facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip

РЕЛИГИОЗНЫЙ ФАКТОР В ИСТОРИИ КУЛЬТУРЫ СИБИРСКОГО РЕГИОНА НА РУБЕЖЕ XIX-XX ВВ.

Автор Доклада: 
Харченко Л. Н.
Награда: 
РЕЛИГИОЗНЫЙ ФАКТОР В ИСТОРИИ КУЛЬТУРЫ СИБИРСКОГО РЕГИОНА НА РУБЕЖЕ XIX-XX ВВ.

УДК 008(57)

РЕЛИГИОЗНЫЙ ФАКТОР
В ИСТОРИИ КУЛЬТУРЫ СИБИРСКОГО РЕГИОНА НА РУБЕЖЕ XIX-XX ВВ.

Харченко Любовь Николаевна, д.ист.н., профессор
Иркутский государственный университет путей сообщения


Статья посвящена исследованию роли религиозного фактора в истории культуры Сибири на рубеже XIX-XX вв., которая рассматривается в нескольких основных сферах жизнедеятельности общества: в семье, в образовательной и социальной сфере.
Ключевые слова: религиозный фактор, история культуры, Сибирский регион, переходные эпохи, формирование личности.

The article investigates the role of religion in the cultural history of Siberia at the turn of the XIX-XX centuries. Considered in several key spheres of life: family, educational and social.
Keywords: the religious factor, History of Culture, Siberian region, transitional period, formation of personality

В истории мировой культуры религиозный фактор играл и продолжает играть существенную роль, так как религия в опосредованной форме является основой любой культуры. Настоящий тезис подтверждается тем, например, что даже неверующие люди номинально причисляют себя к той или иной религии, либо определяют через нее собственную идентичность. Нередко в философских, культурологических и исторических исследованиях большинство предполагаемых «цивилизаций» обозначаются именно через религию («православный мир», «западно-христианская цивилизация», «исламский мир» и т.п.). На протяжении многих веков религиозный фактор выполнял и продолжает выполнять роль стойкой и эффективной культурной коммуникации, благодаря которой обеспечивается консолидация и воспроизводство культурного сообщества.

Так сложилось, что в особенно тяжелые периоды нашей истории значительная часть соотечественников обращалась к религии как истоку способному дать энергетическую подпитку. Реанимирование религиозного фактора на рубеже XX-XXI вв. после длительного периода атеизма представляется явлением достаточно интересным. Потому, проводя исторические параллели, например, с рубежом XIX-XX вв. важно понять его плюсы и минусы, предполагая возможные сценарии развития.

Итак, рубеж веков в истории России с завидным постоянством отмечался бурными всплесками и потрясениями, когда страна оказывалась в ситуации кардинальных перемен и выбора пути развития. В конце XX – начале XXI вв., также как и в конце XIX – начале XX вв. стремительная капитализация отечественной экономики привела к наложению эпох, а, следовательно, быстрому нарастанию противоречий между традиционным укладом и тем новым, что настойчиво вторгалось в привычную жизнь, разрушая ее. Удивительно точным представляется мнение о том, что для нынешнего российского общества характерным стало отсутствие работающих обычаев, культурных норм [1]. Но, тревогу вселяет то, что это не просто визитная карточка нашей эпохи, свидетельствующая об институциональном кризисе, а все более усугубляющийся процесс в условиях формальной политической стабильности. Неслучайно в этой ситуации религиозный фактор в сознании россиян представлялся мощным идеологическим стержнем, некой опорой, способной предотвратить катастрофу.

Сибирский регион имеет свою специфику культурно-исторического развития. В дооктябрьский период большое значение российским правительством придавалось закреплению территорий значительной протяженности с низкой плотностью населения и слабо развитой промышленной инфраструктурой. В роли скрепляющей основы выступил религиозный фактор, использовавшийся правящей властью на уровне идеологии. Православная церковь в этом аспекте занимала лидирующие позиции и, справедливости ради, следует отметить, что на ряду с серьезной миссионерской работой, выполняла еще целый ряд важнейших функций, как то: в сфере регламентации семейно-брачных отношений, образовательной и социальной сфере.

