facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

О главе «Фейербах…» из «Немецкой идеологии…» К. Маркса и Ф. Энгельса: ретроспектива и современность

О главе «Фейербах…» из «Немецкой идеологии…»  К. Маркса и Ф. Энгельса: ретроспектива и современность
Валерий Павловский, преподаватель, доктор философских наук, профессор

Красноярский государственный аграрный университет, Россия

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Россия";

Перед нами лежит выдающееся произведение К. Маркса и Ф. Энгельса – «Немецкая идеология. Критика новейшей немецкой философии в лице её представителей Фейербаха, Б. Бауэра и Штирнера и немецкого социализма в лице его различных пророков». Его написали молодые немцы; когда они его закончили, старшему было 28 лет, а младшему – 26 лет.

Предметом нашего анализа является глава «Фейербах. Противоположность материалистического и идеалистического воззрений», содержащая в себе уникальное богатство философских, философско-исторических, политико-экономических и других идей и положений. Наша цель – критическое осмысление основных идей и положений, изложенных в «Фейербахе...», и попытка связать их с современными социальными проблемами.

Какие были сделаны К. Марксом и Ф. Энгельсом выводы из развитого ими понимания истории?

Вот первый результат: «1) В своем развитии производительные силы достигают такой ступени, на которой возникают производительные силы и средства общения, приносящие с собой при существующих отношениях одни лишь бедствия, являясь уже не производительными, а разрушительными силами (машины и деньги). Вместе с этим возникает класс, который вынужден нести на себе все тяготы общества, не пользуясь его благами, который, будучи вытеснен из общества, неизбежно становится в самое решительное противоречие ко всем остальным классам; этот класс составляет большинство всех членов общества, и от него исходит сознание необходимости коренной революции, коммунистическое сознание, которое может, конечно, – благодаря пониманию положения этого класса, – образоваться и среди других классов…»[1].

Итак, ключевое исходное понятие в диалектико-материалистическом понимании истории – производительные силы. Интерпретация их авторами книги и современное толкование марксистски ориентированными философами и политэкономами, безусловно, отличаются уже в силу мощного развития общества и его экономики за прошедшие 168 лет, а также прогресса философии, политической экономии и экономической теории за истекший период. Однако в главном они совпадают: в том, что основным элементом производительных сил являются трудящиеся, уровень их развития и подготовки к труду, а также в том, что уровень развития техники и технологий имеет принципиально важное значение.

Позднее авторы книги не будут употреблять понятие «средства общения» – он достаточно неопределенён. Термин «существующие отношения» приближается к дефиниции «производственные отношения, но… пока что их в связке с производительными силами здесь нет. Заключительная часть первого вывода получилась односторонней: зафиксированы лишь бедствия и превращение производительных сил в разрушительные силы. Здесь следует признать, что К. Маркс и Ф. Энгельс отступили от принципов диалектики, принципа единства и борьбы противоположностей. В условиях капиталистического строя производительные силы выступают и как созидательные и как разрушительные силы. Общественный прогресс за полтораста лет свидетельствует, что в условиях этого строя всё же преобладают созидательные силы, хотя огромные человеческие и природные жертвы, жестокие войны, многочисленные разрушения – оборотная сторона деятельности производительных сил при капитализме.

Характеристика класса пролетариев, несущего на себе все тяготы общества, лишённого его благ, вытесненного из социума и с неизбежностью поставленного в самое решительное противоречие ко всем остальным классам, является классической для своего времени и доведённой до своей категорической формы.

Отметим, что такое категорическое определение пролетариата относилось далеко не ко всем странам Европы, Америки и Азии, а к её наиболее развитым в промышленном отношении государствам, где эксплуатация пролетариев достигла своего пика, самых жестоких форм.

Констатация того, что пролетарии составляли большинство всех членов общества и что от них исходит сознание необходимости коренной революции, коммунистическое сознание, которое может, – при понимании положения этого класса, – образоваться и среди других классов, – вызывает определённые возражения. Пролетарии составляли большинство населения в то время в очень небольшом количестве стран. Классической страной капитализма была Англия. Сознание необходимости коренной революции, коммунистическое сознание в 1845-1846 годах в условиях отсутствия пролетарских партий, отсутствия массовой агитации, партийной печати в Европе и Америке является явным преувеличением со стороны молодых революционеров, авторов «Немецкой идеологии…». Однако не спешите с полным развенчанием их постулата. Они всё же были необычайно теоретически подготовленными и информированными писателями и политическими деятелями, и благодаря своим интеллекту и интуиции прозорливо прогнозировали события, в которых вскоре самое активное революционное участие, – в основном стихийное, – приняли массы пролетариев.

