facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

Из истории создания первой Азербайджанской оперы

Из истории создания первой  Азербайджанской  оперы
Narmina Gurbanova, аспирант

Бакинский государственный университет, Азербайджан

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Азербайджан";

В статье на основе конкретного фактического материала прослеживается история создания первой национальной азербайджанской оперы, ставшей открытием на всем мусульманском Востоке. Приводятся наиболее интересные факты из жизни и деятельности братьев Дж. и Уз. Гаджибековых. Даются сведения о подготовительной работе к премьере, подборе исполнителей, репетициях, о грандиозном успехе оперы, о восторге публики. Отмечается, что это новое явление культуры в мусульманском мире вызвало полемику на страницах общественной печати, ставя под сомнение целесообразность, необходимость ее существования , на что  Уз.Гаджибеков ответил своими бессмертными произведениями, обогатившими не только национальную но и мировую сокровищницу музыкального искусства.Он убедительно отстоял право на существование еще одной формы в национальном искусстве-национальной оперы.Новый оперный жанр - "мугамная опера", соединила музыкальные традиции Востока и Запада. Узеир Гаджибеков, заложил основу профессиональной композиторской школы в Азербайджане.
Ключевые слова: опера, театр, драма, премьера, музыка, искусство, «Лейли и Меджнун».

In the article on the basis of concrete facts is traced the history of creation national Azerbaijanian opera. Are given the most interesting facts from the life and activities of the brothers J.and Uz.Hajibeyli who created the first national opera “Leyli and Mejnun”. It’s emphasized that crisis in Muslim dramatic art caused polemicsin the society and brothersHajibeyli published the articles about it in press. The works by Uz.Hajibeyli entered the treasury of the Azerbaijanian musical art and the great composer proved that they have the right to exist.
Keywords:opera,theatre,drama,premiere,music,art,”Leyli and Mejnun”.

Прошло более 100 лет с того дня, как газеты сообщили своим читателям о предстоящей премьере первой национальной оперы «Лейли и Меджнун».

Более 100 лет , пережив не одну постановку, не одно поколение талантливых артистов и исполнителей, опера не сходит со сцен, продолжая радовать и восхищать слушателей изяществом и великолепием музыкальных мелодий.Став предвестницей долгого плодтворного творческого пути, на который вступил Уз. Гаджибеков, заняв достойное место среди других произведений автора, она стала классикой Азербайджанского оперного искусства.Опера была поставлена на сценах многих городов мира, таких, как  Баку, Тифлис, Санкт Петербург, Москва, Париж, Тебриз, Махачкала, Киев, Пекин, Казань, Стамбул, в городах США и Канады. В 2008 году, согласно Распоряжению Президента Азербайджанской Республики , в Азербайджане официально отмечалось 100-летие создания оперы. За прошедшее время (до 2009 года) опера была поставлена более 20 000 раз. В 2009 году «Лейли и Меджнун» стала частью программы проекта «Шелковый путь» известного виолончелиста Йо-Йо Ма.

Сегодня, когда широко отмечается столь важное событие в культурной жизни азербайджанского народа хочется вспомнить еще одного человека, который принял самое близкое и непосредственное участие как в рождении идеи, так и в осуществлении первой постановки бессмертной оперы. Это младший брат великого композитора-Джейхун Гаджибейли.

Братья росли и формировались в семье, где вопросам просвещения и искусства уделялось большое внимание. Среди их родственников были искусные исполнители и музыканты ,которые благодаря своим талантам снискали себе добрую славу на весь Карабах. На застольях и пикниках «у почетных лиц» они всегда становились желанными и незаменимыми гостями.

«Среди нашей родни с материнской стороны-двоюродные братья, дяди и др.было 4 певца и 3 тариста, выступавших по просьбе почетных лиц...»[1]

Благоприятные условия, окружавшие мальчиков с юных лет, способствовали развитию их творческих способностей.

Да и сама живописная природа Карабаха пробуждала творческие силы.[2]Волнующие и будоражащие воображение картины родной природы пронеслись через всю их жизнь, оставив глубокий след в душах подростков. Впечатления детских лет, вынесенные из родной Шуши, легли впоследствии в основу многих статей Дж. Гаджибейли, опубликованных на страницах газеты «Каспий», в которой он плодотворно сотрудничал до эмиграции.[3]В ярких и живописных красках, с большой любовью и восхищением описывает он красивейшие уголки Карабаха, его необыкновенную и богатую природу, нравы и занимательные черты, особенности своих земляков.

