facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

Динамика значения "живого слова" в науке и в обыденном знании

Динамика значения "живого слова" в науке и в обыденном знанииДинамика значения "живого слова" в науке и в обыденном знанииДинамика значения "живого слова" в науке и в обыденном знании
Александра Залевская, профессор, доктор филологических наук, профессор

Тверской государственный университет, Россия

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Россия";

Открытое Европейско-Азиатское первенство по научной аналитике;

УДК 81’23

Прослеживается динамика значения двух научных терминов и некоторых общеупотребительных слов с использованием материалов  эксперимента с носителями русского языка. Обосновываются роль методологии научного поиска и важность перехода на новую парадигму исследования слова как «живого знания».
Ключевые слова: значение слова, живое слово,  динамика значения слова, эксперимент, эмоционально-оценочное переживание, обыденное знание.

Dynamics of word meanings in scientific terminology and in common knowledge is traced. Transition to “live knowledge” paradigm requires new methodology and will result in new understanding of what’s there beyond the word.
Keywords: word meaning, live word, word meaning dynamics, experiment, evaluative-emotional feelings, common knowledge.

Вводные замечания

В задачи предлагаемого доклада входит демонстрация того, как значение слова – в том числе научного термина – подвергается частичному или полному переосмыслению. В науке это может сигнализировать о необходимости перехода на новую парадигму, способную обеспечить исходную «систему координат», которая отвечала бы потребностям развития теории  в соответствии с вызовами сегодняшнего дня.

Вопросы динамики значения научного термина

Для примера возьмём термин «методология», с которым сталкивается любой учёный независимо от своей специальности. Долгие годы российские языковеды ориентировались на то, что МЕТОДОЛОГИЯ это «… учение о принципах исследования в науке о языке» [5: 299. Здесь и далее курсив мой. – А.З.], т.е. однозначно имелась в виду определённая «система исходных координат», базовых положений, следование которым направляет научный поиск, включая формулирование рабочей гипотезы и выбор исследовательских процедур для её проверки. Интересно, что ныне некоторые словари вообще не содержат дефиниции этого термина, включая лишь слово МЕТОД «(от греч. methodos– ‘путь, исследование, прослеживание’) – способ достижения определённой цели, совокупность приёмов или  операций практического или теоретического освоения действительности» [9: 266]. В других словарях имеет место определение понятия МЕТОДОЛОГИЯ как учения «о способах организации и построения  теоретической и практической деятельности человека» [7: 628], иногда с уточнением и добавлением: МЕТОДОЛОГИЯ – «система принципов и способов организации и построения теоретической и практической деятельности, а также учение об этой системе» [6: 277–278]. Ни один из известных мне словарей не отражает того, что ныне молодое поколение исследователей языковых явлений во многом ориентируется на доступную через сеть Интернет англоязычную научную литературу, в которой слово methodology нередко используется для обозначения набора используемых процедур (т.е. указывается, что некий приём или набор приёмов подходит для выявления искомых фактов или отношений), тем самым понятие методологии как системы исходных научных принципов расшатывается, а это создаёт представление о первичной важности не методологии, а технологии исследовательской работы. Основания для имеющей место подмены понятий см. в авторитетном американском словаре: «METHODOLOGY: 1. a. A body of practices, procedures andrules used by those who work in a discipline or engage in  an inquiry; a set ofworking methods. b. The study or theoretical analysis of such working methods» [11: 1136]. Итак, фактически речь идёт о двух трактовках термина МЕТОДОЛОГИЯ, и хотя в реальном исследовании «методология как система исходных принципов» и «методология как технология»  взаимодополнительны, следует признать, что в данном случае создавшаяся омонимия разнонаправленных по свой сути терминов может иметь печальные последствия для развития науки о языке. Выражаю надежду на то, что разграничение приведённых трактовок будет способствовать сохранению роли фундаментальных исследований методологической направленности в традициях подлинно научного языковедения.

Вторым примером может служить термин «концепт», первоначально синонимичный термину «понятие» как калька с английского concept. Происшедшее за последние годы  переосмысление сути этого термина привело к пандемии исследований концептов при весьма смутном понимании того, что так именуется. Не имея возможности обсуждать здесь различные трактовки этого термина, как и имеющийся опыт  моделирования структуры концепта (см. об этом: [1]), ограничусь выводами по результатам моих наблюдений за последние годы. Фактически в подавляющем большинстве исследований того, что авторы называют концептами, на базе словарных дефиниций и/или текстов анализируются объём и содержание понятия, лексико-семантические варианты слова, наборы семантических единиц разных наименований и уровней и т.д., т.е. рассматривается словокак единица  лексико-семантической системы языка, а не то, что лежит за словом, с одной стороны, в этнокультуре, а с другой – в индивидуальном знании-переживании.  То, что концепт как «сгусток» культуры», «пучок» представлений, понятий, знаний, ассоциаций и т.д.  именно переживается человеком, наглядно показал Ю.С. Степанов [8]. Отсюда следует, что изучение концептов требует непосредственного обращения к носителю языка как одного из психических процессов, функционирующего не изолированно, а при взаимодействии с другими психическим процессами (восприятием, памятью, мышлением, воображением и т.д.). Это означает, что необходим интегративный подход с позиций ряда наук о человеке, включая когнитивную лингвистику,  психологию познавательных процессов, нейронауки и т.д. Таким образом мы снова сталкиваемся с методологической проблемой: нужна соответствующая система исходных постулатов, определяющая базовые принципы интегративного подхода, которые в свою очередь направят выбор технологии научного поиска для проверки хорошо сформулированной рабочей гипотезы относительно специфики строения и/или функционирования того, что именно может пониматься под концептом как достоянием человека – представителя вида, члена социума (носителя той или иной культуры) и личности, включённой в  постоянные взаимодействия с естественной и социальной средой. Следует особо подчеркнуть, что при различных трактовках концепта этот термин включается в разные категориальные поля с вытекающими отсюда следствиями и ожиданиями,  т.е. снова имеет место своеобразная омонимия терминов.

