ філософії, в якому вивчаються проблеми природи Пізнання і його можливостей, відношення Знання до реальності, досліджуються загальні передумови Пізнання, виявляються умови його достовірності та істинності».

Этот хаос в определениях, столь значимых для философии и вообще человеческого существования, возник «стараниями» Аристотеля. Всё предшествовавшее ему Познание, миллионами лет по крупицам собираемое усилиями древнейших мудрецов, выкристаллизовало чистейшей воды, чёткое и стройное представление о сложном процессе, не содержащее ни одной непродуманной детали, ничего лишнего. И как драгоценный хрустальный сосуд, заполненный до краёв Знаниями, бережно передавало из поколения в поколение, от мудреца к следующему мудрецу, достойному понять это представление, способному не исказив донести следующему поколению, по возможности - только улучшив.

Здесь поучительно напомнить, кого Платон называет «мудрецами» и как выделяет их среди других людей («Теэтет» 194с-195а): «Если в чьей-то душе воск глубок, обилен, гладок и достаточно размят, то проникающее сюда через ощущения отпечатывается в нём, и возникающие у таких людей знаки бывают чистыми, довольно глубокими и тем самым долговечными. Как раз эти люди лучше всего поддаются обучению, и у них же наилучшая память, они не смешивают знаки ощущений и всегда имеют истинное мнение. Ведь отпечатки их чётки, свободно расположены, и они быстро распределяют их соответственно существующему (так это называют), иэтих людей зовут мудрецами. Когда же это сердце, которое воспел наш премудрый поэт, космато, или когда оно грязно и не из чистого воска или либо слишком рыхло, либо твердо, то: у кого оно рыхлое, те хоть и понятливы, но оказываются забывчивыми, те же, у кого твердое, - наоборот; у кого же воск негладкий, шершаво-каменистый, смешанный с землей и навозом, у тех получаются неясные отпечатки. Неясны они и у тех, у кого жёсткие восковые дощечки, ибо в них нет глубины, и у тех, у кого они чересчур мягки, ибо отпечатки, растекаясь, становятся неразборчивыми. Если же ко всему тому у кого-то ещё и маленькая душонка, то, тесно наползая один на другой, они становятся ещё того неразборчивее. Все эти люди бывают склонны к ложному мнению. Ибо когда они что-то видят, слышат или обдумывают, они, медлительные, не в силах к каждому быстро отнести ему соответствующее и, распределяя неправильно, по большей части и видят, и слышат, и мыслят превратно. Про таких говорят, что они заблуждаются относительно существующего, и называют их неучами».

Чтобы сохранить чистоту добытого Знания, оно мудрецами сознательно шифровалось иносказаниями, символами, мифами, притчами. А фундаментальное, истинное значение передавалось только проверенным, тщательно «промытым», «самым-самым во всём» – Посвящённым! Всем остальным, «непосвящённым неучам», невозможно было понять учение, отгороженное от них высокой «стеной» эзотерики. Для «остальных» учение оставалось интересной сказкой, правдоподобным мифом, и только. Они не смели и не могли даже пытаться вникать в учение, глядеть за «стену»,  - загадочность, таинственность, трезвая оценка своих способностей сдерживали их.