Обладая хорошими вокальными данными и систематически упражняясь в пении, мальчики уже с юных лет овладели тонкостями классической музыки и некоторых форм мугамов. Активное общение и обмен знаниями продолжался между братьями и в последующие годы, когда Узеир-бек учился в Горийской учительской семинарии, где  наравне с другими предметами изучал и нотную систему,игру
на скрипке. Встречаясь на кратковременных каникулах, братья знакомили друг друга с новшествами и приобретениями как в области родной, так и европейской музыки.

«Во время каникул, когда Узеир приезжал в Шушу, он усердно практиковал свою игру, что давало мне возможность ознакомиться с элементами европейской музыки, изучать отдельные мотивы из опер или же романсы. Со своей стороны я ставил его в курс новых приобретений в области родной музыки или же возобновлял в его памяти те или другие формы мугаматов.»[4]Свой первый сценический опыт мальчики имели еще в школе. Смотрителем шушинской русско-татарской (азербайджанской) школы, где они получили начальное образование, был известный общественный деятель Гашим-бек Везиров.

Благодаря его инициативе и неутомимой энергии, силами учителей и учащихся в школе часто ставились пьесы и различные импровизированные спектакли, где принимали участие и братья Гаджибейли. Особенно бурно «театральная жизнь» закипала в летние периоды, когда в Шушу на летний отдых приезжали учителя и студенты, из близлежащих провинций съезжались беки, а вместе с ними и любители легкой наживы и всякие лица, любящие провести время в свое удовольствие. В такие дни в единственном театральном зале Шуши или в здании самой школы, которую заменяло «крыло ханского дворца», ставились пьесы известных русских и азербайджанских драматургов: М.Ф.Ахундова, А.Ахвердова, Л.Н.Толстого.

Увиденное однажды на одном из таких музыкально-вокальных вечеров исполнение лирической сцены на сюжет из известной поэмы Физули «Лейли и Меджнун» пробудило интерес к этой теме.

«Сюжет этой романтической поэмы нам был известен ещё в дошкольном возрасте, поэтому-то этот краткий номер программы произвел на нас весьма глубокое впечатление. Какая благодатная тема для нашей публики!»[5]

Смутно зародившаяся еще в Шуше  идея окончательно окрепла уже в Баку, после знакомства с оперными представлениями русских и итальянских трупп на аналогичную тему.

И в 1907 г. работа над созданием оперы началась, в короткий срок братьями было написано либретто оперы, а Узеир - беком завершена работа над партитурой. «Мы обрабатывали текст, заимствуя лирические номера большей частью из Физули. Для отдельных вокальных номеров мы подбирали жанр мугаматов или таснифов, заимствуемых из народной музыки или же оригинальных мотивов. Эти последние элементы перекладывались на ноты моим братом, который постепенно вводил полифонические тенденции для хорных выступлений.

Известно, что наша музыка, да и вообще вся восточная музыка, не имела полифонии, довольствуясь лишь унисоном и октавой. Применение полифонии в дальнейшем было усовершенствовано моим братом, который, таким образом, является пионером этой важной реформы».[6]

