facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

ИСТОРИЯ ОДНОЙ ЖИЗНИ

ИСТОРИЯ ОДНОЙ ЖИЗНИ
Улугбек Маматов, художник исследователь

Национальный институт художеств и дизайна им. К.Бехзода, Узбекистан

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Узбекистан";

 

Посвящается художнице Хушруе (Азизе) Маматовой.

 

Ключевые слова: художница, искусство, творчество, история, студенчество, музей, копии, картины.

 

Азиза (Хушруя) Маматова родилась 16 июля, в 1947 году, в семье образованных людей. Годы детства и юности прошли в городе Ташкенте. Школьный преподаватель по черчению и рисунку, Дмитрий Семенович Дворников заметив талант ученицы отправляет ее в кружок рисования, во дворец пионеров им. А. Н. Островского. Как она сама рассказывала, после поступления в художественное училище в 1961 году, ее жизнь стала немыслимой без изобразительного искусства. Ее учителем был художник Б. И. Токмин, воспитавший талантливых художников (поколение 70ников), которые в дальнейшем сыграют немаловажную роль в изобразительном искусстве Узбекистана.

– «Сегодня оглядываясь на свое прошлое, я думаю, что жизнь была ко мне благосклонна, несмотря на то, что было много лишений и преград, но было во мне что-то, помогавшее их преодолению. Возможно… это любовь к искусству. Родом моя семья из Коканда – удивительного и прекрасного города семи ветров, расположенного в Ферганской долине. В древности он был одним из центров культуры и просвещения в Средней Азии. Мой дед Саид Мухамадхон был имамом – священником квартальной мечети.  В начале ХХ века, во времена больших перемен и смут, когда пришла Советская власть, родственники, чтобы сохранить младшее поколение, отправили отца в Ташкент, а маму отдали в детский дом, где она и воспитывалась. Позже получив юридическое образование, она работала в органах прокуратуры и звали ее Олияхон. Во время второй мировой войны, в государственных учреждениях в основном работали женщины, а мужчины были на войне. Служащие прокуратуры, верхом на лошадях или арбах, ездили в дальние поселения, чтобы контролировать правильное распределение продуктов, пособий и пенсий для семей солдат, воюющих на фронте. Мой отец, Саид Насимхон учился в рабфаке, потом поступил в педагогический институт. В 1939 году он ушел добровольцем на войну перед началом финской компании. А вернулся из Дальнего Востока, когда окончилась вторая мировая война, в звании старшего лейтенанта (командовал артелерийской батареей). Он был ученым лингвистом, работал с коллегами над русско-узбекским толковым словарем в научно-исследовательском институте языка и литературы Академии наук Узбекистана.    

– «Родилась я после войны и сколько себя помню, характерной чертой нашей семьи было скромное житье, но так жили почти все, и от этого никто не страдал. Когда мне было 3 года, семья переехала в Ташкент. Там было много земляков, и наш дом был, как бы клубом землячек. Это было конец 50тых и начало 60тых годов.  Тогда жизнь у всех понемногу налаживалась, появилось свободное время, и женщины приходили, чтобы забыть каждодневные заботы, проблемы в семьях и на работе. Они были нарядными и красивыми. Конечно, обменивались информацией, что там в Коканде? У кого какие успехи в жизни? Здесь женщины чувствовали, что живут, что они еще молоды. Кто-то пел, кто-то играл на дутаре – народном музыкальном инструменте, кто-то читал шутливые стихи в честь каждой гостьи. Это было до-телевизионная эра, когда общение было главным источником коммуникаций»1.

