facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

Исторические ошибки Аристотеля

Исторические ошибки АристотеляИсторические ошибки Аристотеля
Клюйков Роман, аспирант

Сергей Клюйков, инженер

Приазовский государственный технический университет, Украина

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Украина";

Открытое Европейско-Азиатское первенство по научной аналитике;

Аристотель объявил философию «главенствующей», но восстановленные идеальные числа Платона вернули математике первородное право на престол. Ошибки: начала математики найдёт философия; сложному устройству чисел «табу»; критикой «теории идей» математику «выплеснул» из философии. Идеальная математика выстроила основания математики многоступенным сложением единиц. Философия и математика познают мир вместе.

Ключевые слова: философия, математика, начала, причина, ошибки, логика, числа.

Aristotle declared "dominating philosophy". The ideal numbers of Plato returned a throne to mathematics.  Errors: philosophy will study beginning of mathematics; a "taboo" forbade the difficult device of numbers; criticism of "theory of Forms" threw out mathematics from philosophy. Ideal mathematics builds the grounds of mathematics, the reiteration of addition of units builds ideal numbers, philosophy and mathematics cognize the world together.

Keywords: philosophy, mathematics, beginning, reason, errors, logic, numbers.

 

Тысячелетними традициями мы до сих пор свято чтим великое наследие гениального учёного древности – Аристотеля. Но современные тенденции формирования новых научных знаний заставляют по-новому переоценить некоторые результаты его учения.

Исследуя науки, Аристотель безапелляционно заявил [1, 982b5]: «И наука в наибольшей мере главенствующая и главнее вспомогательных, – та, которая познаёт цель…, исследующая первые начала и причины – [философия]». И до сегодня, по традиции, философия – «наука всех наук». Только «родовая травма» математики – неопределённость её оснований - позволила философии так долго царствовать в Познании. Но найденная [2] логическая закономерность построения идеальных чисел от простейших до самых сложных возвращает математике её первородное право на престол.

Используя природные масштабы Познания, философы представляли Истину материальными началами, «из чего состоят все вещи, из чего как первого они возникают и во что как в последнее они, погибая, превращаются» [1, 983b5]. Овладев искусственными и научными масштабами Познания, философы увлеклись более сложными нематериальными началами: «разум» Анаксагора; «дружба и вражда» Эмпедокла; «полнота и пустота» Левкиппа и Демокрита. Пифагор сущность вещей представил «числом»; его последователи – десятью парами «математических начал». Платон ввёл «вечно пребывающие» элементы Познания – «эйдосы, идеи» в отличие от непрерывно изменяемых чувственных вещей, «ибо о текучем знания не бывает» [1, 1078b15].

И возник интереснейший в истории Познания момент: мышление стало предметом мышления. С тех пор в сознании Человека одновременно существуют мысль о предмете знания и о знании предмета, «сознание о мыслимом как объекте» и «сознание об объекте как мыслимом», по Фейербаху. Истина о предмете определилась до таких размеров, что стала вровень с самим предметом Познания! Этот момент стал причиной многих исторических следствий, во многом определивших дальнейшее развитие философии. Тогда и свершились исторические ошибки Аристотеля.

Ошибки в логике Аристотеля, породившего логику, – не редкость. Их находили и другие исследователи, которые набирались смелости критически посмотреть в глаза наследию великого мастера доказательств. Из таких «смелых» выделим Гассенди, Гоббса, например, заявившего в «Первой философии»: «Таким образом, не вполне правильно Аристотель называет время мерой движения, так как мы измеряем время движением, а не движение – временем». Но выявленные этим сообщениемошибки несравнимы с примерной по катастрофическим последствиям в истории Познания, поэтому названы историческими.

Аристотель в самом начале «Метафизики» выстроил маршрут Познания: чувственные восприятия -> память -> опыт (единичное) -> рассуждение -> знание (общее) -> науки и искусства -> мудрость (философия). В этом ряду философия заняла последнее(!) место. Она не только не является «прародительницей» всех наук, но сама служит большим интегралом целого ряда обобщений, накоплений и абстракций других наук, в том числе - и математики.

Однако, следуя своему тезису «О некоторых вещах говорят, что они нечто предшествующее («первее»), поскольку они ближе к некоторому началу» [1, 1018b10], Аристотель, себе же вопреки, поставил философию «первее» всех наук, «первее» даже математики, потратив на рассуждение об этом целую главу шестой книги и постоянно возвращаясь к этому вопросу в других главах восьмой книги. «Но не всё, что первее по определению, первее и по сущности. Ибо по сущности первее то, что, будучи отделено от другого, превосходит его в бытии; по определению же одно первее другого, если его определение есть часть определения этого другого» [1, 1077b]. Так введенное в Познание «уразумение через определение» вступило в противоречие с самим Познанием, внесло путаницу в иерархию наук и сделало философию «главенствующей» наукой.

