facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip

ЯЗЫК КАК СРЕДСТВО ОСВОЕНИЯ КОММУНИКАТИВНОГО ПРОСТРАНСТВА ЭТНОСОВ

Автор Доклада: 
Сафиуллина И. М.
Награда: 
ЯЗЫК КАК СРЕДСТВО ОСВОЕНИЯ КОММУНИКАТИВНОГО ПРОСТРАНСТВА ЭТНОСОВ

ЯЗЫК КАК СРЕДСТВО ОСВОЕНИЯ КОММУНИКАТИВНОГО ПРОСТРАНСТВА ЭТНОСОВ

Сафиуллина Ирина Михайловна,
преподаватель, кандидат философских наук,
НОУ ВПО Набережночелнинский филиал "Академия управления "ТИСБИ"

Рассматривая человека как личность, формируемую языком, обладающую общечеловеческим сознанием, культурными, мировоззренческими духовными ценностями этноса, неповторимой человеческой индивидуальностью, мы находим его проявление в диалоге с «Другим». По мнению Шлейермахера, познать другого человека можно лишь по его действиям, «ибо его внутренняя жизнь сама никогда не предстоит моему взору… лишь его действия я могу сравнить между собой и смею лишь неуверенно догадываться, на что подлинно направляется его поступок и какой дух им руководил». Однако анализ действий позволяет понять другого человека только внешним образом, личный мир остается скрытым, недоступным, поскольку каждый человек имеет право на свое личное понимание. Сознание и поведение индивидуума, по мнению В.Г. Нестеренко, находятся в напряженном поле, создаваемом действием двух тенденций: с одной стороны, человек стремится отождествлять с реальностью слова, символы, иные знаки, запечатлевающие содержание сознания, а, с другой, отделить их от реальности, возвысить над нею, а затем навязать их смысл и значение реальности, что, в конечном счете, и привносит индивидуальный смысл в понимание тех или иных явлений действительности. Мир человека, его национальный характер, образ жизни, менталитет проявляются в коммуникативной деятельности посредством языка, т.к. культурно-национальное мировоззрение воплощается в лексике, в национальной фразеологии, а также в грамматической структуре соответствующего языка. Таким образом, язык определяет сущность языкового сознания человека, составляющего основу языковой личности определенного этноса. Объединение всех специфических элементов этнического, языкового и культурного сознания и коммуникативной деятельности языковых личностей конкретного этноса составляет коммуникативное пространство отдельных языковых личностей, включенных в общее коммуникативное пространство этноса и наполненных доступными для понимания смыслами.

В то же время каждый из участников межкультурной коммуникации, являясь языковой личностью, наполненной общедоступными смыслами своего этнического коммуникативного пространства, имеет определенные убеждения, которые составляют для него своего рода основания для оценки высказываний и действий партнера по межкультурной коммуникации. Вся получаемая информация проходит оценку на соответствие или несоответствие убеждениям человека, что позволяет ему выразить свое отношение к ним. По мнению Ю.Хабермаса, именно основания, хотя и вполне уязвимые, составляют опору для всякого согласия (или несогласия – пояснение наше), достигаемого или воспроизводимого в коммуникации. Основания «понуждают нас высказаться за или против». На данном этапе для нас важно подчеркнуть тот факт, что, вступая во взаимодействие, каждый субъект коммуникации, проявляет свою собственную культурную сущность, создаваемую и выражаемую посредством языка, которая, в конечном итоге, и ограничивает их способность понимать. Каждый отдельный факт коммуникации между представителями разных культур следует рассматривать как межкультурную, межличностную коммуникацию.

В этом смысле необходимо упомянуть о центральной идее философии М.Бубера - диалогичности межличностного общения, диалоге человека и окружающего мира. В его работе «Я и Ты» мы находим учение о «встрече», «диалоге», абсолютной равнозначности «Я» и «Ты», где категории «Я – Ты» и «Я – Оно» являются центральными понятиями. Процесс коммуникации, по М. Буберу, это единство «Я и Ты» для мира человеческих отношений и «Я и Оно» - для познания мира. Таким образом, понимание может быть только диалогичным, ибо достигается в ходе диалога. При этом основными признаками диалогического межличностного общения, по Буберу, являются: полная равнозначность и взаимность диалогического отношения, непосредственность и спонтанность возникновения этого отношения; исключительность, неповторимость, единственность; наличие его лишь в настоящем времени; существование диалогического отношения только между «Я» и «Ты»; временный характер диалогического отношения, обязанность превращения его в «Я» и «Оно», причем они не всегда четко отделены друг от друга, «часто – это одно, в глубокой двойственности запутанное событие».