– «Мне было 13 лет, когда я поступила в художественное училище имени П. П. Бенькова. Это был мой выбор, который мои родители поддержали. Мой отец поощрял чтение художественной литературы, он считал, что просвещение общества начинается с просвещения женщин, поэтому помогал мне и сестрам в наших стремлениях. В Узбекистане уже существовала прекрасная художественная школа, где работали интересные мастера. Ташкент принял во время второй мировой войны многих профессиональных художников из Москвы и Ленинграда. Эти люди полюбили солнечный Узбекистан, и эта любовь окрашивала творческие произведения работы П. П. Бенькова, Н. Кашиной, З. Ковалевской, Усто Мумина (Николаева), А. Н. Волкова, Б. И. Токмина и многих других, не менее интересных художников. На четвертом курсе училища, практику проходили в Москве и в Ленинграде. Мы побывали в художественном институте им. И. Е. Репина при Академии Художеств СССР и моя страсть к искусству нашла новый объект – я хотела продолжить образование именно здесь. Поэтому на последнем курсе училища у меня была цель – получить красный диплом, чтобы поступить туда. В апреле 1966 года, в Ташкенте произошло землетрясение. Многие вузы страны увеличили квоты на поступление студентов из Узбекистана. Мне посчастливилось поступить в художественный институт им. И. Е. Репина и моя мечта учиться в Ленинграде сбылась. Тут была помощь и от художника Нигмата Кузыбаева, который был учеником ректора института – академика Виктора Михайловича Орешникова. Н. Кузыбаев сказал своему учителю: «За время существования Академии Художеств в первый раз поступает сюда узбекская девушка. Только вы можете ее поддержать, это же первая ласточка».

А. Маматова упорно училась. Окончила Ленинградский институт ваяния, живописи и архитектуры – мастерскую академиков А. И. Серебряного, Б. В. Корнеева и М. М. Девятова. Посещения Эрмитажа, многие часы, проведенные в Русском музее, в библиотеках, страсть копаться в книгах определили выбор основных тем творчества художницы. Она училась у художников с мировой известностью, изучала их опыт и своими глазами видела создание шедевров изобразительного искусства. С гордостью она вспоминает имена своих учителей. Полученные знания в лучшей школе изобразительного искусства страны, дали свои плоды. Художница нашла свой путь в жанре портрета. Вместе с ней также учились соотечественники: С. Абдуллаев, Б. Джалалов, А. Икрамджанов, М. Нуриддинов, С. Рахметов, сестры Э. и Н. Ахмедовы, а в городе Москве А. Мирзаев, Дж. Умарбеков, Ш. Абдурашидов, которые впоследствии стали известными художниками и искусствоведами в Узбекистане. На чужбине они сплотились и поддерживали друг друга в студенческие годы. 

– «Прожила я в общей сложности в Северной столице 10 лет. Учиться в Академии было трудно и интересно. Во-первых, меня очаровывал сам город, выстроенный по проектам великих архитекторов и наполненный произведениями искусства. Часто работала в Эрмитаже. Все что там собрано – прекрасно и изучать старых мастеров можно годами, делая копии с их произведений, восхищаясь ими. Во-вторых, здесь обучались студенты со всей страны и из-за рубежа. Академия была элитным учебным заведением и учится здесь, было престижно. Единственным оправданием своего присутствия в художественном институте мог быть только талант и трудолюбие и то, что ты достоин этой учебы, надо было доказывать каждый день за мольбертом. Учиться в Ленинграде было непросто, жила в общежитии. К тому же долгие зимы, короткие дни в отличие от солнечного Узбекистана, наводили на меня тоску, но культурная жизнь города была очень насыщена, и хотелось посетить многочисленные выставки, музеи, спектакли и в то же время надо было много работать в мастерской. Ритм жизни в городе был высок, удивляюсь, как много тогда успевала, наверное, по молодости сил было много. Мои подруги из университета им. Жданова часто заходили ко мне в мастерскую, находившейся на Литейном дворе второй линии Василевского острова. Они у меня отогревались, пили кофе и курили. Мне было интересно с ними, я их писала и некоторые портреты того периода выставлялись на выставки. 

Однажды прислушиваясь к свисту ветра в длинном, темном коридоре, я крепко уснула в своей мастерской. Когда открыла глаза, я увидела качающийся, старинный, петровских времен, фонарь на руках у склонившегося надо мной мужчины с заросшим, бородатым лицом. Он вежливо произнес: «Пожалуйста, встаньте и закройте дверь изнутри в мастерскую» и вышел. Быстро вскочив, взглянула на крепко спавшего трехлетнего сына, заперла дверь, но уснуть уже не смогла. Затем вспомнила, что охрана Академии Художеств обходит в полночь все закоулки громадного, старинного здания, которое занимает художественный институт им. И. Е. Репина и мужчина этот был начальником ночной охраны».