Всё бы ничего, если бы закончилось только теоретическими кружевами. Но из этого последовали практические выводы: «Хотя математик на свой лад и пользуется общими положениями, но начала математики должна исследовать первая философия» [1, 1061b15]!!! И до сих пор философы и математики строго следуют этому заявлению Аристотеля. В результате, математика - не имеет начал, так как «главенствующей» эта задача оказалась непосильной, «не по зубам»! Так Аристотель совершил Первую историческую ошибку!

Следовало ставить задачу совершенно наоборот: начала философии должна исследовать математика. По праву ее первородства! Так как с математики начинается философия, а не наоборот. «Поэтому и учение о природе, и математику следует считать лишь частями (началами?) мудрости [философии]» [1,1061b 30]. В этом выводе Аристотель совершенно прав, так как математика и учение о Природе – единичное, а философия – óбщее. Но из этого никак не следует, что философия – «первее»!

Далее, философски «главенствуя», Аристотель подробно анализирует современную ему математику. «Если число есть нечто самосущее (physis) и его сущность, как утверждают некоторые, не что иное, как число, то {1} необходимо, чтобы одно из них было первым, другое – последующим и чтобы каждое отличалось от другого по виду, так что: либо {а} это свойственно прямо всем единицам и ни одна единица не сопоставима ни с какой другой; либо {б} все единицы непосредственно следуют друг за другом и любая сопоставима с любой,– таково, говорят они, математическое число (ведь в этом числе ни одна единица ничем не отличается от другой); либо {в} одни единицы сопоставимы, а другие нет. (Поэтому и математическое число счисляется так: за «одним» следует «два» через прибавление к предыдущему «одному» другого «одного», затем «три» через прибавление еще «одного» и остальные числа таким же образом. Число же [принадлежащее к эйдосам], счисляется так: за «одним» следуют другие «два» без первого «одного», а тройка – без двойки, и остальные числа таким же образом). Или {2} один род чисел должен быть таким как обозначенный вначале {а}, другой – таким, как о нем говорят математики {б}, третий – таким, как о нем было сказано в конце {в}… Таковы по необходимости единственные способы, какими могут существовать числа. И можно сказать, что из тех, кто признаёт Единое началом, сущностью и элементом всего и выводит число из этого Единого и чего-то еще [из материального начала: «беспредельного» – у пифагорейцев; «большого и малого», «неравного», «Неопределенной Двоицы» – у платоников; «множества» – у Спевсиппа], каждый указал на какой-нибудь из этих способов, за исключением только того, что никакие единицы несопоставимы друг с другом. И это вполне естественно: ведь не может быть никакого ещё другого способа, кроме указанных. Так вот, одни [Платон] утверждают, что числа существуют обоих родов: одно из них, которое содержит «предшествующее» и «последующее», – это идеи, а другое – математическое, помимо идей и чувственно воспринимаемых вещей, и оба этих рода существуют отдельно от чувственно воспринимаемых вещей. Другие же [Спевсипп] утверждают, что только математическое число есть первое из существующего, отделённое от чувственно воспринимаемых вещей. Равным образом пифагорейцы признают одно – математическое – число, только не отделённое; они утверждают, что чувственно воспринимаемые сущности состоят из такого числа, а именно всё небо образовано из чисел, но не составленных из [отвлечённых] единиц; единицы, по их мнению, имеют [пространственную] величину. Но как возникла величина у первого Единого, это, по-видимому, вызывает затруднения у них. Ещё один [неизвестный платоник или пифагореец] говорит, что существует только первый род чисел как чисел эйдосов, а некоторые [Ксенократ], считают, что именно математические числа и есть эти числа. Одни [Спевсипп] признают математические предметы и в математическом смысле, те именно, кто не делает идеи числами и отрицает существование идей; другие же [Ксенократ] признают математические предметы, но не в математическом смысле: по их мнению, не всякая величина делится на величины, и не любые единицы образуют двойку. А что числа состоят из единиц, это, за исключением одних лишь пифагорейцев, утверждают все, кто считает Единое элементом и началом существующего. Пифагорейцы же, как сказано раньше, утверждают, что числа имеют [пространственную] величину. Таким образом, из сказанного ясно, сколь различным образом можно говорить о числах, а также что все высказанные мнения о числах здесь изложены. Так вот, все они несостоятельны, только одни, быть может, в большей мере, нежели другие» [1, 1080а 15-1080b35].

