facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

Типология слушателей, или Преодоление «изоляции посредством коммуникации»

Типология слушателей, или Преодоление «изоляции посредством коммуникации»
Elena Shentceva, кандидат философских наук

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Россия";

Одна из ключевых интенций 2-й половины ХХ века и начала нашего столетия заключается, с одной стороны, в видении Культуры как совокупности текстов, с другой – в смещении исследовательского интереса с процесса творчества создателей произведений искусства к проблеме восприятия, «вторичного создания», пересоздания, деконструкции и т. д., т. е.,в переносе внимания на активность слушателя. Полагаем возможным использовать данное понятие вместо триады читатель–слушатель–зритель, предложенной в свое время М.С. Каганом. Заметим попутно, что достаточно часто в научной литературе используется понятие реципиент (А. Моль, Р. Хойслинг и др.).Разделяя точку зрения М.С. Кагана относительно данного понятия, которое переносит на контакт человек–искусство чисто психологическое определение, фиксирующее внимание на процессе рецепции, но не креации, до которой поднимается (или должно подниматься) постижение человеком искусства [4, c. 299], мы не склонны однако использовать определение, на котором настаивает ученый, именно ввиду его громоздскости.

Несмотря и на фундаментальность проработки, и с учетом грандиозных постмодернистских перекосов в интерпретациях роли автора и толкователя, актуальность темы не вызывает сомнений, вопросы по-прежнему остаются, поскольку роль человека, воспроизводящего (художественный) текст, его творческая, культурная функция, говоря иначе, роль субъекта понимания в культуре, ее сохранении и развитии не оспорима. В целом, вынуждены признать, что методология изучения художественных процессов с учетом современных социокультурных реалий едва намечена.

Вместе с тем, в указанные процессы проникают элементы унификации, стандартизации, что многими учеными связывается с тотальным «захватом» компьютерными технологиями всех значимых сфер жизни человека и общества, и даже таких, казалось бы, интимных, личностно-окрашенных, как художественное освоение мира и, соответственно, сфер художественного и музыкального образования.

Информационно-технологическая парадигма, собственно и породившая своеобразные черты новой реальности, «обладает, по выражению М. Кастельса, силой проникать в самую сердцевину жизни и мысли» [5]; информационные технологии, «принимают на себя функции, которые за всю историю человечества принадлежали только людям» [8, c. 255].

Всеобщая технологизация парадоксальным образом порождает и заостряет сложнейшие социальные вопросы бытия человека и мира, человека и общества, тем более парадоксальные (правда, при поверхностном рассмотрении) на фоне характерного для современности ощущения безграничных возможностей человека, что в свое время было подмечено еще Х. Ортегой-и-Гассетом:«фантастически», по его словам, раздвинут жизненный горизонт каждого человека. С другой стороны жизнь – это всегда умаление возможного; человек становится лишь малой долей того, чем мог бы стать. Подобные взгляды, характерные для многих представителей философской и психологической мысли суммирует К. Гирц: «Самым примечательным в нас может оказаться то, что все мы начинаем свою жизнь, обладая задатками прожить тысячи разнообразных жизней, но кончаем, прожив лишь одну» [3, c. 127].

Углубляется сложнейшая, полная драматизма экзистенциальная ситуация – по-разному, но весьма остро переживаемая разными людьми, независимо от возраста, социального статуса, материального положения – ситуацияодиночества, бессмысленности, хайдеггеровской «заброшенности». Все более заостряется противоречие между постулируемой ролью Человека в Культуре (которая, безусловно, не исчерпывается лишь текстовой реальностью), пониманием того, что именно в культуре, как ее деятельностный и деятельный субъект, человек может пребыть, состояться и – очевидным дрейфом в сторону массовости с ее культом усредненности, не исключающим отвратительных излишеств, избеганием экзистенциально-значимых вопросов, безудержным ростом потребительских инстинктов и т. д. Не менее впечатляющим выглядит противоречие между громадным количеством возможностей, предоставляемых современностью для самоосуществления (в строгом смысле эти возможности есть условия, имеющие внешний характер) и убыванием созидательных устремлений человека (что можно отнести к внутренним условиям). Возможно, пробуждение внутренних потенций саморазвития и есть подлинная цель художественного и музыкального образования.

Именно на стыке этих, контурно обозначенных философско-методологических и социальных граней расположен предмет интереса, а именно: может ли преобладание того или иного типа слушателя (читателя–зрителя)влиять на изменение некоторых процессов жизни общества? на какие процессы? как влиять? и вообще, насколько правомерно выстраивать эту зависимость?

Данные вопросы получили многочисленные и многоаспектные интерпретации, в том числе нашли отражение в создании различных типологий (с определенной степенью условности к ним можно отнести типологии А. Моля, Х. Ортеги-и-Гассета; отдельное место для понимания сути вопроса занимает типология слушателей Т. Адорно). Смысл конструирования типологии возможнов том и состоит, чтобы понять – может ли преобладание того или иного типа слушателей влиять на какие-то процессы жизни общества?