Мастерская художницы была расположена на чердаке здания. Это было  длинное, унылое помещение размером в 5х2,5 метров. Серые стены были покрыты вековой пылью, через оконные рамы на потолке пробивался скудный дневной свет. Рядом находилась узкая, железная, лестница, которая начинала дребезжать, как только ступала нога на ступень первого этажа. Здание Академии Художеств был построен по проекту известного архитектора XVIII века Жана Батиста Валлена Деламота, с 1764 года по 1788 год. Он же был и первым ректором Академии Художеств. Позже его обвинили в растрате средств, отпущенных на строительство здания. Старожилы-искусствоведы рассказывали, что это здание строился многие годы и сумма, отпущенная на кирпич, со временем возросла во много крат.

В такой то обстановке и была задумана в 1973 году, картина «Автопортрет с сыном Азизом». Произведение написано на левкасе размером 140х130, под руководством профессора технике и технологии живописи Михаила Михаиловича Девятова, который давал художнице профессиональные советы в написание не только музейных копий, но и творческих работ. Он разрешал ей пользоваться связующими материалами: лаками (дамарным, копаловым, пихтовым); маслами (льняным, подсолнечным, персиковым), для написания копий из запасов лаборатории техники и технологии живописи. На картине стиль письма, была декоративно-плоскостной, что не приветствовалось в художественных учебных заведениях официального обучения изобразительному искусству в 70-80тые годы прошлого столетия. Однако в Эрмитаже на четвертом этаже, экспонировались произведения Матиса, Модильяни, Пикассо и других зарубежных мастеров изобразительного искусства конца ХIХ и начала ХХ веков, а в Русском музее постоянно выставлялись работы русских авангардистов. Студенты художественных учебных заведений Ленинграда, в свободное от учебы время, увлеченно изучали манеру письма этих мастеров. Видимо, это и наложило отпечаток на цвет и стиль письма в произведение. Колорит и тональное решение картины светлое, что нельзя было сказать о душевном состояние портретируемых. Крайняя серьезность и внутреннее напряжение читалось в глазах и у матери, и у сына. «Что день грядущий нам готовит, по возвращению в Ташкент?»2.

По окончанию учебы и распределению, художница была направлена в Ташкентский театрально-художественный институт им. А. Н. Островского. Спустя четверть века, в 1997 году, он был преобразован в Национальный институт художеств и дизайна им. Камолиддина Бехзода. В этом институте, она работает преподавателем кафедры рисунка вот уже 40 лет и за это время воспитала целую плеяду художников. 

– «В 1973тьем году, в июле месяце вернулась в Ташкент. Время, после возвращения было трудным периодом моей жизни. Здесь меня встретили настороженно и с удивлением. Вспомним, что речь идет о событиях, почти полувековой давности, когда в Узбекистане, и не только там, не приветствовались самостоятельные решения в выборе жизненных путей у молодых девушек. И такое положение не способствовало творческому самочувствию, вот почему у нас так мало было женщин-художниц, особенно узбечек. Приходилось доказывать свою состоятельность своим творчеством. Для художников, не получающих поощрение коллег и публики, почва для творчества скудеет, а потеряв веру в себя невозможно стать, художником».