Не очень ошибались они и в отношении союзников из других классов и социальных групп: конкретные же формы такого взаимодействия они анализировали позднее, в процессе европейских революций XIXвека.

Второй вывод в книге был изложен следующим образом: «…2) условия, при которых могут быть применены определённые производительные силы, являются условиями господства определённого класса общества, социальная власть которого, вытекающая из  его имущественного положения, находит каждый раз свое практически-идеалистическое выражение в соответствующей государственной форме, и поэтому всякая революционная борьба направляется против класса, который господствовал до того…»[2].

Если в абстрактной форме данный вывод в целом и может быть отнесен к приближающимся к достоверному знанию, то все же он исторически-ограничен и в силу недостаточного практического революционного опыта в Европе, особенно пролетарского. В общем виде, применение определённых производительных сил обусловлено условиями господства определённого класса; вместе с тем в недрах предшествующего, старого строя уже существуют и развиваются те производительные силы, которые будут определять общественное производство при новом господствующем классе. Без этого предварительного становления новых производительных сил нет и не может быть реального становления класса, ставящего себе цель стать господствующим классом в обществе.

О государственной власти. Смена господствующего класса с неизбежностью ведёт к смене «государственной формы» правления, иными словами, к легитимации нового государства, отражающего интересы победившего класса. Кроме идеалистического обоснования законности нового, буржуазного государства со стороны церковников, теологов, философов и т.д., это государство нуждается и в соответствующей идеологии. Позднее К. Маркс и Ф. Энгельс сформулируют положения о принципиальном различии эксплуататорских государств и государства диктатуры пролетариата. В результате пролетарской революции эксплуататорские государства должны быть отправлены на слом. В свою очередь, государство трудящихся, ликвидировав классы, должно отмереть, а общество – перейти к самоуправлению народа.

Опыт Советского Союза и стран народной демократии продемонстрировал, что революционная борьба после социалистической, народно-демократической революции не сводится только к борьбе с классом, который господствовал до этого. У бывшего господствующего класса буржуазии есть и остаются союзники, «подрастают» и новые оппоненты революционному классу, которые не прочь перехватить власть, особенно в условиях капиталистического окружения.

Далее К. Маркс и Ф. Энгельс итожили: «…3) при всех прошлых революциях характер деятельности всегда оставался нетронутым, – всегда дело шло только об ином распределении этой деятельности, о новом распределении труда между иными лицами, тогда как коммунистическая революция выступает против прежнего характера деятельности, устраняет труд и уничтожает господство каких бы то ни было классов вместе с самыми классами, потому что эта революция совершается тем классом, который в обществе уже не считается более классом, не признаётся в качестве класса и является уже выражением разложения всех классов, национальностей и т.д. в теперешнем обществе…»[3].

В этом фрагменте необходимо прежде всего уточнение в отношении понятия «деятельность». Фразу о нетронутом характере деятельности при всех прошлых революциях расшифруем следующим образом: речь идет о том, что остаётся неизменной эксплуатация человека человеком. Меняются, правда, эксплуатируемые классы: рабы, крестьяне-общинники, крепостные крестьяне, пролетарии, или наёмные рабочие, а с ними – и формы и степень эксплуатации. Кроме того, дефиниции «деятельность» и «труд» – одного класса, но они не равнозначны друг другу. Деятельность по своему объёму шире труда. В эксплуататорских обществах труд подчинённых классов – подневольный, он эксплуатируется. Деятельность же существует и общественная, личного характера, относительно независимая от производства и от производственных отношений. Труд является основой жизнедеятельности общества, ядром деятельности. Деятельность, порывающая с трудом, – пуста. Труд – универсальное понятие, от которого человечество не откажется никогда. «Устранение» труда в вышеприведенном фрагменте требует уточнения. И после «коммунистической революции» люди будут вынуждены трудиться, чтобы обеспечить свое благосостояние, однако их труд в процессе развития, прогресса нового строя станет свободным и не подверженным эксплуатации с чьей-либо стороны в связи с ликвидацией классов и созданием бесклассового общества. Как позднее писал К. Маркс в «Критике Готской программы», путь к такому обществу потребует определённого времени и нескольких ступеней развития общества[4].

