facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

Структура виртуального пространства в романе Виктора Пелевина "S.N.U.F.F."

Структура виртуального пространства в романе Виктора Пелевина "S.N.U.F.F."
Юлиана Пыхтина, доцент, кандидат педагогических наук, доцент

Оренбургский государственный университет, Россия

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Россия";

Открытое Европейско-Азиатское первенство по научной аналитике;

УДК 82.09:821.161.1

 

На материале романа В. Пелевина «S.N.U.F.F.» рассматривается одна из наиболее продуктивных пространственных моделей в современной литературе – виртуальное пространство. «Виртуальность» трактуется как универсальная характеристика любого текста, независимо от его художественно-эстетических особенностей. Разработанная модель анализа иллюстрирует новый подход к исследованию пространственной структуры литературного произведения.

Ключевые слова: художественное пространство, пространственные модели, виртуальное пространство, В. Пелевин.

 

Понятие «виртуальное пространство» стало весьма распространенным в современном литературоведении. Причем каждый исследователь вкладывает в него свой собственный смысл – от «искусственно моделируемого динамического континуума, возникающего в рамках и по законам (пока только формирующимся) компьютерно-сетевого искусства» [2] и «текстовой локализации виртуального антуража компьютерных игр» [5, с. 44] до изображения мира снов, фантазий, грез персонажей и состояния души в целом [3, с. 5]. Все большую популярность получает точка зрения ученых, считающих виртуальным любое отраженное в сознании и как следствие в художественном тексте объективное пространство, поскольку само это отражение опосредовано индивидуальным восприятием окружающей действительности. Эта радикальная концепция позволяет трактовать «виртуальность» как универсальную характеристику любого текста, независимо от его идейно-тематической направленности, жанровой и стилевой принадлежности.

Особый интерес представляют произведения новейшей литературы, в которых сближаются все виды виртуальности. Например, В. Пелевин в романе «S.N.U.F.F.» (2011) [4] моделирует глобальное виртуальное пространство, котороестановится едва ли не единственным ключом к пониманию и интерпретации произведения, играя в нем одновременно и смысло,- и жанро,- и структурообразующую роль.

Предлагая очередной проект будущего мироустройства, автор создает иллюзию полного вхождения в виртуальную реальность.

На месте уничтоженной ядерным взрывом Древней цивилизации расположился Оркланд (Уркаган, Уркаина) – достаточно обширная территория в Верхней Сибири. Столицей Оркланда является Оркская Слава, большую часть которой занимают трущобы, застроенные «облезлыми бетонными трехэтажками времен поздних Просров», с грязными улицами и скудной растительностью. Два других района города – Желтая Зона и Зеленая Зона – пространственно практически не определены, известно только, что в одной из них живут «номенклатурные нетерпилы и другая творческая интеллигенция», в другой, «экстерриториальной», богатые орки, государственные чиновники и некоторые бизантийцы.

Над Оркской Славой, висит на антигравитационном приводе офшар Бизантиум (Биг Биз), огромный летающий город, куда перебралась элита человечества. В отличие от Оркланда, который представлен как естественное физическое пространство со всеми свойственными ему атрибутами (настоящими городами, деревнями, лесами, реками и т.п.), Бизантиум – глобальное виртуальное пространство, созданное компьютерными технологиями. Территория Биг Биза четко структурирована: верхняя поверхность офшара, наиболее «натуральная» часть города, принадлежит старым порноактерам и «ребятам из Резерва Маниту», в нижней обосновались «глобальные урки», которым посчастливилось переселиться в «Лондон» из Оркланда, центральную часть занимают представители среднего класса, имеющие в зависимости от уровня доходов вид на Неаполь, Тоскану, Нью-Йорк и т.п. (см. рисунок 1).