Между тем есть много личностей, достойных того, чтобы их запечатлели на картинах. Поэтому А. Маматова работала в основном, в портретном жанре. В каждом ее образе присутствует свой внутренний мир, и художница пытается разгадать его, раскрыть секреты личности. Чувствуется своеобразный подход к изображению любимых и почитаемых людей. Возможно, ей присуще, переданное, прежде всего родителями, глубокое понимание национальной культурной традиции, чувство корней, гармоничному постижению мира и утверждению собственного творческого «я». Она наблюдала за жизнью и работала над эскизами, ездила по всему Узбекистану, собирая изобразительный материал для будущих картин. В 1975 году был, написан портрет «Эдельвейс». В ней изображена женщина-чабан, живущая вдали от городов, в одном из малых поселений, высоко в горах. Печаль и одухотворенность во взгляде ее глаз. Возможно, это связано с ее юностью, памятью о счастливых встречах и горестных расставаниях? А может, она сравнивает свою жизнь с пробившимся из каменной почвы цветком, которое она держит в руках? Это портрет о женской судьбе, несмотря на трудности жизни, смогла, сохранит веру в нее.

– «В 1975 году начала писать картину «Механизаторы». Она была задумана под впечатлением стихотворения народного узбекского поэта Тураба Тулы. Доблесть и мужество, внутренняя и внешняя красота Замирахон, Анорхон и Маърифатхон пленили меня так же, как и поэта. Поехала в Наманганскую область, познакомилась и подружилась с ними. В течение осени, во время сбора хлопка, внимательно наблюдала за своими героинями. У каждой из них – свой характер. Обратила внимание, как они ведут себя в личной и повседневной жизни. С изобразительным материалом, который собрала в совхозе, я выехала в город Ленинград, где продолжила учебу на ФПК и там, в мастерской приступила к работе над картиной»3.  

В последующие годы, художница продолжила цикл картин о женщинах села. В 1986 году была создана картина «Щедрость» – итог жизненных впечатлений, наблюдений и размышлений о них. Портреты героинь у художницы собирательные, образы олицетворяют и отражают внутренний дух узбекских женщин, несущих на своих плечах урожай – дар матери земли, обилие, которое создается их трудолюбием. В центре, на фоне яблоневого древа с пурпурными плодами, изображена мать с ребенком. В произведение воспевается труд и материнство – начало и продолжение жизни в этом огромном мире. Работая над картиной, художница вспоминала прекрасные образы из истории изобразительного искусства мировой культуры4.

«Казалось, совсем недавно состоялось торжественное открытие в клубе творческой молодежи экспериментального театра «Ильхом» – «Вдохновение», в городе Ташкенте, а он уже успел завоевать признание. Здесь часто собираются художники, артисты, музыканты, чтобы поговорить о путях развития искусства, обсудить новый спектакль, прослушать произведение начинающего композитора, поспорить около картин молодого живописца. Такие встречи и дискуссии обогащают духовно молодежь, развивают ее кругозор, воспитывают вкус, помогают в работе над новыми произведениями. 5 февраля 1977 года, в залах клуба «Ильхом» была развернута первая выставка творческих работ художницы А. Маматовой. Тема ее полотен – молодой современник. Она показала его во время работы и краткого отдыха, в минуты раздумий и бесед. Художница стремилась передать наиболее характерные черты портретируемых современников, отчего образы становились более емкими и выразительными»5.

Она старалась, как можно чаще показывать работы в самых различных учреждениях – от специализированных художественных залов и галерей, до учебно-производственных учреждений, чтобы, как можно больше людей познакомились с ее произведениями. Это для нее было значительной моральной «подпиткой», стимулом для дальнейшей работы.

– «В 1977 году начала писать картину о молодых ученых Узбекистана. Они были очень красивы, интеллектуально и физически. Увлекались физикой и лирикой, поэтому эта тема для меня стало актуальной. Это было 1980-90тые годы – время брожения умов. Приходилось задумываться об очень многом». Например, в картине «Беседа» изображены биофизик Бек Тошмухамедов, радиобиолог Азим Турдиев и глава школы биохимиков Джахонгир Хамидов. Зритель видит в ней молодых ученых, сосредоточено обдумывающих и обсуждающих интересный научный проект. Б. Тошмухамедов являлся основателем и главой школы биофизиков. Он и члены его школы неоднократно организовывали симпозиумы в городе Ташкенте в 70-80 годы прошлого столетия. На эти мероприятия приглашались ученые с Ленинграда и из Москвы. Приезжал известный ученый биолог А. Спирин вместе с учениками – молодыми учеными. Симпозиумы, как правило, проходили на природе в одном из живописных уголков пригорода. Эти встречи и дали импульс к написанию картины.   

