facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

К ВОПРОСУ ТРАНСФОРМАЦИИ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ В СОВРЕМЕННОМ ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОМ ОБЩЕСТВЕ

К ВОПРОСУ ТРАНСФОРМАЦИИ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ В СОВРЕМЕННОМ ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОМ ОБЩЕСТВЕ
Кристина Викторовна Терёхина, аспирант

Одесский национальный университет им. И.И. Мечникова , Украина

Волкова Ирина Александровна, доцент, кандидат политических наук, доцент

Одесский государственный аграрный университет, Украина

Участник конференции

УДК  658. 29

В статье рассмотрены коренные изменения производственных отношений в условиях современного постиндустриального общества, проанализированы их последствия (в виде формирования мотивационной системы нового типа) и выявлены новые факторы производства (информация и знания).

Ключевые слова: постиндустриальное общество, производственные отношения, знания и информация, интеллектуальный капитал, мотивационные системы, основанные на творчестве.

The paper reviews fundamental changes of production relations in modern postindustrial society, analyzes its consequences (i.e. forming of new motivation system) and identifies new production factors (knowledge and information).

Keywods: post industrial society, production process, knowledge and information, intellectual capital, creative motivation system.

 

Современные тенденции развития западных стран свидетельствуют о радикальных изменениях роли человека в хозяйственной системе. Стремительный технологический прогресс приводит к тому, что творческие возможности личности, ее способности к генерированию новых знаний и обработке информации становятся главными факторами производства, наряду с трудом, землей и капиталом.

Ориентация на широкомасштабное производство массовых благ как основу благосостояния общества уходит в прошлое. По мере ускорения процесса демассификации и даже дематериализации производства, которое представляет собой объективный базис формирования современного постиндустримального общества, наиважнейшим фактором конкурентоспособности экономики становится степень ее технологизации, а главным богатством страны - ее граждане или трудящиеся [1,C.187].

Как фактор производства информация и знания имеют свойства, качественно отличающие их от других  факторов производства: в них противоречиво объединяются неограниченность и редкость высокого уровня, объективный характер и безпрецедентный субъективизм, невозможность воссоздания и возможность тиражирования.

Информация, которая создается в условиях товарного хозяйства, может выступать объектом собственности и обмена, однако подобные ограничения относятся только к специфическим ее видам и оставляют широкие возможности для распространения базовой информации, на основе которой и генерируется  новое знание. Более того, само право собственности на информацию предусматривает формирование условий и гарантий ее максимального распространения, поскольку именно это служит источником доходов собственника такого права. Потребление информации тождественно производству нового знания, что приводит к замене в экономике знаний редкости ресурсов их распространением, и позволяет утверждать, что распространение информации тождественно ее самовозрастанию[2, C.83].

Распространенность и фактическая неограниченность информации создает сложности  стоимостной оценки как ее самой, так и продуктов, в создании которых она играет доминирующую роль. Таким образом, с возрастанием значения информационных благ постепенно создается ситуация, при которой невозможно определить ни общественные, ни даже индивидуальные усилия и затраты, вложенные в тот или иной продукт [1,C.87].

Важной чертой как производства, так и потребления информации и знаний выступает  тот факт, что эти процессы являются субъект – субъектными. Это означает, что информация, потенциально доступная  большому количеству людей, реально усваивается лишь их небольшою частью. Потребление информации не ограничивает ее использование другими членами общества, однако этот процесс обуславливается наличием у каждого конкретного человека специфических способностей, специальных знаний и умений. Такое свойство информации называют избирательностью, которая в последние годы стала объектом пристального внимания социологов и экономистов, так как информация представляет собою наиболее демократический источник власти, который доступен всем и не монополизирован. Однако, в то же время, информация выступает и наименее демократическим фактором производства, так как доступ к ней не означает владение [1, C.112]. Специфика личностных качеств человека, его мировоззрение, условия развития, психологические характеристики, способность к систематизации, память и уровень интеллекта являются главными факторами, ограничивающими возможности пользования этим ресурсом. Кроме этого, исследователи отмечают, что информация, не зависимо от того, что имеет характер общественного блага, должна рассматриваться как благо уникальное, так как не существует такого занния, которое не было бы персонифицированным [3, C.46].