Оставалось самое сложное-найти подходящих артистов. Отсутствие на мусульманской сцене в то время профессионалов-исполнителей и музыкантов, а также многочисленные сложности организационного характера затрудняли работу. Наконец, из числа случайных знакомых, родственников и друзей «восточный оркестр» и труппа были собраны. «Узеир организовал струнный оркестр из бывших своих коллег по семинарии. Усердными репетициями эти любители скрипачи добились извлекать из своих инструментов настоящие звуки... После долгих поисков и консультаций с друзьями мы нашли Меджнуна в лице Гусейн-кули Сарабли, по профессии служащего городской управы, который обладал довольно приятным голосом и выступал уже несколько раз в драматических представлениях как любитель. Роль Лейли мы поручили нашему двоюродному брату Ахмеду Бадалбейли, тонкость талии и низкий рост которого с его тонким звучным голосом могли создать некоторую иллюзию женственности. По настойчивой просьбе Узеира роль Ибн-Салама (жениха Лейли) должен был исполнять я, хотя я никакой предилекции не ощущал для игры на сцене». Впоследствии свою игру Дж.Гаджибейли определил более чем скромно: «И действительно, казалось, что я лишь пел, а не играл. Хорошо, что эта роль особой игры не требовала... Для отца Меджнуна  наоборот, мы нашли весьма живописную личность - Мирза Мухтара, старого учителя родом из Карабаха, отличного знатока мугаматов и сохранившего (некоторые остатки своего когда-то богатого голоса... Хореография (балет) была поручена одному из многих школьных товарищей, Бахраму Везирову... Импровизация Бахрама оказалась весьма удачной, и публика , никогда не имевщая случая лицезреть арабские танцы, была в восторге».[7]

Репетиции шли в комнате гостиницы «Исмаилийе», где жили в то время братья. «В начале среди исполнителей был большой разнобой, так-как каждый норовил выделиться в ушерб сценической дисциплины и точности исполнения».[8]Почти всем участвующим предстояло впервые выйти на сцену. И работа с ними требовала неимоверного терпения и такта. «Иногда Узеир засиживался до двух-трех часов ночи и с чисто ангельским терпением и упорством старался создать гармоничный ансамбль сценического музыкально-вокального исполнения. Я помогал ему в пределах моих возможностей.»[9]

Несмотря на помощь и всяческую поддержку брата, основная тяжесть работы ложилась на плечи Узеир бека. Со свойственной ему упорством и терпением, «муштруя» и организуя исполнителей, он приближал заветный день премьеры. Вспоминая работу над оперой, Дж. Гаджибейли описывает один из эпизодов: «Знакомство с мугаматами давало ему (Мирза Мухтару) комплекс самоуверенности и важности. Эта черта, которой на деле бедный старик хотел прикрыть свою немощь, делала его капризным, щекотливым, часто во время исполнения своего номера на репетиции  он «зарапортовывался» и ударялся в дебри нескончаемых рулад, пока доходил было до конца, но сейчас же пускался в новые нескончаемые импровизации....Но справился он с ролью довольно сносно, до того, что роль эта осталась за ним и в последствии. Его отсебятина на церемонии свадьбы Ибн-Салама и Лейли, когда он начал одну классическую мелодию на арабском языке, произвела на публику большое впечатление.» [10]

Инициатива введения на азербайджанскую сцену национальной оперы привлекла интерес многих прогрессивных деятелей. Неоценимую помощь и поддержку в подготовительной работе оказали известный азербайджанский драматург А.Ахвердов и некоторые члены просветительского общества «Ниджат»- в особенности, Иса- бек Апгурбеков. Братья сотрудничали в финансируемой им газете «Иршад» и состояли с ним в дружеских отношениях. Но было немало скептиков, которые только и твердили, что» «ничего из этого не выйдет». Казалось, что мы домогаемся вступить в область недосягаемого, фантастичного, противоестественного, а то уже и предосудительного феномена, не улаживаемого с обычной мусульманской действительностью. Подобный скептицизм и недоверие к нововведениям стали темой для многихпубликаций Дж. Гаджибейли в годы работы его в газете «Каспий».                                                                                                       

Наконец, долгожданный день наступил. Несмотря на все шероховатости, премьера состоялась. Зрители, заполнившие в тот день театр Г.З.Тагиева, еще не подозревали, что стали свидетелями знаменательнейшего события в культурной жизни всего мусульманского Востока.

«Все волновались и больше всех-авторы. Я не помню, какое это было число и даже сезон, помню лишь год-1908....Узеир поднял палочку и представление началось.

Публика, обыкновенно ведущая себя шумливо в театре ,замолкла «герметически» на всем протяжении представления, не смела даже аплодировать. Заметны были лишь слезы, текущие из глаз особенно сентиментальных зрителей, и волнения во время категорического отказа отца Лейли выдать свою дочь за Меджнуна. Аплодисменты раздались лишь в конце спектакля, сдержанная все время публика наконец выразила чувство своего удовлетворения и удовольствия перед невиданным еще спектаклем.