Да простит читатель столь длинную цитату из первоисточника. Она столь необычна и уникальна, что заслуживает такого внимания. Уникальность её в том, что это, пожалуй, первое и последнее, подробное и полное исследование различных способов возможного устройства чисел, когда-либо появлявшееся в научной литературе не только по философии, но и по математике тоже. Более никто после Аристотеля не возвращался к этому специфическому вопросу. Аристотель своим авторитетом закрыл и задавил вопрос! Всем было ясно: числа состоят из «сопоставимых» единиц и являются константами, фиксирующими только определённое количество.

Две с половиною тысячи лет никто не подвергал это заключение Аристотеля сомнению. Числа обосновывали, по-разному доказывали их непротиворечивость, истинность, рассматривали свойства чисел, меняли аксиомы их происхождения, но в устройство чисел – не заглядывали! «Табу», наложенное Аристотелем!

И такие числа со времён Аристотеля по сей день лежат «священными коровами», константами (попросту – голыми болванками) посреди математики в самых оживлённых её местах под ногами толпящихся математиков, мешая им двигаться к Истине. А математики, озабоченные необоснованностью своей науки, осторожно обходят их, не замечая, что основания математики находятся именно в этих самых «священных коровах, записаны формулами хитрого устройства чисел, очень похожими на «способы существования чисел», предлагавшиеся задолго до Аристотеля, но признанные им «поверхностными и несостоятельными»! Такое категорическое перечёркивание всякого инакомыслия в устройстве чисел было Второй исторической ошибкой Аристотеля!

Но Аристотель совершил еще одну, более тонкую и более катастрофическую ошибку!

В «Метафизике»: «Наука и искусство возникают у людей через опыт (981). Появляется же искусство тогда, когда на основе приобретенных на опыте мыслей образуется один общий взгляд на сходные предметы (981а 5). Имеющие опыт знают «что», но не знают «почему»; владеющие же искусством знают «почему», т.е., знают причину» (981а 25). Так Аристотель вводит и определяет понятие «причина» - это мысленное обобщение опыта, поясняющее многие «почему», «общий взгляд на сходные предметы».

И вдруг в тексте неожиданно: «Таким образом, ясно, что мудрость [философия] есть наука об определенных причинах и началах» (982а). Из такого «доказательства» совсем не «ясно», почему же философия одна должна изучать и причины, и начала! «А наиболее строги те науки, которые больше всего занимаются первыми началами: ведь те, которые исходят из меньшего числа [предпосылок], более строги, нежели те, которые приобретаются на основе прибавления (например, арифметика более строга, чем геометрия)» (982а 25). То есть, по Аристотелю, «начала» – это объекты мышления, исходящие из наименьшего числа предпосылок, либо не имеющие их вовсе.

Так Аристотель выстроил ряд общности знания – ряд для «причин»: чувственные восприятия (знание о единичном) ®память ®опыт (знание «Что?») ®искусство (знание «Почему?», причина, общий взгляд) ®наука ®философия (знание о наиболее общем, наибольшая мудрость, Благо, Истина). И тут же рядом выстраивает небольшой ряд строгости знаний – ряд для «начал»: науки с меньшими предпосылками (например, арифметика) ¬науки на основе прибавления (например, геометрия).

И не замечает, что ряд для «причин» имеет направление, противоположное ряду для «начал»! Именно это делает невозможной «универсальную» науку Аристотеля о причинах и началах, так как это две разные науки, уходящие в пределах одна от другой: наука о началах – о более единичном, с меньшим числом предпосылок – математика; и наука о причинах – о более общем, которое «дальше всего» от единичного – философия.

Возникает затруднение Аристотеля: с одной стороны, логика требует выделить математике достойное место в Познании, а с другой стороны, борьба с «математизмом» «теории идей» Платона требует отодвинуть математику на второстепенные, подчинённые философии места. Аристотель постоянно путает понятия «начала» и «причины»: «Это должно быть наука, исследующая первые начала и причины» [1, 982b5], «ибо все причины суть начала» [1, 1013а 15]. Для него они слова-синонимы, хотя в начале изложения он дал им определения, говорящие, что это далеко не одно и то же.

