facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

СТРАТЕГИИ ТЕКСТООБРАЗОВАНИЯ В СОВРЕМЕННОМ НАУЧНОМ ДИСКУРСЕ

СТРАТЕГИИ ТЕКСТООБРАЗОВАНИЯ В СОВРЕМЕННОМ НАУЧНОМ ДИСКУРСЕ
Monakhova Tetyana, докторант, кандидат филологических наук, доцент

Национальный университет «Киево-Могилянская академия» , Украина

Участник конференции

УДК 81’42

Статья посвящена лингвистическому рассмотрению терминов «народничество», «модернизм» и «постмодернизм» в научном дискурсе. В каждой из названных стратегий текстообразования выделены основные языковые признаки, установлены языковедческие критерии определения.

Ключевые слова: стратегия текстообразования, народничество, модернизм, постмодернизм, чрезмерное называние.

The paper deals with the linguistic terms “populism”, “modernism” and “postmodernism” in scientific discourse. The main language signs of each of these text-building strategies are identified. The linguistic definition criteria are set.

Keywords: text-building strategy, populism, modernism, postmodernism,relexicalization.

 

Изо всех стилей в языке самыми незыблемыми и консервативными кажутся официально-деловой и научный. Речевые клише, определённый традицией синтаксис, отсутствие эмоционально-окрашенной лексики – всё это является обязательными, на первый взгляд, атрибутами делового и научного общения. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что и эти два типа дискурса отображают появляющиеся в языке тенденции и новшества.

Рассмотрим  современный научный дискурс с точки зрения реализации в нём традиционных и инновационных языковых процессов.

Классический стиль письма отечественных научных текстов, с его сложившимся терминологическим аппаратом, с неприятием авторского местоимения «я» в повествовании, со стремлением к обезличиванию личности исследователя для достижения максимальной непредвзятости и научной объективности, с обязательными требованиями логичности, точности, последовательности, аргументированности и доказательности изложения, – эту классику научного функционального стиля языка называю народнической стратегией текстообразования. Лингвистическое толкование общего понятия «народническая стратегия текстообразования» было дано в моих предыдущих публикациях. В данном же докладе остановлюсь на рассмотрении конкретных народнических тактик в научном дискурсе, на ряду с текстообразующими стратегиями модернизма и постмодернизма.

Итак, на сегодняшний день с достаточной долей уверенности можно говорить о наличии народнической, модернистской и постмодернистской стратегий образования научных текстов. Для определения и исследования каждой следует учитывать три основных критерия:

  • – специфику образования и функционирования метафор в научном дискурсе;
  • – лингвистические особенности оценки в научных текстах;
  • – своеобразие лексического инструментария каждой из трёх стратегий текстообразования.

Разумеется, эти ключевые критерии дополняются и уточняются множеством других конкретизирующих параметров.

Начиная разговор о метафоре в научном дискурсе, есть риск быть втянутым в дискуссию о правомерности / неправомерности метафорических единиц в научных текстах. Метафора всегда ассоциируется с едва уловимой «гуманитарностью», размытостью и нечёткостью формулировки, коих так избегает наука. Представители воинствующего сайентизма и вовсе отрицают допустимость метафоры в научном дискурсе. Однако метафора является тем, что позволяет мыслить в понятиях, без которых невозможна научная деятельность. Метафора служит этапом концептуализации действительности – переводит предмет окружающего мира в плоскость понятий и терминов [3].

Метафорика народнических научных текстов характеризуется близостью к метафорам других функциональных стилей, в частности – к художественным метафорам. Например: «Склонность к юмору, – которая подтверждается многочисленными наблюдениями, – развивается у людей и народов, поставленных в экстремальные условия. Юмор – единственное противоядие безнадёге и отчаянию (пер. – мой)» [6, С. 168].

Как правило и как видно из примера, народническая стратегия текстообразования может сопровождаться постколониальным комплексом – ревностным отношением к прошлому своей страны, трепетным осмыслением её истории и развития национального языка, часто это сопровождается национальной обидой и претензиями к народам-колонизаторам и народам-соседям.

Здесь уже просматривается народническая специфика аксиологического критерия: оценки языковым фактам даются всегда однозначные, порой категоричные, чёрно-белые, в оппозиции «свой – чужой». Иллюстрирую: «Среди других конструктивных черт национальной ментальности был упомянут и культ истории, выдающихся её событий и деятелей. Его можно определить как типичную черту ментальности у всех народов, обиженных ходом исторических событий. Действительно, для того, чтобы пережить свою (далеко не радостную) современность и добиться лучшего будущего, они ищут и находят воодушевление в своей истории, к страницам которой припадают как к жизнеутверждающему, исцеляющему и питающему источнику (пер. – мой)» [6, С. 170].