Бизантиум, будучи всего лишь имитацией эмпирической действительности, тем не менее визуально выглядит реальным: из окон квартир можно увидеть прекрасный пейзаж или строгую архитектуру какого-нибудь древнего города: «Дом Бернара-Анри стоял на возвышенности. Из окон открывался удивительный вид насколько хватало глаз, во все стороны тянулись причудливо нарезанные поля и желто-зеленые холмы, поросшие кипарисами. Кое-где белели старые дома. На полях лежали большие цилиндрические кругляши, скатанные из выжженного солнцем сена. Еще была видна река, далекие синие горы и небо, где плыли безмятежные облака-гиганты. Лето, которому совсем чуть-чуть не хватало до вечности. От этой красоты Грыму в голову то и дело приходили стихи, но он ленился их записывать таким покоем веяло от мира в окне»; есть здесь и ресторанчики, кажущиеся уютными из-за 3D-подсветки, и парки с множеством тенистых аллей, ведущих к берегу моря; можно даже ощутить дуновение ветерка или насладится свежестью морского воздуха. Однако все, что здесь радует глаз и будоражит чувства, оказывается симулякром:

«Контуры физической реальности почти всегда можно было определить прямо сквозь трехмерное наваждение: места, где возникала опасность ушибить голову или локоть, были отмечены зелеными габаритными огоньками. Судя по ним, реальность была довольно тесной. Города состояли из нескольких площадей, площади были на самом деле круглыми залами с низким потолком, а то, что выглядело как улицы, оказывалось тесными туннелями. Кажется, исходное пространство везде походило на отключенный от генератора иллюзий неряшливый коридор, который Грым увидел в первый день на Биг Бизе. Но трехмерные проекторы превращали эти кривые технические норы в весьма убедительные проспекты с высокими старыми деревьями и сказочными дворцами. Иллюзия превосходила простой трехмерный мираж».

Изображая параллельно Оркланд и Бизантиум, В. Пелевин, на первый взгляд, использует традиционное для утопии (авторское определение жанра) противопоставление реального и идеального. Однако анализ пространственной структуры романа позволяет увидеть более глубокие смыслы этого противопоставления. Действительно, основным способом сюжетной организации произведения является антиномичность, которая проявляется в смысловом столкновении противоположных оценок (цивилизованного и примитивного, прекрасного и безобразного, гармоничного и хаотичного, естественного и искусственного, натурального и суррогатного и т.п.). В то же время иронический контекст актуализирует пародийность повествования. Причем, объектом пародии становится как идеал, так и антиидеал. Кроме того, в романе не наблюдается свойственного утопии/антиутопии временного разрыва с привычной средой, поскольку созданный автором единый виртуальный Бизантиум-Оркланд представляет собой хоть и утрированную, но в целом узнаваемую российскую действительность.

Восприятию пространства романа как виртуального способствует прием двойного видения окружающего – глазами Дамилолы и глазами Грыма, а их оценки зависят исключительно от типа культуры, которую они представляют.

Дамилола, боевой летчик, снимающий оркских «дикарей» для снафов по заказу корпорации CINEWS INC, комментирует все, что попадает в поле зрения его камеры, как истинный бизантиец. Следя за Грымом, который в данном случае является для него гидом по Оркланду, он ищет доказательства полной деградации оркской цивилизации: «Местность была довольно депрессивной. Вернее, с одной стороны от дороги она была даже живописной, насколько это слово применимо к Оркланду – там были конопляные и банановые плантации, речка и пара вонючих оркских деревень. А с другой стороны начинались самые мрачные джунгли Оркланда». С презрением описывает он и столицу Оркланда: «Кто-то из древних сомелье сравнил Славу с пятном, которое остается на стене от долго живших за шкафом тараканов. Очень точное описание – ни прибавить, ни убавить». Для подтверждения веками сложившейся в Биг Бизе идеологии – оркское, значит примитивное, грязное, вонючее – Дамилола записывает разговор Грыма с дядей, в котором дается уничижительная характеристика «своего» пространства: «Эх… Да с чего мы вдруг сделаем что-то красивое и полезное, если… Дядя Жлыг широко повел рукой, словно приводя в качестве последнего довода панораму окружающего мира. Аргумент был, конечно, железобетонный». Особенное удовольствие он испытывает, «когда удается на одном крупном плане так корректно, но четко показать всю агрессивно-мрачную суть оркского племени».

