facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

АНТОНИМЫ И СИНОНИМЫ В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ РЕЧИ В. ВИННИЧЕНКО: ЛИНГВОСТИЛИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

АНТОНИМЫ И СИНОНИМЫ В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ РЕЧИ В. ВИННИЧЕНКО: ЛИНГВОСТИЛИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
Оксана Дмитриевна Тарасенко , преподаватель

Одесская национальная морская академия, Украина

Участник конференции

В статье проведен анализ лексических единиц (антонимы, синонимы) на материале художественных произведений Владимира Винниченко.

Доказано, что антонимы и синонимы образуют контраст и влияют на экспрессию словесного выражения. Выяснено, что автор использовал в произведениях общеупотребительные и контекстуальные антонимы и синонимы, которые придают стилистическое украшения и изысканность мысли.

Ключевые слова: антонимический контраст, синонимический, связь антонимов и синонимов, идиостиль писателя.

The article provides the analysis of lexical units (antonyms and synonyms) based on the texts of the fiction books by Vladimir Vinnichenko. Antonyms and synonyms have been proved to create a contrast and influence verbal expressions. The author has been revealed to use common and contextual antonyms and synonyms in his thoughts and make them more sophisticated.

Keywords: antonymic contrast, synonymic, connection between synonyms and antonyms, writer’s individual style.

 

Владимир Винниченко – знаковая личность в истории украинской культуры, творец, которому судьбой суждено пройти великий и в тоже время трагический жизненный путь. В истории украинской литературы В. Винниченко известен как писатель, драматург. Поэтому не удивительно, что его жизненным путем и творческим наследием интересовалось много ученых. Среди огромного количества исследований, опубликованных в периодике, научных статьях, известными открытиями стали работы Т. Гундоровой, Г. Клочека, В. Гуменюка, С. Михиди, В. Панченко, Н. Жулинского и др.

В целом личность В. Винниченко изучалась в разных ракурсах: литературном, философском, психологическом, языковедческом.

Последнее десятилетие характеризуется появлением новейших перспектив в переосмыслении Винниченковского наследия. В частности, появилось достаточное количество научных исследований, в которых творчество В. Виннченко изучается с лингвистической точки зрения ( Г. Волчанская «Функции обращения в прозаических произведениях Владимира Винниченко, Т. Громко, Р. Стецюк « Руcсизмы» в творчестве В. Винниченко , Л. Гуцул «Функциональная нагрузка колористических адъективов «белый» и «серый» в прозе В. Винниченко», Н. Задорожная «Лингвистические особенности детской речи в малой прозе Владимира Винниченко» и многих других.

Не смотря на такое количество научных работ, языковой аспект остается недостаточно изученным. Не находим студий, в которых исследовано антонимию и ее связи с синонимией на материале произведений В. Винниченко. Это и составляет меру новизны, которая дает право говорить об актульности нашего исследования.

Цель статьи предполагаетрешение следующих заданий:

-          проанализировать все возможные варианты и место расположения синонимов иантонимов в предложениях;

-          доказать, что антонимы и синонимы образуют контраст и этим делают экспрессивней выражение;

-          проанализировать связь синонимов и антонимов в предложении;

-          доказать, что антонимический контраст по сравнению с синонимическим экспрессивней.

Предмет исследования: антонимия и синонимия в ракурсе идиостиля В. Винниченко.

Объект исследования: язык художественных произведений писателя «Раб краси», «Малорос - європеєць», «Федько - халамидник», «Краса і сила», «Зіна», «Роботи», «Момент», «Стелись барвінку, стелися, низенько», «На той бік».

В лингвистических работах часто находим определение и стилистическую роль лексических единиц: антонимы и синонимы. В языковедческих важных студиях одно из заметных мест занимает исследование контраста. И как известно, разного рода контрасты могут строиться и при помощи синонимов. Вопросу «Лингвостилистика синонимических контрастов» должное внимание уделил В. А. Чабаненко. Так, научный деятель утверждает: «Контрастировать как семантически соотносимые единицы способны не только антонимы, но и синонимы. Синонимические контрасты также используются с разной лингвистической целью» [16, с.31].