Модернистская стратегия текстообразованияв научном дискурсе, равно как и в других стилях, главной своей целью ставит осовременивание как терминологического аппарата науки, так и проблематики исследований. Модернистская стратегия языка стремится к глобальной интеграции национальной науки в мировую, к задействованию славянских исследовательских студий в общеевропейский вектор. Отмеченная ранее открытость к лексико-семантическим заимствованиям модернистской стратегии в научном дискурсе гиперболизируется. Научный стиль сам по себе предполагает активное функционирование иностранных лексем ввиду того, что преимущественное большинство терминов либо латинского, либо греческого происхождения, значительная часть – английского, также немецкого, французского и т.д. Поэтому иностранная лексика всегда была широко представлена в научном дискурсе. Однако исследователи, создающие тексты согласно модернистской стратегии текстообразования, сознательно или подсознательно перегружают свои тексты излишним количеством иностранных слов. Более того, они стремятся найти иностранный аналог уже существующему принятому термину. Например: «В составе синтаксем современных украинского и русского языков существуют такие синтаксемы, для материальной репрезентации которых основными и облигаторными являются синтетические средства… Этот общий для обоих языков состав дополняется в украинском языке медитативной, а в русском – компаративной (отношение целого к части) синтаксемами (пер. – мой)» [4, С. 96]. Целью такой тактики загромождения научных текстов широкими синонимическими рядами терминов-дублетов, искусственного культивирования сложности формулировки гипотез и доказательной базы является, на мой взгляд, стремление исследователя задекларировать свою авангардность, осведомлённость в современнейших научных теориях, утвердить свой личностный передовой статус.

Иногда приходится говорить о тактике чрезмерного называния [rewording, relexicalization] – говорящий создаёт неологизмы, то есть новые слова, или, называя предмет, употребляет слова, ранее обозначавшие совершенно другое. Например: «Если сказать по-другому, гетерономная (не одноименная) негативность письма действует, с одной стороны, между наминацией (сказанным / высказываемым), которую удерживает субъект понимания (значение), и полиномией, то есть плюрализацией значения с помощью разных средств (полиглотии, полисемии и т.д.), пронизывая бессмыслие (недостаток значения) и обозначая придушение субъекта (пер. – мой)» [5, С. 35].

Метафорика модернистской стратегии текстообразования основывается на абстрактной лексике и сложных философских образах, например: «Язык, будучи негативностью, движением, поднимающимся над своим субъективным центром и присоединяющим этот расширенный центр, являющийся целью, подчинён – в самой своей негативной динамике – законам (пер. – мой)» [5, С. 33].

В последнее время чрезвычайно популярны когнитивные исследования различных языковых концептов, однако сам термин «концепт» не имеет кодифицированного, общепринятого, хрестоматийного определения. Вернее, он имеет такое количество авторских дефиниций, что, несмотря на огромный массив исследований в этом направлении, продолжает оставаться открытой проблемой. Думается, что большинство когнитивных научных работ выполнено именно в модернистской стратегии текстообразования.

Постмодернистская стратегия текстообразованиявозникает в научном дискурсе в противовес предшествующей ей модернистской стратегии. Устав от моды на затерминологизированность, заумность и сложность изложения, постмодернисты от науки начинают применять доселе немыслимые в научных текстах языковые тактики – эпатаж, стёб, языковую игру. Постмодернизм в научном стиле – это стратегия протеста, индивидуализации исследований и низвержения авторитетов. Первой ласточкой постмодернизма в украинской филологии стала книжка Олеся Бузины «Вурдалак Тарас Шевченко», вызвавшая огромный общественный резонанс, осуждение и обиду. В предисловии сказано: «Цель этой книги – развенчать миф о Шевченко. Вы узнаете совсем другого Кобзаря – не гения и святого, а алкоголика и завистника. Неуклюжего ловеласа, отбирающего у бывшей невесты подарки. Блюстителя нравственности, шпионящего за женой друга. И раскаявшегося «революционера», выпрашивающего у властей прощение. Эту темную сторону Тараса всегда тщательно скрывали. Но она есть. Он был именно таким – в своих дневниках, письмах и десятках мемуарных свидетельств, не переиздававшихся после 1917 года. Я начинаю там, где другие заканчивали» [2]. Понятно, что основным мотивом написания книжки был эпатаж со стороны автора, однако оскорблённые чувства читателей свидетельствуют о сохранении сакрализации национальных символов и святынь, культурных знаков и мифологем и реакцию народников на постмодернистскую провокацию.

