facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

ФЕНОМЕН ОПАСНОГО ЗНАНИЯ В КОНТЕКСТЕ НАУЧНОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ РАЦИОНАЛЬНОСТИ

ФЕНОМЕН ОПАСНОГО ЗНАНИЯ В КОНТЕКСТЕ НАУЧНОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ РАЦИОНАЛЬНОСТИ
Елена Геннадьевна Некрасова , аспирант

Наталья Зиновьевна Алиева, доктор философских наук, доцент

Наталья Анатольевна Калинина, аспирант

Южно-Российский государственный техничский университет , Россия

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Россия";

Статья посвящена феномену опасного знания, несущему человечеству новые социальные и цивилизационные риски. Основное внимание предложенной работы акцентируется на генезисе, становлении и сущности концепта «опасное знание». Рассмотрена проблема соотношения научной и социальной рациональности. Показано, что социальная рациональность становится основой демифологизации и демистификации науки и научного знания.
Ключевые слова:феномен опасного знания, опасность, риск, научная и социальная рациональность.

Paper is devoted to the phenomenon of dangerous knowledge, humanity bears the new social and civilizational risks. The focus of the proposed work focuses on the genesis, the formation and nature of the concept of "dangerous knowledge". The problem of the relation of scientific and social rationality. It is shown that social rationality becomes the basis of demythologizing and demystifying science and scientific knowledge.
Key words: the phenomenon of dangerous knowledge, risk, risk, scientific and social rationality.

XXI век принес человечеству новое знание о супертехнологиях: информационных, технических биологических, когнитивных, несущее такое могущество, которым человек никогда прежде не обладал. Возникают новые реалии социокультурной действительности, такие как трансгеноз, микрохимеризм, реверс-технологии, позволяющее изменять не только бытие человека, но и саму его природу. Практика применения таких сверхтехнологий ставят перед человечеством новую проблему: может ли знание, лежащее в основе этих технологий, быть опасным и нести новые риски.

Рассмотрению этой проблемы и посвящена наша статья. В настоящее время в философии и антропологии отмечается радикальный поворот в представлениях о человеческой природе, основаниями которого становятся следующие новации. Во-первых, возможность научно-технологической экспансии в мир человеческих генов, которая изменяет геном, генетику человека. Изменение биологической природы человека создает реальную возможность так называемого расширения человека, перехода его в постчеловека.

Во-вторых, возможность осуществления нанотехнологиями бесконечной замены всех атомов и клеток человека на новые ведет его к бесконечной жизни и бессмертию. Но останется ли такая модифицированная система человеком или же станет искусственным существом, клоном или киборгом с искусственным разумом? Останутся ли у него эмоции, и будет ли он духовным и нравственным?

Такой радикальный поворот в представлениях о человеческой природе вызывает опасения и соответственно философско-гуманитарный дискурс по вопросам:

- опасностей проникновения в природу человека и допустимых пределов и рисков такого проникновения;

- морально-этических критериев, позволяющих без риска осуществлять генно-инженерийные и иные вмешательства в природу человека;

- нравственных ценностей, ликвидирующих опасности и риски техногенных знаний о человеке;

- «цены», которую нужно платить за практику техногенного вмешательства в природу человека.

Будем исходить из определения опасности как «объективно существующей возможности негативного воздействия на состояние и жизнедеятельность людей, их общностей и институтов, в результате которого им может быть причинен какой-либо ущерб, вред, ухудшающий их состояние, придающий их развитию нежелательные динамику или параметры (характер, темпы, формы и т.д.)» [1].

Опасность характеризуется как наличие и действие деструктивных и дестабилизирующих факторов (сил) по отношению к какой-либо системе, способных принести ущерб данной системе, вывести ее из строя или полностью уничтожить. Определяющими характеристиками опасности является ее потенциальность, возможность наступления в будущем, вероятность: либо исчезает, либо реализуется.

Опасность предполагает наличие источников, под которыми понимаются причины, условия и сопутствующих обстоятельств, превращающих разрушительный потенциал опасности в реальную угрозу жизнедеятельности. Выделяют три глобальных источника всех опасностей: природа, человеческое общество и созданная им «вторая природа» - мир техники и технологии. В последнюю группу можно добавить и мир знаний, созданный человеком.

К проявлениям «опасного знания» относятся научные концепции, которые сопряжены с социальными рисками следующих типов:

«увеличение потенциальной или актуальной вероятности техногенных катастроф, обусловленных человеческим фактором – ошибками обслуживающего персонала или не просчитанными последствиями практического использования новых технологий;

создание технологий массового уничтожения, … используемых в военных целях и не контролируемых достаточно эффективно существующей в настоящее время системой коллективной безопасности;

несанкционированное юридически использование тех же самых технологий;

возрастание социальной нестабильности вследствие столкновения доминирующих в обществе ментальных установок с вновь обнаруженными научными теориями и фактами» [1].