Следующее далее радикальное определение пролетариата как «выражение разложения всех классов, национальностей и т.д. в теперешнем обществе» является и истинным и неистинным. Все явления мира конкретно-историчны; класс, именуемый пролетариатом, в те годы в определённых странах был таким, однако уже тогда и позже появляется «рабочая аристократия» в некоторых наиболее развитых капиталистических государствах – Великобритании, Нидерландах, США и др. В XX– начале XXIвека понятие «пролетариат» почти не употребляется; в развитых странах, благодаря примеру и влиянию СССР и стран народной демократии, борьбе рабочих за свои права, положение рабочего класса значительно улучшилось, однако он по-прежнему подвергается эксплуатации, в любое время массы рабочих могут оказаться в армии безработных, все они испытывают на себе все прелести финансовых и экономических кризисов и т.д. Гораздо хуже положение рабочего класса в развивающихся и слаборазвитых, бедных странах.

И наконец, заключительное положение фрагмента: «…4) как для массового порождения этого коммунистического сознания, так и для достижения самой цели необходимо массовое изменение людей, которое возможно только в практическом движении, в революции; следовательно, революция необходима не только потому, что никаким иным способом невозможно свергнуть господствующий  класс, но и потому, что свергающий класс только в революции может сбросить с себя всю старую мерзость и стать способным создать новую основу общества»[5].

Изложенное выше представляет собой блестящий образец социальной диалектики и производит сильное впечатление. Однако и здесь исторический процесс и логика развития делают свое критическое дело.

История XIX, XXи начала XXIвека показала, что в условиях господства буржуазных мыслей, буржуазных сознания - деятельности не так просто перейти к массовому «коммунистическому сознанию». Формирование предшествующих ему массовых социалистического сознания и социалистической деятельности требует целой исторической эпохи после социалистической революции при условии, что в этом обществе не искажаются цели и задачи построение социализма. То есть принципиально важно, чтобы после революции практическое движение масс рабочих, трудящихся шло по действительно социалистическому пути, тогда при переходе к следующей исторической эпохе в этом обществе возможно появление массовых коммунистического сознания, мышления и коммунистической деятельности. В данном фрагменте нет упоминания о решающей роли пролетарской, рабочей, коммунистической партии, профессиональных союзах и новым государстве «диктатуры пролетариата», без которых названная цель недостижима.

Очень важной диалектико-материалистической идеей является положение о том, каким образом пролетариат может «сбросить с себя всю старую мерзость» и стать способным «создать новую основу общества». Только в «коммунистической» революции, только путем свержения господствующего класса буржуазии, только, – добавим, – массовой революционной переделки в практической работе своей деятельности и своего мышления, своих привычек – на социалистические.

Рассмотренный философский текст из «Немецкой идеологии…», как и всякий другой, выдержав испытания историческими обстоятельствами и временем, не утратив своей исторической значимости и известной актуальности, нуждается в критическом, объективном и конструктивном конкретно-историческом анализе. Никакой  философский текст не должен догматизироваться и иконизироваться, иначе он превращается из позитивного и познавательного знания, стимулирующего к общественно значимой деятельности, – в застывшее, консервативное, бесплодное явление.

Великое открытие К. Маркса и Ф. Энгельса в ряде предыдущих произведений[6], а также в «Немецкой идеологии...» состояло в обнаружении, презентации системы мировоззренческих, теоретических, методологических, гуманистических, нравственных и практически-революционных «ключей», которые позволили открыть качественно новую и адекватную действительности интерпретацию истории.

За прошедшие более полутора столетия теоретические работы К. Маркса и Ф. Энгельса середины 40-х годов XIXвека, – в том числе и «Немецкая идеология...», – вызвали огромный поток литературы самых различных жанров и видов, – от полной или почти полной поддержки и до полного отрицания[7].

Разумеется, мощнейшим стимулом к такому интересу стало эпохальное историческое событие – Великая Октябрьская социалистическая революция 1917 года в России и последующие за нею грандиозные события социалистического характера, развитие империализма и постимпериализма на Западе и Востоке от СССР и России, крушение мировой колониальной системы, мировая «холодная война» и ее результаты, глобальные финансовые, экономические и социально-политические кризисы, которые идут как волны цунами, революции, современные протестные движения, стихийные гражданские войны и массовые выступления, которые охватили ряд арабских государств, страны Европы, Азии, Черной Африки, Латинской Америки и другое.