Пифагорейцы считали начала математики (числа) причинами всего существующего, так как в числах они находили больше сходного с существующим, чем в воде, земле, воздухе, огне и других простых элементах. Аристотель осудил их: «Однако, как можно эти начала [числа] свести к указанным выше причинам [мироздания], это у них отчетливо не разработано (986b5). Определения их были поверхностны (987а 20), что такое подражание числам, исследовать это они предоставили другим» (987b10).

После пифагорейцев появилось учение Платона, во многом повторившее их. Он также признавал математические числа началами, причинами сущности, но вводил новое дополнительное мысленное понятие – «эйдосы», и «теорией идей» располагал математические числа между чувственно воспринимаемыми вещами и «эйдосами». Критика от Аристотеля: «Такой взгляд не основателен (988а). Говорить же, что они [эйдосы] образцы и что всё остальное им причастно, – значит пустословить и говорить поэтическими иносказаниями» (991а 20). И ни тени сомнений, что ТАК раскритиковав «других философов», задолго до него предлагавших математику для исследования начал и причин, ТАКОЙ критикой он «выплеснул вместе с водой и ребёнка»! «Выплеснул» математику из философии! В этом и состоит главная – Третья историческая ошибка Аристотеля!

Она породила «косой» взгляд на математику, бросаемый после другими философами. Бэкон в «Новом органоне»: «Она [философия] была искажена и испорчена … математикой, которая должна заканчивать естественную философию, а не порождать и не создавать её»!

Во мнениях «других древнегреческих философов» были рациональные зёрна, зарождающаяся Истина, которые переросли бы из догадок в действительность намного раньше, если бы не беспощадная критика великого Аристотеля, если бы не его исторические ошибки! Эти ошибки привели к застойным явлениям в математике, очень долго и безуспешно надеявшейся на помощь «старшей, главенствующей» сестры-философии в поиске оснований математики, а также и в самой философии, где до сих пор без чётких математических начал не могут устояться ответы на все основные рассматриваемые ею вопросы.

Именно математика создавала, создаёт и будет создавать в Познании всё более масштабные образы реального мира – трансфинитно-функциональные числа Идеальной математики Платона [2], а другие науки, в том числе и философия, пользуются её результатами для достижения своих высоких целей. Идеальная математика Платона по законному праву первородства (самостоятельно, без аксиом философии), согласно определяющей роли в других науках [3-5], становится действительно главенствующей в Познании, чем исправляет Первую историческую ошибку Аристотеля.

Идеальная математика Платона [2] выполнила непосильную для философии работу – нашла основания математики, представив все наработки, найденные обычной математикой за всю историю её развития, только трансфинитно-функциональными числами. Они не болванки Аристотеля! Они – сложные конструкции, чётко устроенные «механизмы» из единиц. При сложении чисел высших ступеней (помимо Аристотелевых «сопоставимых») единицами становятся результаты моделирования чисел низших ступеней. Выбор единиц для сложения на каждой ступени осуществляется по особому порядку. Порядок выбора от ступени к ступени усложняется, оставаясь на каждой ступени наиболее простым из всех возможных. В этом – не поддавшийся «главенствующей» - основной принцип многоступенного сложения единиц, основанный на «теории идей» Платона, осужденной Аристотелем.

Трансфинитно-функциональные числа подтверждают справедливость «эйдосов» – философской догадки Платона и пифагорейцев еще на заре Познания. Они исправляют Вторую историческую ошибку Аристотеля.

Каждое трансфинитно-функциональное число обобщает все трансфинитно-функциональные числа (а, следовательно, вещи и явления), смоделированные предыдущими ступенями – становится их первопричиной, и одновременно рассматривается элементарной единицей, – первоначалом, для трансфинитно-функциональных чисел (вещей и явлений) следующих ступеней. В результате, каждое трансфинитно-функциональное число одновременно есть и «начало», и «причина». Вот почему их постоянно путал Аристотель!

Так Идеальная математика Платона [2] нашла долго и безуспешно искомые философией в Познании настоящие причины и начала мироздания, распределив «главенствующие» роли в Познании Человечества так. На всех этапах истории математика исследует самые первые начала; философия же исследует самые последние причины; а в промежутке между этими пределами на каждом этапе обе науки работают единым целым, вместе, на равных, исправляя Третью историческую ошибку Аристотеля.

 

Литература:

1. Аристотель. Сочинения в четырех томах. Т.1. М.: «Мысль», 1975, – 550 с.

2. Клюйков Р.С., Клюйков С.Ф. Идеальная математика Платона. -  Saarbrücken, Deutschland: LAPLAMBERT Academic Publishing, 2013. – 134 с;  https://www.lap-publishing.com/catalog/details//store/gb/book/978-3-659-45724-1/Идеальная-математика-Платона.