Так началось и закончилось представление первой азербайджанской оперы в квази любительской постановке».[11]

Опера «Лейли и Меджнун» имела шумный успех как среди публики, так и среди критиков, публика широко поддерживала новое явление на своей сцене, своим вниманием поощряла появление новых музыкальных произведений. Но критики разделились во мнениях.

Положив начало развитию национального оперного искусства, Узеир Гаджибеков продолжил свою работу на этом поприще. В короткий срок были написаны основные его произведения, оперы и музыкальные комедии. Впоследствии, подводя итоги за истекший год, в разделе «Искусство мусульман за 1912-ый год» Джейхун Гаджибейли напишет: «Некоторый прогресс замечается в народившейся с некоторых пор опере среди мусульман. Появились две новые оперы композитора Узеир-бека Гаджибейли, первым испробовавшего эту отрасль искусства среди мусульман: «Шах Аббас» и «Асли ве Керем». Последняя из них особенно пользовалась большим успехом среди публики... Музыкой вообще стали интересоваться. Появляются новые имена мусульман и мусульманок, поступающих в консерваторию».[12]

В эти годы наблюдался упадок мусульманского театра. Публика неохотно посещая драму, весьма охотно слушала оперу и музыкальные комедии. Рост интереса у публики к сценическим музыкальным произведениям и плодотворная работа композитора забеспокоили некоторых критиков и дали повод обвинять молодого автора в организации чисто коммерческого предприятия, имеющего цель выколачивать у невежественной и простодушной публики большие гонорары, преподнося ей взамен под видом духовной пищи произведения, которые якобы «ни уму, ни сердцу ничего не дают».[13]

Кризис, который наблюдался в мусульманском драматическом искусстве, некоторые недальновидные критики были склонны связывать с введением на мусульманскую сцену музыкальных произведений. В 1913 г. Дж. Гаджибейли выступил в прессе с двумя статьями «Наша сцена», в которых  подробно изложив причины упадка мусульманского театра, указал и пути выхода из кризиса. По его мнению, первостепенным условием было обновление репертуара, создание значительных произведений переводов, идейно соответствующих среде и имеющих воспитательное значение. В ответ на это выпады против национальной оперы еще более активизировались.

Ответные статьи критиков Кубали, Сейяда  пестрели репликами типа: «Опера вытеснила драматический репертуар». «Опера отбила публику у драмы». «Скороспелая фабрикация мусульманских опер и оперетт наносит мусульманскому театру такой ущерб, что возродившийся театр среди мусульман рискует очень быстро потерять свое значение», «упадок мусульманского театра, зависит, главным образом, от диссонанса, введенного в мусульманский театр «мусульманской оперой», «от пародий на оперу надо отказаться».

Подобные некомпетентные заявления ослабляли зародившийся в мусульманской среде интерес к новым формам музыкального искусства, задерживая тем самым процесс развития национального музыкального образования. Время показало, насколько был прав Джейхун Гаджибейли, связывая ослабление интереса к драматическому искусству с отсутствием на сцене интересных произведений. Драмы «Анушировани-Адиль», «Гяве» Ш.Сами, «Ватан» Н.Камала привлекали полный театр публики. А поставленная в 1916 г. на сцене бессмертная драма Дж.Мамедкулизаде «Мертвецы» имела колоссальный успех. Дж. Гаджибейли писал тогда: «Шедшая в пятницу, 29 апреля, в театре Г.З.Тагиева пьеса «Мертвецы» , как нельзя лучше доказала насколько не правы те из наших мусульман, которые не желая присмотреться к убогому театральному репертуару, твердят лишь одну необоснованную фразу -«Опера погубила драму».

Однако, обвинения в адрес музыкальных сценических произведений все еще не умолкали. Наконец, в 1917 г. в полемику вступил сам композитор. Его исчерпывающий, обоснованный ответ, данный Ахлиеву, выступившему в прессе с противоречивыми высказываниями ,называющего оперу то «второ-а то и третьестепенным продуктом сценического искусства, претендующим на воспитательное значение», «сладким блюдом, которым нельзя накормить народ», то относящего оперу к разряду сложных произведений, недоступных восприятию массы, т.к. «пока масса находится на первой ступени своего общественного развития», раз и навсегда разрешил этот бессмысленный спор, доказав несостоятельность и ошибочность подобных диспутов - «быть или не быть» национальной опере. Право на существование всех форм национального музыкального искусства Узеир -бек доказал не только на страницах печати, но и бессмертными произведениями, которые пережив автора, составили сокровищницу мирового музыкального искусства.