«Одним из творческих достижений художницы, можно считать портрет «Балерины Бернары Кариевой в образе Анны Карениной», овеянный глубоким лиризмом. Ее притянула к себе магическая сила высокого искусства известной узбекской (балерины) танцовщицы, и она со всей силой души воплотила в картине ее образ. «В этом произведение, главной целью художницы было отражение образа Анны Карениной через образ Бернары Кариевой. Возможно, внешность двух героинь не схожи, однако художницу заинтересовал поэтический мир балерины. Сплавив эти два образа, она создала свою Анну Каренину. Поэтому, этот портрет получился поэтичным и производит большое впечатление. Известно, что гениальный русский писатель Лев Толстой долго трудился над ее образом и одним из первых в мировом художественном сознание раскрыл внутренний мир женщины со всей его красотой, противоречивостью и трагичностью. Недаром Л. Толстой говорил, что «Анна является – ровно моей половиной». - «Создавая свои картинны - говорит А. Маматова - художник всегда живет в мире своих фантазий и воображения». Именно это, ярко отразилось в этом произведение»6

– «В 1990 годы были периодами депрессии, это было время, когда не хотелось брать кисти в руки. Однажды, мне позвонил из Мекки и попросил о встрече шейх Абдель Вахид Яссави. Он являлся потомком узбеков Яссы, эмигрировавших в Саудовскую Аравию век тому назад, который был знаком с моим творчеством. Во время встречи шейх спросил меня: – «Почему Вы перестали писать картины?». Мне трудно было ответить, поэтому я сказала: – «Причина, в смерти моей матери». Он продолжил: – «Вы мусульманка, обладающая творческим даром, Вы должны продолжить писать картины. Тот, кто может создавать произведения и не делает этого, поступает против своего предназначения» – Так я возвратилась к творчеству».

В 1990-2000 годы, художницей было создано серия портретов великих ученых своей страны: Абу Али ибн Сина, врачеватель Востока (известного в просвещенной Европе, как Авиценна); Шаха Бабура (поэта и воителя – основателя династии Бабуридов в Индии); Алишера Навои – автора знаменитой «Пятерицы», основоположника (тюркской) узбекской классической литературы, государственного деятеля эпохи Темуридов; Поэта и дервиша Машраба, оставившего литературное наследие, вошедшее в сокровищницу литературы узбекского народа. В этих произведениях она изобразила внутренний мир ученых и поэтов, их нелегкую жизнь, полную трагических событий. 

– «1995 и 1996 год, - говорит она, - прошли у меня под знаком Шаха Бабура Мирзы. Написала несколько картин, связанных с различными периодами его необычайно насыщенной жизни». Возле мольберта, на котором установлен вариант картины «Портрет шаха Бабура в лунную ночь», на столике лежит альбом старинных восточных миниатюр, иллюстрирующих его «Бабурнаме» и отдельно, изрядно зачитанный том сочинений великого поэта. – «Эти книги помогают мне воплощать творческие замыслы. Вчитываясь в строки стихов и прозы, рассматривая детали восточных миниатюр, я ищу собственное стилевое решение, пока задуманный образ не начинает жить на моем холсте, обретая плоть, кровь и мысль. Видимо, поэтому родился цикл картин о нем. В каждом полотне цикла, мною так или иначе, переданы раздумья Шаха Бабура о Родине, чувство ностальгии. Вот он жалуется птице, как давно не был в родных краях, от этого разрывается его сердце. Одна из легенд повествует, что когда Шаху Бабуру однажды караванным путем привезли несколько Андижанских дынь, он, почувствовав их аромат, заплакал. Данный рассказ дал начало еще одному портрету. Почти каждая глава повествования «Бабурнаме» диктует мне новое полотно. В отечественной литературе, пожалуй, никто до Шаха Бабура так трепетно и проникновенно не выражал мотивы свободомыслия, сыновних признаний в любви к Родине. Уроженец города Андижана, находящегося в Ферганской долине, он вынужден был оказаться на чужбине. Но и там своими делами и творениями возвышал имя своей Родины. Талантливый полководец, основавший обширную империю, в которую входили территории современной Индии, Афганистана и Пакистана, Шах Бабур, живя в Кабуле и в Дели, часто вспоминал о родном крае: Чужбина – клетка, в ней постыло все, немило. Давно моя душа, как птица загрустила. В книге «Взгляд на всемирную историю» Джавахарлал Неру писал: – «Дели вновь возвысился, став столицей этой империи. Он (Шах Бабур) был обаятельным человеком. Воспоминания, написанные им, делают его человечным и привлекательным в наших глазах». – «Моя цель – говорит А. Маматова передать – не сколько портретное сходство (хотя и это немаловажно), а внутренний мир своих героев. Ведь они добрые наставники и учителя нынешних поколений. Наши дети не должны отрываться от истоков народной традиции, его ядра – семейного очага»7