В грандиозной череде умов Великих и их вкладов в учение о Познании выделим лишь некоторых из последних Посвящённых. Ученик Фалеса, Анаксимандр, ввёл в учение некое бесконечное [божественное] начало - апейрон. Что это – не объяснялось, нарекались только его свойства: из чего всё возникает и во что всё превращается, а оно есть нечто постоянно пребывающее и неуничтожимое, беспредельное, бесконечное во времени и истинное. Фактически, это была первая попытка дать обобщённое представление о единой истинной первооснове всего существующего. Позже Парменид уточнил апейрон добавлением нового понятия – бытие. Это – «прекруглый шар», поверхность которого образуют границы мира, а внутри – Единое, непрерывное, сплошное, однородное, «подобное глыбе», повсюду равное себе, истинное, равномерно распределенное, не рождается и не гибнет, неподвижное и неизменное - вечное. Что это – не объяснялось, старательно перечислялись только его качества. Сократ Истину непонятного «остальным» бытия (нотолько в части сознания, касающейся доступной всем морали) конкретизировал общими её определениями «вечными, неизменными, справедливыми» и понятными всем этическими принципами. Для этого разработал не совсем понятную логическую диалектику - метод использования вечных общих определений для обязательного достижения Истины и справедливости. И, наконец, Платон какой-то математической диалектикой завершил конструирование Истины всё ещё далёкого от «остальных» бытия последовательным выстраиванием «эйдосами»-идеалами Мирового Разума, источника и вечного хранителя Истины всего существующего. Но числовых примеров математики Разума или её операций не привёл. Учение о Познании осталось доступным только «самым-самым во всём».

Вы можете заметить, что, несмотря на отсутствие подробностей изложения, все решения плавно переходили друг в друга, дополняли, уточняли, конкретизировали, создавали всё более точное представление. И уже в изложении Платона учение о Познании было настолько детально разработано, всегда столь ярко приводило к неопровержимой Истине, что, даже будучи традиционно зашифрованным, самопроизвольно стало излучать правильность, простоту, красоту и доступность понимания каждому, кто обращался к нему. Оно уже не отталкивало неприступностью, а наоборот, увлекало, притягивало к себе, завораживало! Это ощущается по сей день! Его понятийная сила не истощилась за две с половиной тысячи лет! Учение о Познании достигло такого пика созревания, когда уже «шила в мешке не утаишь»: оно казалось понятным даже «непосвящённым неучам»!

И в этот самый момент истории величественная и неприступная «стена эзотерики», миллионами лет возводимая вокруг учения о Познании, дала «трещину»! Не сработали её вековые запреты, магические заклинания, гипнотизирующие заговоры! Яркие блики запретного Знания одурманили одного из «непосвящённых» - Аристотеля! Он переоценил свои способности и заявил миру своё толкование учения, увиденное сквозь щели в «стене эзотерики», во многом повторяющее Истинное, но не ведущее к Истине, а лишь бесконечно приближающееся к ней. И началась эра фальсификаций учения о Познании всеми, кому удавалось проникнуть сквозь щели в него, минуя обряд Посвящения!

«Платон создал столь значительное учение об идеальном, что предвосхитил в нём многие методы и подходы, которые были разработаны лишь в философии Нового времени и даже ХХ века - например, трансцендентальный или феноменологический. Учения Платона об идеях и о космосе нисколько не устарели по прошествии двух с половиной тысячелетий. Платон, конечно, на своём специфическом символически-мифологическом языке, зачастую непонятном для наших современников, говорил о тех же проблемах, что и новейшие философы, причём, наравне с ними, а то и превосходя их по глубине философских гипотез. Думается, не будет преувеличением заявление, что по мере прогресса науки мы неоднократно будем обнаруживать Платона не позади, а впереди самых смелых наших пионеров научно-философской мысли» [5].

Так как Аристотель не был Посвящённым, значит, и не был «самым-самым во всём»: ему недоставало ума, скромности, справедливости, сдержанности, благородства, доброжелательности. В текстах «Метафизики», где он, не щадя, оценивает и критикует выстраданное предтечами учение, а также бесстыдно презентует своё, это особенно заметно: его непрестанно «заносит»! [6]: «То и дело он взрывается грубыми словами, обидными бездоказательными выражениями в адрес инакомыслящих и именно в этих местах уходит от Истины: «Нелепость!.. Вымысел!.. Натяжка!.. Это невозможно!.. Нельзя!.. Всё это нелепо!.. Вымышлено!.. Как это возможно?!.. Ничего такого не может быть!.. Мы не видим, чтобы единица отличалась от единицы по количеству или по качеству!.. Смешно возводить это различие к столь значительному различию в самой сущности!.. Считать единицу неким множеством нельзя!..». Вы где-либо встречали подобные выражения среди цитируемых фраз Пифагора, Сократа, Платона, других «самых-самых во всём»?