Авторский подход был предложен в диссертационном исследовании [10], в котором типология (отношений человек–текст) была выстроена на основе методологии С.С. Хоружего [9], в том числе, при помощи понятия направленности личности на различные уровни бытия. Поскольку различные аспекты получили отражение в научных публикациях, полагаем, нет смысла излагать ее суть. Зафиксируем лишь внимание на том, что один из типов – через феномены аутопоэза, аутопоэтической сети (в интерпретации чилийских ученых У. Матураны–Ф. Варелы [2]) – связывается с процессами самопорождения человека на духовном, семиотическом уровне.

Итак, тема не теряет экзистенциальной значительности и социальной значимости; появляются все новые вопросы, последовательное решение которых может составить канву объемного исследования, что, безусловно, выходит за рамки настоящей статьи. В данном же случае отметим, что в зависимости от того или иного видения – мы имеем существенные следствия, в т. ч., в вопросах художественного (музыкального) образования на всех его уровнях, а также в процессах художественного освоения мира в целом. Не случайна неоднократная апелляция к феномену образования, в своем идеальном случае вырастающего до самообразования (в конечном счете, «человек образуется сам», нельзя не согласиться с В.П. Зинченко), поскольку одним из направлений в преодолении современной социальной (точнее, социокультурной) ситуации, может быть процесс самообразования, способный не то что бы снизить экзистенциальное напряжение, но не дать последнему выродиться в различные формы деструктивных метаморфоз. Мысль, в общем-то, не нова, однако попробуем ее связать с возвышением роли содержательного досуга, говоря иначе, «гениальный досуг» (выражение Т. Адорно) рассматривать как одну из граней самообразования.

Осознавая, что это весьма зыбкое основание для оптимизма, обратим, тем не менее, внимание на «Межведомственную программу развития дополнительного образования детей в Российской Федерации до 2020 года» (проект), которая в качестве своих предполагаемых результатов видит «появление спроса на сложные интеллектуальные и культурные формы досуга» [7].

Факт постулирования подобной идеи на таком уровне не может, на наш взгляд, оставаться незамеченным. В этом смысле весьма интересен опыт постоянно действующего семинара «Философия музыкального образования» (для родителей детской музыкальной школы), на котором обсуждаются сложнейшие темы, посвещенные сути и структуре музыкального образования; а также, вопросам массового и элитарного, различным системам ценностей, проблемам понимания (интерпретации) музыкального произведения и т. д.

Идея семинара (принадлежащая автору настоящей статьи) выросла из убеждения, что некоторые важнейшие структуры сознания человека пробуждаются лишь в процессе личного общения. (Заметим в скобках: не отрицая непреходящей ценности чтения книг, размышлений и, безусловно, современных средств коммуникации, Р. Коллинз, автор грандиозного труда «Социология философий», настаивает на том, что новое (философское) знание наиболее эффективно продуцируется в процессе непосредственных личных контактов ученых, когда «повышается интенсивность эмоций» и т. д. и т. п. [6, c. 33–34]).

Цель семинара не сводится к информации о чем-либо, ни, тем более, к «поиску известного». Это, скорее, попытка поставить вопросы, взглянуть на очевидное с неочевидного ракурса. Это взгляд внутрь себя, в свое отношение к искусству, музыке. Это осмысление и механизма развития индивидуальных предпочтений, и роли музыкального образования в формировании духовного ландшафта социума и, пожалуй, самое главное, смысла приобщения своих детей к столь сложной форме деятельности как постижение музыки  (которое заключается не в «бренчаньи и треньканьи», как в свое время едко и не без оснований заметил Т. Адорно [1, c.91]).

Цель семинарских штудий, таким образом, для всех его участников вполне сопоставима и с процессами самопознания, самообразования, и с тем, что возможно отнести к сложным формам досуга.

Попытка выхода из социокультурного кризиса (имеющего сложную природу, анализ которой в ее целокупности выходит далеко за рамки настоящей статьи), преодоление изоляции, отчуждения людей, спровоцированных, в том числе, бурным развитием средств массовой коммуникации (отсюда парадоксальная мысль Т. Адорно об «изоляции посредством коммуникации», вынесенная в название статьи) через усложнение различных видов интеллектуальной, творческой деятельности, должна получить как социально-философское описание, так и конкретизироваться применительно к вопросам (художественного) музыкального образования.

Таким образом, данная проблематика должна развиваться, повторимся, в духе усложнения различных видов интеллектуальной, художественной деятельности, которые могут быть осмысленыи как самообразование, и как сложные формы досуга, что есть в своей неразрывной обусловленности путь преодоления человеческой ситуации в современном  мире. Игра слов в данном случае не имеет особого значения.