Говоря о достижении понимания в межкультурной межличностной коммуникации при посредничестве языка межэтнического общения, следует подчеркнуть, что эффективность коммуникации и понимание партнера во многом зависит от готовности участников коммуникации идентифицировать себя в образе мира, представленном используемым языком. Эта готовность заключается в открытости к приобретению и использованию нового опыта, транслируемого языком межэтнического взаимодействия. В этом смысле необходимо приобщение человека к «новой реальности» без оппозиции и деления мира на «свой» и «чужой», что позволит избежать оценки, а значит и возникновения предубеждения в отношении нового опыта.

Неродной язык в комплексе с уникальной культурой и особенностями психического склада этнической группы, которую он представляет, формирует «вторичную языковую личность». Проблема формирования и развития «языковой личности» активно дискутируется в психолингвистической литературе последнего времени такими авторами, как А.А. Леонтьев, И.Н.Горелов, К.Ф. Седов. В.Г. Тылец, анализируя проблемы, связанные с идентичностью субъекта и освоением иноязычного лингвистического опыта на примере обучения иностранному языку, подчеркивает факт транслируемости языкового знания в виде лингвистического опыта. Также он считает, что под воздействием языка у реципиента лингвистического опыта появляется не только новый образ мира, как компиляция образа мира носителей языка межэтнического взаимодействия, накладывающийся на образ мира родного языка, но и новый комплекс ценностных аттитюдов, также характерных для носителей языка, но претерпевших смысловые и функциональные изменения в сознании человека. Отметим, что для психологов образ мира, как указывает А.А. Леонтьев, – это отображение в психике человека предметного мира, опосредованное предметными значениями и соответствующими когнитивными схемами и поддающееся сознательной рефлексии. Новый образ мира, таким образом, воспринимается только посредством нового языка как средства межкультурной коммуникации, который, как указывает А.А. Леонтьев, «является системой ориентиров, необходимой для деятельности в этом вещном и социальном - одним словом, предметном мире». Следовательно, усвоение нового языка, по А.А. Леонтьеву, есть переход на новый образ мира, необходимый для взаимопонимания и сотрудничества с носителями другого языка и культуры.

Для осуществления языком функции средства межкультурной коммуникации он должен выражать единое и сходное понимание реальности, аналогичную интерпретацию элементов коммуникативного пространства этносов. В этом смысле единство понимания реальности и единство и согласованность действий в ней имеют своей предпосылкой возможность адекватного общения, чего можно достичь лишь в рамках общего коммуникативного пространства. Успех коммуникативного события, следовательно, достигается, если вновь усвоенный язык успешно выполняет три функции, о которых упоминает Ю.Хабермас: во-первых, функцию воспроизводства культуры, или актуализации предания, во-вторых, функцию социальной интеграции, или координации планов различных акторов в условиях социального взаимодействия, и, в-третьих, функцию социализации, или культурной интерпретации потребностей. Изучение чужого языка, совершенно не похожего на наш родной, по образному сравнению Б. Уорфа, схоже с изучением природы. Осваивая каждый последующий язык, человек осваивает коммуникативное пространство носителей этого языка. В результате, как считает В.Г. Тылец, кристаллизуется (в терминах А.Н. Леонтьева) новое отношение индивида к окружающему миру, являя, с одной стороны, его личностный рост, с другой - формируя новое качество индивидного и индивидуального развития субъекта, в частности, в языковой сфере. В основе нового отношения к миру, выраженного в личностном смысле, лежит слияние двух смысловых сфер личности – родноязычного и иноязычного личностного смысла, результатом которого является билингвальный или полилингвальный личностный смысл. При этом множественность проекций личностного смысла будет тем большей, чем большим количеством языков, а, следовательно, и большим объемом иноязычного лингвистического опыта, будет обладать субъект, что способствует росту количественных показателей проекции идентичности и самоидентичности субъекта. Осваивая иноязычный лингвистический опыт, проходя иноязычную инкультурацию, индивид идентифицирует себя на более широкой семантической основе - не просто как составляющей достаточно узкого социумного пространства, но как актанта обширных социально-психологических действий. Это качество субъекта дает ему возможность объемного видения мира, что позволяет ему полнее реализовать себя в различных сферах социальной деятельности.