Однако, до боли знакомая «аргументация»! Примерно те же слова в тех же и ещё более грубых выражениях слышат авторы на заседаниях кафедр и в кабинетах некоторых титулованных философов и математиков. Потому что с Аристотеля началась эра вседозволенности в Познании! Вдохновлённые его заразным примером тысячи тысяч «непосвящённых неучей» толпами пошли в Познание, а их сознание не всегда начиналось, по Сократу, с «морали, выраженной вечными, неизменными, справедливыми и понятными всем этическими принципами»! Чистота рядов явно не приветствовалась, несмотря на поучительные примеры высокой моральности многих Великих, которые должны были убеждать в обратном, ибо только «Чистии сердцем Бога узрят» (Мф.5 8)!

Вот характерный пример из «Критики практического разума. Заключение» И.Канта:«Две вещи наполняют душу всегда новым и всё более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее Мы размышляем о них, - это звездное небо надо Мной и моральный закон во Мне. И то и другое Мне нет надобности искать и только предполагать как нечто окутанное мраком или лежащее за пределами Моего кругозора; Я вижу их перед Собой и непосредственно связываю их с сознанием Своего существования. Первое начинается с того места, которое Я занимаю во внешнем чувственно воспринимаемом мире, и в необозримую даль расширяет связь, в которой Я нахожусь, с мирами над мирами и системами систем, в безграничном времени их периодического движения, их начала и продолжительности. Второй начинается с Моего невидимого Я, с Моей личности, и представляет Меня в мире, который поистине бесконечен, но который ощущается только рассудком и с которым (а через него и со всеми видимыми мирами) Я познаю Себя не только в случайной связи, как там, а во всеобщей и необходимой связи. Первый взгляд на бесчисленное множество миров как бы уничтожает Мое значение как животной твари, которая снова должна отдать планете (только точке во Вселенной) ту материю, из которой она возникла, после того как эта материя короткое время неизвестно каким образом была наделена жизненной силой. Второй, напротив, бесконечно возвышает Мою ценность как мыслящего существа, через Мою личность, в которой моральный закон открывает Мне жизнь, независимую от животной природы и даже от всего чувственно воспринимаемого мира, по крайней мере поскольку это можно видеть из целесообразного назначения Моего существования через этот закон, которое не ограничено условиями и границами этой жизни».И хотя Кант рассуждает здесь о высоком в моральном, «частокол» его «невидимых Я», выделенных в тексте, наглядно и ярко демонстрирует «низменность» его поведения в Познании, а накалом страстей красноречиво повторяет «заносы» учителя – Аристотеля!

Хотите стать Великим? Станьте прежде «самым-самым во всём»! И начните с морали Сократа! Только тогда Вам обязательно сам «откроется идеализм - смелое утверждение Платоном божественных Истин, духовных реальностей, эзотерического, ставшего доступным всем. Так как Посвящённый Платон идеализмом открыл надёжный портал для миллионов душ, широкий путь прямого Посвящения для тех, кто не в состоянии его осилить реально, но кто виртуально, мыслями всё же стремится к Истинам. Платон создал своей Философией Познания величественный виртуальный Храм идеализма, приглашая войти в него всех, обладающих доброй волей и разумом» [7]. И не надо, как Аристотель или Кант, втискиваться в Храм сквозь щели, ибо, проникши таким способом, Вы поведёте себя в Храме опять же, как и они, а точнее - «как слон в посудной лавке», или ещё хуже - как разъярённый недоступностью идеализма бык, снова и снова несущийся на Платона-матадора, но всякий раз упирающийся рогами лишь в его эзотерический плащ!