 

Когда-то давно, в дни молодости художницы, к ней в мастерскую на чердаке здания Академии Художеств в Ленинграде, пришла ее подруга – высокая, худенькая девушка с решительным взглядом голубых глаз – Марина Пушкарева. Она принесла с собой журнал «Москва», за январь месяц 1969 года, где был напечатан роман Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». Художница была так увлечена чтением этого произведения, что выучила многие страницы книги наизусть, не выходя в течение недели из мастерской. Особенно запечатлелось в памяти слова Воланда из концовки романа: - «Что делать в подвальчике...? – Зачем? – продолжал Воланд убедительно и мягко, - О, трижды романтический мастер, неужели вы не хотите днем гулять… под вишнями, которые начинают зацветать, а вечером слушать музыку Шуберта, неужели вам не будет приятно писать при свечах гусиным пером? Туда, туда…» - «Смотри, вон впереди твой вечный дом… Я уже вижу венецианское окно и вьющийся виноград, который поднимается к самой крыше… Я знаю, что вечером к тебе придут те, кого ты любишь, кем ты интересуешься. Они будут играть, они будут петь для тебя, ты увидишь, какой свет в комнате, когда горят свечи. Ты будешь засыпать с улыбкой на губах. Сон укрепит тебя, и ты станешь рассуждать мудро8.

– «В 90 годы, городские власти выделили мне землю на окраине города Ташкента. Помню, это было в декабре, я с сыновьями забивала колышки, чтобы оградить наш участок. Низкое серое небо, шел дождь, слякоть, а у меня на душе был праздник. Я говорила себе: «Видит Бог, это земля заросшая бурым татарником – моя земля!». Через нее, эту землю, почувствовала свое кровное родство с Родиной, без которой я жить не могу. Меня может понять тот – кто долго прожил вдалеке от дома. А вот теперь своя земля, на которой будет построен дом, по-своему проекту и своим трудом». 

Одной из последних картин художницы, является картина «Хранители», в котором изображены сыновья художницы. Картина написана в размере 120х100 по синтетически-масляному грунту. Она начата в начале 2013 года и видимо к ней художница будет возвращаться еще очень долго. Работа писалась на льняном холсте грубого плетения. Холст был тщательно прокрыт грунтом и обработан пемзой, пока поверхность холста не стала гладкой и пригодной для письма масляными красками. На картине все залито золотистым светом. Цветущие деревья, белые стены дома, горы вдалеке освещены утренним солнцем. Позади братьев, на зеленой лужайке пасется лошадь символизирующая дух творчества, обитающего в этом пространстве. Колорит картины теплый и чувствуется дуновение ветерка. А вдалеке, у подножия гор, по изумрудно-синей глади расположенного там чаши озера, скользит серебристая лодка  с белым парусом, наполненного свежим попутным ветром.