Духовные ценности этноса, созданные во внутрикультурной коммуникации и являющиеся «материализованными продуктами мыследеятельности человека», объективируются в виде закодированных текстов на языке того вида культуры, который определяет сущность субъекта коммуникации. Как полагает В.Г. Зинченко, эти тексты могут быть декодированы, то есть поняты, в случае, если код текста известен получателю. Эффективная реализация процесса межкультурной коммуникации и достижение взаимопонимания зависят от наличия или отсутствия затруднений и «барьеров», создающих сложности при декодировании сообщений. Язык, выступая в качестве основного средства освоения иноязычного коммуникативного пространства и осуществления межкультурной коммуникации, не только выступает в роли кода и делает коммуникацию возможной и понятной, но и способен ограничить ее, если код не известен.

Как указывает Е.П. Савруцкая, информационное поле, создаваемое современной цивилизацией, способствует появлению множества независимых систем, многочисленных субкультур, размывающих единые стандарты поведения и языка. В этом смысле необходимо заметить, что именно язык как средство общения открывает каналы для взаимопроникновения новых элементов культуры. Коммуникативное пространство этносов подвергается сильному воздействию извне. Если раньше нас в большей степени заботили проблемы межэтнического взаимодействия языков и культур на отдельно взятой территории, межэтнических разногласий, возникавших и возникающих по сей день, то теперь мы вынуждены принимать во внимание проблему глобализации и, как следствие, влияние языка международного общения (коим, по общему признанию, является английский язык) на государственные «не английские языки» целого ряда стран. Огромный поток информации, часто совершенно и сознательно лживой (как в случае информационной войны между СМИ Ирака и антииракской коалиции), выливается на неподготовленного слушателя и зрителя, трансформируя его представления о действительности, подвергая сомнению нравственные и духовные ценности, заложенные в менталитете этноса. Ученые многих стран усматривают в этом серьезную проблему, связанную с опасностью потери этнической идентичности, а правительства этих стран даже принимают законодательные акты с целью защиты государственных языков и культур.

Несомненно, язык и культура народов заслуживают пристального внимания, поскольку именно они оказываются самыми уязвимыми в сложившейся ситуации. Стремительные изменения в мировом сообществе вынудили лидеров крупных стран предпринять серьезные шаги для защиты государственных языков, - так определенные меры были приняты в Германии, во Франции.

На современном этапе развития науки все очевиднее становится необходимость комплексного изучения языковых и социокультурных процессов, их функционального взаимодействия в ходе исторического развития общества. Целесообразность подобного подхода обусловлена, в частности, невозможностью рассмотрения целого ряда важнейших языковых явлений в отрыве от условий функционирования общества, развития его культуры. Соотношение языка и культуры – вопрос довольно сложный и многоаспектный. Сложность эта объясняется наличием целого ряда причин, препятствующих изучению этого довольно актуального для современного сообщества вопроса. Теоретическое осмысление феноменов «язык» и «культура», степени их взаимосвязи и взаимодействия во многом затруднено, прежде всего, наличием огромного количества определений культуры, представленных в отечественной и зарубежной философской, социологической, культурологической и прочей литературе.