Приведённый пример чётко отображает интенциональный уровень постмодернистов – уровень намерения говорящего. Если рассмотреть дальше лингвистические и речевые признаки постмодернистской стратегии текстообразования, то окажется, что к академическому определению функций научного стиля (познавательно-информативной, функции доказательности и т.д.) добавляется ещё одна, самая, пожалуй, существенная для постмодернистской стратегии текстообразования, – функция персональной оценки. Учёный, создавая тексты в постмодернистской стратегии, ставит целью не просто проинформировать, а, прежде всего, дать оценку описываемому явлению. Субъективизм высказывания, такой недопустимый в классическом научном стиле, превращается в главную идею научного дискурса постмодернистов.

Если всегда главным требованием к языку научных текстов было наличие терминов и отсутствие разговорной или стилистически-окрашенной лексики, то постмодернистская стратегия не просто игнорирует это требование, а целиком отрицает этот критерий, вводя в оборот всю лексико-семантическую палитру языка: от слов с различными коннотациями до нетабуированной лексики.

Ярчайшим примером постмодернистской стратегии в украинском научном дискурсе стала книжка Михаила Бриниха «Шыдевры мировой литературы. Хрестоматия доктора Падлючча». Невооружённым взглядом с первых строк можно отметить нарушение абсолютно всех языковых норм – от орфографических и лексических до стилистических. Текст написан суржиком – своеобразным украинским языковым кодом, представляющим смесь украинского и русского языков. Суржик выполняет здесь функцию сарказма и стёба. Крайняя степень иронии и, вместе с тем, чрезвычайно весёлый тон повествования создают уникальный для научного текста колорит. Цитирую без перевода и купюр: «Чуствую, шо в увертюрі до цього тєкста мені не ізбіжать атмазок. Патаму шо присутність етого романа серед шидеврів може комуто показатись слішком наглою сваволею автора-упорядника. Да, я уже бачу, шо ваші брови – ізрядно вздьорнуті, і гримаса скєпсіса гуляє по ваших лицях, як наждачна бумага – по гробовій дошці. Тому прийдецця начать іздаліка й дати відповідь на крайнє важне канциптуальне питання: шо єсть шидевр літєратури, і де теє мірило гєнія і парадокса, шо позволяє занурить палець у пробірку, облизать його і вигукнути з торжиством і впертістю: да, це воно! Де штангельциркуль істини, каторий може точно оприділить параметри естетіки, габарити мислі й дховну кубатуру тєкста? Які виміри нада щитать первинними? Все це нешуточні вопроси, но доктор недаремно удалив із ротової полості всі зуби мудрості, і тепер він може мислить, як немовля» [1, С. 49].

Постмодернистская стратегия текстообразования переносит в научный дискурс, вместе с разговорной, сленговой, жаргонной, нетабуированной лексикой, и модели создания метафор, работающие в художественных постмодернистских текстах. Оценки отличаются эпатажностью, неожиданностью, провокационностью. Общая интенция, намерение говорящего, – рассмешить или возмутить читателя.

Три стратегии текстообразования – народническая, модернистская и постмодернистская – преломляясь в научном дискурсе, сохраняют свои основные характеристики и языковые тактики, общие и для других типов дискурса, для всех функциональных стилей языка. Рассмотрение особенностей функционирования этих текстообразующих стратегий в других языковых сферах составляет перспективы дальнейших исследований в этой теме.

 

Литература:

  1. Бриних. М. Шидеври світової літератури. Хрестоматія доктора Падлючча. Том перший. – К. : Laurus, 2013. – 272 с.
  2. Бузина О. Вурдалак Тарас Шевченко. – К. : «Прометей», 2000.
  3. Вайхштайн. В. Метафоры в социологии // режим доступа: http://postnauka.ru/video/10783
  4. Дубова О. Типологічна еволюція морфологічних систем української і російської мов : Монографія. / Олена Дубова. – К. : Вид. центр КНЛУ, 2002. – 302 с.
  5. Крістева Ю. Полілог / Пер. з фр. П. Таращука / Юлія Крістева. – К. : Юніверс, 2004. – 480 с.
  6. Ткаченко О. Б. Мова і національна ментальність (Спроба сучасного синтезу). – К. : Грамота, 2006. – 240 с.
Комментарии: 7

Sametova Fauziya Toleushaihovna

узнала о стратегиях образования научных текстов, спасибо Вам, а также организаторам конференции , которые "заставляют" знакомиться с докладами коллег. читаешь "под палкой", но столько многого узнаешь. еще раз благодарю

Монахова Татьяна Васильевна

Уважаемая Саметова Фаузия, благодарю за отклик! Действительно, конференция получилась очень познавательной и полезной, спасибо организаторам. :) С уважением, Татьяна Монахова.