Дом, изображенный на картине «Хранители», строился в течение долгого времени. Художница стремилась воплотить в архитектуре здания дух, заключенный в словах Воланда и Маргариты о доме отведенном мастеру, чтобы там он мог жить и творить свои произведения. Дом, в котором можно в тишине сидя у окна, поглядывая на алые цветы граната и цветущие деревья вишен, писать свои картины с близких по духу и дорогих людей или же статьи о них. И в конце, хотелось бы отметить, что художница Азиза Маматова в течение всей своей жизни, наполненной творческой и педагогической деятельностью пыталась следовать словам, высказанным романтическим писателем Александром Грином – «Я делаю то, что существует, как старинное представление о прекрасном, несбыточном и что, по существу, так же сбыточно и возможно»9.

 

Литература:

1. Судьбы и время. М.: Издательства Р. Элинина, 2004 г. с-273.

2. Произведение приобретено в 1974 году Союзом Художников Узбекистана.

3. Художники о своем творчестве. Каталог, Т., 2008 г. с-32.

4. Произведение приобретено в 1988 году Государственным музеем искусств Узбекистана.

5. На полотнах – Современник. Газета «Комсомольская правда», 1977 г. 5 февраля.  

6. «Преданность искусству» Камола Акилова. Совет Ўзбекистон Санъати – 3/1988 г. с-19. 

7. «Портрет Художницы на фоне ее картин». Газета «Народное Слово», 1996 г. 16 ноябрь. Раим Фархади.

8. «Мастер и Маргарита» полный вариант издания: М. Булгаков. Романы, М., 1973 г. с- 631-632.

9. Грин. А. Алые Паруса. – Т.: Ўқитувчи, 1987 г. с-75. 

0
Ваша оценка: Нет Средняя: 6.8 (8 голосов)
Комментарии: 10

Nurpeissova Elmira

Уважаемый Улугбек! Большое спасибо за интересную статью. Может быть статья не совсем научная, но все же очень познавательная. По картинам сразу же чувствуется женская рука, так как картины лирические, яркие, теплые, жизненные. С уважением, Эльмира Нурпеисова

Макарова Татьяна Львовна

Когда говорят о "Братстве Прерафаэлитов" - нередко забывают о вкладе Лиззи Сиддалл, которая была талантливым художником. Дело не в гендере, а в полноте истории. Конечно, в строго научной работе какие-то моменты можно и опустить: сделать акцент на особенностях творчества, а жизненные обстоятельства привязать к ним как пояснение. Однако это дело и право автора. Быть может, такие работы и авторы, которым интересно все о художнике - и являются ее хранителями, важными хранителями и трансляторами. С уважением, Т. Макарова

Хамзе Димитрина

Уважаемый коллега! Дорогой Улугбек! Огромное спасибо за ценный доклад и вдохновляющие эмоции! Судьба этой замечательной художницей совсем нелегка, но ей решительность и преданность творчеству – своему призванию – достойны восхищения! Поздравляю Вас очень сердечно и желаю дальнейших успехов и всего наилучшего! С уважением! Димитрина

Арефьева Светлана Муллануровна

Все в повествовании лирично, спокойно и умиротворенно. В рамках научного форума, статье, вероятно, не хватает анализа-описания работ, их атрибуции (все как положено: названия, размеры, материалы и место нахождения). Звонкая красочная палитра художницы говорит все ж о чувствах. Недостаточно сказано о стилистике полотен.

Саносян Хачатур

Уважаемый Улугбек. Спасибо за статью.

Аязбекова Сабина Шариповна

Уважаемый Улугбек Насимович! Невозможно оторвать глаз от этих выразительных и пронзительных картин. Спасибо за такое открытие! С уважением, Аязбекова С.Ш.

Трещалин Михаил Юрьевич

Уважаемый Улугбек! Интересная и содержательная работа. Прекрасные лирические, светлые картины на которых я вижу природу и национальные традиции Узбекистана в первую очередь, и лишь потом, современников художницы. Спасибо за статью. Узнал для себя много нового. С уважением д.т.н., профессор М.Ю. Трещалин

Луговая Татьяна Анатолиевна

Согласна с комментарием уважаемой Ксении. Содержание статьи, очень интересное и познавательное, желательно облекать в научный стиль. Список литературы также стоит оформлять по соответствующим Стандартам. Желаю автору успехов. С уважением, Татьяна Луговая.