Таким образом, на основе доказательств упомянутого языковеда попробуем выявить наличие именно синонимического контраста и его особенностей на материале художественного языка.

Самый простой синонимический контраст выявляется при сопоставлении двух одноплановых синонимов: «… в той глибокий, чаруючий погляд» [1, с.7]; «Ім весело й любо!..» [1, с. 242]; «Ввечері Толя хворий, гарячий лежить у постелі» [2, с. 243]; «Розібрати не можна було, що він сам кричав, але чути, щось веселе й завзяте» [2, с. 248].

Такое употребление синонимов своей целью ставит обратить внимание на какую-то точку зрения, разнообразить семантическую палитру высказывания, уточнить что-то и полнее охарактеризовать предмет, явление, признак или действие. Кореляция значения при этом едва заметна и со стилистической точки зрения почти не важна. В любом случае, она мало влияет на экспрессивные качества речи. Другое дело, когда подобные синонимические контрасты парно уплотняются. Приводим примеры:«І в тихому сьому питанні, наче в розбитому голосі, було стільки теплої ласки, скільки благання й жалю винуватого, що у Мотрі наче мороз пройшов по тілу» [1, с. 15].

В таких случаях синонимический контраст , несомненно, усиливает стилистическую выразительность речи.

Контрастируют синонимы и при их внедрении, когда есть возможность сопоставить разные смысловые оттенки слов. От такого сопоставления в полной мере зависит экспрессивность амплификационных и градационных синонимических рядов: «Схилився Ілько на тин і завмер, – ні думок, ні бажань, навіть дихання не почував він у собі; тільки чув, як сонце гріло, пекло в спину, як розливало якісь лінощі по тілі і байдужість до всього» [1, с.6]; «Але торг проводиться повагом, не хапаючись, не передираючись один перед другим; торгуються спокійно, поважно, де-не-де із смішком, із тонкою іронією, з коментаріями до товару; торгуються без видирання очей, без дикого запалу, без хитрощів, але з тонким підходом [1, с. 19-20].

Наблюдаем и другие виды синонимического контраста. Ярким примером будет синонимический контраст, который построен на основе повторов однокоренных слов синонимов, одно из которых усиливается частицей да (так); протиставляются один другому однокоренные структурно модифицированные компоненты. Например: «Василь виходив далеко-далеко у поле, так далеко, що тільки ледве видно було різнокольорові вогні станції та сіре сяєво над городом» [1, с. 193].

Не можем не обратить внимание на разновидность синонимического контраста – контраст по граматико-словообразовательной структуре: «Сумно. А ще сумніше в темний, довгий, холодний вечір» [1, с.38]; «Потемнілі, потемнілі, густо-сині очі мовчки, неодривно, неодривніше, ніж досі, одверто зупинилися в очах доктора» [1, с. 461].

Среди всех типов языковых контрастов самым популярным, чаще всего употребляемым и наиболее устоявшимся есть контраст семантико-коррелятивных или сопротивоположных единиц, тоесть антонимический контраст.

Употребление семантико-контрастных лексем способствует более яркому выражению точки зрения и всегда сопровождается определенными эмоционально-экспрессивными красками речи. Контраст семантико корелятивных единиц, как экспрессивный способ, широко используется в устной, бытовой и ораторской речи, в речи публицистики, эпистолярии и, конечно же, художественной литературе и фольклоре.

На примере произведений Винниченко рассмотрим разновидности размещения и особенности использования антонимов, их тесную связь с синонимами.