Противоположную оценку дает Дамилола Бизантиуму, который, по его словам, «лучшее, что есть в этом мире». Однако одический пафос то и дело сменяется ироническим и даже саркастическим: Дамилола прекрасно понимает, что окружающее – «чистейшая травестия и карнавал»и «сладких капель меда на жизненном пути не так уж много». Комфортная, сытая и счастливая  жизнь такая же иллюзия, как и все в этой визуальной культуре. Рассуждения Дамилолы по поводу государственного, политического, религиозного и социального устройства нового мира становятся особенно едкими, когда речь заходит о личной жизни бизантийцев: «Когда в воскресенье мы, свободные люди нового века, приходим в храм, чтобы посмотреть свежий снаф, мы каждый раз лицом к лицу сталкиваемся с бесконечным лицемерием, пропитавшим нашу мораль. Лицемерием объемным, выпуклым и цветным. Так захотел Маниту. <…> вместо цветка вам показывают раздутую имплантами высокобюджетную грудь, которой по всем законам природы уже полвека как пора распасться на силикон и протеины. А затем извиняются, что все остальные лепестки все еще в повязках после пластики. И ожидают от вас приступа вакхической любви к жизни».

Удивительно, но в этом насквозь лживом «идеальном пространстве» наиболее человечной оказывается настроенная на максимальную духовность кукла Кая, «цветок жизни» и «главная инвестиция» Дамилолы. Споры с ней, пробудив в первоклассном боевом летчике желание понять, чем «дочь рисоварки» отличается от человека, и разобраться в самом себе (а рефлексия совершенно отсутствует у людей «эры пресыщения»!) приводят к разоблачению утопической мечты Дамилолы: купленная в кредит за огромные деньги сура Кая, с которой он связывал надежду на личное счастье, предпочла «грязного орка» и сбежала с ним в неведомый и недоступный мир.

 Большая часть событий в романе показана через объектив летной камеры Дамилолы. Следя за Грымом, оператор-рассказчик виртуально сливается с ним, то критически оценивая его мысли и поступки с позиции человека высшей культуры, то неожиданно для себя принимая его психологию и идеологию: «Моя попытка увидеть мир глазами юного орка может показаться кое-кому неубедительной особенно в той части, где я описываю его чувства и мысли. Согласен, стремление цивилизованного человека погрузиться в смутные состояния оркской души выглядит подозрительно и фальшиво. Однако я не пытаюсь нарисовать внутренний портрет орка в его тотальности». В то же время в ряде эпизодов пространственная точка зрения смещается, это заметно даже на грамматическом уровне – повествование с первого лица переходит на третье. Именно в этих редких случаях несовпадения пространственных позиций рассказчика и персонажа кажутся особенно заметными различия в их мировосприятии. Если Дамилола, выросший в визуальной информационной вселенной, прекрасно чувствовал себя в тесных боксах и коридорах, имитирующих дома, парки и набережные,потому что имел «легкое и подвижное воображение, постоянно готовое воспламениться и увести сознание в искусственный мир радости и экстаза», то Грым, дитя «примитивно-естественной среды», так и не смог привыкнуть к «цивилизации». Быстро пресытившись путешествиями в «фантастически красивые места, которые раньше видел только в «Свободной Энциклопедии» или на маниту», он понял, «что наваждение может быть каким угодно, и цена ему грош». Вот тут-то в момент сильнейшего разочарования в фальшивом рае судьба дарит Грыму неожиданно щедрый подарок – любовь Каи. Так, разоблачив одну утопию, автор «подкладывает» читателю другую: несколькими штрихами нарисовав идеальную землю, куда сбежали влюбленные, он настойчиво поддерживает мечту о все-таки возможном новоутопическом проекте.

