facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip

ИНСТИТУТ СЕМЬИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Автор Доклада: 
Тютюнникова С.В., Cимкина Н.В.
Награда: 
ИНСТИТУТ СЕМЬИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
ИНСТИТУТ СЕМЬИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

УДК 330.342.11:339.9

ИНСТИТУТ СЕМЬИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Тютюнникова С.В., д. э.н., проф.,
Cимкина Н.В., аспирант
Харьковский национальный университет имени В.Н.Каразина


Статья посвящена рассмотрению современного состояния семьи, причин семейной трансформации, а также направлениям влияния глобализации на семью. Раскрывается понятие второго демографического перехода в контексте глобализации. Описаны общемировые тенденции и риски в брачно-семейной сфере.
Ключевые слова: семья, глобализация, трансформация семьи, демографический переход, риски.

The article deals with modern family consideration, reasons of family transformation as well as with the directions of globalizational influence on the family. It considers the definition of the second demographic transition in terms of globalization. It also analyzes worldwide tendencies and risks in marital sphere.
Key words: family, globalization, family transformation, demographic transition, risks.

В современных условиях ученые особое внимания уделяют проблемам состояния института семьи. Это обусловлено рядом причин. Во-первых, семейная трансформация приобретает все более масштабный характер, что предполагает как осмысления ее причин, так и содержания происходящих изменений. Во-вторых, важным фактором, влияющим на все процессы и социально-экономические ориентиры, в том числе и на семью, является глобализация. Это предполагает потребность объективной, комплексной оценки рисков, потенциальных возможностей и тенденций влияния глобализации на семейные отношения.

Несомненен тот факт, что, в целом, изменения семьи следуют за общественно-экономическими преобразованиями. Таким образом, для определения перспектив нынешних семейных преобразований целесообразно рассмотреть изменения семьи во взаимосвязи с экономическими причинами предшествующей истории.

Демографическая наука выработала понятие демографического перехода для отображения смены типа воспроизводства населения. Этот переход, произошедший в большинстве стан мира, означает уменьшение рождаемости до уровня простого воспроизводства населения. Начало этого перехода было положено в позднее Средневековье, а его связь с экономическими причинами несомненна и очевидна. Тем не менее, в развитых странах Запада с середины шестого десятилетия прошлого века, а с конца восьмого и начала девятого десятилетия в других странах Европы, все яснее стали проявляться признаки трансформации семьи, такие, как уменьшение численности браков, их «старение», увеличение числа нерегистрируемых браков, падение, преобладание малодетных семей, увеличение числа внебрачных детей и распространение добровольной бездетности. Связывая все это с растущими в обществе тенденциями индивидуализма и рационализма, ученые стали говорить о втором демографическом переходе.

Для второго демографического перехода были сформулированы следующие важнейшие перемены в состоянии семьи:

  • -переход от «золотого века» брака к коабитационному союзу;
  • -переход от пары «ребенок-король с родителями» к «паре королей с ребенком»;
  • -переход от контрацепции в целях предохранения к контрацепции как самовыражению;
  • -переход от однородного хозяйства к плюралистическим типам семьи и домашнего хозяйства [1].

Снижение рождаемости обычно объясняют такими основными причинами: 1) урбанизацией, 2) общим повышением благосостояния семьи (социальной группы, государства, этноса), 3) успехами современной медицины в снижении детской смертности и в распространении и общедоступности надежных методов контрацепции и медицинского прерывания беременности, 4) общим снижением генетического здоровья населения, ведушего к росту бесплодных мужчин и женщин, особенно в "богатых" странах, 5) распадом традиционной семьи, 6) эмансипацией женщин, их вовлечением в трудовой процесс, 7) повышением культурного уровня населения, 8) наличием эффективной системы социальной защиты вообще, и пенсионной системы, в частности, – что делает ненужным заботу о старости, 9) религиозным фактором, 10) политикой правящих элит. Следует отметить, что все эти факторы очень сильно связаны между собой, и их влияние очень трудно отделить друг от друга. Так, рост современных городов, по сути, означает внедрение современных культурных установок Запада. Это можно проследить на примере Сингапура, где в течение 40 лет при том же самом показателе урбанизации рождаемость резко упала среди всех трех главных этнических групп (китайцев, индусов и малайцев). Распад же "расширенной" традиционной семьи коррелирует с развитием пенсионной системы и означает, что бабушка с дедушкой предпочитают жить для себя и путешествуют по миру, вместо того чтобы нянчить внуков. С другой стороны, разрушение традиционной семьи связано с проникновением в общество западной культуры: в основном, именно западная культура создает новое отношение к отношениям, когда они не означают автоматически брака и рождения детей. Эмансипация женщин дает возможность для женщины делать собственную карьеру наравне с мужчинами, а значит, и быть экономически независимой (в результате чего брак и рождение ребенка откладываются "до удобного момента"). Повышение материального благосостояния означает и рост материальных запросов - сейчас совместное проживание двух поколений (молодожены и их родители) в одной квартире становится все более редким: перед тем, как заводить детей, пары стремятся заработать на собственное жилье, автомобиль, "пожить для себя" и т.д. Вполне возможно, что вычленить главный из этих нескольких факторов, действующих в направлении снижения рождаемости, и не представится возможным [2]. Примечательно, что глобализация способна значительно ускорить и унифицировать семейные преобразования, особенно в менее развитых странах. Рождаемость в таких странах может снижаться и без существенных экономических перемен, но под влиянием «экспорта» европейской «семейной суперструктуры» в развивающиеся страны, под действием «программ планирования семьи», в результате ослабления жесткости ценностно-нормативной системы в этой сфере: моральных норм, обычаев, традиций, религиозных доктрин, направленных на поддержание высокой рождаемости. Поэтому демографический переход в развивающихся странах в наше время во многом зависит от скорости проникновения глобальных процессов и инкорпорации обществом западных образцов брачного и семейного поведения в национальную культуру.