Вопросы динамики значения живого слова у носителей обыденного знания

Проверка рабочей гипотезы, согласно которой в критические периоды жизни общества создаются условия для выявления особенностей развития значения слова и вхождения в обиход новых (в том числе – заимствованных) слов, проводилась в двухэтапном эксперименте с носителями русского языка, проживающими в разных регионах России (гг. Киров, Курск, Тверь, Уфа, Улан-Удэ) и за её пределами – в Республике Казахстан (Алматы, Шымкент) и в Украине (Киев). Набор заданий, названный мною  психолингвистическим портретированием лексики, включал свободный и направленный ассоциативные эксперименты, субъективное шкалирование и два варианта дефинирования. Полученные от 1200 испытуемых материалы анализировались при сопоставлении результатов двух «срезов»: 1993 и 2010–2011 гг. (см. подробно:  [2]). Исследовались 60 слов, которые в разведывательном эксперименте были названы наибольшим количеством испытуемых (далее – Ии.)  в качестве слов, вошедших в русский язык за предшествующие годы,  изменивших значение или вызывающих иные эмоционально-оценочные переживания.

Прежде всего следует отметить, что не все слова правильно идентифицировались носителями русского языка; то и дело обнаруживались весьма приблизительные или вообще неверные представления относительно того, что именно должно пониматься под тем или иным словом. Стратегии поведения Ии. различались – от отказа от выполнения задания (были оставлены пустые строки или сделаны записи типа: не знаю, ничего в голову не приходит и т.п.) до попыток найти какую-то структурную или семантическую опору для идентификации значения предложенного в эксперименте слова. 

В качестве опор при неверной идентификации слов могут выступать близкие по форме слова. Так, слово БРОКЕРнекоторыми Ии. было подменено словом «бройлер»: об этом свидетельствуют ассоциативно связанные с ним слова типа: цыплята, курица, ферма; слово БОЕВИК опознано как «броневик»: военная машина для боевых действий; некоторые Ии. перепутали слова МЕНТАЛИТЕТ и «суверенитет», определив значение первого из них как независимость; слово  НАМЕСТНИК вызвало большие трудности, что проявилось в записанных Ии. словосочетаниях типа «НАМЕСТНИК престола»(«наследник») и «НАМЕСТНИК статский» («советник»). Создается впечатление, что для носителей русского языка это слово не вполне понятно, о чем можно судить по записям типа: НАМЕСТНИК поместья, крестьян, крестьянский, усадьбы, дачного хозяйства, деревенский, фермы и т.п.

Обратим внимание на то, что подмены одних слов другими касаются как заимствованных, так и исконно русских слов. Наибольшее количество отказов от дефиниции получено на заимствованные слова: ЛЕГИТИМНОСТЬ, МАРКЕТИНГ, МЕНТАЛИТЕТ, НУВОРИШ. Характер попыток Ии. догадаться о значении трудного слова разнообразен: НУВОРИШ – богач, очень богатый, без понятия, черт его знает, восточный начальник, член какой-то религиозной секты, язык или нация, диссидент, несущий в себе черты чего-то нового и т.п.; БРОКЕР – посредник, маклер, коммивояжер, спекулянт, дилер, продавец и т.д.

Некоторые примеры прослеженных сдвигов в значении того или иного слова приводятся ниже по итогам вертикального анализа (т.е. сопоставления данных 1993 и 2010–2011 гг.).  Так, для слова АКЦИЯв 1993 было актуальным значение ‘ценная бумага’. В 2011 г. на первый план выходят значения: ‘торговое мероприятие’ (скидки, распродажа, уценка, специальное предложение), и ‘рекламный ход с целью привлечь покупателей’.