«Непосвященный неуч» Аристотель не разобрался в Платоновом «механизме интеллектуального восхождения», выбросил его из философии, а бытие Парменида разделил на два понятия: реально существующее, «неподлинное, земное», доступное чувствам, понятное даже рассудку примитивное единичное «бытие» любых конкретных предметов и явлений; и мыслимую (в мечтах?) потенциальную абстракцию всеобщего «бытия» мира в целом» [8]. Так в онтологии, в «материальной» половине отлаженного Познания, появилось своё (лично от Аристотеля) «бытие». И началась чехарда определений начала доклада, приведшая ко многим «неразрешимым» проблемам современного Познания. И до сих пор исследователи Платона, как «обезьяны» Гассенди, бездумно повторяют ошибки Аристотеля, Канта и многих других! Замечают болезненную неудовлетворённость созданным положением, но ничего не предпринимают для его исправления!

Предлагаем определения, в первом приближении восстанавливающие былую хрустальную чистоту отлаженного Платоном Познания.

Онтологияэто исторически сложившаяся «материальная» половина Познания, использующая масштабом Познания Истины абстрактные представления первопричины мира в виде грубых примитивных «материальных» начал, найденных вокруг тела Человека: начиная от стихий «земли, воды, воздуха и огня», «единичного бытия» Аристотеля, «атомов» Демокрита и заканчивая «бозоном Хиггса» - материи из «ничего».

Гносеология –это исторически сложившаяся «идеальная» половина Познания, использующая масштабом Познания Истины абстрактные представления первопричины мира в виде более совершенных интеллектуальных начал, найденных внутри души Человека: начиная от бытия Парменида и заканчивая «эйдосами»-идеалами Мирового Разума Платона. Разум - не особенность только Человека, а первооснова всего мира, из-за чего он познаваем!

В определениях выделены главные признаки этих двух фундаментальных понятий философии, и не стоит загромождать их лишними подробностями: проблемами, принципами, предметами, методами исследования, а тем более деталями составляющих этих категорий. Это необходимо излагать отдельными статьями.

Входите в Храм идеализма через его распахнутые двери, оставьте щели тараканам!

Из этого Храма непрерывно вот уже третье тысячелетие исходит благодатью огромная популярность и светлая сила Платоновых идей, идеалов и Идеальной математики. Среди множества других философских систем многих «непосвящённых неучей», которые за прошедшие тысячелетия, нагромождаясь одна на другую, рассыпались в прах, Платоново учение все ещё поражает и привлекает внимание, а нашими исследованиями становится ещё и профессионально работающим - истинным математическим моделированием Познания.

 

Литература:

1. Словарь русского языка в четырёх томах. – М: «Русский язык», 1985.

2. Википедия. - https://ru.wikipedia.org/wiki

3. Великий тлумачний словар сучасної української мови. – К.; Ірпінь; ВТФ «Перун», 2004. – 1440 с.

4. Вікіпедія. - http://uk.wikipedia.org/wiki

5. Вахитов Р. Платоновское учение об «идеальном государстве». - http://nevmenandr.net/vaxitov/platostat.php1

6. Клюйков С.Ф. Математические начала философии. – Мариуполь: «Новый мир», 2001. – 76 с.

7. Клюйков Р.С., Клюйков С.Ф. Храм идеализма. Книга тринадцатая. - Мариуполь: «Копи-принт», 2013. – 60 с.

8. Клюйков Р.С., Клюйков С.Ф. Тождество бытия и сознания. // Международная научно-практическая конференция. – Лондон: МАНВО, 2015,  http://gisap.eu/ru/user/23714

0
Ваша оценка: Нет Средняя: 7.3 (6 голосов)
Комментарии: 10

Кручинин Сергей

Уважаемые авторы! Проблема интерпретации и конкретизации понятий, естественно, не является новой для философского знания. В связи с этим, исследователи различных эпох, естественно, поэтапно вносили в свой вклад в развитие такой области исследования философии, как Познание. Аристотель не является исключение. Поэтому непонятно возведение в кавычки «старания» Аристотеля в его поисках истины. Вообще, возможно ли разграничивать философские искания Платона и Аристотеля на «истинные» и «неистинные»? Размышления Аристотеля, конечно, порой являются оппозиционными предшествующим философским доктринам, но, однако, отнюдь не теряют своей ценности. Вместе с тем, и рассуждения Платона, в частности, рассуждения о мудрецах, также можно назвать оппозиционными. С Ув.