 

Литература:

  1. Адорно, Т. Избранное: Социология музыки / Т. Адорно.– М.: Спб.: Универ. кн., 1999.
  2. Варела, Ф., Матурана, У., Урибе, Р. Аутопоэз как способ организации живых систем; его характеристика и моделирование. URL: http: // autopoiesis. narod.ru/papers/Maturana002.doc
  3. Гирц, К. «Насыщенное описание»: в поисках интерпретативной теории культуры / К. Гирц // Антология исследований культуры. – Т.1. – Интерпретация культуры. – Санкт. П-г., 1997.
  4. Каган, М.С. Философия культуры / М.С. Каган. – Спб., 1996.
  5. Кастельс, М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. URL: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Polit/kastel/intro.php
  6. Коллинз, Р. Социология философии: глобальная теория интеллектуального изменения / Р. Коллинз. – Новосибирск: Сибирский хронограф. – 2002.
  7. Межведомственная программа развития дополнительного образования детей в Российской Федерации до 2020 года (проект).URL: http://dopedu.ru/gosudarstvennaya-politika-v-sfere-dop-obrazovaniya/proekt-programmi-razvitiya-dopolnitelnogo-obrazovaniya
  8. Фасслер, М. Действительность компьютеризованных сетей / М. Фасслер // Философско-антропологические исследования.– Курск, 2006.
  9. Хоружий, С. С. Человек и три его дальних удела. Новая антропология на базе древнего опыта / С.С. Хоружий // Вопр. философии. – 2003. – №1.
  10. Шенцева, Е.А. Теоретико-методологические основания изучения художественной активности человека как феномена сетевого общества: автореф. дис. … к.ф.н.: 09.00.11 / Е.А. Шенцева. – Новосибирск. – 2010.
0
Ваша оценка: Нет Средняя: 4 (10 голосов)
Комментарии: 7

Деревянкин Павел Андреевич

В последние два десятилетия философский образ мира приобрел новые очертания, культура выработала новую методологию, и художественный мир все чаще определяет себя как часть сетевого общества. И поэтому доклад, посвященный такой тематике интересен. Особо ценно и практическое приложение работы, представленное автором во второй части доклада, как семинар «Философия музыкального образования».

Аязбекова Сабина Шариповна

Интересна постановка вопроса, высказанные суждения и обобщения вызывают интерес, а потому работа заслуживает высокой оценки.

Шаповалова Инна Сергеевна

Работа носит скорее прикладной, методический характер, особенно ее вторая часть. Выводы несколько скомканы и не аналитичны. Условия конкурса позволяют развернуть работы и по смыслу и по содержанию, но автор не воспользовался своими правами.

Кручинин Сергей

Добрый вечер Elena Shentceva! Спасибо за статью, интересно было ознакомиться, в остальном согласимся с экспертом. Удачи. С Ув.

Чирун Сергей

Очень интересная и актуальная статья, особенно первая её часть. Очевидно, что достаточно лаконичному, скупому тексту предшествовала серьёзная, вдумчивая интеллектуальная работа. Вторая часть текста вызывает более сдержанные оценки. Здесь фактически отсутствует вывод, заключение, и, кроме того, концовка статьи скорее напоминаем рекламу, PR - разработанного автором семинара.

Aleksey Konovalov

Сложно просматривается основная и второстепенные идеи. Автор не акцентирует внимание на понятиях категорий, которые выносит на обсуждение.

Зульфугарзаде Теймур Эльдарович

Исследование представляет собой интересный научный труд, имеющий важное теоретическое и практическое значение. Работа заслуживает весьма высокой положительной оценки.
Комментарии: 7

Деревянкин Павел Андреевич

В последние два десятилетия философский образ мира приобрел новые очертания, культура выработала новую методологию, и художественный мир все чаще определяет себя как часть сетевого общества. И поэтому доклад, посвященный такой тематике интересен. Особо ценно и практическое приложение работы, представленное автором во второй части доклада, как семинар «Философия музыкального образования».

Аязбекова Сабина Шариповна

Интересна постановка вопроса, высказанные суждения и обобщения вызывают интерес, а потому работа заслуживает высокой оценки.

Шаповалова Инна Сергеевна

Работа носит скорее прикладной, методический характер, особенно ее вторая часть. Выводы несколько скомканы и не аналитичны. Условия конкурса позволяют развернуть работы и по смыслу и по содержанию, но автор не воспользовался своими правами.

Кручинин Сергей

Добрый вечер Elena Shentceva! Спасибо за статью, интересно было ознакомиться, в остальном согласимся с экспертом. Удачи. С Ув.

Чирун Сергей

Очень интересная и актуальная статья, особенно первая её часть. Очевидно, что достаточно лаконичному, скупому тексту предшествовала серьёзная, вдумчивая интеллектуальная работа. Вторая часть текста вызывает более сдержанные оценки. Здесь фактически отсутствует вывод, заключение, и, кроме того, концовка статьи скорее напоминаем рекламу, PR - разработанного автором семинара.

Aleksey Konovalov

Сложно просматривается основная и второстепенные идеи. Автор не акцентирует внимание на понятиях категорий, которые выносит на обсуждение.

Зульфугарзаде Теймур Эльдарович

Исследование представляет собой интересный научный труд, имеющий важное теоретическое и практическое значение. Работа заслуживает весьма высокой положительной оценки.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.