В экспериментальных материалах разъяснению значения идентифицируемого Ии. слова сопутствует выражение некоторого отношения к объекту, именуемому этим словом. Так, БИЗНЕСМЕНв 1993 г. воспринимался прежде всего как спекулянт, делец, вор, бездельник; пронырливый человек, делающий деньги из воздуха; в 2011 г. это: предприниматель, деловой человек, владелец бизнеса,  человек дела, хотя и сохраняется единичная отрицательная оценка – торгаш, т.е. прослеживается сдвиг от преимущественно отрицательной оценки называемого бизнесменом человека к преимущественно положительной. Аналогично этому человек,именуемый словом ДЕЛОВОЙ, в 1993 г. воспринимался преимущественно как наглый, крутой; высовывающийся, где не просят; в 2011 г. превалируют записи типа: связанный с делом, занятой, предприимчивый, связанный с предпринимательством, хваткий, пробивной, активный, серьезный, целеустремленный, продуктивный, знающий свое дело при сохранении малочастотных записей типа: строящий из себя слишком умного человека, нахальный, наглый, самодовольный, выделывающийся, высокомерный, амбициозный. Интересна динамика значения слова ДЕРЕВЯННЫЙ, для которого в 1990 гг. стало популярным значение ‘дешевый’, наглядно проявившиеся в записи: РУБЛЬ – деревянный. В 2011 г. такая связь перешла в разряд малочастотных; на первый план вышло значение ‘сделанный из дерева’. С учётом создавшейся в последнее время конъюнктуры рынка можно прогнозировать, что в недалеком будущем слово ДЕРЕВЯННЫЙ станет увязыватьсясо значением ‘подлинный, из натуральных материалов, поэтому  дорогой’. Для слова РАЗВАЛв 1990-е гг. стало популярным значение ‘рынок’; ныне самой частотной стала запись «схождение-развал», связанная с ремонтом автомашины; такие   записи сделаны как мужчинами, так  и женщинами.

Появление новых словосочетаний или изменение степени  актуальности уже имевшихся или теоретически возможных для носителей русского языка сочетаний слов согласуется с динамикой соответствующих реалий повседневной жизни общества. Так, если в 1990 годы была очевидной привлекательность свободного РЫНКА и значимость РЫНКА вещевого (он же – РАЗВАЛ), то теперь на первый план вышел РЫНОК труда. По тем же причинам стала актуальной и сочетаемость слов, ранее не регистрировавшаяся в экспериментах. Например, к сочетаниям БАНК данных, крови, донорской крови добавились БАНК спермы, тестов. Вполне естественно, что ранее не могла быть актуальной ДОСТАВКА пиццы, ДЕПУТАТ увязывался с Верховным Советом, а не с Государственной Думой; в настоящее время ПРИВАТИЗАЦИЯперестала вызывать представление о ваучере и т.д.

К основным выводом по результатам этого исследования относятся следующие: а) носитель языка может не иметь чёткого представления о значении хорошо известного ему (даже употребляемого им) слова; б) идентификация значения слова может реализоваться через область деятельности или ситуацию, с которыми как-то связан именуемый словом объект; в) может иметь место фокусирование на некотором признаке или признаке признака именуемого словом объекта; г) идентифицируемое слово может вызывать ярко проявляющиеся эмоционально-оценочные переживания; д) могут иметь место сдвиги в значении слова и в вызываемых им эмоционально-оценочных переживаниях; е) представительный корпус  экспериментальных данных свидетельствует о постоянном взаимодействии многих оснований для «выхода» индивида на многомерный образ мира в качестве базы для переживания слова как понятного. Главное состоит в том, что при идентификации слова как такового носитель языка использует стратегии и опоры, которые каким-то образом помогают ему найти хотя бы крупицы разделяемого с другими людьми знания и далее на этой основе  достроить полезные для понимания и взаимопонимания образы, ситуации, отношения, следствия и т.д. Это происходит благодаря «выходу» на внутренний контекст предшествующего опыта со всеми возможными и воображаемыми ситуациями и выводными знаниями. Иначе говоря, речь идёт о том, что понимание слова индивидом обеспечивается взаимодействием ряда процессов и продуктов поиска (по множеству признаков и признаков признаков)  разнообразных вербальных и невербальных опор в многомерной мультимодальной сети продуктов переработки опыта познания мира и общения.

Динамика значения слова и динамика методологии научного поиска

Приведённые примеры приводят к выводу, что для исследования слова как достояния индивида, т.е. «живого слова», требуется соответствующая методология, способная учесть специфику языка как  одного из психических процессов, совокупность которых обеспечивает адаптацию человека к условиям естественного и социального окружения.  Необходим переход на новую парадигму, суть которой передаётся метафорой «живое знание» (см. подробно: [4]).  С этих позиций попытаемся вернуться к проблеме концепта.

Расплывчатость и «замыленность» термина «концепт» уже привели к тому, что наметилась тенденция ухода от его использования; делаются также попытки совсем от него отказаться. Так, Л. Барсалоу [10]  предлагает перейти на термин «simulator» при обозначении встречного конструирования из элементов прошлого опыта в условиях, когда мы стараемся понять, о чём идёт речь. В русском языке термин «симулятор» едва ли приживётся из-за отрицательных коннотаций, сопровождающих слово симуляция и его производные, однако сама идея Л. Барсалоу хорошо согласуется интерфейсной теорией значения живого слова (см.: [3]), постулирующей навигацию по мультимодальному гипертексту предшествующего опыта как огромной сети, увязывающей продукты переработки опыта познания мира и общения, когда активируются множественные связи (в том числе по линиям выводных знаний разных видов), учитываемые на разных уровнях осознаваемости и обеспечивающие переживание идентифицируемого слова как понятного. Иными словами, имеет место встречное моделирование того, что может лежать за воспринимаемым словом. Но как лучше назвать получаемый продукт? Термин «концепт» акцентирует когнитивную природу такого продукта, однако для живого знания специфично постоянное взаимодействие когнитивного с перцептивным и эмоционально-оценочным. Термин «симулятор» фокусируется на моделировании с неизбежной «подгонкой» искомых элементов опыта под ситуацию текущего момента, что в принципе правомерно, но тоже недостаточно. Ни один из этих терминов не отображает специфику получаемого мультимодального продукта, его природу, динамический характер, процессуальность и т.д. Можно надеяться, что последовательный переход на парадигму живого знания подскажет выбор термина, более отвечающего потребностям сегодняшнего дня.  Можно привести и другие примеры того, как переход на новую систему координат вполне естественно влечёт за собой переосмысление привычных терминов, наполнение их новым содержанием вплоть до необходимости преодоления создающейся омонимии через введение нового именования. Так, термин «лексикон» не так давно объединил учёных разных стран в междисциплинарном исследовании ментального лексикона человека,  но стало также высказываться мнение, что ментального лексикона как такового вообще не существует. Вполне понятно, что в таких случаях трактовка того, что стоит за одним  и тем же, на первый взгляд, термином, не совпадает. Однако эта интересная и актуальная проблема требует отдельного обсуждения. 