Умеренной экспрессивностью отмечаются контрасты, построенные на противопоставлении антонимов, которые соединяются в корелятивную пару сочинительной (союзной и безсоюзной) связью и оформляются как два рядом выступающих однородных члена предложения. Даем пример: «Верходуб обережно і дбайливо ніс через життя келих своєї мудрості, зібраної по краплі з гірких і солодких квітів буття» [1, с. 427]; «Будучи філософом, він спокійно ставився до боргів своїх партнерів у картах, уважаючи, що всяка гра, – чи в карти, чи в свій спокій чи навіть у життя, – сама в собі вже має виграш чи програш, залежно від ступня вияву своєї сили волі» [1, с. 427].

Из приведенных выше примеров видно, что антонимы, которые в свою очередь выступают однородными членами предложения, соединяются с помощью союзов сочиненности: и, или.

Далее подаем примеры предложений, где антонимы соединены при помощи безсоюзной связи: «Машина реве, дзижчить і вкривається згори донизу туманом пороху й полови» [2, с.43]; «Сам був «парнишка» дебелий, «гвардійонець», як казали його односільчани, і на всіх через те дивився згори вниз» [2, с.204].

Наблюдения показали, что автор использует больше в предложениях союзную связь среди антонимов.

Часто встречаем в текстах такие конструкции, когда члены корелятивной пары текстуально отдалены , тогда семантико-стилистическое напряжение между ними несколько увеличивается. Подтверждаем сказанное примерами:«Так наче Гриць або Стьопка там угорі і тягне за нитку, балується там і дирчить униз…» [1, с. 238]; «І той кордон я мусив неодмінно у той же день перейти, не ждучи навіть ночі» [1, с. 204].

Экспрессия выражения значительно возрастает, когда сопоставительные элементы антонимической пары:

а) усиливаются атрибутами, которые, в свою очередь есть антонимическими: «Голова говорила про те, що круг вокзалу стоять солдати і козаки, що сили нерівні, що жертв буде багато, а здобутку мало» [1, с.204]; « А Бог велів усім робити, а чому ж пани нічого не роблять?» [3, с. 63];

б) поддерживаются повтором: «І сердишся на його – йому жалько. І цілуєш, теж жалько» [1, с. 100];

в) усиливается сравненнием (в нашем случае предложнние усилено контекстуальными синонимами, которые противопоставляются антониму, который усилен сравнением.Пример: «Ґвалт, бризки, верещання, нічого не розбереш… А на березі тихо стало, як у церкві, коли дари приносять» [3, с. 166];

г) входят к градационному ряду: «Що може злякати людину, яка завтра, сьогодні, через годину, через хвилину може загубити найцінніше – життя» [1, с. 429].

Стилистическая выразительность изречения возростает также тогда, когда корелятивные пары нагромаждаются: «Здавалось, то саме життя плило на них. Убране в сміх і сльози, в радість і страждання, з посмішкою ненависті й любові, воно гордо лежало на сих розкішних хвилях і таємниче, пильно дивилось в душу Василеві своїм дужими очима. І душа його, як раб, завмерла й не сміла рухатись. І повна того самого сміху й сліз, страждання й радості, ненависті й любові, вона росла, давила груди, розпинала череп і билася риданням в горлі…» [1, с.101].

Интерессны случаи, когда контрастные элементы при их нагромаждении сопоставляются не поодиночно, а комплексно: «І вся ця довга низка людей в грубій, убогій одежі з клунками на плечах, людей з поширеними очима, з грубими обличчями й голосами справляла таке враження тут, як справляє в убогій вулиці села кавалькада розкішно вбраних людей з м’якими руками, ніжними, випещеними обличчями й делікатними голосами. І тепер сі ніжні, випещені люди озирались на сих грубих людей, сторонились їх і довго дивились їм услід, як дивляться на рідку та дивну процесію» [1, с.101];

д) поддерживаются синонимией: «Тільки ж вмішається де жид або циган, там спокій сей змінюється на крик, на ґвалт, сварку, іноді й бійку» [1, с.22].