Таким образом, анализ романа В.Пелевина «S.N.U.F.F.» позволил нам сделать следующие выводы:

1. Художественное пространство играет в романе структурообразующую роль. Автор моделирует трижды виртуальную реальность. Во-первых, виртуальным является пространство офшара Бизантиума, каким оно представляется Грыму. Кибернетическое пространство, созданное техническими средствами, живущее по собственным, отличающимся от привычных, законам, сначала приятно удивляет наивного орка, а впоследствии, когда приходит осознание абсолютной иллюзорности окружающего мира, разочаровывает: «И сразу сделалось так горько, что это новое восхитительное чувство, только что пронзившее его душу, оказалось таким же обманом, как и все остальное в жизни».Во-вторых, не менее виртуальна реальность, описанная Дамилолой, который воспринимает «мир как игровую среду, сознавая ее условность, управляемость ее параметров и возможность выхода из нее» [3, с. 30]: «Когда я говорю «боевой летчик», это не значит, что я летаю в небе сам, всем своим толстым брюхом, как наши волосатые предки в своих керосиновых гондолах. Как и все продвинутые профессионалы нашего века, я работаю на дому. Я сижу рядом с контрольным маниту, согнув ноги в коленях и упершись грудью и животом в россыпь мягких подушек в похожей позе ездят на скоростных мотоциклах. <…>На моем носу легкие очки со стереоскопическими маниту, в которых я вижу окружающее «Хеннелору» пространство так же, как если бы я вертел приделанной к камере головой».  Как мы уже отмечали, основные события романа даны через призму восприятия находящегося в виртуальной реальности пользователя – боевого летчика, который иногда задумывается над тем, что есть реальность: «Впрочем, где мы, пилоты-надомники, на самом деле? В своих тесных комнатах или в оркском небе? И где это небо вокруг моей «Хеннелоры» или в моем мозгу, куда его транслируют электронные удлинители глаз и ушей?». Следовательно, виртуальность представляет собой«продукт человеческого способа отражения и преобразования действительности» [3, с. 24]. И наконец, в-третьих, художественной вымысел, т.е. сам роман, – тоже феномен виртуальной реальности, поскольку, как отмечал Ж. Бодрийяр, в современном искусстве «процесс симуляции зашел так далеко, что утратилось само различие фантазии и реальности» [1, с. 19].

2. Глобальное виртуальное пространство определяет жанровую специфику романа: перед нами своеобразный метажанр, в котором парадоксально сочетаются черты утопии, рисующей идеальную модель государства, антиутопии, развенчивающей этот идеал, социально-политической сатиры, предметом обличения в которой является современная реальность, а также психологического романа, рассказывающего о личной драме героя-повествователя.

3. Предложенная нами интерпретация романа всего лишь попытка приблизится к разгадке творимой Пелевиным виртуальной реальности, однако, если верить автору, то никакой реальности вовсе не существует: «Наше сознание всегда опирается на материю, а материя существует только в нашем сознании. Реальность не сводится ни к одному, ни к другому…».

 

Литература:

  • 1. Бодрийар Ж. Америка / Пер. с франц. Д. Калугина. – СПб.: Владимир Даль, 2000. – 206 с.
  • 2. Бычков В. В., Маньковская Н. Б. Виртуальная реальность как феномен современного искусства [Электронный ресурс]. http://www.intelros.ru/readroom/yestetika-vchera-segodnya-vsegda/vyp2-2006/7911-virtualnaya-realnost-kak-fenomen-sovremennogo-iskusstva.html(дата обращения: 22.06.13).
  • 3. Кирик Т. А. Виртуальная реальность: сущность, критерии, типология: Дис. … канд. филос. наук. 09.00.01 – Онтология и теория познания. – Омск, 2004. – 165 с.
  • 4. Пелевин В. О. S. N. U. F. F. – М.: Эксмо, 2011. – 480 с.
  • 5. Прокофьева В. Ю., Пыхтина Ю. Г. Анализ художественного текста в аспекте его пространственных характеристик: практикум для студентов-филологов. – Оренбург: ИПК ГОУ ОГУ, 2009. – 99 с.
0
Ваша оценка: Нет Средняя: 7.6 (11 голосов)
Комментарии: 17