Yeginbayeva Toizhan Zhilkaydarovna

Уважаемый Улугбек! Благодаря Вашей статье я узнала о жизни и творчестве еще одной героической женщины-художницы. Во всех картинах мы ощущаем полноту ее любви к соотечественникам, душевную щедрость, выраженную в красках.Спасибо. Тойжан Жылкайдаровна.

Лагода Оксана Николаевна

Уважаемый автор! Читать вашу статью и интересно, и отрадно. Думаю, судьба вашей "героини" - это судьба многих других женщин, которым их эпоха предоставила новые неимоверные возможности реализации, особенно в творческих профессиях... Статья не совсем научная, но, однозначно, познавательная. С уважением, Ксения
Комментарии: 10

Nurpeissova Elmira

Уважаемый Улугбек! Большое спасибо за интересную статью. Может быть статья не совсем научная, но все же очень познавательная. По картинам сразу же чувствуется женская рука, так как картины лирические, яркие, теплые, жизненные. С уважением, Эльмира Нурпеисова

Макарова Татьяна Львовна

Когда говорят о "Братстве Прерафаэлитов" - нередко забывают о вкладе Лиззи Сиддалл, которая была талантливым художником. Дело не в гендере, а в полноте истории. Конечно, в строго научной работе какие-то моменты можно и опустить: сделать акцент на особенностях творчества, а жизненные обстоятельства привязать к ним как пояснение. Однако это дело и право автора. Быть может, такие работы и авторы, которым интересно все о художнике - и являются ее хранителями, важными хранителями и трансляторами. С уважением, Т. Макарова

Хамзе Димитрина

Уважаемый коллега! Дорогой Улугбек! Огромное спасибо за ценный доклад и вдохновляющие эмоции! Судьба этой замечательной художницей совсем нелегка, но ей решительность и преданность творчеству – своему призванию – достойны восхищения! Поздравляю Вас очень сердечно и желаю дальнейших успехов и всего наилучшего! С уважением! Димитрина

Арефьева Светлана Муллануровна

Все в повествовании лирично, спокойно и умиротворенно. В рамках научного форума, статье, вероятно, не хватает анализа-описания работ, их атрибуции (все как положено: названия, размеры, материалы и место нахождения). Звонкая красочная палитра художницы говорит все ж о чувствах. Недостаточно сказано о стилистике полотен.

Саносян Хачатур

Уважаемый Улугбек. Спасибо за статью.

Аязбекова Сабина Шариповна

Уважаемый Улугбек Насимович! Невозможно оторвать глаз от этих выразительных и пронзительных картин. Спасибо за такое открытие! С уважением, Аязбекова С.Ш.

Трещалин Михаил Юрьевич

Уважаемый Улугбек! Интересная и содержательная работа. Прекрасные лирические, светлые картины на которых я вижу природу и национальные традиции Узбекистана в первую очередь, и лишь потом, современников художницы. Спасибо за статью. Узнал для себя много нового. С уважением д.т.н., профессор М.Ю. Трещалин

Луговая Татьяна Анатолиевна

Согласна с комментарием уважаемой Ксении. Содержание статьи, очень интересное и познавательное, желательно облекать в научный стиль. Список литературы также стоит оформлять по соответствующим Стандартам. Желаю автору успехов. С уважением, Татьяна Луговая.

Yeginbayeva Toizhan Zhilkaydarovna

Уважаемый Улугбек! Благодаря Вашей статье я узнала о жизни и творчестве еще одной героической женщины-художницы. Во всех картинах мы ощущаем полноту ее любви к соотечественникам, душевную щедрость, выраженную в красках.Спасибо. Тойжан Жылкайдаровна.

Лагода Оксана Николаевна

Уважаемый автор! Читать вашу статью и интересно, и отрадно. Думаю, судьба вашей "героини" - это судьба многих других женщин, которым их эпоха предоставила новые неимоверные возможности реализации, особенно в творческих профессиях... Статья не совсем научная, но, однозначно, познавательная. С уважением, Ксения
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.