Как показывают примеры, экспрессия, порожденная логически и семантически разноплановыми столкновениями, всегда усиливается амплификацией либо градацией контрастирующих элементов, которые грамматически оформляются в виде однородных членов предложения. К тому же, она может усиливатся сопроводительной антонимизацией. Пример: «– Та -а-к… протягнув Ілько, не зводячи з неї очей і прислухаючись, як у грудях у його щось то захолоне, то залеліє з одного погляду її очі, в той глибокий, чаруючий погляд» [1, с. 7]; «…Федько теж ліпить. Але раптом встане, подивиться - подивиться – і візьме та й повалить уже чисто – і своє, і чуже…» [1, с. 237].

Далее проведем наблюдение относительно позиционного построения антонимической пары. Противопоставления може строится:

а) одиночний член – словосочетание. Приводим пример: «Я ж і тепер скажу: не бить буду, а уб’ю, як побіжиш жінкою!» [1, с. 17]; «Ти, ій – Богу, Ільку, чудний: самому не до душі, а йдеш» [1, с.31]; «Із свинопасами тобі гратись, а не з благородними дітьми…».[2, с.241]; «..Або думаєш собі, чого ми такі бідні та нещасні. Другі ж люди он там, на станції, живуть у розкошах…» [1, с. 100].

б) позиционное построение представлено как противопоставление, которое воспроизведено на уровне словосочетаний в роли главной пары: «І через те, що тут не було тих згуків, вулиця була не так осяяна, і звощики не бігали з веселим гуркотом, а стояли понурившись, немов журилися» [1, с.103]; «Словом, стало зовсім не гірше, а далеко краще» [1, с. 192]; «Кость раптом перестав дрижать і лежав недвижно» [1, с. 224].

Стоит отметить использование автором в тексте рядом собственно антонимов и контекстуальных антонимов. Именно такие конструкции дают предложениям (изречениям) самую высокую степень проявления экспрессии. Подтверждаем сказанное примерами: «В цій пісні оповідалось, що в Захарчука легка совість і важка кишеня» [2, с. 181]; «…Хіба що ззаду чим ударять та памороки заб’ють. Ну, тоді їхня взяла. А як спереду, то хтось з нас живий не буде» [2, с. 174].

По наблюдениям, принцип «и то, и не то» присущий В. Винниченко: « – Ну, то щоб не по-вашому і не по-моєму» [1, с.21]; «…як видно було, не розумів ні того, ні другого, але самий процес суперечки, очевидячки, йому страшенно подобався» [1, с. 41];.

При исследовании и изучении антонимии выяснили, что антонимы делятся на две группы. Первую группу представляют антонимы лексические, общеупотребительные «точные» (Шанский Н.Н.), «стилистически нейтральные» (Миллер Е.Н.), «собственно лексические» (Пономарив А.Д.), для которых характерна по классическим канонам парность состава – наличие позитивного и негативного членов.

Вторую группу представляют контекстуальные антонимы, которые в обычном использовании не имеют противоположных значений. «Противоположность значений у таких слов образуется только в индивидуальном использовании; то есть в специальном контексте. Это антонимы речи, либо контекстуальные, то есть слова, которые приобретают антонимические отношения только в определенном контексте» [15, с.60].

Стоит дополнить, что замечена довольно тесная, своеобразная связь общеупотребительных и контекстуальных антонимов в языке произведений писателя.

Выше проанализитованные предложения еще раз подтверждают, что мастер неординарно создавал то или иное предложение, мысль. Наблюдения подтверждают, что именно такие прийомы дают стилистическую окраску, утонченность и неповторимость мысли автора.

Нужно отметить, что В. Винниченко является самобытным художником, с неповторимой, присущей языковой палитрой только ему.

Такие трактования, безусловно, связаны с понятим «образ автора». По определению В. Виноградова, ««образ автора» – это индивидуальная словесно-речевая структура, которая пронизывает лад художественного произведения и определяет взаимосвязь и взаимодействие всех его элементов. Именно через образ автора мировозрение писателя соотносится с языковой структурой произведения» [3, с. 151].