В рамках программы ЮНЕСКО по проведению юбилеев выдающихся личностей и знаменательных событий 34-я сессия Генеральной конференции ЮНЕСКО приняла решение об официальном проведении в 2008-2009 годах 100-летнего юбилея первой постановки оперы «Лейли и Меджнун».

«Лейли и Меджнун» открыла новую эпоху в истории национальной музыкальной культуры.За прошедшее время (до 2009 года) опера была поставлена более 20 000 раз. Как уже отмечалось,в 2009 году «Лейли и Меджнун» стала частью программы проекта «Шелковый путь» известного виолончелиста Йо-Йо Ма. Десятилетие проекта отмечалось серией концертов в Северной Америке с использованием традиционных восточных инструментов, а также с участием известного вокалиста, исполнителя мугама Алима Гасымова и его дочери Фарганы Гасымовой.

Литература:    

1. ЦГАЛИ,фонд № 649.
2. «Каспий»,1913,№4
3.«Каспий»,1913,№191   
4. http://l eyli-mejnun.musigi- dunya.az /ru /audio.html
5. http:// www.science.az/ ru/ news.php?id=1627


[1]ЦГАЛИ, фонд  № 649.
[2]Карабахское ханство,основанное в 18 веке Панахали ханом, с центром в Шуше (1757г.),-неотемлемая часть Азербайджана.С1992 г.оккупирована армянскими сепаратистами.
[3]«Каспий»-издавалсяв  Баку  в 1905-1918 гг.
[4]ЦГАЛИ, фонд №649.
[5]ЦГАЛИ,фонд №649
[6]ЦГАЛИ,фонд №649.
[7]ЦГАЛИ, фонд №649.
[8]Там же.
[9]Там же.
[10]ЦГАЛИ, фонд №649.
[11]ЦГАЛИ, фонд № 649.
[12]«Каспий», 1913,№ 4
[13]«Каспий», 1913,№ 191

0
Ваша оценка: Нет Средняя: 6 (3 голоса)
Комментарии: 2

Луговая Татьяна Анатолиевна

Мне кажется очень интересным сам феномен "мусульманского театра". Тема заслуживает внимания и научного развития. Желаю автору удачи!

Житнигор Семен Борисович

Статья или доклад на двойную тему Гурбановой Нармины Шамиль Кызы «Из истории первой азербайджанской оперы Узеира Гаджибекова «Лейла и Меджнун» плюс жизнеописания двух известных в стране братьев, будущего просветителя Джейхуна и будущего популярного в мире композитора первых мусульманских опер Узеира Гаджибейли, больше вошедших в культуру страны, как Гаджибековы. Работа носит больше познавательный характер. Изобилует описаниями жизни азербайджанского дореволюционного общества, его культурной атмосферы и становлением азербайджанской «мугамной оперы» и симфонической классике. Работа посвящена столетию оперы «Лейла и Меджнун» положившей начало мусульманско-классической музыке.
Комментарии: 2

Луговая Татьяна Анатолиевна

Мне кажется очень интересным сам феномен "мусульманского театра". Тема заслуживает внимания и научного развития. Желаю автору удачи!

Житнигор Семен Борисович

Статья или доклад на двойную тему Гурбановой Нармины Шамиль Кызы «Из истории первой азербайджанской оперы Узеира Гаджибекова «Лейла и Меджнун» плюс жизнеописания двух известных в стране братьев, будущего просветителя Джейхуна и будущего популярного в мире композитора первых мусульманских опер Узеира Гаджибейли, больше вошедших в культуру страны, как Гаджибековы. Работа носит больше познавательный характер. Изобилует описаниями жизни азербайджанского дореволюционного общества, его культурной атмосферы и становлением азербайджанской «мугамной оперы» и симфонической классике. Работа посвящена столетию оперы «Лейла и Меджнун» положившей начало мусульманско-классической музыке.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.