facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip

СТАТУС АКАДЕМИКА СТАЛ ФОРМАЛЬНЫМ

Картинка новости: 

В передаче "Без кордонiв", совместном проекте радио "Эра", проекта "Полiт.ua" и радио "Голос России", принял участие президент Всеукраинского академического союза Борис Житнигор. Беседовал Мыкола Вересень. Мы публикуем краткое содержание передачи.

Сейчас Академия наук Украины выглядит как инородное тело, почему?

Практика свидетельствует о том, что отечественная наука в большей степени формальна, чем содержательна, может быть это инерционно от советского прошлого. Скорее всего. Может быть это новообразования, которые возникли уже в нашу демократическую эпоху, может быть, не совсем качественно в сравнении с цивилизованными европейскими аналогами, однако вместо того, чтобы заниматься глубиной науки, ее содержанием, у нас зачастую больше внимания уделяют обертке, в которую она должна завоорачиваться для того, чтобы быть тем или иным образом преподнесенной.

В странах, которые являются флагманами экономического и параллельно научного развития, не практикуются различного рода формализованные титулы, которыми обрамляют известных и менее известных ученых для того, чтобы подчеркнуть статус. В нашей ситуации инерционно от советского времени, когда заслуженных работников, известных в разных сферах была масса, многие склонны считать это способом дополнительной стимуляции активности этих значимых людей для Родины, вместо того, чтобы их награждать надлежащим образом материально, как это делают на Западе. Эта ментальность, которая была нами заимствована, и существует до сих пор. На мой взгляд, пагубная тенденция настоящего времени заключается в том, что у нас те самые титульные привязки, в том числе и в сфере науки, - академик, доктор наук, - уже давным давно являются предметом торга. Это не для кого не секрет и даже обывателю ясно, когда он слушает речь того или иного новоявленного титулованного в научной сфере лица, что маловероятно, что это лицо действительно уделяет науке много внимания.

То есть возникает вопрос, как это реформировать?

Критика не имеет никакого воплощения в последующей деятельности, не способна повлиять на власть, она бессмысленна. В науке, в системе образования, как и во всех сферах социальной жизни, властвует все та же система естественного отбора, которая эволюционно сложилась и надо признать, что в этом контексте мы тянем условную конкретную борьбу, при этом тем же развитым странам уже проиграли. У нас просто не существует государственных инвестиций в научные разработки, рисковый частный капитал, который был бы заинтересован в продвижении научных инноваций, отсутствует как таковой, может только немножко в фармакологии, которая у нас имеет относительное развитие. Какое гигантское количество сфер потенциального приложения научных усилий и научного творчества не имеют никакого стимулирования вообще. Если в советские времена для некоторых были стимулы идеологические, то теперь и их нет.

И в советское время люди еще и 300 рублей зарабатывали, на это можно было нормально жить...

Несомненно. Почиталась наука. А у нас содержательный срез как эквивалент научного творчества не имеет никакого смысла. Вся эта система преобразования науки в отрасль, которая давала бы действительно отдачу, уже существует и апробирована в европейских странах. Тот самый Болонский процесс, который мы замусолили языками, о котором мы крайне много говорим, он предусматривает многоступенчатую систему преобразования сугубо образовательного процесса в научный.

А почему не обратиться за границу за помощью?

На Западе наука — это прежде всего нескончаемая полемика, это интеллектуальный прессинг. Любой ученый, который желает фигурировать в качестве такового, реально хочет влиять на развитие науки, находится в постоянной схватке с коллегами. Значимость ученого — это его цитируемость, совершенно не имеет значение сколько у него дипломов, то есть формальный подтекст может быть наименее интересен, нежели реальные научные открытия.

У нас люди, если и хотят опубликовать свои работы, которые по мнению экспертов процентов на 80 лишены смысла, это публикации для галочки. Такова наша система, она не требует глубины, она требует количественной наработки библиографии, но не более того. Реальной научной новизны, кроме той, что автор сам сформулирует в работе, может и не быть. Она вообще может быть скомпилирована из различных источников, но самое интересное, что они не хотят полемизировать, они не хотят общаться. Наука как процесс — это часть системы культуры, у них нет заинтересованности в том, чтобы постичь мысль оппонента, чтоб попытаться выяснить истину по тому или иному вопросу, это такой холостой процесс, то, чего не могут понять европейцы — как это люди не интересуются коллегами.

Я вижу причину в феномене мировозренческого сдвига, у нас даже на рынке труда нет спроса на интеллект, интеллект никому не нужен, нужна деловитость, какие-то эмоциональные качества характера, но никому не нужны мозги.

Может нужно время, для того, чтобы все изменилось?

Временной фактор имеет значение, но это не 20 лет, а век. Мировозренческие сдвиги не происходят за пару лет. Мы находимся в такой ситуации, что геополитически можно было бы что-то изменить, но мы равным счетом ничего не делаем чтобы перенять европейский опыт, даже в образовании. Мы уже два года как предложили внедрить общеевропейский бланк диплома, но министерство не дает его внедрить.

Я разговаривал со студентами, и они рассказывали мне про реализацию Болонского процесса...

В системе образования и многих других сферах у нас властвует формализм и он деструктивный. Например, в диссертации у нас важны поля, определенное количество сносок. В беседе с бельгийскими коллегами, я выяснил, что для них это неважно, и масса докторских работ написаны вручную на 4 страницах, но если там содержится обоснованная инновация, то там нет воинственного противодействия молодому продвигающемуся ученому со стороны состоявшихся маститых ученых.

У меня такая теория, что 90 процентов гениев было двоечниками в школе...

Психологически это объяснимо, потому что гений свободен, корреляция мысли свободна и он может найти то, о чем никто не знает, он не зажат стандартами. Огромное количество американцев, которые получили степень в молодости, и потом стали заниматься бизнесом, даже не упоминают об этой степени нигде, потому что они не считают себя учеными. Ученый должен находится в постоянной диалоге в научной сфере, это человек, который следит за тем, что происходит в этой сфере. Поэтому просто стыдно за ту ситуацию, что сложилась у нас.    

Источник:
http://polit.ua/articles/2012/03/06/akadem.html

Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.