С выше сказаного можна сделать такие выводы:

  • -  в создании контраста, экспрессии изречения занимают место синонимов и антонимов;
  • -  чаще всего в языковом творчестве писателя есть антонимический контраст;
  • -  антонимический контраст используется различный по семантике и структуре;
  • -  связь антонимов и синонимов в предложениях образует утонченость и самую высокую меру экспрессии;
  • -  в тексте (предложении) экспрессивно контрастные элементы могут находится на расстоянии, выступать рядом , а также создавать одну лексическую целосность (слово);
  • -  с помощью антонимических и синонимических контрастов может образовываться экспрессия разного рода: экспрессия иронии, экспрессия сарказма и т.п.; все зависит от стилистического настановления, с которым контраст уживается; от добора контрастующих единиц и от их стилевой и стилистической маркированности;
  • -  лингвостилистические контрасты – это продукт языкового творчества; поскольку языковое творчество бывает разных интеллектуальных уровней, то и контрасты бывают разной скложности и стилистической ценности;
  • -  самый сложный и стилистически наиболее влиятельными являютя, безусловно , те контрасты, которые созданы языкотворчеством высшего уровня, то есть художественным языкотворчеством;
  • -  лингвистика контрастов в языке художественного произведения зависит от мастерства автора;
  • -  благодаря существованию в художественной речи контрастов, автор пользуется большим выбором средств, которые помогают ему организовать, идейно и эстетично наполнить художественный текст.

Таким образом, В. Винниченко довольно качественно использовал антонимический и синонимический контраст в своих произведениях. На извлечение новых, свежих, оригинальных качеств контраста были направлены его творчиские усилия.

Исследование данной темы продолжается.

 

Литература:

1.        Винниченко В. К. Произведения в двох томах. – К.: «Днипро». – Т.1. – 2000. – 585 с.

2.        Винниченко Владимир. Избранное: для среднего и старшего возраста. – К.: Школа, 2002. – 304 с.

3.        Виноградов В.В. О теории художественной речи. – М.: Высш. шк., 1971. –239с.

4.        Дудык П.С. Стилистика украинского языка: уч.пособ. – К.: Академия, 2005. – 368 с.

5.        Жулинський М. Г. Из забвения – в бессмертие (Страници призабытого наследства). – К.: «Днипро», 1990. – 447 с.

6.        Ещенко Т.А. Лингвистический анализ текста: уч.пособ. /Т. А. Ещенко. – К.: ВЦ «Академия», 2009. – 264 с.

7.        Коцюбинськая М. Литература как исскуство слова: Некоторые принципы литературного анализа художественного языка. – К.: Науч.мысль, 1965. – 319 с.

8.        Кочан И.М. Лингвистический анализ текста: [уч. пособ.]2-ое изд. перед. и доп. – К.: Знание, 2008. – 423 с.

9.        Мацько Л.А. и др. Стилистика украинського языка: учебник – 2-ое изд. [испр.]. – К.: Высшая школа, 2005. – 462 с.

10.    Миллер Е.М. Антонимия номинативних единиц в современном немецком языке: Уч.пособ. – Куйбишев, 1985. – 423 с.

11.    Миллер Е.М. Природа лексической и фразеологической антонимии. – Саратов: изд-во Сарат. ун-та, 1990. – 221 с.

12.    Научные записки. – Випуск 92. – Серия: Филологические науки (литературознавство, языкознавство). – Кировоград: РВВ КДПУ им. В.Винниченко, 2010 – 476 с.

13.    Новиков Л.А. Антонимия в русском языке: Семантический анализ противоположности в лексике. – М., 1973. – 290 с.

14.    Новиков Л.А. Художественный текст и его анализ. – М.: Русс.яз., 1988. – 308 с.

15.    Современный украинский язык: Учебник, А.Д. Пономарив, В.В. Ризун, Л.Ю. Шевченко и др.; за ред.. О.Д.Пономарева. – 3-те изд., перед. – К.: Либидь, 2005. – 488 с.

16.    Чабаненко В.А. Стилистика экспрессивных средств украинского языка. – Запорожье, 2002. – 351 с.

Комментарии: 0
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.