Констатация фактических перемен, происходящих с семьей, отражает лишь одну сторону процессов, происходящих в институте семьи. Возникает необходимость взглянуть на них и с субъективной стороны, т.е. выяснить, в какой мере эти перемены и новые факторы получили ценностное признание. «Поведение» семьи влияет на ценностные выборы, а эти последние – на семью. Одним словом, ценности и их нормативная реализация играют в человеческой жизни крайне важную роль, а их изменения так или иначе воздействуют на течение жизни и, в том числе, и на состояние семьи. По мнению основоположников теории второго демографического перехода, трансформация семьи, связанная со вторым демографическим переходом, в первую очередь, и обусловлена изменениями системы ценностей.

Опираясь на выбор ценностей семьи, брака, наличия детей и других приоритетов, осуществленный респондентами европейских стран, в которых было проведено исследование европейских ценностей, можно эти страны условно разделить на три группы. К первой группе, в которой 2-ой демографический переход больше всего преуспел и царит дух постмодернизма, принадлежат развитые страны Западной и Северной Европы, в первую очередь – скандинавские, Голландия, Великобритания и др. Ко второй группе, которая находится на противоположном ценностном полюсе и где доминирует консервативный взгляд на семью, связанный с глубокими религиозными традициями, можно отнести такие страны, как Мальта, Италия, Польша, Словакия и др. (следует отметить, что сторонники таких взглядов постепенно утрачивают в Европе свои сильные в прошлом позиции). И наконец в третью группу можно отнести страны, респонденты которых не отличаются крайними оценками перемен в семейной жизни. Это некоторые страны Средней и Восточной Европы, а также – балканские; к этой группе относятся Литва и Украина. Однако по отношению к обсуждаемым приоритетам постсоциалистические страны не представляют собой единой группы [1].

В контексте существующих изменений в форме, функциях и роли семьи в обществе, возникет вопрос о выявлении основных направлений влияния на нее глобализации. Глобализация ведет к возникновению тенденций семейной трансформации и порождает определенные риски. Среди основных тенденций ее влияния на институт семьи следует выделить следующие:

  • - распространение второго демографического перехода на развивающиеся страны и его завершение в развитых странах (при значительном различии экономической основы этого перехода в разных группах стран)
  • - унификация форм семьи и стирание национально-культурных различий в семейной сфере
  • появление новой системы ценностей, в которой экономические ценности, утратив первоначальную связь с семейными, стали доминировать над последними