3. Клюйков Р.С., Клюйков С.Ф. Взаимосвязь научно-технического прогресса с развитием математического моделирования // Этика и история философии. – Тамбов. 2011. 320 с., С. 73-83.

4. Клюйков Р.С., Клюйков С.Ф. Роль математического априоризма в разработке философии истории человечества // Этика и история философии. – Тамбов. 2011. 320 с., С. 83-89.

5. Клюйков Р.С., Клюйков С.Ф. Идеальная теория механизмов и машин. // LXXXIМеждународная научно-практическая конференция "Рукотворный мир как средство жизнеобеспечения и творческого самовыражения человечества". – Лондон: МАНВО, 2014,  http://gisap.eu/ru/node/48821.

0
Ваша оценка: Нет Средняя: 6.3 (8 голосов)
Комментарии: 10

Кручинин Сергей

Уважаемые Клюйковы! Философия как наука играет одну из основных ролей в развитии духовности, а также, наряду с другими гуманитарными и естественными науками, – в познании. Не понятен смысл первой и третьей исторической ошибки Аристотеля – философии действительно принадлежит одна из главенствующих ролей в познании, Аристотель не отрицал интегрирующей связи между науками, философия, как наука, зародилась раньше и не зря именно философ Платон стал одним из родоначальников математики, хотя придерживался убеждений, что именно числа направляют познание и развитие. Роль математики в познании преувеличена, может быть, она и исследует самые первые начала, а философия – самые последние, однако именно духовность и интеллектуальное развитие идут впереди чисел и определяют их структуру, а не наоборот. И философия, которая появилась раньше математики и стала основой для её возникновения, как и для некоторых других наук, не зря занимает своё место в системе наук. Более аргументирована вторая историческая ошибка Аристотеля – про отрицание роли математики и чисел. Здесь Аристотель, возможно, действительно недооценивал математику. Но переоценивать её и отдавать первое место среди наук – недопустимо, это антинаучное, ненужное преувеличение. Аристотель нисколько не затормозил развитие науки, учёные умели критически оценивать творения и деяния предшественников, взгляды Аристотеля послужили основой для дальнейших научных исследований, кроме того, взгляды других древнегреческих учёных вовсе не были забыты. Да и вторая историческая ошибка, возможно, не была ошибкой, Аристотель недооценивал числа и их структуру, но верно оценивал роль и место математики и чисел в мире и познании. Эта роль = вторична по отношению к философии. В заключении согласны с Ксенией "Комментарии, уважаемые коллеги, "сквозят" высокомерие и гордыня... Удачи!" Осторожнее на поворотах. А так было интересно и познавательно!!! С Ув.

Роман Клюйков Сергеевич

Уважаемые nngkcergei@mail.ru! Вам известны «неразрешимые» проблемы: философии (Индукция материального в идеальное; Платоновский вопрос; Абсолютная Истина; Мировой Разум; «Целое больше суммы его частей»; Предел и беспредельное, Благо, умные эйдетические числа; Единая самообоснованная философская система); математики (Основания математики; Алгоритм полной индукции; Индуктивная математика; Истинность математики; Критерии доказательства Истины); на стыке наук («Математический план» древних греков; Моделирование работающей диалектикой, Мера качественных изменений; Эволюция науки; Смена парадигм; Революции всемирной истории; Феномен античности; Интуиция)? А Платон нашёл их решение - общее на всех, единственное из возможных. Это - иерархия индуктивного обобщения «теории идей», по Платону, трёхуровневый переход от вещей к беспредпосылочному началу: идеями, идеалами, Идеальной математикой. Например, «Тимей», 53b: «Во-первых, – есть тождественная идея(идеал)...Во-вторых, – есть нечто подобное (идея)... В-третьих, есть ещё один род, а именно пространство (Ид.ма-ка)...». Но числовые конструкции идеалов и Идеальной математики до сегодня тайна Платона. Диалектика не работает, а проблемы неразрешимы уже две с половиной тысячи лет. Потому, что Аристотель назвал два тайных уровня Платона «Неопределённой Двоицей» (странный термин наконец-то определился). И взамен «неработающей» диалектики предложил аксиоматический метод: интуитивные аксиомы – заранее «истинны»; формальные результаты – сразу «идеальны»! Без проверок и доказательств, не отрываясь от реального мира, достигал «будто Истин» и «будто идеалов»! Произошла полная подмена понятий (разумных Платона на рассудочные Аристотеля) с плачевным итогом: Истину до сих пор не могут найти, только бесконечно приближаются. Отсюда - невозможность окончательного определения математики и другие «неразрешимые» проблемы! Мы понимаем, как тяжело Вам читать такое о Аристотеле. Но как можно «не понять смысл первой ошибки» - «начала математики должна исследовать первая философия», - в результате которой «математика - не имеет начал»? Или покажите эти начала, или откажитесь от своих слов! И также легко оспариваются другие фразы вашего отзыва, например, «Аристотель нисколько не затормозил развитие науки» - а кто породил «неразрешимые» проблемы? Нельзя так голословно, «в упор» не видеть приведенные факты! Благодарим за вторичное замечание о «гордыне» и предупреждение о «поворотах», но уважайте встречное движение! Соблюдайте правила! С искренним уважением и сожалением, Клюйковы

