facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

АКТУАЛЬНЫЕ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В РОССИИ И ВЫЗОВЫ РЕГИОНАЛЬНОЙ МОЛОДЁЖНОЙ ПОЛИТИКЕ

АКТУАЛЬНЫЕ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В РОССИИ И ВЫЗОВЫ РЕГИОНАЛЬНОЙ МОЛОДЁЖНОЙ ПОЛИТИКЕ
Сергей Чирун, доцент, кандидат социологических наук, доцент

Кемеровский государственный университет, Россия

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Россия";

Открытое Европейско-Азиатское первенство по научной аналитике;

Автор статьи считает, что российский авторитаризм представляет собой социально и политически неоднородное явление, имеющее выраженные национально-региональные черты и особенности. Российский авторитаризм продемонстрировал определённую жизнеспособность, на определённом историческом этапе он сравнительно успешно решал отдельные проблемы общественно-политического развития. Однако, дальнейшее доминирование клиентальных политических сетей, по мнению автора, неизбежно приведёт к обострению отношений между узким классом рентопотребителей и социально активным населением, молодёжью, что в отдельных регионах, может стать причиной масштабных социальных потрясений. Предпочтительной альтернативой клиентеле, по мнению автора, в современных условиях могут считаться сети горизонтального типа, являющиеся одновременно основой гражданского общества.

Ключевые слова: политический режим, социальные сети, молодёжь, авторитаризм, политическая модернизация.

The author believes that Russian authoritarianism is a socially and politically non-uniform phenomenon, with an expression of national - regional features and characteristics. Russian authoritarianism demonstrated a certain vitality, a certain historical stage, it is relatively successfully solved some problems of socio-political development. However, further domination of authoritarianism in the political system, according to the author, will inevitably lead to strained relations between the narrow class rentopotrebiteley and socially active people, young people, that in some regions, can cause large-scale social upheaval. Preferred alternative clientele, according to the author, in modern conditions can be considered as a network of horizontal type, are both the foundation of civil society.

Keywords: political regime, social networks, youth, authoritarianism, political modernization.

 

Сегодня признано, что отечественный авторитаризм – социально и политически неоднородное явление. Это не «промежуточное» состояние или политическая форма, но отдельный вид политического режима с собственной внутренней логикой развития, внутренней динамикой и противоречиями[1]. Российский авторитаризм продемонстрировал известную жизнеспособность, успешно трансформируя свои институциональные основания и социальную базу, принимая различные формы в зависимости от «особых условий» конкретных сообществ и регионов, временами сравнительно успешно решая проблемы их развития.[2]

Вместе с тем, в состоянии постмодерна переживают глубокий кризис как традиционные, так и «модернизированные» типы авторитаризма, оказываясь все менее способными справиться с вызовами, возникающими в рамках реального публичного пространства. Непоколебимость и «неподвижность» авторитарного порядка могут оказаться на поверку иллюзией.

Модернизация соединяет в себе такие компоненты, как политическое развитие (региональное и нациестроительство, политическое участие, распределение), экономический рост, социальную мобилизацию вкупе с культурной рационализацией, физическую мобилизацию и международную трансформацию[3]. Но именно модернизация в состоянии постмодерна является для авторитаризма ловушкой, а изменение социальной базы режима порождает серьезные риски.

Некоторые либеральные исследователи рассматривали молодёжь в качестве «могильшика» авторитаризма, однако политический анализ данных по возрастным когортам убедительно доказал, что «прозападные» ориентации молодых носили преимущественно декларативный характер. По мере взросления молодые все больше вписывались в структуру патримониальныхценностных представлений. Значимым отличием молодых от старших поколений были и остаются, по сути, только большая удовлетворенность всеми сферами жизни, включая материальное положение, с одной стороны, а с другой, особенно для самых молодых, — большая чувствительность к проблематике, связанной с национальной или этнической идентичностью.[4]

Причины неспособности авторитаризма справиться с модернизационными «вызовами» стремится показать германский экономист Х. Эльзенханс.

В своей недавно опубликованной книге [5] Эльзенханс предлагает и обосновывает собственную версию кризиса капиталистического модерна.

Ключевой тезис Эльзенханса звучит достаточно провокационно и способен шокировать политических конформистов: капитализм в мировом масштабе является исключением, в то время как основанные на ренте политические системы являются правилом, благодаря чему дни капиталистического модерна сочтены. Капитализм руководствуется логикой прибыли, в то время как остальной «некапиталистический» мир – логикой ренты.