«Опасное знание» составляют также следующие результаты научно-исследовательских разработок:

«полученная в ходе научных исследований информация о человеке и окружающем его мире, результаты технологического использования которого общество в настоящее время не может предвидеть и/или эффективно контролировать;

научные концепции, которые вступают в конфликт с ментальными установками, этическими нормативами и отражающими их постулатами идеолого-политических доктрин и религиозных учений, являющихся базисными для данного типа цивилизации;

основанные на научных разработках технологии, которые открывают принципиальную возможность целенаправленного и широкомасштабного вмешательства человека в собственною биологическую природу (реконструкция генома Homo sapiens), поскольку характер и направление эволюции современной культуры человека связаны генетической преемственностью с предшествующей биологической эволюцией» [2].

Что же такое опасное знание? Его феноменология начинается с американского онколога и философа Ронселера Ван Поттера, который в 1971 г. написал книгу «Биоэтика – мост в будущее» и дал в ней определение опасного знания: «опасным знанием может быть признана полученная в ходе научных исследований информация о человеке и окружающем его мире, негативные последствия применения которой общество на данной фазе своего развития не способно эффективно контролировать. Иными словами, опасное знание – предпосылка возникновения и источник социального риска» [3].

Однако историческая ретроспектива на проблему опасного знания показывает, что ее постановка происходит в эпоху Средневековья. В Экклезиасте сказано: «Мудрость лучше силы» [4]. Тем самым, происходит этическая интерпретация знания как мудрости, которая должна быть использована не во имя Зла, а во имя Добра. Это соотношение Силы, Добра и Знания становится мейстримом последующего научнотехнологического развития человечества. Сила олицетворяет опасность, Добро – этику и гуманизм, Знание – науку. В современной интерпретации его можно назвать взаимоотношением науки (знания), общества и этики, которое менялось в ходе истории от единственного признания силы науки до понимания роли этики и гуманизма в современную эпоху сверхтехнологий.Классическая наука Нового временив лицеФренсиса Бекона представляет свое credo стратегии человечества: «Нет никакой иной силы, кроме науки и знания, которая бы могла утвердить бы свою верховную власть над духом и душами людей» [5]. Такая наука и такое знание освобождает себя от этических и нравственных приоритетов, которые в принципе должны гарантировать безопасность знания.

Дальнейшая трехсотлетняя история классической науки и последующая эпоха техногенной цивилизации происходила под знаменем покорения Природы с помощью Силы и под девизом Ивана Мичурина: «Мы не можем ждать милости от природы, взять их – наша задача». Такая стратегия вытесняет опасности и риски за пределы «второй природы». Но в действительности они не исчезают, они остаются и накапливаются на грани между уже познанным и еще не познанным.

Концент знания той эпохи характеризуется неполнотой, незавершенностью, линейностью и однозначной детерминированностью, что само по себе несет опасности и риски, и тем самым, обуславливает двойственность ментальности и тенденций развития западной науки и технологии. Первая особенность ментальности классической науки состоит в том, что «для действительного человека Нового Времени мир так и не стал действительным миром», в нем нужно бороться со всем и всеми, выживать, а не жить [4]. Вторая особенность состоит в вытеснении этических и гуманитарных ценностей, появившихся еще в эпоху Возрождения.

За опасность всегда следует риск. Если опасность - наступление или появление заметной вероятности нежелательных событий, то риск – само предполагаемое событие, способное принести кому-либо ущерб или убыток. Следовательно, риск – это наступление какого-либо неблагоприятного исхода.

Эпоха современности, по мнению Ульриха Бека, автора книги «Общество риска. На пути к другому модерну» являет собой переход от индустриального общества к «обществу риска», в котором существует множество возможных опасностей и рисков. В это общество риска вовлекается и наука как социальный институт, и знание как продукт его деятельности: «С одной стороны, в индустриальном обществе обретает официальный характер наука, а вместе с ней и методологические сомнения. … Сомнение распространяется на основы и риски научной работы, а в результате обращение в науке одновременно обобщается и демистифицируется. … На передний план всё больше и больше выдвигаются опасности, … для обнаружения и интерпретации которых нужны “воспринимающие органы” науки - теории, эксперименты, измерительные инструменты» [6].

Но, несмотря на вовлечение науки и знания в общество риска, несмотря на то, что научная рациональность необходима для выявления, оценки и прогноза опасностей, они не способны самостоятельно и объективно выявить риск и уровень риска в опасных ситуациях. Они «постоянно противоречат сами себе, они основываются на карточном домике спекулятивных предположений и колеблются исключительно в пределах вероятностных высказываний; содержащиеся в них прогнозы безопасности не могут быть опровергнуты даже реально происходящими авариями» [7]. Более того, научная рациональность ограничиваются только оценкой определённых рисков, например, оценкой надёжности реакторов, количественным выражением вероятностности наступления нежелательного события, например аварии того же реактора. Но все эти проблемы риска относится к техническим проблемам, которые не могут быть оценены и даже не слишком волнуют широкие слои населения.