Роман Клюйков Сергеевич

Уважаемый эксперт! Станет понятно, если вникнуть в суть учения Платона о Познании. Тогда окажется, что "вклад" Аристотеля заключался в выбрасывании из учения идеалов, Идеальной математики и математического моделирования. Согласитесь, сегодня в философии даже термины такие не рассматривают! А от диалектики Платона остались одни руины! Но страшнее таких "стараний" Аристотеля - Ваше слепое верование в них! Хотя твёрдо знаете, что его "искания" - неистинные, Вы не прилагаете усилий понять истинные! Вам удобнее разглагольствовать, что чему оппозиционно! Так Вы ищете Истину? С уважением, Клюйковы

Саносян Хачатур

Уважаемые авторы. Спасибо за статью. Действительно, благодаря проделанному Вами анализу, мы заметили и постарались понять, "что, несмотря на отсутствие подробностей изложения (процесса Познания), все решения плавно переходили друг в друга, дополняли, уточняли, конкретизировали, создавали всё более точное представление. И уже в изложении Платона учение о Познании было настолько детально разработано, всегда столь ярко приводило к неопровержимой Истине, что, даже будучи традиционно зашифрованным, самопроизвольно стало излучать правильность, простоту, красоту и доступность понимания каждому, кто обращался к нему. Оно уже не отталкивало неприступностью, а наоборот, увлекало, притягивало к себе, завораживало! Это ощущается по сей день! Его понятийная сила не истощилась за две с половиной тысячи лет! Учение о Познании достигло такого пика созревания, когда уже «шила в мешке не утаишь»: оно казалось понятным даже «непосвящённым неучам»!" С уважением, Х.А. Саносян

Роман Клюйков Сергеевич

Уважаемый САНОСЯН ХАЧАТУР! Благодаря Вашему отзыву, мы тоже заметили под процитированным нашим грубым текстом очень тонкую восточную игру Ваших слов, и стараемся понять её глубокий смысл. Спасибо за предоставленную возможность поумнеть! С уважением, Клюйеовы

Поплавская Татьяна Николаевна

Уважаемые коллеги! Мне тоже понравилась ваша статья и я тоже считаю её полезной в преодолении хаоса, царящего в современной философской мысли. Однако, сама стремлюсь к упрощенным вариант определений, более емким и запоминающимся. Например, онтологию и гносеологию можно было бы обозначить как учение о познании бытия. Ведь не можем же мы познавать нечто, отличное от бытия? или познавать ради самого познавания? Человек всегда познает что-то конкретное, что его интересует в данный момент, но все, куда направлено его внимание и есть Бытие во всем его разнообразии! Ну как-то так. А вам спасибо за интересный материал! С уважением, Поплавская.

Роман Клюйков Сергеевич

Уважаемая Татьяна Николаевна! Мы полностью соглашаемся с Вашим "упрощенным вариантом определений". В общем, можно и так. Сложность лишь в тонкостях различий онтологии и гносеологии. Благодарим за внимание и высокую оценку! С уважением, Клюйковы

Трещалин Михаил Юрьевич

Уважаемые коллеги! У К. Шеннона есть фраза:"Информация передается всем-всем, а воспринимается только теми, кого это касается". По логике Е.П. Блаватской эти люди и есть Посвященные. С другой стороны, какой смысл "сохранять чистоту добытого Знания". Собственно "добыча" новых знаний - цель познания. И не абстрактного, а имеющего применение на благо человечества. И еще. На мой взгляд любое определение должно быть емким, четким, конкретным, понятным. В частности словосочетание "«идеальная» половина Познания" вызывает, мягко выражаясь, вопросы. Конечно, тема очень емкая и многогранная. В небольшой статье сложно всесторонне изложить обоснованное мнение. Желаю дальнейших успехов. С уважением М.Ю. Трещалин