Лагода Оксана Николаевна

Впечатлили... но, нет "конечной станции" у познания, как нет абсолютной истины. Сквозь Ваши комментарии, уважаемые коллеги, "сквозят" высокомерие и гордыня... Удачи!

Роман Клюйков Сергеевич

Уважаемая Оксана Николаевна! Умеете отрезвить! "Конечной станцией" Познания у Платона - Благо, Мировой Разум. Если числами - http://gisap.eu/ru/node/48859. Там же и Абсолютная Истина. В новых докладах ещё конкретнее. Осторожнее с безапелляционными "нет" и "нет"! Прочтите доклады, найдите и укажите несоответствия, нелогичность, ошибки - обсудим. Докажите, что нам нечем гордиться! А пока не нашли, вежливо улыбайтесь и - "да", "да", "да"! С уважением и благодарность за трезвость мыслей, Клюйковы

Aleksey Konovalov

Можно найти, при желании, и другие ошибки в рассуждениях Аристотеля. Равно как и никто из нас не застрахован от ошибок. Очевидно нужно их рассматривать с т.з. своего времени и условий, в которых жили древние греки. К тому же, нужно ли сегодня сравнивать, какая наука главнее?

Роман Клюйков Сергеевич

Уважаемый Алексей Коновалов! Не нам объяснять кандидату исторических наук значение слова "исторические" - важные, знаменательные, оставившие след в истории изменением хода её событий! В докладе ни слова об "условиях, в которых жили древние греки". Рассматриваются только факты ошибок, и как они изменили историю. Ответ на Ваш вопрос "нужно ли сегодня сравнивать, какая наука главнее?" в докладе - "нужно, так как из-за этого математика - не имеет начал". То есть, по вине Аристотеля имеем неразрешимую проблему оснований математики! Спросите математиков, что это такое. Так и остальные ошибки вызвали "катастрофические последствия в истории Познания". По вине ошибок Аристотеля мы не познаём, а мучаемся. Вершины Познания доступны одарённым. Исправление ошибок позволяет самых бестолковых через 3-5 занятий превратить в лидеры - из опыта "Школы толковости". С уважением, Клюйковы

Верстюк Владимир Викторович

Уважаемые Клюйковы! Я могу ошибаться, но и Аристотель, и Платон - ученые-универсалы своего времени. Каждый из них заслуживает на уважение и почитание. С уважением, Владимир Верстюк.

Роман Клюйков Сергеевич

Уважаемый Владимир Викторович! Благодарим за наставление! Уважаем глубоко верующих! “Не судите, да не судимы будете” (Матф. 7:1). Но и “Обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием” (2Тим. 4:2) только без непримиримой вражды, язвительного злорадства и фарисейства. Что мы и сделали, так как "ошибки Аристотеля - исторические"! В августе и декабре на gisap представим ещё Четвёртую и Пятую его "ошибки - катастрофические": запретил Человечеству моделировать числами свойства вещей, иные, чем количество; ограничил мышление Человечества рассудком и интуицией, запретив Платонову сознательную дорогу к Разуму. Предлагаете за это продолжать славословить Универсала? С уважением, Клюйковы

Трещалин Михаил Юрьевич

Дорогие коллеги! Лихо Вы Аристотеля раскритиковали! Но, согласитесь, Платон не Бог. А если еще почитать "лженаучные" труды Н.А. Морозова и его последователей, академиков Фоменко и Носовского, то становится совсем занимательно. Попробуйте создать свою собственную философию (анализируя Ваши работы создается ощущение, что к этому идет). Мне работа очень понравилась. Жду продолжения. С уважением д.т.н., профессор М.Ю. Трещалин