Экономический рост базируется на расширении рынков для товаров массового спроса, что имеет своим следствием рост реальных доходов для основной массы населения. Последнее возможно лишь при условии, что рабочая сила и заработная плата увеличиваются и обеспечивают подъем доходов.

Эльзенханс противопоставляет капитализму, как, казалось бы, «победившему» в мировом масштабе, но не сумевшему преобразовать «под себя» весь мир экономическому укладу так называемую модель «рентной экономики» премодерна. В основанных на ренте системах источником доходов является политический контроль над обеспечивающими ренту ресурсами. К числу последних принадлежат земля, полезные ископаемые, такие, как нефть, уголь, газ, торговля, которая стремится освободиться от таможенных пошлин, а равно и другие виды экономической активности, которые принадлежат к «теневой» части национальной экономики.

Извлечение прородной ренты, в российской практике, выливается не в технологический национальный прорыв, а в элитарное потребление «паразитарных» слоев (уголовные дела А. Сердюкова и Е. Васильевой). Следствием этого является высокая концентрация доходов в руках тех, кто обладает политической властью, в то время, как большинство молодых россиян довольствуются минимальными доходами в силу ограниченной «емкости» внутреннего рынка. 

Таким образом, в России наблюдается растущий рынок товаров элитного потребления, но не возникает перспектив развития рынка товаров массового потребления, для чего требуется индустриальная основа для повышения производительности труда.

И если капитализм не смог утвердиться в мировом масштабе, это, по мнению Эльзенханса, свидетельствует не о глобализации прибыли, но о глобализации ренты. Это побуждает политические и экономические элиты государств с рентной моделью экономики стремиться к интеграции в мировую экономическую систему, сохраняя без изменений  сложившиеся в их странах модели экономического уклада и рынка.

Последнее неизбежно ведет к обострению отношений между узким классом рентопотребителей и молодым активным населением, что в перспективе может вылится в масштабные социальные потрясения.

Так, например, в числе политических последствий «Арабской Весны» исследователями называется превращение молодежных организаций в значимых политических акторов [6].

Авторитаризм в «инерционной фазе» характеризовался стремлением авторитарных региональных руководителей к упрощению и «рутинизации» системы управления. Последнее не позволяет авторитарным режимам адекватно реагировать на современные «комплексные» вызовы и эффективно разрешать возникающие в обществе проблемы, что приводит  политическую и социальные системы к глубокому кризису[7].

Конечно, некоторым режимам удалось добиться «позитивного» восприятия собственным населением авторитарных практик и порядка, используя в качестве «действенных» аргументов быстрый экономический рост, обусловленный притоком нефтедолларов и иллюзорные атрибуты эффективного управления, подкреплённые пропагандой традиций национальной или религиозной культуры. Последняя, будучи якобы основанной на ценностях справедливости и порядка, представляла модель «западной демократии», неприемлемой для собственной страны[8]. В результате «гибридный режим» обретал достаточно высокую степень прочности.

Однако, настойчивые усилия государства, включая введение новых институциональных правил, означали перераспределение прав и полномочий в пользу власти. Последнее способствовало расширению рутинного, а не рационального поведения, стимулируя традиционалистскую мотивацию, укрепляло соответствующие нормы. Процессы легализации, легитимации, институционализации и консолидации политического порядка оказались разорванными, а институциональный порядок, вопреки воле национального лидера,  не становится универсальным и общепринятым.

Таким образом, неопатримониализм, несмотря на свою способность решить некоторые проблемы «незападногого» общества, в России постепенно исчерпал свой жизненный потенциал, игнорируя такие принципы, как разделение властей, отделение собственности от власти, автономию структур гражданского общества по отношению к власти, и др.[9] Ограниченность неопатримониализма состоит в его внутренней нестабильности, в тенденции быть подверженным политическим кризисам в результате появления конкурирующих центров власти.

Когда общество в целом или даже отдельные его сегменты приходят в движение, кризис любой из разновидностей патримониалистского режима становился неизбежным.  Формы этого кризиса – массовые молодёжные выступления (может быть использована социальная и национальная тематика) с перехватом власти тем или иным сегментом элиты, насильственная революция с прорывом к власти контрэлит, и др.  В этом обнаруживался общий кризис патримониальных режимов как разновидности авторитаризма.