Хамзе Димитрина

Дорогая Юлиана! Мне очень жаль что мой комментарий к Вашей статье исчез со страницы. Непонятно зачем. Очень ценное и интересное исследование! Желяю дальнейших успехов! Тепло и с уважением! Димитрина

Пыхтина Юлиана Григорьевна

Дорогая Димитрина, огромное спасибо за оценку моего доклада! Очень рада, что Вам понравился анализ произведения. В России Пелевин один из самых читаемых современных писателей. Однако хочу Вас предостеречь, роман «S.N.U.F.F.» может оттолкнуть Вас обилием нецензурной лексики, но если преодолеете этот барьер, получите большое удовольствие. Вам также желаю всего самого доброго! С уважением, Юлиана.

Хамзе Димитрина

Дорогая Юлиана! Я очень рада нашему знакомству! Буду счастлива, если оно продолжить. Большое спасибо за милый ответ! Обнимаю Вас! Димитрина

Lee Valentin Sergeevich

Уважаемая Юлиана, с захватывающим интересом прочитал Ваш доклад. Вы сумели увидеть не только глобальное виртуальное пространство Пелевина, но и как тонкий ученый проникнуть в тайны того особого мира, в котором живут такие писатели, как Гоголь, Булгаков и др.. И Ваш вывод (обозначенный Вами под номером 2) о метажанре романа считаю огромным Вашим достижением. Удивительное сочетание утопии, антиутопии, социально-политической сатиры, психологического романа - в этом видится новый, во принципиально важный методологический принцип, открытый Вами. И Вы должны "застолбить" его за собой. Уверен, что Вы сумеете реализовать себя на пути ученого-исследователя. Желаю Вам удачи и жду от Вас новых открытий. Ваш коллега Валентин Сергеевич Ли.

Пыхтина Юлиана Григорьевна

Уважаемый Валентин Сергеевич, невероятно приятно услышать слова поддержки от такого крупного специалиста, как Вы! Почти не получается выезжать на конференции, поэтому «варюсь в собственном соку» и очень сомневаюсь в правоте своих выводов. Если честно, меня поразило не формальное, а взаправдашнее отношение ученых к оценке и комментариям докладов. Огромное Вам спасибо за внимательное прочтение моей статьи и высокую оценку! С благодарностью и почтением, Юлиана.

Грибова Наталья Николаевна

Уважаемая Юлиана! Мне понравилась Ваша статья тонким и глубоко-осмысленным анализом. Виртуальное пространство романа Пелевина напоминает мне проекцию действительности другого типа в произведениях Булгакова,когда он вводит в ткань художественного произведения онорический элемент и выходит за рамки реального и ирреального мира, раздвигая и усложняя новое пространство, структурируя его по совершенно новым моделям и уровням и выражая "чрезвычайные" методы в организации событий и чувств. Мне качется, что тот синтез междисциплинарных знаний, которого требуют современные исследования, был достаточно представлен в Вашей работе! Удачи, Наталья

Пыхтина Юлиана Григорьевна

Уважаемая Наталья! Большое спасибо за теплые слова! Вы совершенно верно заметили, что Пелевин экспериментирует, совмещая пространственные модели, как это делали до него другие писатели-мистики, в частности М. Булгаков. Думаю, можно сделать интересные выводы, сравнив прозу В. Пелевина и М. Булгакова в плане пространственной организации. Надеюсь, что еще пообщаемся в следующем проекте МАНВО. Вам тоже желаю всего самого наилучшего, Юлиана.

Косых Елена Анатольевна

Статья очень интересная. Предполагается ли дальнейшее изучение данного произведения с других позиций? Удачи!

Пыхтина Юлиана Григорьевна

Уважаемые коллеги! От всей души благодарю вас за положительную оценку моего доклада и ценные советы. Согласна, что нужно исследовать роман и с других позиций. Произведение новое, многоплановое, требует тщательного прочтения. Надеюсь, созрею для новой статьи. С уважением, Юлиана.