Литература:

1. Залевская А.А. Введение в психолингвистику. 2-е изд.  Москва: РГГУ, 2007. 560 с.

2. Залевская А.А. Двойная жизнь значения слова. Теоретическое и экспериментальное исследование. Saarbrűcken: Palmarium Academic Publishing, 2012. 278 с.

3. Залевская А.А. Что там – за словом? // Словесная культура человечества через призму веков / Режим доступа: gisap.eu/node/29958

4. Залевская А.А. Роль общенаучной метафоры в познании: метафоры и мифы  // Вчера, сегодня, завтра: историко-философское осмысление как основа научного мировоззрения / Режим доступа: gisap.eu/node/23507

5. Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Сов. Энциклопедия, 1990. 685 с.

6. Новейший психологический словарь / В.В. Шапарь и др. Ростов н/Д, 2006. 808 с.

7. Новейший философский словарь. 3-е изд. Минск: Книжный дом, 2003. 1280 с.

8. Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. М., 1997. 824 с.

9. Философский энциклопедический словарь. М.: ИНФРА-М, 2003. 576 с.

10. Barsalou, L.W. The human conceptual system // The Cambridge Handbook of Psycholinguistics. Cambridge, 2012. Pp. 239–258.

11. The American Heritage Dictionary of the English Language. New York, 1999. 2140 p.

0
Ваша оценка: Нет Средняя: 8.9 (14 голосов)
Комментарии: 15

Редьква Ярослав Петрович

Глубокоуважаемая Александра Александровна, Спасибо, что стимулируете высокий научный уровень нашего Первенства. Очень приятно встречаться с Вами на научном поприще! Статья, безусловно, глубоко научная и познавательная с точки зрения даже самой подачи материала и обоснования дефиниции научных терминов. С уважением и надеждой на дальнейшее сотрудничество, Yaroslav Redkva

Мирзоева Лейла Юрьевна

Здравствуйте, дорогая Александра Александровна! Как всегда, с огромным интересом прочитала Вашу статью, а также комментарии. "Концептуальное" отношение к завтраку - это именно то, чего нам не достает! (жалко, формат нашего общения не предполагает вставки смайликов). Да, безусловно, эволюционные процессы, затрагивающие значение слова, так или иначе отражаются и в такой, казалось бы, консервативной сфере, как терминология. Со словом methodology, например, вообще особая история. Дело в том, что, насколько я могу судить, в английском языке оно обозначает и методику (English Language Teaching Methodology - это методика преподавания английского языка), и то, о чем мы говорим, как о методологии, т.е. систему методов познания. А вот methodist - это не тот, кто занят методикой, а последователь определенного течения в сфере религии (в русском же языке таких ассоциаций попросту нет, или же они минимальны). Поэтому путаница понятий налицо, и вызвана она в данном случае, на мой взгляд, различием картины мира. И наверняка это далеко не единственный случай. С огромной благодарностью за Ваши исследования, которые заставляют думать и являются образцом того, КАК надо относиться к научным изысканиям. А также с теплыми воспоминаниями о встрече в Праге - Лейла

Евгения Минку

Уважаемая Александра Александровна, С большим интересом прочитала Ваш доклад. Тема очень близка моей научной работе- образование медицинской терминологии на основе латинских и греческих элементов, взятых из интернационального лексикона. Я поражена Вашим умениям объяснить так доступно сложные лингвистические феномены. Это дар от Бога! Спасибо Вам! С уважением, Евгения Минку

Иконникова Ольга Николаевна

Уважаемая Александра Александровна! Проблемы, поднятые в Вашем докладе очент актуальны. Динамика значений научных терминов становится даже некоторым препятствием в научном обмене между учёными. В связи с этим приходит на ум также понятие "дискурс", которое не имеет единого значения в лингвистической науке. Во время Международной научной конференции в Московском городском педагогическом университете, котороя проходила 15-17 октября 2013 года, я участвовала в работе круглого стола на тему "Текст, дискурс, нарратив", в ходе которого мы так и не пришли к единому мнению относительно значения терминов "текст", "дискурс". Проф. Киров Е.Ф., который был ведущим круглого стола, в коллективной монографии даёт следующее определение термина "дискурс". "Дискурс - это суммарная и всеобщая сеть из всех произнесённых или написанных на том или ином языке высказываний, вплетённая в ткань реальных событий, пережитых языковым сообществом, а также потенциально возможная часть того, что будет произнесено в реальных жизненных ситуациях".