Роман Клюйков Сергеевич

Уважаемый Михаил Юрьевич! Благодарим за глубокий анализ и благосклонную оценку! Создавать свою - незачем, достаточно глубоко разобраться в философии Платона. Платон - Бог! Там всё есть, как и должно быть в Греции! А продолжения будут, смотрите gisap. Согласны Вы, что указанные ошибки Аристотеля нам "выходят боком"? С уважением и благодарностью, Клюйковы
Комментарии: 10

Кручинин Сергей

Уважаемые Клюйковы! Философия как наука играет одну из основных ролей в развитии духовности, а также, наряду с другими гуманитарными и естественными науками, – в познании. Не понятен смысл первой и третьей исторической ошибки Аристотеля – философии действительно принадлежит одна из главенствующих ролей в познании, Аристотель не отрицал интегрирующей связи между науками, философия, как наука, зародилась раньше и не зря именно философ Платон стал одним из родоначальников математики, хотя придерживался убеждений, что именно числа направляют познание и развитие. Роль математики в познании преувеличена, может быть, она и исследует самые первые начала, а философия – самые последние, однако именно духовность и интеллектуальное развитие идут впереди чисел и определяют их структуру, а не наоборот. И философия, которая появилась раньше математики и стала основой для её возникновения, как и для некоторых других наук, не зря занимает своё место в системе наук. Более аргументирована вторая историческая ошибка Аристотеля – про отрицание роли математики и чисел. Здесь Аристотель, возможно, действительно недооценивал математику. Но переоценивать её и отдавать первое место среди наук – недопустимо, это антинаучное, ненужное преувеличение. Аристотель нисколько не затормозил развитие науки, учёные умели критически оценивать творения и деяния предшественников, взгляды Аристотеля послужили основой для дальнейших научных исследований, кроме того, взгляды других древнегреческих учёных вовсе не были забыты. Да и вторая историческая ошибка, возможно, не была ошибкой, Аристотель недооценивал числа и их структуру, но верно оценивал роль и место математики и чисел в мире и познании. Эта роль = вторична по отношению к философии. В заключении согласны с Ксенией "Комментарии, уважаемые коллеги, "сквозят" высокомерие и гордыня... Удачи!" Осторожнее на поворотах. А так было интересно и познавательно!!! С Ув.

Роман Клюйков Сергеевич

Уважаемые nngkcergei@mail.ru! Вам известны «неразрешимые» проблемы: философии (Индукция материального в идеальное; Платоновский вопрос; Абсолютная Истина; Мировой Разум; «Целое больше суммы его частей»; Предел и беспредельное, Благо, умные эйдетические числа; Единая самообоснованная философская система); математики (Основания математики; Алгоритм полной индукции; Индуктивная математика; Истинность математики; Критерии доказательства Истины); на стыке наук («Математический план» древних греков; Моделирование работающей диалектикой, Мера качественных изменений; Эволюция науки; Смена парадигм; Революции всемирной истории; Феномен античности; Интуиция)? А Платон нашёл их решение - общее на всех, единственное из возможных. Это - иерархия индуктивного обобщения «теории идей», по Платону, трёхуровневый переход от вещей к беспредпосылочному началу: идеями, идеалами, Идеальной математикой. Например, «Тимей», 53b: «Во-первых, – есть тождественная идея(идеал)...Во-вторых, – есть нечто подобное (идея)... В-третьих, есть ещё один род, а именно пространство (Ид.ма-ка)...». Но числовые конструкции идеалов и Идеальной математики до сегодня тайна Платона. Диалектика не работает, а проблемы неразрешимы уже две с половиной тысячи лет. Потому, что Аристотель назвал два тайных уровня Платона «Неопределённой Двоицей» (странный термин наконец-то определился). И взамен «неработающей» диалектики предложил аксиоматический метод: интуитивные аксиомы – заранее «истинны»; формальные результаты – сразу «идеальны»! Без проверок и доказательств, не отрываясь от реального мира, достигал «будто Истин» и «будто идеалов»! Произошла полная подмена понятий (разумных Платона на рассудочные Аристотеля) с плачевным итогом: Истину до сих пор не могут найти, только бесконечно приближаются. Отсюда - невозможность окончательного определения математики и другие «неразрешимые» проблемы! Мы понимаем, как тяжело Вам читать такое о Аристотеле. Но как можно «не понять смысл первой ошибки» - «начала математики должна исследовать первая философия», - в результате которой «математика - не имеет начал»? Или покажите эти начала, или откажитесь от своих слов! И также легко оспариваются другие фразы вашего отзыва, например, «Аристотель нисколько не затормозил развитие науки» - а кто породил «неразрешимые» проблемы? Нельзя так голословно, «в упор» не видеть приведенные факты! Благодарим за вторичное замечание о «гордыне» и предупреждение о «поворотах», но уважайте встречное движение! Соблюдайте правила! С искренним уважением и сожалением, Клюйковы

Лагода Оксана Николаевна

Впечатлили... но, нет "конечной станции" у познания, как нет абсолютной истины. Сквозь Ваши комментарии, уважаемые коллеги, "сквозят" высокомерие и гордыня... Удачи!