Екшембеева Людмила Владимировна

Уважаемая Юлиана! Вы убедительно представили виртуальное пространство романа в виде структуры. Не пробовали ли Вы выявить и сравнить эмоционально-оценочный фон субпространств романа и сравнить их? Думаю, это буден интересно. Для технологической реализации есть хорошо разработанных инструментарий. Удачи Вам. Л.Екшембеева

Парзулова, Марияна, Христова

Спасибо за интересную статью и представленную структуру виртуального пространства в романе В. Пелевина.

Protsenko Olesya

Думаю, будет перспективным усилить субъектный (автор и персонажи) момент в рассмотрении виртуальности как особенности организации художественного пространства. Было интересно прочесть. Спасибо за статью!

Пыхтина Юлиана Григорьевна

Уважаемая Олеся, большое спасибо за ценный совет! Действительно, еще есть над чем поработать! Затронутая в моей статье проблема, совсем недавно стала предметом изучения. Пелевин вообще трудно поддается анализу, однако этим он и интересен. С уважением, Юлиана.

Залевская Александра Александровна

Уважаемая Юлиана! Вы прекрасно показали пространственную структуру анализируемого романа и затронули ряд актуальных вопросов, обсуждаемых в различных областях науки о человеке! Тем не менее мне кажется, что глубинный философский и нравственный потенциал романа еще требует своего раскрытия на фоне новейших тенденций развития мирового сообщества и изменения научных представлений о мире и о человеке в этом мире. В частности, особого внимания заслуживает затронутый Вами феномен "симуляции", который ныне обсуждается на многих уровнях, в том числе в свете того, как человек воспринимает окружающий мир: он строит встречную картину посредством реконструкции квазиперцептивных образов (симуляций), основывающихся на прошлом опыте. Фактически Вы привели примеры того, как некоторая исходная "система координат" направляет видение наблюдаемого с позиций разных персонажей. И в этом отношении имеет место явное сходство исследуемого Вами романа с "Хазарским словарем" Павича, где один и тот же персонаж или одно и то же событие представлены с позиций трех систем исходных координат. Более того, структура "Словаря" с множественными ссылками позволяет непосредственно сопоставлять разные трактовки вроде бы одного и того же. Главное не в мифологичности, виртуальности или реальности пространства, а в том, что мы видим именно то, к чему готовы вследствие сложного взаимодействия многих внешних и внутренних факторов. Влияние этих факторов может некоторым образом регулироваться через политику, экономику, образование, литературу и т.д., тем самым затрагиваемые Вами вопросы выходят далеко за рамки литературоведения... Желаю больших успехов в Ваших начинаниях! Залевская Александра Александровна

Пыхтина Юлиана Григорьевна

Уважаемая Александра Александровна! Искренне благодарна Вам за столь серьезный комментарий к моей статье. По сути, Вы ответили на вопрос, адресованный мне Магдаленой Панайотовой. Аспект, на который Вы обратили внимание, сопоставляя «Хазарский словарь» с романом Виктора Пелевина, я совершенно упустила из виду. Считаю настоящей удачей участие в этом проекте, поскольку редко выпадает случай обсудить волнующие научные проблемы на таком высоком уровне. Огромное спасибо за ценные идеи! Пойду перечитывать Милорада Павича. С глубоким уважением и признательностью, Юлиана Пыхтина.

Костова-Панайотова Магдалена Петрова

Спасибо за интересную статью. Я хотела бы попросить Вас прокоментировать связь этого романа с М. Павичем ( если, конечно вы ее найдете) . Желаю удачи!