Залевская Александра Александровна

Уважаемая Ольга Николаевна! Вся беда в том, что многие наши дискуссии строятся по принципу: "скажу о том, не знаю о чем"! Научные термины перестали быть однозначными, каждый додумывает что-то близкое ему и далее оперирует вариантом, который вписан в соответствующий (но не идентичный исходному для этого термина!) категориальный контекст. К этому еще добавляется смешение уровней анализа, чаще всего обычный лексико-семантический анализ именуется анализом концептов, т.е. желаемое принимается за действительное. Прикрываясь терминами "концептуальный", "когнитивный" и т.п. сейчас стали говорить обо всем, только бы это выглядело современно и "научно". Именно с этим я и пытаюсь как-то бороться. Нужна методологическая разработка проблемы естественного семиозиса с акцентированием внимания на том, что именно обеспечивает уровень достаточного семиозиса, при котором мы можем выходить на разделяемое собеседниками знание (научное или обыденное). Кстати, по радио в связи с темой "Завтрак на кухне" был задан вопрос: "Как вы относитесь к такому завтраку концептуально?" Нет слов!!! Всего наилучшего, концептуально... Александра Александровна

Sametova Fauziya Toleushaihovna

Уважаемая Александра Александровна! как хорошо, что вы затронули и конкретизировали значение и важность методологии науки! великий педагог умеет заинтриговать, так и Вы "приоткрыли" вход в проблему и... теперь буду над этим думать! спасибо за идеи!

Баласанян Марианна Альбертовна

Уважаемая Александра Александровна, большое спасибо. Получила большое удовольствие, читая Ваш доклад. Полностью с Вами согласна по поводу важности перехода на новую парадигму исследования слова как «живого знания». удачи и успехов. Марианна Б.

Хамзе Димитрина

Уважаемая госпожа профессор! Огромное спасибо за столь насыщенный, познавательный и перспективный доклад – в перманентной динамике бытия! С глубоким уважением и сердечностью! Димитрина

Пыхтина Юлиана Григорьевна

Уважаемая Александра Александровна, в докладе Вы затронули целый ряд актуальнейших проблем современной науки. Безусловно, интересна Ваша идея, касающаяся перехода на новую парадигму исследования слова. С любопытством познакомилась с результатами эксперимента, но особенно задели за живое Ваши рассуждения по поводу динамики значений научных терминов. С одной стороны, расширение значения терминов, действительно, бывает оправданным, а с другой, как Вы и отметили, приводит к смысловой невнятице. Многие термины вводятся в научный оборот без конкретной семантизации, и как следствие, часто смешиваются, взаимозаменяются, что затрудняет их применение и приводит к недопониманию специалистами концепции исследователя. Приведу пример из своей сферы. Современное литературоведение использует целый арсенал терминов и понятий, принятых для обозначения включенного в художественный текст пространства: локус дома, мотив дома, мифологема «дом», топос дома, архетип дома, концепт дома, тема дома, феномен дома и т.п. Подобная ситуация складывается и в отношении других пространственных номинаций – дороги, города, сада, усадьбы… Большое спасибо за доклад! Ваши работы – всегда мощный стимул к размышлениям. С уважением, Юлиана Пыхтина.

Lee Valentin Sergeevich

Глубокоуважаемая Александра Александровна, чтение Ваших работ доставляет не только интеллектуальное, но и эстетическое наслаждение (оно несравнимо с чтением рубаи одного из участников настоящей конференции). Это мои эмоции. По сути дела. Работа Ваша, как всегда отличается масштабностью, глубиной постановки проблем и неординарным их решением. Увы, Ваши рассуждения о методологии науки и замене ее технологией исследования справедливы. Но уверен, что благодаря и Вашим трудам формируется не только новая парадигма научного знания, но и новая методология (может быть, ее следует назвать методологией живого слова). И Ваши рассуждения о концепте я непременно использую (со ссылкой на Вас) в своих лекциях для магистрантов и докторантов). Использую также понятие "языковой сдвиг" (не в общепринятом в лингвистике значении "смена языка", а в Вашей интерпретации). Многое хочется написать о Вашей работе (особенно по данным Ваших ассоциативных экспериментов - это ценнейший материал), но, увы, нет времени (в университете нашем "замордовали" бумагами и большой нагрузкой). Спасибо Вам за участие в настоящем мероприятии (Вы служите его украшением). С самыми добрыми пожеланиями Ваш Валентин Сергеевич Ли.