Роман Клюйков Сергеевич

Уважаемая Оксана Николаевна! Умеете отрезвить! "Конечной станцией" Познания у Платона - Благо, Мировой Разум. Если числами - http://gisap.eu/ru/node/48859. Там же и Абсолютная Истина. В новых докладах ещё конкретнее. Осторожнее с безапелляционными "нет" и "нет"! Прочтите доклады, найдите и укажите несоответствия, нелогичность, ошибки - обсудим. Докажите, что нам нечем гордиться! А пока не нашли, вежливо улыбайтесь и - "да", "да", "да"! С уважением и благодарность за трезвость мыслей, Клюйковы

Aleksey Konovalov

Можно найти, при желании, и другие ошибки в рассуждениях Аристотеля. Равно как и никто из нас не застрахован от ошибок. Очевидно нужно их рассматривать с т.з. своего времени и условий, в которых жили древние греки. К тому же, нужно ли сегодня сравнивать, какая наука главнее?

Роман Клюйков Сергеевич

Уважаемый Алексей Коновалов! Не нам объяснять кандидату исторических наук значение слова "исторические" - важные, знаменательные, оставившие след в истории изменением хода её событий! В докладе ни слова об "условиях, в которых жили древние греки". Рассматриваются только факты ошибок, и как они изменили историю. Ответ на Ваш вопрос "нужно ли сегодня сравнивать, какая наука главнее?" в докладе - "нужно, так как из-за этого математика - не имеет начал". То есть, по вине Аристотеля имеем неразрешимую проблему оснований математики! Спросите математиков, что это такое. Так и остальные ошибки вызвали "катастрофические последствия в истории Познания". По вине ошибок Аристотеля мы не познаём, а мучаемся. Вершины Познания доступны одарённым. Исправление ошибок позволяет самых бестолковых через 3-5 занятий превратить в лидеры - из опыта "Школы толковости". С уважением, Клюйковы

Верстюк Владимир Викторович

Уважаемые Клюйковы! Я могу ошибаться, но и Аристотель, и Платон - ученые-универсалы своего времени. Каждый из них заслуживает на уважение и почитание. С уважением, Владимир Верстюк.

Роман Клюйков Сергеевич

Уважаемый Владимир Викторович! Благодарим за наставление! Уважаем глубоко верующих! “Не судите, да не судимы будете” (Матф. 7:1). Но и “Обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием” (2Тим. 4:2) только без непримиримой вражды, язвительного злорадства и фарисейства. Что мы и сделали, так как "ошибки Аристотеля - исторические"! В августе и декабре на gisap представим ещё Четвёртую и Пятую его "ошибки - катастрофические": запретил Человечеству моделировать числами свойства вещей, иные, чем количество; ограничил мышление Человечества рассудком и интуицией, запретив Платонову сознательную дорогу к Разуму. Предлагаете за это продолжать славословить Универсала? С уважением, Клюйковы

Трещалин Михаил Юрьевич

Дорогие коллеги! Лихо Вы Аристотеля раскритиковали! Но, согласитесь, Платон не Бог. А если еще почитать "лженаучные" труды Н.А. Морозова и его последователей, академиков Фоменко и Носовского, то становится совсем занимательно. Попробуйте создать свою собственную философию (анализируя Ваши работы создается ощущение, что к этому идет). Мне работа очень понравилась. Жду продолжения. С уважением д.т.н., профессор М.Ю. Трещалин

Роман Клюйков Сергеевич

Уважаемый Михаил Юрьевич! Благодарим за глубокий анализ и благосклонную оценку! Создавать свою - незачем, достаточно глубоко разобраться в философии Платона. Платон - Бог! Там всё есть, как и должно быть в Греции! А продолжения будут, смотрите gisap. Согласны Вы, что указанные ошибки Аристотеля нам "выходят боком"? С уважением и благодарностью, Клюйковы
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.