В условиях археомодерна (постмодерн с российской спецификой) региональная власть выступает не только как формально-правовой и формально-институциональный, но и как сетевой феномен. Она включает в себя совокупность региональных властных институтов с юридически закрепленным статусом, их руководителей и персонала и одновременно – комплекс сформированных региональными руководителями политических сетей и неформальных институтов клиенталы.

Политическая клиентела – это специфическая модель неформальной сети иерархического типа.  В клиентеле позиции привилегированных акторов («патронов») могут занимать руководители (лидеры) официальных властных институтов, монополизирующие доступ к власти и политическим ресурсам, а позиции зависимых акторов (клиентов) – нижестоящие акторы, которые вынуждены вступать с «патронами» в отношения неравноценного обмена, с целью получения ограниченного доступа к региональным ресурсам. Клиентела также может рассматриваться в качестве модели неформального института, дополняющего формально-институциональные (формально-правовые) структуры власти, либо замещающего их в ситуации радикальных властных трансформаций и политико-правовой неопределенности, когда последние утрачивают свои функции. 

Противовесом клиентеле в современных условиях могут считаться развитые сети горизонтального типа, служащие основой для формирования гражданского общества и модели «плюрализма элит» на уровне общенациональной и региональной политики. В то же время предпосылки, необходимые для формирования подобной модели (к числу которых относятся развитая диверсифицированная экономика, высокий уровень образования молодёжи в регионах России, сложившаяся гражданская политическая культура и др.), сегодня присутствуют далеко не во всех российских регионах, что способно создать в России ситуацию так называемого «модернизационного тупика».

 

Литература:

1. Гудков Л. Д., Дубин Б.В., Зоркая Н.А. Молодежь России. — М.: Московская школа политических исследований, 2011. 96 с.

2. Иноземцев В. Безумие «имперской интеграции»// Vedomosti.ru12.12.2013.

 Режим доступа: http://www.vedomosti.ru/opinion/news/20055511/bezumie-imperskoj-integracii#ixzz2neddffwm

3. Cohen Sh. Looking behind the «Arab Spring» // Israel Journal of Foreign Affairs. - Vol. 6. - 2012/5773. -Number Three. - P. 34-36.

4. Elsenhans H.The Rise and Demise of Capitalistic World System». - Leipzig, 2011.

5. Krämer R. Autoritarismus Global. Gedanken zu einem aktuellen Phänomen // Welttrends. - 2012. - No 82. - S. 27-28.

6. Schluemberger O. Nach dem arabischen Fruehling // Welttrends. - 2012. - No 82. - S. 70-73.

7. Thompson М. R.  Nichtdemokratische Systeme in Ostasien // Welttrends. -2012. - No 82. - S. 38-45.

8. Zapf W. Die Modernisierungstheorie und die unterschiedlichen Pfade der gesellschaftlichen Entwicklung// Leviathan 24.- 1996. - S. 63-77.



[1]Krämer R. Autoritarismus Global. Gedanken zu einem aktuellen Phänomen // Welttrends. - 2012. - No 82. - S. 27-28.

[2]Иноземцев В. Послание середины срока//Профиль 841. Режим доступа: http://www.profile.ru/article/poslanie-serediny-sroka-78327

[3]Zapf W.Die Modernisierungstheorie und die unterschiedlichen Pfade der gesellschaftlichen Entwicklung// Leviathan 24.- 1996. - S. 63-77.

[4]Гудков Л.Д., Дубин Б.В., Зоркая Н.А. Молодежь России. — М.: Московская школа политических исследований, 2011. с. 5.

[5]Elsenhans H.The Rise and Demise of Capitalistic World System». - Leipzig, 2011.

[6]Cohen Sh. Looking behind the «Arab Spring» // Israel Journal of Foreign Affairs. - Vol. 6. - 2012/5773. -Number Three. - P. 34-36.

[7]Schluemberger O. Nach dem arabischen Fruehling // Welttrends. - 2012. - No 82. - S. 70-73.

[8]Thompson М. R.  Nichtdemokratische Systeme in Ostasien // Welttrends. -2012. - No 82. - S. 38-45.