Залевская Александра Александровна

Многоуважаемые коллеги! Огромное спасибо за интерес к моему докладу! Постараюсь ответить на поступившие вопросы. Сначала об эксперименте и возрасте его участников. На предварительном этапе 42 носителя русского языка в возрасте от 17 до 70 лет назвали 369 слов, которые, по их мнению, вошли в русский язык за предшествующие годы и/или изменили свое значение, вызывают иные эмоционально-оценочные переживания. В обеих сериях основного эксперимента (1993 и 2010-2011) принимали участие студенты, обучающиеся по разным специальностям (т.е. и физики, и лирики). Такая практика принята в мировой науке для сопоставимости получаемых результатов, в том числе - на материале разных языков и культур. Чтобы снять значимость фактора окружения (возможного влияния контактирующих языков) эксперимент проводился в разных регионах России (в центральной России, Башкирии, Бурятии) и за ее пределами. "Внутренний контекст" и его особенности выявляются через анализ данных, полученных от "коллективного информанта", - сводного поля данных по каждому "срезу". Чтобы ответить на вопрос относительно изменений у одних и тех же людей, потребовалось бы провести так называемое лонгитюдное исследование. Кстати, у нас подобные исследования проводятся со школьниками, имеются защищенные кандидатские диссертации. Например, в работе М.С. Павловой были прослежены изменения, происходящие в процессах категоризации у школьников. Теперь о новой исследовательской парадигме, подчеркиваю - именно исследовательской как продолжении развития тенденции перехода от видения мира и человека через призму устройства машины, далее - через информационный подход и компьютерную метафору к принципам устройства и работы мозга, а и теперь - к признанию того, что и мозг не существует сам по себе, он живет в ансамбле с телом человека, включенного в постоянные взаимодействия с естественным и социальным окружением. Вот почему речь идет о разделяемом знании-переживании, о трактовке языка как одного из психических процессов и значения слова - как продукта многих взаимодействующих процессов. Мы живем в меняющемся мире и меняемся сами (Tempora mutantur et nos mutamur in illes), это не просто знакомое многим изречение, а признание того, что, например, лежащее за привычным словом знание-переживание динамично хотя бы вследствие нашего постоянно меняющегося взаимодействия со средой (да и с самим собой!). Еще раз спасибо, Александра Александровна

Суворова Татьяна Николаевна

Уважаемая Александра Александровна! Ваш доклад очень актуален и своевременен. В наше время глобализации очень легко потеряться в терминологии, особенно молодому ученому. Спасибо Вам за то, что обращаете внимание и позволяете ответственней подходить к оперированию терминами. По поводу смещения научной парадигмы в сторону динамического живого знания хотелось бы отметить, что, на мой взгляд, это становится очевидным, взирая на количество научных работ в этой связи. Спасибо Вам за доклад. Ждем продолжения развития мысли о новой парадигме знаний с нетерпением. С уважением, Суворова Татьяна.

Екшембеева Людмила Владимировна

Уважаемая Александра Александровна! Рада нашей новой встрече. С большим интересом познакомилась с Вашими мыслями о зарождении новой парадигмы , а также с результатами эксперимента. Первый вопрос о парадигме: Не свидетельствует ли сдвиг современный нормы языка в сторону узуса о том, что парадигма "живое слово" уже пробила себе право на существование? Второй вопрос: Учитывался ли при проведении эксперимента возраст респондентов? Было бы интересно узнать, среди испытуемых второго этапа были ли лица за 60 (20 лет назад им было 40 лет)? Насколько изменился их внутренний контекст, как это отразилось на понимании и использовании слов?

Монахова Татьяна Васильевна

С большим интересом прочитала доклад, спасибо автору. Отдельно хочу отметить критику современных исследований концептов - поддерживаю полностью. С уважением, Татьяна Монахова.

Аязбекова Сабина Шариповна

Уважаемая Александра Александровна! Увидела Вашу фамилию в списке авторов и сразу же открыла текст, зная, что сейчас будет обосновано и аргументировано раскрыта интересно поставленная проблема. И не ошиблась. С удовольствием прочла Ваш доклад. Импонирует широкий социальный и культурологический подход к осмыслению филологических и лингвистических проблем. Пример динамики и использования понятия "методология" свидетельствует о необходимости корреляции общепринятых научных терминов в разных локально-цивилизационных системах. Думаю, что проект МАНВО и Ваше участие в нем способствует активному диалогу руссоязычных исследователей с учеными других стран. Спасибо за интересный и информативный доклад. С уважением, Аязбекова С.Ш.
Комментарии: 15

Редьква Ярослав Петрович

Глубокоуважаемая Александра Александровна, Спасибо, что стимулируете высокий научный уровень нашего Первенства. Очень приятно встречаться с Вами на научном поприще! Статья, безусловно, глубоко научная и познавательная с точки зрения даже самой подачи материала и обоснования дефиниции научных терминов. С уважением и надеждой на дальнейшее сотрудничество, Yaroslav Redkva

Мирзоева Лейла Юрьевна

Здравствуйте, дорогая Александра Александровна! Как всегда, с огромным интересом прочитала Вашу статью, а также комментарии. "Концептуальное" отношение к завтраку - это именно то, чего нам не достает! (жалко, формат нашего общения не предполагает вставки смайликов). Да, безусловно, эволюционные процессы, затрагивающие значение слова, так или иначе отражаются и в такой, казалось бы, консервативной сфере, как терминология. Со словом methodology, например, вообще особая история. Дело в том, что, насколько я могу судить, в английском языке оно обозначает и методику (English Language Teaching Methodology - это методика преподавания английского языка), и то, о чем мы говорим, как о методологии, т.е. систему методов познания. А вот methodist - это не тот, кто занят методикой, а последователь определенного течения в сфере религии (в русском же языке таких ассоциаций попросту нет, или же они минимальны). Поэтому путаница понятий налицо, и вызвана она в данном случае, на мой взгляд, различием картины мира. И наверняка это далеко не единственный случай. С огромной благодарностью за Ваши исследования, которые заставляют думать и являются образцом того, КАК надо относиться к научным изысканиям. А также с теплыми воспоминаниями о встрече в Праге - Лейла