[1]Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология. Критика новейшей немецкой философии в лице ее представителей Фейербаха, Б. Бауэра и Штирнера, и немецкого социализма в лице его различных пророков // Сочинения. 2-е изд. М.: Гостполитиздат, 1955. С. 69.

[2]Там же. С. 69-70.

[3]Там же. С. 70.

[4]См.: Маркс К. Критика Готской программы // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 19. С. 18-19, 27, 31.

[5]Там же. С. 70. Далее в рукописи были перечеркнуты размышления К. Маркса о том, что насчет необходимости революции все коммунисты как во Франции; так и в Англии и в Германии давно уже согласны между собой; а «реальный гуманизм» он определил как коммунизм.

[6]См.: Маркс К. К еврейскому вопросу // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. I. С. 382–413; он же. К критике гегелевской философии права. Введение // Там же. С. 414–429; он же. Экономическо-философские рукописи 1844 года // Там же. Т. 42; Маркс К., Энгельс Ф. Святое семейство, или Критика критической критики. Против Бруно Бауэра и компании // Там же. Т. 2. С. 3–230; Маркс К. Тезисы о Фейербахе // Там же. Т. 3. С. 1–4; Энгельс Ф. Письма из Вупперталя; Позиция политических партий; Положение рабочего класса в Англии;Письма из Лондона;. Наброски к критике политической экономии; Положение Англии. [Томас Карлейль. «Прошлое и настоящее»] // Там же. Т. 1. С. 451–472; 504–506; 507–509; 512–524; 544–571; 572–597; он же. Быстрые успехи коммунизма в Германии. Эльберфельдские речи. Недавняя война в Лейпциге. Рабочее движение в Германии // Там же. Т. 2. С. 518–531; 532–554; 55–558 и др.

[7]Мы здесь называем лишь небольшую часть в основном отечественной литературы последних десятилетий. См.: Блауберг Н.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. М.: Наука, 1973; Корнфорт М. Открытая философия и открытое общество. М., 1972; Ильенков Э.В. Диалектическая логика. Очерки истории и теории. М.: Политиздат, 1984; Шелике В.Ф. Исходные основания материалистического понимания истории (По работам К. Маркса и Ф. Энгельса 1844–1846 гг.). Бишкек: Илим, 1991; Босенко В.А. Всеобщая теория развития. Киев, 2001; Джохадзе Д.В. «Вперёд, к Марксу!» XXIвек принадлежит социализму!» (По следам Всероссийской научной конференции «Марксизм–ленинизм в XXIвеке и перспективы развития России». М.: ИФ РАН. 26–27 апреля 2001 г.) http:// alternativy.ru/oldmagazine/ htm/ 01 3 djohadze.htm; Бузгалин А.В.,Колганов А.И. Постсоветский марксизм http:// www.alternativy.ru/en/node/168; Кузьмин В.П. Принцип системности в теории и методологии К. Маркса.М.: Политиздат, 1986; Лоскутов Ю.В.О неизбежности научной революции в марксистской философии / http: yuri-loskutov.narod.ru/ screv.htm; Винограй Э.Г. Системная модернизация теории диалектики и её возвращение в российское образование – стратегическая задача отечественных философов // Вестник Петровской Академии наук и искусств. СПб. 2007. № 7. С. 115–119; Диалектика и системный анализ / Отв. ред. Д.М. Гвишиани. М.: Наука, 1986; Бузгалин А.В. Коммунизм как реальность // Альтернативы. 2008. № 1. С. 21–36; он же. Марксизм: к практическому возрождению (к 190-летию Карла Маркса) // Там же. 2008. № 2. С. 34–53; он же. XXIвек: в чём был прав и в чём ошибался Карл Маркс // Там же. 2008. № 4. С. 25–44; Колганов А.И. Современный социализм. Марксистская версия // Там же. 2008. № 2. С. 72–80; 2008. № 4.  С. 136–152; 2010. №1. С. 85–105 и др.

0
Ваша оценка: Нет Средняя: 4.6 (5 голосов)
Комментарии: 1

Рупатов Муслим Дусманович

Оценка плохо. Каламбур какой-то, все намешано вопросы эконики, политики и философии.
Комментарии: 1

Рупатов Муслим Дусманович

Оценка плохо. Каламбур какой-то, все намешано вопросы эконики, политики и философии.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.