Не менее важен и вопрос об угрозах, которые глобализация привносит в сферу семьи. Т.Гурко, специалист по проблемам семьи и гендерных отношений, выделяет ряд проблем, порожденных глобализацией [4]. Она обращает внимание в том числе и на особенности миграционных процессов. В условиях глобальной экономики люди устремляются в более благополучные государства в поисках высокого заработка и в надежде на лучшую жизнь. Они всегда оказываются в положении дискриминируемых по национальному признаку или статусу мигранта, часто бесправны, попадают в экономические ловушки, а женщины чаще могут быть подвергнуты дополнительной эксплуатации. Политика мультикультурализма и толерантности не всегда приводят к желаемым результатам. Враждебность со стороны граждан принимающих стран отмечается даже в Европейских странах. Более того, в эпоху империализма миграция разрушает родственные, семейные связи. Даже если люди мигрируют семьями, они не имеют поддержки родственной сети и близких друзей и в случаях переживания стрессов и лишений, часто не способны справиться с ситуацией, что отражается на их браке и детях. Родители терпят лишения, чтобы обеспечить будущее детей в более благополучной в экономическом положении стране. Сами дети быстрее адаптируются к новым условиям, усваивают язык и местную культуру, однако «отрыв от корней» не может не создавать проблем при формировании идентичности, особенно в подростковом возрасте. Семьи мигрантов в инонациональном окружении, испытывающие к тому же и материальные проблемы, часто живут в состоянии перманентного стресса, что не может «компенсироваться» лучшим материальным уровнем жизни. Кроме того, одним из механизмов глобализации является межстрановый (межнациональный) брак. «Риски» возрастают в случаях знакомства через Интернет. В любом случае, такие семьи имеют дополнительные проблемы (необходимость согласования культурных норм супружеского поведения, дополнительные конфликты по поводу воспитания детей и др.). Проблему формирования семьи молодыми людьми в условиях глобализации подчеркивают и руководители Европейского межстранового проекта немецкие социологи семьи П. Блоссфелд и Х. Хофмейстер. Молодые люди испытывают состояние «неопределенности» и неуверенности в будущем и потому не торопятся создавать семью. Небывалое увеличение возраста вступления в брак и уменьшение числа детей в семьях, делают вывод они, связано с возрастающей неспособностью молодежи принимать на себя долгосрочные обязательства (такие как брак и дети). Эта неспособность в свою очередь обусловлена неуверенностью в своих экономических возможностях в условиях глобализации, особенно в странах, где акцентируется роль мужа в качестве добытчика. Зачастую, однако, в условиях глобальной экономики вынуждены работать оба супруга, потому что всегда есть риск потери работы для одного «добытчика». Также Т.Гурко говорит о том, что в развитых странах уже сложились своеобразные гендерные стратегии на «глобальном брачном рынке». Так, некоторые мужчины стремятся найти жену в тех странах, где установки на гендерное равенство в браке еще не столь распространены как на Западе. При этом важнейшая угроза − глобализация культуры. Тенденция разрыва родственных связей как основного механизма трансляции национальной культуры превращает людей в «частички без рода и племени», что грозит в условиях секуляризации обществ создать мир «бескультурья» или в лучшем случае «массовой культуры» [4].

Анализ происходящих процессов показал, что семья сегодня подвержена очень большому количеству рисков, связанных в том числе и с глобализацией. От успешной выработки механизмов защиты семьи от негативных тенденций будет во многом зависеть семейные формы будущего. Пока что можно сказать, что человечество не выработало никакого механизма воспроизводства, кроме семьи. Если в 1850—1950 годах, на подъёме социалистического движения, в моде были античные идеи общественного воспитания детей, то сейчас практика и наука в унисон твердят: никто и ничто не заменит ребёнку родителей. Так что, если исчезнет семья, в скором времени исчезнет и человечество.

Иной вопрос— какой будет семья? Это часть более общего вопроса: каким ценностям, в конечном счёте, отдаст приоритет большая часть человечества? Например, станет оно руководствоваться принципами свободы личности или конфуцианскими добродетелями, замешанными на почитании старших? Окажется ли будущая семья парной, как это свойственно христианской цивилизации, или гаремной, как принято во многих местах остального мира. Придётся ли, скажем, женщинам будущего носить абийю, хиджаб и никаб, или они будут во всём равны мужчинам? В «конкуренции ценностей» христианские страны, несмотря на экономические успехи, находятся сегодня в невыгодной позиции. Женщина здесь имеет свободу выбора. Захочет ли она тратить жизнь не только на карьеру и развлечения, но и на семью, зависит от того, какую систему стимулов из данных нам природой люди выстроят. В позднеимперском Риме женщины в схожей ситуации сделали выбор не в пользу семьи, и Римская империя исчезла. На её землях расселились варвары, чьи женщины рожали по десятку детей [3]. И хотя классическая варваризация не грозит современному обществу, нельзя недооценивать роль семьи для стабильности и экономической и духовной силы общества. Поэтому необходимо как осмысление проблем современной семьи, так и ее всестороння поддержка.

Литература:
1. Митрикас А. Семья как ценность: состояние и перспективы изменений ценностного выбора в странах Европы/А.Митрикас//СоцИс. -№5. -2004.
2. Миронин С., Козырева О. Причины второго демографического перехода/С.Миронин, О.Козырева//Золотой лев. - №63-64.
3. Алексеев А. Глобализация: возможны ли новые империи?/А.Алексеев//Наука и жизнь. -№3. -2008.
4. Гурко Т.А. Глобализация и семья. Тезисы выступлений Международного Форума Expanding the role of women in cross-cultural dialogue” 10-11 июня 2008г. в Баку, Азербайджан/Электронный ресурс. –Режим доступа: http://www.isras.ru/blog_gurko1.html
5. Палій О.М. демографічна ситуація в країнах центральної та східної Європи/О.М.Палій// Демографія та соціальна економіка. –2007. -№2.
6. Уткан А. Демографический магнит мира/А.Уткин // Свободная мысль. –2007. -№3 (1574). 

0
Ваша оценка: Нет
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.