Евгения Минку

Уважаемая Александра Александровна, С большим интересом прочитала Ваш доклад. Тема очень близка моей научной работе- образование медицинской терминологии на основе латинских и греческих элементов, взятых из интернационального лексикона. Я поражена Вашим умениям объяснить так доступно сложные лингвистические феномены. Это дар от Бога! Спасибо Вам! С уважением, Евгения Минку

Иконникова Ольга Николаевна

Уважаемая Александра Александровна! Проблемы, поднятые в Вашем докладе очент актуальны. Динамика значений научных терминов становится даже некоторым препятствием в научном обмене между учёными. В связи с этим приходит на ум также понятие "дискурс", которое не имеет единого значения в лингвистической науке. Во время Международной научной конференции в Московском городском педагогическом университете, котороя проходила 15-17 октября 2013 года, я участвовала в работе круглого стола на тему "Текст, дискурс, нарратив", в ходе которого мы так и не пришли к единому мнению относительно значения терминов "текст", "дискурс". Проф. Киров Е.Ф., который был ведущим круглого стола, в коллективной монографии даёт следующее определение термина "дискурс". "Дискурс - это суммарная и всеобщая сеть из всех произнесённых или написанных на том или ином языке высказываний, вплетённая в ткань реальных событий, пережитых языковым сообществом, а также потенциально возможная часть того, что будет произнесено в реальных жизненных ситуациях".

Залевская Александра Александровна

Уважаемая Ольга Николаевна! Вся беда в том, что многие наши дискуссии строятся по принципу: "скажу о том, не знаю о чем"! Научные термины перестали быть однозначными, каждый додумывает что-то близкое ему и далее оперирует вариантом, который вписан в соответствующий (но не идентичный исходному для этого термина!) категориальный контекст. К этому еще добавляется смешение уровней анализа, чаще всего обычный лексико-семантический анализ именуется анализом концептов, т.е. желаемое принимается за действительное. Прикрываясь терминами "концептуальный", "когнитивный" и т.п. сейчас стали говорить обо всем, только бы это выглядело современно и "научно". Именно с этим я и пытаюсь как-то бороться. Нужна методологическая разработка проблемы естественного семиозиса с акцентированием внимания на том, что именно обеспечивает уровень достаточного семиозиса, при котором мы можем выходить на разделяемое собеседниками знание (научное или обыденное). Кстати, по радио в связи с темой "Завтрак на кухне" был задан вопрос: "Как вы относитесь к такому завтраку концептуально?" Нет слов!!! Всего наилучшего, концептуально... Александра Александровна

Sametova Fauziya Toleushaihovna

Уважаемая Александра Александровна! как хорошо, что вы затронули и конкретизировали значение и важность методологии науки! великий педагог умеет заинтриговать, так и Вы "приоткрыли" вход в проблему и... теперь буду над этим думать! спасибо за идеи!

Баласанян Марианна Альбертовна

Уважаемая Александра Александровна, большое спасибо. Получила большое удовольствие, читая Ваш доклад. Полностью с Вами согласна по поводу важности перехода на новую парадигму исследования слова как «живого знания». удачи и успехов. Марианна Б.

Хамзе Димитрина

Уважаемая госпожа профессор! Огромное спасибо за столь насыщенный, познавательный и перспективный доклад – в перманентной динамике бытия! С глубоким уважением и сердечностью! Димитрина

Пыхтина Юлиана Григорьевна

Уважаемая Александра Александровна, в докладе Вы затронули целый ряд актуальнейших проблем современной науки. Безусловно, интересна Ваша идея, касающаяся перехода на новую парадигму исследования слова. С любопытством познакомилась с результатами эксперимента, но особенно задели за живое Ваши рассуждения по поводу динамики значений научных терминов. С одной стороны, расширение значения терминов, действительно, бывает оправданным, а с другой, как Вы и отметили, приводит к смысловой невнятице. Многие термины вводятся в научный оборот без конкретной семантизации, и как следствие, часто смешиваются, взаимозаменяются, что затрудняет их применение и приводит к недопониманию специалистами концепции исследователя. Приведу пример из своей сферы. Современное литературоведение использует целый арсенал терминов и понятий, принятых для обозначения включенного в художественный текст пространства: локус дома, мотив дома, мифологема «дом», топос дома, архетип дома, концепт дома, тема дома, феномен дома и т.п. Подобная ситуация складывается и в отношении других пространственных номинаций – дороги, города, сада, усадьбы… Большое спасибо за доклад! Ваши работы – всегда мощный стимул к размышлениям. С уважением, Юлиана Пыхтина.