Заика Дана

Уважаемая Татьяна Васильевна, Ваш доклад поднял очень волнующую тему для всех лингвистов, поскольку затрагивает сами основы, необходимые для построения грамотного и релевантного текста. Отдельно хотелось бы поблагодарить за чудесное сочетание живого языка вместе с научной терминологией. С уважением, Богдана Заика

Монахова Татьяна Васильевна

Уважаемая пани Богдана! Благодарю Вас за столь лестный отзыв. С наилучшими пожеланиями, Татьяна Монахова.

Монахова Татьяна Васильевна

Уважаемая Александра Александровна, благодарю за тёплые слова! Буду признательна за Ваши советы и подсказки в решении поставленных задач. В первенстве я участвовала в прошлом году. В этом - решила поучаствовать в конференции. Ещё раз благодарю за комментарий! С уважением, Татьяна Монахова.

Залевская Александра Александровна

Татьяна Васильевна, очень понравилась Ваша статья, почему Вы не стали участником первенства? Вы работаете над исключительно интересной и перспективной темой, прослеживаете важные особенности текущего состояния дел в научном дискурсе. Хочу посоветовать Вам учитывать те основополагающие изменения, которые произошли продолжают происходить в трех направлениях: в пересмотре понятия "объективности" результатов научного поиска, в личностных характеристиках ученых как авторов и как читателей научных текстов. У меня есть еще соображения, которыми могла бы с Вами поделиться, поскольку сама занимаюсь проблемой знания и меня волнуют те же вопросы. Напишите мне на адрес aazalev@mail.ru, если Вам это интересно. Желаю успехов, Александра Александровна Залевская

Монахова Татьяна Васильевна

Уважаемая Александра Александровна, благодарю за тёплые слова! Буду признательна за Ваши советы и подсказки в решении поставленных задач. В первенстве я участвовала в прошлом году. В этом - решила поучаствовать в конференции. Ещё раз благодарю за комментарий! С уважением, Татьяна Монахова.
Комментарии: 7

Sametova Fauziya Toleushaihovna

узнала о стратегиях образования научных текстов, спасибо Вам, а также организаторам конференции , которые "заставляют" знакомиться с докладами коллег. читаешь "под палкой", но столько многого узнаешь. еще раз благодарю

Монахова Татьяна Васильевна

Уважаемая Саметова Фаузия, благодарю за отклик! Действительно, конференция получилась очень познавательной и полезной, спасибо организаторам. :) С уважением, Татьяна Монахова.

Заика Дана

Уважаемая Татьяна Васильевна, Ваш доклад поднял очень волнующую тему для всех лингвистов, поскольку затрагивает сами основы, необходимые для построения грамотного и релевантного текста. Отдельно хотелось бы поблагодарить за чудесное сочетание живого языка вместе с научной терминологией. С уважением, Богдана Заика

Монахова Татьяна Васильевна

Уважаемая пани Богдана! Благодарю Вас за столь лестный отзыв. С наилучшими пожеланиями, Татьяна Монахова.

Монахова Татьяна Васильевна

Уважаемая Александра Александровна, благодарю за тёплые слова! Буду признательна за Ваши советы и подсказки в решении поставленных задач. В первенстве я участвовала в прошлом году. В этом - решила поучаствовать в конференции. Ещё раз благодарю за комментарий! С уважением, Татьяна Монахова.

Залевская Александра Александровна

Татьяна Васильевна, очень понравилась Ваша статья, почему Вы не стали участником первенства? Вы работаете над исключительно интересной и перспективной темой, прослеживаете важные особенности текущего состояния дел в научном дискурсе. Хочу посоветовать Вам учитывать те основополагающие изменения, которые произошли продолжают происходить в трех направлениях: в пересмотре понятия "объективности" результатов научного поиска, в личностных характеристиках ученых как авторов и как читателей научных текстов. У меня есть еще соображения, которыми могла бы с Вами поделиться, поскольку сама занимаюсь проблемой знания и меня волнуют те же вопросы. Напишите мне на адрес aazalev@mail.ru, если Вам это интересно. Желаю успехов, Александра Александровна Залевская

Монахова Татьяна Васильевна

Уважаемая Александра Александровна, благодарю за тёплые слова! Буду признательна за Ваши советы и подсказки в решении поставленных задач. В первенстве я участвовала в прошлом году. В этом - решила поучаствовать в конференции. Ещё раз благодарю за комментарий! С уважением, Татьяна Монахова.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.