Большинство культурологов сходятся в том, что продукты культуры (артефакты) создаются человеком для потребления человеком же. В исследовании интересующей нас проблемы мы, вслед за другими учеными, будем исходить из того, что в рамках социально-философского подхода культура есть, прежде всего, процесс передачи культурных ценностей, традиций, языка, эстетических вкусов, умений, навыков и т.д. в ряду поколений. Для нас, как указывается в философских работах, культура является системой духовного освоения действительности, включающей производство, хранение, распределение и потребление духовных ценностей. Особенную сложность при анализе рассматриваемого феномена составляет то, что язык и культура не являются статичными. Находясь в постоянном развитии, под воздействием быстро изменяющихся факторов современного миросуществования, язык и культура испытывают значительное влияние, которое отражается на функционировании последних и даже способствуют изменению их структуры и функций.

К факторам, влияющим на современное состояние языка и культуры, мы относим, прежде всего, СМИ, Интернет, процессы глобализации и многие другие. Рамки данной статьи не позволяют специально обратиться к проблемам антропогенеза, к эволюции развития языков и культур, их классификации - нас в большей степени интересуют те изменения, которые претерпевают эти феномены в условиях постиндустриального (информационного) общества, роль, осуществляемая языком как средством общения в формировании коммуникативного пространства этноса как основы сохранения его духовных ценностей.

Обратившись к определению языка, мы встречаем следующие сравнения: «язык – зеркало культуры», «язык – сокровищница, кладовая, копилка культуры», «язык – носитель культуры», «язык – орудие, инструмент культуры». Язык не просто существует в системе культуры как «социально унаследованной совокупности практических навыков и идей, характеризующих наш образ жизни», но и является носителем культурных ценностей, социальных значений, регулятором и координатором общественных отношений. По мнению крупнейшего американского специалиста в области социологии культуры Н. Смелзера, все элементы культуры могут быть выражены в языке.

Однако для трансляции социальных значений, культурных и духовных ценностей необходимо, чтобы мысли и чувства стали доступными и понятными другим людям, коими они становятся лишь потому, что материализуются в форме языка, письменности, предметов искусства, поведенческих актов, символах, которые в процессе общения отражаются в сознании других людей в той или иной степени адекватности.

Язык как социокультурный фактор закрепляет и воспроизводит ценности, которые в значительной мере способствуют формированию и организации опыта людей. Понятия, значения, мысли, которыми оперирует человек, несут в себе печать особенностей национальной культуры, своеобразия национального языка. Очевидно, что структурные особенности национальных языков характеризуются высокой степенью влияния на стиль, образ, строй мышления, мировосприятие их носителей, т.е. эти особенности существенным образом наслаиваются на национальный менталитет и способствуют спецификации последнего. Эти особенности хорошо известны и лингвистам, и переводчикам, и преподавателям иностранных языков. Каждая отдельная единица языка соотносится с неким предметом или явлением реального мира, заключает в себе особое видение этого предмета и явления. Слово, по мнению С.Г. Тер-Минасовой, является «перекрестком культур», и, следовательно, успех межэтнической коммуникации будет зависеть от правильного понимания социокультурного компонента языка. Показательным в этом плане является японский язык, который имеет в своем составе около 50 форм обращений для употребления в почтительно-официальном, высоком, нейтральном, сниженном, дружески вежливом, скромном, фамильярном стилях (Арутюнов). Обращаясь к анализу феномена японского образа жизни и культуры, Е.П. Савруцкая отмечает, что в «современном японском языке сохраняются некоторые рудиментные формы, особенностью которых является то, что одно и то же содержание выражается по-разному в зависимости от общественных (социальных) отношений между людьми». Более того, в японском языке существуют грамматические формы выражения отношения к «высшему», «равному», «низшему», которые дополняются грамматическими признаками «свой» и «чужой». Наличие указанных форм в японском языке подчеркивает особое отношение японцев к собеседнику, национально-культурные стереотипы, заключенные в лексическом составе и грамматике языка, передают традицию из поколения в поколение. Часто можно заметить, что-то, что считается приемлемым у представителей европейской культуры, воспринимается как оскорбительное в восточной культуре. Многочисленные исследования особенностей диалога Востока и Запада призваны высветить все существующие проблемы с целью их последующего решения, а крылатая фраза «восток - дело тонкое» является лишним напоминанием о необходимости изучения духовных ценностей, культурных традиций, картины мира, менталитета и логики, присущих этносу. 

10
Ваша оценка: Нет Средняя: 10 (1 голос)
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.