Lee Valentin Sergeevich

Глубокоуважаемая Александра Александровна, чтение Ваших работ доставляет не только интеллектуальное, но и эстетическое наслаждение (оно несравнимо с чтением рубаи одного из участников настоящей конференции). Это мои эмоции. По сути дела. Работа Ваша, как всегда отличается масштабностью, глубиной постановки проблем и неординарным их решением. Увы, Ваши рассуждения о методологии науки и замене ее технологией исследования справедливы. Но уверен, что благодаря и Вашим трудам формируется не только новая парадигма научного знания, но и новая методология (может быть, ее следует назвать методологией живого слова). И Ваши рассуждения о концепте я непременно использую (со ссылкой на Вас) в своих лекциях для магистрантов и докторантов). Использую также понятие "языковой сдвиг" (не в общепринятом в лингвистике значении "смена языка", а в Вашей интерпретации). Многое хочется написать о Вашей работе (особенно по данным Ваших ассоциативных экспериментов - это ценнейший материал), но, увы, нет времени (в университете нашем "замордовали" бумагами и большой нагрузкой). Спасибо Вам за участие в настоящем мероприятии (Вы служите его украшением). С самыми добрыми пожеланиями Ваш Валентин Сергеевич Ли.

Залевская Александра Александровна

Многоуважаемые коллеги! Огромное спасибо за интерес к моему докладу! Постараюсь ответить на поступившие вопросы. Сначала об эксперименте и возрасте его участников. На предварительном этапе 42 носителя русского языка в возрасте от 17 до 70 лет назвали 369 слов, которые, по их мнению, вошли в русский язык за предшествующие годы и/или изменили свое значение, вызывают иные эмоционально-оценочные переживания. В обеих сериях основного эксперимента (1993 и 2010-2011) принимали участие студенты, обучающиеся по разным специальностям (т.е. и физики, и лирики). Такая практика принята в мировой науке для сопоставимости получаемых результатов, в том числе - на материале разных языков и культур. Чтобы снять значимость фактора окружения (возможного влияния контактирующих языков) эксперимент проводился в разных регионах России (в центральной России, Башкирии, Бурятии) и за ее пределами. "Внутренний контекст" и его особенности выявляются через анализ данных, полученных от "коллективного информанта", - сводного поля данных по каждому "срезу". Чтобы ответить на вопрос относительно изменений у одних и тех же людей, потребовалось бы провести так называемое лонгитюдное исследование. Кстати, у нас подобные исследования проводятся со школьниками, имеются защищенные кандидатские диссертации. Например, в работе М.С. Павловой были прослежены изменения, происходящие в процессах категоризации у школьников. Теперь о новой исследовательской парадигме, подчеркиваю - именно исследовательской как продолжении развития тенденции перехода от видения мира и человека через призму устройства машины, далее - через информационный подход и компьютерную метафору к принципам устройства и работы мозга, а и теперь - к признанию того, что и мозг не существует сам по себе, он живет в ансамбле с телом человека, включенного в постоянные взаимодействия с естественным и социальным окружением. Вот почему речь идет о разделяемом знании-переживании, о трактовке языка как одного из психических процессов и значения слова - как продукта многих взаимодействующих процессов. Мы живем в меняющемся мире и меняемся сами (Tempora mutantur et nos mutamur in illes), это не просто знакомое многим изречение, а признание того, что, например, лежащее за привычным словом знание-переживание динамично хотя бы вследствие нашего постоянно меняющегося взаимодействия со средой (да и с самим собой!). Еще раз спасибо, Александра Александровна

Суворова Татьяна Николаевна

Уважаемая Александра Александровна! Ваш доклад очень актуален и своевременен. В наше время глобализации очень легко потеряться в терминологии, особенно молодому ученому. Спасибо Вам за то, что обращаете внимание и позволяете ответственней подходить к оперированию терминами. По поводу смещения научной парадигмы в сторону динамического живого знания хотелось бы отметить, что, на мой взгляд, это становится очевидным, взирая на количество научных работ в этой связи. Спасибо Вам за доклад. Ждем продолжения развития мысли о новой парадигме знаний с нетерпением. С уважением, Суворова Татьяна.

Екшембеева Людмила Владимировна

Уважаемая Александра Александровна! Рада нашей новой встрече. С большим интересом познакомилась с Вашими мыслями о зарождении новой парадигмы , а также с результатами эксперимента. Первый вопрос о парадигме: Не свидетельствует ли сдвиг современный нормы языка в сторону узуса о том, что парадигма "живое слово" уже пробила себе право на существование? Второй вопрос: Учитывался ли при проведении эксперимента возраст респондентов? Было бы интересно узнать, среди испытуемых второго этапа были ли лица за 60 (20 лет назад им было 40 лет)? Насколько изменился их внутренний контекст, как это отразилось на понимании и использовании слов?

Монахова Татьяна Васильевна

С большим интересом прочитала доклад, спасибо автору. Отдельно хочу отметить критику современных исследований концептов - поддерживаю полностью. С уважением, Татьяна Монахова.

Аязбекова Сабина Шариповна

Уважаемая Александра Александровна! Увидела Вашу фамилию в списке авторов и сразу же открыла текст, зная, что сейчас будет обосновано и аргументировано раскрыта интересно поставленная проблема. И не ошиблась. С удовольствием прочла Ваш доклад. Импонирует широкий социальный и культурологический подход к осмыслению филологических и лингвистических проблем. Пример динамики и использования понятия "методология" свидетельствует о необходимости корреляции общепринятых научных терминов в разных локально-цивилизационных системах. Думаю, что проект МАНВО и Ваше участие в нем способствует активному диалогу руссоязычных исследователей с учеными других стран. Спасибо за интересный и информативный доклад. С уважением, Аязбекова С.Ш.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.