Еще К. Маркс писал о том, что развитие капиталистических отношений пагубно сказывается на семейных ценностях. Наши современники имели счастье лично убедиться в справедливости его слов. Русская православная церковь дооктябрьской России стремилось предотвратить гибель «ячейки общества» через воспитание и в первую очередь воспитание девочек. Женскому образованию неслучайно придавалось большое значение. Женщина – будущая мать, от нравственных установок, знаний и умений которой во многом зависит формирование и поддержание микроклимата в семье, воспитание детей здоровыми, трудолюбивыми, уважающими традиции семьи и государства. Хотелось бы отметить, что в дооктябрьской России семья являлась главным звеном в формировании личности подрастающего человека. Она еще не делегировала своих функций другим общественным институтам.

Задачи экономической модернизации, стоявшие перед Россией во второй половине XIX в., сделали актуальным школьный вопрос. Реформы во всех сферах жизнедеятельности государства требовали повышения общего уровня образования населения, основная часть которого оставалась неграмотной. Существовавшая система начального образования не удовлетворяла требованиям времени и уже не могла быть эффективной. О прямой государственной заинтересованности в участии духовенства в народном образовании свидетельствует факт учреждения ордена Св. Анны 3 степени, который предназначался для награды всех отличившихся на этом поприще [2], существовали и другие формы поощрения. Духовенство же, со своей стороны, ясно осознавало собственное предназначение в менявшейся общественно-политической и социально-экономической обстановке, полагая необходимым усиление религиозного элемента в воспитании юных граждан страны.

Капитализация экономики и введение новых приемов агротехники в сельском хозяйстве диктовали необходимость широкого распространения соответствующих знаний. В связи с этим в конце 1880-1890-х гг. специальными распоряжениями во многих начальных школах страны, в т.ч. и духовного ведомства, вводилось преподавание различных ремесел и сельскохозяйственных дисциплин [3]. Причем мероприятиям по распространению сельскохозяйственных знаний придавалось общегосударственное значение. Министерство Государственных имуществ подготовило «Правила для льготного отпуска из садовых заведений и сельскохозяйственных ферм … растений и семян народным, духовным и другим училищам» [4]. Учебным заведениям, которые смогут организовать преподавание сельского хозяйства, гарантировалось дополнительное финансирование на оплату труда учителя, приобретение учебников, учебных пособий, необходимого инструмента и т.п. [5]. Таким образом, с начала 1890-х гг. перед духовенством была поставлена задача через церковные школы (ЦШ) пропагандировать в широкой массе сельского населения не только основы грамотности, но и сельскохозяйственных ремесел, новых приемов агротехники и др. [6]. В ЦШ Сибири помимо сельскохозяйственных дисциплин преподавались различные ремесла (слесарное, столярное, кузнечное и т.п.) и рукоделия, которые могли пригодиться их воспитанникам в будущем [7].

В этой ситуации церковь играла очень важную роль: во-первых, она предоставляла возможность получить хотя бы элементарное образование всем желающим бесплатно; во-вторых, воспитывала патриотические и верноподданнические настроения, при отсутствии которых существование государства затруднительно; в-третьих, обучая ремеслам, прививала не только прилежание и усердие в труде, но и популяризировала нововведения в доступной форме.

Социальная роль церкви проявилась в ее общественной и благотворительной деятельности. Общеизвестно, что духовная основа российской благотворительности строилась на философии христианства, зачатки которой связаны с подвижническим долгом монахов. Благотворительные общественные организации дооктябрьской России стремились не только пробуждать сострадание к ближнему, но и оказывать нуждающимся посильную помощь, придать ей адресный характер. Следует отметить, что благотворительные функции были характерны для работы большой части церковных братств, даже тех, которые первоначально декларировали просветительные программы, например, Читинского братства во святых равноапостольных Кирилла и Мефодия и святителя Иннокентия, Иркутского чудотворца [8], Иркутского церковного братства во имя святителя Иннокентия и др. [9]. Более того, в начале XX в. благотворительность была свойственна и таким радикальным церковно-общественным организациям, как сибирские отделения «Союза русского народа», общества Хоругвеносцев и т.п. Омское епархиальное братство ревнителей православия, самодержавия, русской народности и христианского благотворения в военное время стало инициатором создания фонда в помощь погибшим воинам, пленным, детям-сиротам и т.п. Часто при таких братствах возникали и функционировали женские комитеты, как, например, комитет при том же Омском братстве, осуществлявший сбор пожертвований в пользу российских пленных в Германии [10].