Анализ  новых явлений хозяйственной деятельности свидетельствует об интенсивном  размытии ранее четко формализированных основ обмена, неэффективности стоимостных регуляторов общественного  производства и неспособности известных до этого рыночных закономерностей объяснить новые хозяйственные процессы.

Известно, что товарное производство предусматривает разделение труда, то есть - субъекты хозяйствования создают продукт, который характеризуется потребительской стоимостью. Рыночное хозяйство возникает на таком этапе развития товарного производства, когда принципы товарного обмена распространяются не только на большую часть потребительских благ, но и на все главные условия и ресурсы производства. Таким образом, целью рыночного хозяйства, в отличие от товарного производства, становится максимизация присвоенной стоимости.

В свою очередь, размытость закономерностей рыночного хозяйства и  воссоздание на новом уровне, системы отношений товарного производства как инструмента перераспределения потребительских стоимостей является важнейшим признаком постэкономической трансформации, которая означает, что преодоление рыночного хозяйства не означает устранения товарного производства.

Главными факторами производства постиндустриального общества становятся  информация и знания, их истинная ценность проявляется исключительно в условиях максимально интенсивного обмена. Однако при этом, в силу как неограниченных возможностей доступа к информации, так и ее влияния на творческих личностей, над процессом обмена перестает довлеть его эквивалентный стоимостный характер. В новых условиях люди стремятся максимизировать потребительскую стоимость   и полезность информации, которые остаются полностью субъективными. Таким образом, становление постиндустриального общества предусматривает переход от рыночного хозяйства к новой форме товарного производства,  от объективной стоимости к  субъективной полезности.

Специфическим признаком модификации отношений обмена является деструкция стоимостных отношений как со стороны производства, так и со стороны потребления. Первым условием, необходимым для стоимостной оценки тех или иных товаров и услуг, выступает повторяемость производственного процесса и возможность воспроизводства продукта, что и определяет возможность квалификации затрат на его производство. Вторым условием является возможность применения стоимостных оценок к факторам производства, то есть, - их воспроизводство. Таким образом, в полной мере поддаются стоимостным оценкам лишь воспроизводимые блага, созданные при помощи воспроизводимых факторов производства [1, C.143].

Тем временем, постиндустриальная хозяйственная система, которая базируется на использовании новых производственных ресурсов, создается на основе сотрудников нового типа. Превращение знаний и информации в непосредственную производительную силу делает невозможным квантификацию затрат производства и труда в информационном секторе.

Исследователи уже сегодня отмечают снижение субъективной полезности продуктов массового производства. Тем самым усложняется определение стоимости как объективной категории. Если ранее, в индустриальном обществе, индивидуальные потребности в материальных благах, сталкиваясь с ограниченностью их предложения, создавали и поддерживали состояние рыночного равновесия, то сегодня потребности нового типа, которые формируются на основе стремления личности к самореализации, не могут быть усреднены таким образом, чтобы при взаимодействии с усредненными затратами определять пропорции обмена. То есть, новое содержание полезности  заключается не столько в универсальной потребительской стоимости продукта, сколько в его высоко индивидуализированной символичной ценности (sign-invalue) [1, C.172].

Феномен символической ценности, хотя и определяется как одна из форм проявления полезности, рассматривается более сущностно и глобально. Развивая комплексное понимание символической ценности как категории, которая не только логически, но и исторически заменяет потребительскую и меновую стоимость в качестве главного мотива производства, иссследователи определяют три стадии в процессе  становлення стоимостных отношений по признаку доминирования той или иной субстанции на каждой из них: натуральную, товарную и структурную – и отмечают возможность формирования основ четвертой.

Следует обратить внимание на то, что в той мере, в которой деятельность работника интеллектуальной сферы создает неквантификационные затраты производства, индивидуализированное статусное потребление, в котором человек выражает себя как уникальная личность, формирует неквантификационную полезность потребительских благ. Данное свойство предметов статусного потребления углубляет процессы, связанные с экспансией знаний и информации как главного ресурса производства, и усиливает количественное выражение стоимостных характеристик продукта.