Что действительно волнует людей и общество, так это потенциал катастроф, возможность аварий, заключённые в сути научных и технических проблем. Такой потенциал нежелательных событий может оценить только социальная рациональность. Например, ничтожная техническая вероятность аварии слишком социально высока в том случае, когда авария может заканчиваться человеческими жертвами. В этом смысле очень велики социальные последствия атомных аварий и катастроф. Так авария на ЧАЭС вместе с её последствиями уже принесла сотни  тысяч жертв и продолжает приносить.

Возникает проблема соотношения научной и социальной рациональности. С одной стороны, в отношении с цивилизационными потенциалами риска между этими двумя рациональностями наблюдается разрыв, а с другой стороны, между ними наблюдается взаимозависимость. Они «…остаются в зависимости друг от друга, так как соединены множеством нитей. Строго говоря, даже различать их становится всё труднее. Научные занятия рисками индустриального развития в той же мере соотнесены с социальными ожиданиями и оценочными горизонтами, в какой социальная полемика и восприятие рисков, в свою очередь, зависят от научных аргументов» [8].

Тем не менее, всякое знание, как утверждает основатель концепции сложного мышления Эдгар Морен, подвержено заблуждениям, обманам, ошибкам и иллюзиям. Это же относится научному исследованию рисков, которое «тащится следом за критикой социальной среды, прогресса и индустриальной культуры». Налицо несостоятельность научно-технической рациональности перед лицом растущих рисков и цивилизационных опасностей. Если существуют опасная наука и опасное знание, которые могут стать причиной наступления нежелательных событий, таких как индустриальное загрязнение и отравление планеты, ставящие человечество на грань выживания, то следует сделать вывод, что они не в состоянии адекватно реагировать на цивилизационные риски. В такой ситуации, когда существует научная (рациональная) констатация рисков и их иррациональное восприятие (социальная рациональность) следует говорить о полезной конкуренции этих двух рациональностей. Сопротивлению научной рациональности осознания цивилизационных рисков, видимых по широкому следу научных заблуждений, ложных оценок, иллюзий и попыток приуменьшить серьёзность ситуации, противостоит осознание и социальное признание рисков. Социальная рациональность становится основой демифологизации и демистификации науки и научного знания.

Остановимся в заключение на социальных последствиях трансформации науки в «опасное знание».

Следует отметить в обществе возрастание степени правовой регламентации научно-исследовательской и предпринимательской активности.

Происходит создание и активизация деятельности социально-политических группировок и движений алармической ориентации, которые своей целью ставят привлечение внимания общественности к социальным рискам внедрения конкретных технологических воплощений «опасного знания».

В обществе наблюдается рост и распространение идеологических и религиозно-мистические концепций, которые ратуют за необходимость или желательность тех научных направлений и технологий, которые признаны в социуме источником повышенного социального риска.

Повышение в обществе идеи контроля и регулирования негативных последствий научно-технологического прогресса приводит к перерождению политических партий и общественных организаций, социальных и предпринимательских структур, которые эксплуатируют идеи такого рода для получения дохода, извлекаемого из активизации проявлений  катастрофического сознания.

«Конкурирующие компании и фирмы активно используют сложившийся в обществе отрицательный имидж определенных технологий как орудие конкурентной борьбы, средство рекламы и антирекламы. В результате «опасное знание» может превратиться в новую разновидность социотехнического мифа современной культуры» [9].

Таким образом, можно сделать выводы

Знание, лежащее в основе новых сверхтехнологий, может быть опасным и нести новые риски. Оно несет опасности проникновения в природу человека, что требует научного определения допустимых пределов и рисков такого проникновения. Кроме научной рациональности для определения «цены», которую нужно платить за практику техногенного вмешательства в природу человека, необходимо использование социальной рациональности.

Ликвидация опасности и рисков техногенных знаний о человеке возможна лишь при включении в систему знаний нравственных ценностей и морально-этических критериев, позволяющих без риска осуществлять генно-инженерийные и иные вмешательства в природу природы и природу человека.

Литература:

1. Бельков О.А., Мирошниченко В.М. Опасность как социальное явление и научное понятие. Проблемы безопасности. Научно-исследовательский центр «Наука-XXI»: №1. 2008. 
2. Глазко В.И., Чешко В.Ф.Опасное знание» в «обществе риска» (век генетики и биотехнологии): Монография. Харьков: ИД «ИНЖЭК», 2007. - 544 с.
3.Ронселер Ван Поттер.
4.Екклесиаст. 9, 16.
5.Бекон Фр. Сочинения. – Т.2. –  М.: Мысль, 1977. С. 135.
6. Ульрих Бек. Общество риска. На пути к другому модерну 
7. См.: Там же.
8. См.: Там же.
9. См.: Там же.

0
Ваша оценка: Нет Средняя: 6 (1 голос)
Комментарии: 0
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.