Православное духовенство прилагало значительные усилия в борьбе с пьянством, стремясь всеми доступными способами обращать внимание общества на его пагубность. В России антиалкогольная общественная активность была выражена значительно слабее, нежели в Европе и Америке, где уже в середине 30-х гг. XIX в. она приняла массовый характер. В этот период там уже действовали около 8 тыс. обществ трезвости. В 1870-е же гг. антиалкогольная пропаганда переживала там свое возрождение и в отличие от отечественного подобного движения противодействовала не только употреблению, но и производству и продаже спиртных напитков, добиваясь их запрета на законодательном уровне. Сибирское духовенство, кстати, выступало с аналогичными заявлениями, еще в 1840-1860-е гг., однако услышано не было. Слишком большой доход давала винная монополия в государственную казну.

Таким образом, духовенство оказалось поставленным в довольно сложную ситуацию, когда, с одной стороны, оно прямо обязано было бороться с пороками общества, а с другой – и с некоторыми проявлениями государственной политики, т.к. именно государство в данном случае выступало в роли поощрителя дурных наклонностей, извлекая материальную выгоду. Следовательно, совершенно очевидной представляется ситуация психологического диссонанса, в которой служители культа должны были осуществлять свою профессиональную деятельность, часто находящуюся на грани конфликта с официальной светской властью. Именно в этом нам видятся причины некой пассивности, несомненно, присутствовавшей в их работе.

Нынешняя ситуация такова, что все названные проблемы семейные ценности, школьный вопрос, воспитание подрастающего поколения, социальная защита, пьянство, являются остро актуальными для современной России. Ряд проблем можно продолжать и дальше. Незамедлительное их решение крайне необходимо. В этой ситуации очень важно использовать усилия всех абсолютно институтов, способных потрудиться во имя духовного возрождения и морального оздоровления общества. При этом, крайне важным и открытым остается вопрос нравственного воспитания молодежи. Представляется возможным, и даже необходимым, обозначая действия на ближайшую перспективу, максимально использовать позитивный опыт, накопленный предыдущими эпохами. В современной России свернут целый ряд социальных программ, постоянно урезается финансирование еще существующих. Постепенно уходят из нашей жизни сострадание, сопереживание, милосердие и т.п. Именно на этом фоне все настойчивее звучит религиозный фактор.

Литература:
1. Бызов Л. От кризиса ценностей к кризису институтов // Свободная мысль, 2008, №5.
2. РГИА. Ф. 804. Оп. 1. Раздел I. Д. 92. Л. 1-4 об.; 30-32; 60-63/
3. О содействии духовенства распространению в народе сельскохозяйственных знаний // Иркутские епархиальные ведомости. 1895. №21.
4. РГИА. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 166. Л. 1.
5. Церковные ведомости. 1889. №33.
6. РГИА. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 166. Л. 1.
7. Иркутские епархиальные ведомости. 1891. №23; Забайкальские епархиальные. 1903. №17.
8. ГАЧО. Ф. 19. Оп. 1. Д. 64. Л. 1.
9. Памятная книжка Забайкальской области на 1891 г. Чита, 1891. С. 50; Памятная книжка Енисейской губернии с адрес-календарем, составленная по 1 января 1896 г. Красноярск, 1896. С. 42; Открытие Томского законоучительского братства // Томские епархиальные ведомости. 1916. №1. С. 32; Братство при Киргизской миссии Омской епархии // Омские епархиальные ведомости. 1907. №6.
10. Известия и заметки // Омские епархиальные ведомости. 1916. №2.  

7
Ваша оценка: Нет Средняя: 7 (1 голос)
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.