Современная структура мотивов деятельности такова, что определенная польза имеет неизмеримо большую  ценность для одного конкретного человека, чем для большинства других, а некоторые  полезности вообще не могут быть объективированы в отрыве от конкретной личности. Такие полезности невозможно учитывать в теории стоимости; их формирование происходит в условиях, когда человеческая деятельность уже не сравнивается с  активностю других людей ни по форме и результатам, ни по мотивам и условиям. Таким образом, с переходом к постиндустриальному общесту индивидуальные полезности проявляются в своем непосредственном виде, а не путем трансформации в объективные общественные оценки.

Потенциал индустриальной хозяйственной системы определялся техническими возможностями производства и экономическими возможностями потребителя. Конец ХХ столетия ознаменовался рождением и укреплением качественно новой тенденции: и прогресс информационного производства, и характер хозяйственной постиндустриальной системы оказываются зависимыми от потребностей человека в самореализации – как  на производстве, так и в потреблении [1, C.133].

В обществе абсолютное большинство людей руководствуется утилитарными стимулами, которые порождаются необходимостью удовлетворения материальных потребностей. Такой характер мотивации целиком адекватен функционированию индустриальных производственных  систем. Он обеспечивает определенное равновесие между интересами классов и социальных груп, так и поступательный прогресс материального производства.

Между тем, в середине ХХ столетия, когда в развитых странах Запада были обеспечены высокие стандарты потребления, развитие технологий начало требовать от людей, включенных в хозяйственные процессы, не только качественного образования, но и творческих способностей. С этого момента стимулы и мотивы стали неминуемо модифицироваться.

Удовлетворение материальных потребностей создает условия для становления новой мотивационной системы. Человек, освобожденный от необходимости постоянного поиска средств для достойной жизни, получает возможность осваивать и культивировать потребности более высокого порядка, которые выходят за рамки овладения вещественными богатствами.

Изменение в побудительных мотивах человеческой активности определяет и  качественное изменение ее типа. Становление творчества, как наиболее распространенного типа деятельности, является главной материальной составляющей постэкономической трансформации. В отличие от труда, творчество является более высоким и совершенным типом деятельности; его побудительный мотив связан с внутренними потребностями личности в самореализации, развитии и умножении своих знаний и возможностей. Как способность человека к созданию  оригинального, субъективно или объективно нового, творчество существовало всегда, однако как хозяйственный феномен не было известно ни в доэкономическом ни в экономическом обществе.

Другой стороной формирования новой мотивационной системы и ее основой становится возрастающий уровень образования современного человека. Именно интелектуальные способности и образованность определяют в постиндустриальном обществе уровень доходов и социальный статус.

По мере того, как распространение информационных технологий открывает более широкие возможности создания собственного бизнеса без значительных начальных инвестиций, перераспределение национального богатства  в пользу интеллектуального класса активизируется. Примером этого может быть тот факт, что  около 80%  современных американских миллионеров не увеличили унаследованные активы, а самостоятельно их зароботали.

Таким образом, человеческие инвестиции выходят на первый план в структуре капиталовложений, а качество образования становится наиболее принципиальным фактором, который определяет как эффективность роботника, так и уровень оплаты его труда [5, C.25].

Умение работать с базами данных, объем и качество усвоенной информации, способность генерировать  новые знания,   является таким же важным источником социального признания и таким же необходимым условием  принадлежности человека к доминирующим социальным группам, каким в условиях индустриального общества была собственность на средства производства и другие материальные блага.

Процессы, которые развиваются в постиндустриальном обществе, объективно приводят не столько к ограничению потребления материальных благ, сколько к вытеснению материальных стимулов их производства мотивами самореализации личности, развития интелектуального потенциала и его максимального раскрытия.

Личная экономическая заинтересованность, которая является важнейшим побудительным мотивом человеческих действий в индустриальном обществе, объясняет лишь наипростейшие экономические процессы. Анализ более сложных общественных взаимодействий требует принимать во внимание мотивы неэкономического  характера.

Сегодня все чаще используется понятие «постэкономической ситемы ценностей», предложенное О.Тоффлером [6, C.123]. Он рассматривает современные нематериальные мотивы деятельности индивида не как неэкономическую  составляющую его активности, а как элемент преодоления предыдущей экономической системы мотивации, как проявление постэкономических потребностей. То есть, новая мотивационная система преодолевает стандарты экономической системы, а не изменяет их.