Роман Клюйков Сергеевич

Правы, Михаил Юрьевич, "добыча новых Знаний - цель Познания". Но если уже найден метод добычи (диалектический), хорошо ли будет его выбросить, забыть, не сохранить? Вот эту глупость и совершил Аристотель, а мы уже 2500 лет мучаемся в Познании. Вас тянет к "имеющему применение", Вы шарахаетесь от "идеального", "мягко выражаясь"? Это Аристотель удерживает Вас от Платона! Хотя бы один раз постройте мат.модель по какому-либо идеалу, и Вы поразитесь прекрасному Платона, отвратитесь от аксиоматического Аристотеля! Удачи Вам! С уважением, Клюйковы

Шенцева Елена Анатольевна

Уважаемые господа, или Друзья философии! Как всегда, Ваши тексты глубоки, невероятно интересны и оригинальны. Безусловно, попытка преодолеть хаос в определениях - есть одна из главнейших задач философии. Поскольку, как представляется, это (в том числе) есть путь преодоления хаоса в головах. Однако (тут же противоречу себе) этап хаоса тоже неизбежен и полезен. Вопрос зачастую в том, кто на каком этапе находится! С уважением, Елена Анатольевна.

Роман Клюйков Сергеевич

Уважаемая Елена Анатольевна! Польщены способствовать "преодолению хаоса в головах"! Согласны: его остатки - неизбежны, но в "пользе" - уверенно сомневаемся! С уважением и благодарностью, Клюйковы
Комментарии: 10

Кручинин Сергей

Уважаемые авторы! Проблема интерпретации и конкретизации понятий, естественно, не является новой для философского знания. В связи с этим, исследователи различных эпох, естественно, поэтапно вносили в свой вклад в развитие такой области исследования философии, как Познание. Аристотель не является исключение. Поэтому непонятно возведение в кавычки «старания» Аристотеля в его поисках истины. Вообще, возможно ли разграничивать философские искания Платона и Аристотеля на «истинные» и «неистинные»? Размышления Аристотеля, конечно, порой являются оппозиционными предшествующим философским доктринам, но, однако, отнюдь не теряют своей ценности. Вместе с тем, и рассуждения Платона, в частности, рассуждения о мудрецах, также можно назвать оппозиционными. С Ув.

Роман Клюйков Сергеевич

Уважаемый эксперт! Станет понятно, если вникнуть в суть учения Платона о Познании. Тогда окажется, что "вклад" Аристотеля заключался в выбрасывании из учения идеалов, Идеальной математики и математического моделирования. Согласитесь, сегодня в философии даже термины такие не рассматривают! А от диалектики Платона остались одни руины! Но страшнее таких "стараний" Аристотеля - Ваше слепое верование в них! Хотя твёрдо знаете, что его "искания" - неистинные, Вы не прилагаете усилий понять истинные! Вам удобнее разглагольствовать, что чему оппозиционно! Так Вы ищете Истину? С уважением, Клюйковы

Саносян Хачатур

Уважаемые авторы. Спасибо за статью. Действительно, благодаря проделанному Вами анализу, мы заметили и постарались понять, "что, несмотря на отсутствие подробностей изложения (процесса Познания), все решения плавно переходили друг в друга, дополняли, уточняли, конкретизировали, создавали всё более точное представление. И уже в изложении Платона учение о Познании было настолько детально разработано, всегда столь ярко приводило к неопровержимой Истине, что, даже будучи традиционно зашифрованным, самопроизвольно стало излучать правильность, простоту, красоту и доступность понимания каждому, кто обращался к нему. Оно уже не отталкивало неприступностью, а наоборот, увлекало, притягивало к себе, завораживало! Это ощущается по сей день! Его понятийная сила не истощилась за две с половиной тысячи лет! Учение о Познании достигло такого пика созревания, когда уже «шила в мешке не утаишь»: оно казалось понятным даже «непосвящённым неучам»!" С уважением, Х.А. Саносян