[9]Иноземцев В. Безумие «имперской интеграции»// Vedomosti.ru12.12.2013. Режим доступа: http://www.vedomosti.ru/opinion/news/20055511/bezumie-imperskoj-              integracii#ixzz2neddffwm

0
Ваша оценка: Нет Средняя: 6.3 (3 голоса)
Комментарии: 6

Аязбекова Сабина Шариповна

Уважаемый Сергей Николаевич! Очень интересные вопросы Вы поднимаете в своем докладе. Меня интересует, за счет чего достигается прочность "гибридного режима" и какую роль в этих процессах играет молодежь? С уважением, Аязбекова С.Ш.

Чирун Сергей

Благодарю Вас за интерес к статье, уважаемая Сабина Шариповна. Думаю, что прочность гибридного режима - это временное явление. Роль же молодёжи весьма не однозначна и зачастую противоречива. Сегодня постепенно забываются, уходят в историю "Наши", выполнявшие функции молодёжных "столпов" режима в середине нулевых, и их радикальные оппоненты (АКМ, НБП). Одновременно с этим проходят апробацию новые, совершенно непривычные для нас, экзотические, "постмодернистские" формы политического участия и политического поведения молодёжи.

Пузиков Руслан Владимирович

Работа написана на актуальную и злободневную тему! Радует, что проблемы молодежи и ее воздействие на происходящие процессы в стране начинаю привлекать внимание ученых!

Myshlyayev Taras

Уважаемый Сергей Николаевич! Хорошая статья! Особенно хорош тезис о постмодерне. Действительно, мировые примери неспособности авторитарных режимов реагировать на меняющеюся конъюнктуру обществ подтверждают тезис о их неспособности отвечать на социальные и экономические вызовы. Но, у меня есть вопрос. Существуют ли в России контрэлиты, способные "добить" нынешний режим или хотя бы мобилизировать молодежь?

Кисамедин Гулжан

Я с очень большим интересом прочитала вашу статью, она мне понравилась, считаю тему актуальной и заслуживающей высокой оценки, только жаль, что все обличено в теоретическую форму, нужны реальные примеры.

Чернышова Наталья Алексеевна

Здравствуйте, Сергей! Очень интересная статья. Спасибо. Почерпнула для себя много нового. Авторитаризм действительно по-прежнему остается актуальной темой не только для России, но и для многих стран мира.
Комментарии: 6

Аязбекова Сабина Шариповна

Уважаемый Сергей Николаевич! Очень интересные вопросы Вы поднимаете в своем докладе. Меня интересует, за счет чего достигается прочность "гибридного режима" и какую роль в этих процессах играет молодежь? С уважением, Аязбекова С.Ш.

Чирун Сергей

Благодарю Вас за интерес к статье, уважаемая Сабина Шариповна. Думаю, что прочность гибридного режима - это временное явление. Роль же молодёжи весьма не однозначна и зачастую противоречива. Сегодня постепенно забываются, уходят в историю "Наши", выполнявшие функции молодёжных "столпов" режима в середине нулевых, и их радикальные оппоненты (АКМ, НБП). Одновременно с этим проходят апробацию новые, совершенно непривычные для нас, экзотические, "постмодернистские" формы политического участия и политического поведения молодёжи.

Пузиков Руслан Владимирович

Работа написана на актуальную и злободневную тему! Радует, что проблемы молодежи и ее воздействие на происходящие процессы в стране начинаю привлекать внимание ученых!

Myshlyayev Taras

Уважаемый Сергей Николаевич! Хорошая статья! Особенно хорош тезис о постмодерне. Действительно, мировые примери неспособности авторитарных режимов реагировать на меняющеюся конъюнктуру обществ подтверждают тезис о их неспособности отвечать на социальные и экономические вызовы. Но, у меня есть вопрос. Существуют ли в России контрэлиты, способные "добить" нынешний режим или хотя бы мобилизировать молодежь?

Кисамедин Гулжан

Я с очень большим интересом прочитала вашу статью, она мне понравилась, считаю тему актуальной и заслуживающей высокой оценки, только жаль, что все обличено в теоретическую форму, нужны реальные примеры.

Чернышова Наталья Алексеевна

Здравствуйте, Сергей! Очень интересная статья. Спасибо. Почерпнула для себя много нового. Авторитаризм действительно по-прежнему остается актуальной темой не только для России, но и для многих стран мира.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.