В современных условиях границы между свободным и рабочим временем, рекреационным пространством и рабочим местом постепенно исчезают. Мир современного человека как субъекта производства более не противопоставляется его самосознанию как потребителя или  развивающейся личности. Данный феномен квалифицируется в социологии как становление прозьюмера (от англ. «production» – производство и «consumer» – потребитель), который неразделяет производственную деятельность и активное потребление благ и услуг. Необходимо подчеркнуть, что речь при этом идет не только о стирании границ между свободным и рабочим временем. Имеется в виду более системная трансформация, которая проявляется в возникновении и постоянном расширении хозяйственной деятельности такого типа, который предусматривает, что производство благ неотделимо от потребления определенных субъективных    факторов производство (информационных продуктов) и невозможно без активной и деятельной позиции потребителя. Таким образом, ориентиры материального богатства, которые определяли отношения в обществе до 70-х годов ХХ в., не могут сегодня играть основную роль в социальных группах, связаных с развитием ведущих сфер хозяйства.

 

Литература:

  1. ИноземцевВ. Л. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы. Введение. М.: Логос, 2000, С. 360.

  2. Crawford R. In the Era of HumanCapital. L.-N.Y., 1991.

  3. Друкер П. Задачи менеджера в XXI веке. Пер. с анг.: уч. пособ. – М.: Издательский дом «Вильямс», 2000. С. 181.

  4. Malhotra, Y. and Galletta, D. (2003). Role of Commitment and Motivation as Antecedents of Knowledge Management Systems Implementation. 36th Hawaii International Conference on System Sciences, IEEE Computer Society.

  5. Просвирина И. И.,2004, Интеллектуальный капитал: новый взгляд на нематериальные активы//Финансовый менеджмент, № 4

  6. Toffler A. Power shift: knowledge, wealth and violence at the edge of the 21st century. – N.Y.: Bantam Books, 1984. – 508 p.

Комментарии: 5

Расулова Саодат

В данной работе рассмотренные автором основные факторы, влияющие на научно-технический прогресс, а также на развитие человеческого капитала и информационных технологий в современном мире и бизнесе представляет особый интерес для современного общества и для науки в целом. Статья актуальна и заслуживает достойной оценки.

Алване Хассан

Интересная работа. Четко виден личный творческий вклад автора в исследуемые проблемы. Успехов в дальнейших исследованиях!

Романович Людмила Геннадьевна

Тема работы актуальна и представляет интерес. Статья заслуживает положительной оценки. В тоже время, рекомендуется в дальнейших исследованиях обратить больше внимания на рекомендации.

Татьяна Долина

Работа раскрывает коренные изменения производственных отношений в условиях современного постиндустриального общества, их последствия (в виде формирования мотивационной системы нового типа) и новые факторы производства (информация и знания). Является актуальной, заслуживает высокой оценки

Зульфугарзаде Теймур Эльдарович

Проблемы, исследованные автором в представленной работе, являются актуальными. Выводы, приведенные в исследовании, имеют значимость для развития современной науки. Работа заслуживает высокой положительной оценки.
Комментарии: 5

Расулова Саодат

В данной работе рассмотренные автором основные факторы, влияющие на научно-технический прогресс, а также на развитие человеческого капитала и информационных технологий в современном мире и бизнесе представляет особый интерес для современного общества и для науки в целом. Статья актуальна и заслуживает достойной оценки.

Алване Хассан

Интересная работа. Четко виден личный творческий вклад автора в исследуемые проблемы. Успехов в дальнейших исследованиях!

Романович Людмила Геннадьевна

Тема работы актуальна и представляет интерес. Статья заслуживает положительной оценки. В тоже время, рекомендуется в дальнейших исследованиях обратить больше внимания на рекомендации.

Татьяна Долина

Работа раскрывает коренные изменения производственных отношений в условиях современного постиндустриального общества, их последствия (в виде формирования мотивационной системы нового типа) и новые факторы производства (информация и знания). Является актуальной, заслуживает высокой оценки

Зульфугарзаде Теймур Эльдарович

Проблемы, исследованные автором в представленной работе, являются актуальными. Выводы, приведенные в исследовании, имеют значимость для развития современной науки. Работа заслуживает высокой положительной оценки.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.