Роман Клюйков Сергеевич

Уважаемый САНОСЯН ХАЧАТУР! Благодаря Вашему отзыву, мы тоже заметили под процитированным нашим грубым текстом очень тонкую восточную игру Ваших слов, и стараемся понять её глубокий смысл. Спасибо за предоставленную возможность поумнеть! С уважением, Клюйеовы

Поплавская Татьяна Николаевна

Уважаемые коллеги! Мне тоже понравилась ваша статья и я тоже считаю её полезной в преодолении хаоса, царящего в современной философской мысли. Однако, сама стремлюсь к упрощенным вариант определений, более емким и запоминающимся. Например, онтологию и гносеологию можно было бы обозначить как учение о познании бытия. Ведь не можем же мы познавать нечто, отличное от бытия? или познавать ради самого познавания? Человек всегда познает что-то конкретное, что его интересует в данный момент, но все, куда направлено его внимание и есть Бытие во всем его разнообразии! Ну как-то так. А вам спасибо за интересный материал! С уважением, Поплавская.

Роман Клюйков Сергеевич

Уважаемая Татьяна Николаевна! Мы полностью соглашаемся с Вашим "упрощенным вариантом определений". В общем, можно и так. Сложность лишь в тонкостях различий онтологии и гносеологии. Благодарим за внимание и высокую оценку! С уважением, Клюйковы

Трещалин Михаил Юрьевич

Уважаемые коллеги! У К. Шеннона есть фраза:"Информация передается всем-всем, а воспринимается только теми, кого это касается". По логике Е.П. Блаватской эти люди и есть Посвященные. С другой стороны, какой смысл "сохранять чистоту добытого Знания". Собственно "добыча" новых знаний - цель познания. И не абстрактного, а имеющего применение на благо человечества. И еще. На мой взгляд любое определение должно быть емким, четким, конкретным, понятным. В частности словосочетание "«идеальная» половина Познания" вызывает, мягко выражаясь, вопросы. Конечно, тема очень емкая и многогранная. В небольшой статье сложно всесторонне изложить обоснованное мнение. Желаю дальнейших успехов. С уважением М.Ю. Трещалин

Роман Клюйков Сергеевич

Правы, Михаил Юрьевич, "добыча новых Знаний - цель Познания". Но если уже найден метод добычи (диалектический), хорошо ли будет его выбросить, забыть, не сохранить? Вот эту глупость и совершил Аристотель, а мы уже 2500 лет мучаемся в Познании. Вас тянет к "имеющему применение", Вы шарахаетесь от "идеального", "мягко выражаясь"? Это Аристотель удерживает Вас от Платона! Хотя бы один раз постройте мат.модель по какому-либо идеалу, и Вы поразитесь прекрасному Платона, отвратитесь от аксиоматического Аристотеля! Удачи Вам! С уважением, Клюйковы

Шенцева Елена Анатольевна

Уважаемые господа, или Друзья философии! Как всегда, Ваши тексты глубоки, невероятно интересны и оригинальны. Безусловно, попытка преодолеть хаос в определениях - есть одна из главнейших задач философии. Поскольку, как представляется, это (в том числе) есть путь преодоления хаоса в головах. Однако (тут же противоречу себе) этап хаоса тоже неизбежен и полезен. Вопрос зачастую в том, кто на каком этапе находится! С уважением, Елена Анатольевна.

Роман Клюйков Сергеевич

Уважаемая Елена Анатольевна! Польщены способствовать "преодолению хаоса в головах"! Согласны: его остатки - неизбежны, но в "пользе" - уверенно сомневаемся! С уважением и благодарностью, Клюйковы
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.