Пыхтина Юлиана Григорьевна

Уважаемая Магдалена! Большое спасибо за внимание к моей статье и положительный отзыв. Попробую ответить на Ваш вопрос. Думаю, что основным способом существования художественного мира М. Павича является игровое пространство (делаю выводы, опираясь на известные мне произведения – «Пейзаж, нарисованный чаем», «Внутренняя сторона ветра» и «Ящик для письменных принадлежностей»). Что касается «Хазарского словаря», то структурно-композиционный уровень романа, действительно, организует виртуальное пространство: имею в виду гиперссылочный принцип построения, без которого немыслим Интернет. Однако тип сюжета и жанровую специфику романа формирует пространство мифологическое. Вообще-то, мне кажется, что параллели у М. Павича и В. Пелевина можно найти только на уровне приемов, общих в постмодернистской литературе, а поэтика и стилистика совершенно разная. С уважением, Юлиана.
Комментарии: 17

Хамзе Димитрина

Дорогая Юлиана! Мне очень жаль что мой комментарий к Вашей статье исчез со страницы. Непонятно зачем. Очень ценное и интересное исследование! Желяю дальнейших успехов! Тепло и с уважением! Димитрина

Пыхтина Юлиана Григорьевна

Дорогая Димитрина, огромное спасибо за оценку моего доклада! Очень рада, что Вам понравился анализ произведения. В России Пелевин один из самых читаемых современных писателей. Однако хочу Вас предостеречь, роман «S.N.U.F.F.» может оттолкнуть Вас обилием нецензурной лексики, но если преодолеете этот барьер, получите большое удовольствие. Вам также желаю всего самого доброго! С уважением, Юлиана.

Хамзе Димитрина

Дорогая Юлиана! Я очень рада нашему знакомству! Буду счастлива, если оно продолжить. Большое спасибо за милый ответ! Обнимаю Вас! Димитрина

Lee Valentin Sergeevich

Уважаемая Юлиана, с захватывающим интересом прочитал Ваш доклад. Вы сумели увидеть не только глобальное виртуальное пространство Пелевина, но и как тонкий ученый проникнуть в тайны того особого мира, в котором живут такие писатели, как Гоголь, Булгаков и др.. И Ваш вывод (обозначенный Вами под номером 2) о метажанре романа считаю огромным Вашим достижением. Удивительное сочетание утопии, антиутопии, социально-политической сатиры, психологического романа - в этом видится новый, во принципиально важный методологический принцип, открытый Вами. И Вы должны "застолбить" его за собой. Уверен, что Вы сумеете реализовать себя на пути ученого-исследователя. Желаю Вам удачи и жду от Вас новых открытий. Ваш коллега Валентин Сергеевич Ли.

Пыхтина Юлиана Григорьевна

Уважаемый Валентин Сергеевич, невероятно приятно услышать слова поддержки от такого крупного специалиста, как Вы! Почти не получается выезжать на конференции, поэтому «варюсь в собственном соку» и очень сомневаюсь в правоте своих выводов. Если честно, меня поразило не формальное, а взаправдашнее отношение ученых к оценке и комментариям докладов. Огромное Вам спасибо за внимательное прочтение моей статьи и высокую оценку! С благодарностью и почтением, Юлиана.

Грибова Наталья Николаевна

Уважаемая Юлиана! Мне понравилась Ваша статья тонким и глубоко-осмысленным анализом. Виртуальное пространство романа Пелевина напоминает мне проекцию действительности другого типа в произведениях Булгакова,когда он вводит в ткань художественного произведения онорический элемент и выходит за рамки реального и ирреального мира, раздвигая и усложняя новое пространство, структурируя его по совершенно новым моделям и уровням и выражая "чрезвычайные" методы в организации событий и чувств. Мне качется, что тот синтез междисциплинарных знаний, которого требуют современные исследования, был достаточно представлен в Вашей работе! Удачи, Наталья

Пыхтина Юлиана Григорьевна

Уважаемая Наталья! Большое спасибо за теплые слова! Вы совершенно верно заметили, что Пелевин экспериментирует, совмещая пространственные модели, как это делали до него другие писатели-мистики, в частности М. Булгаков. Думаю, можно сделать интересные выводы, сравнив прозу В. Пелевина и М. Булгакова в плане пространственной организации. Надеюсь, что еще пообщаемся в следующем проекте МАНВО. Вам тоже желаю всего самого наилучшего, Юлиана.

Косых Елена Анатольевна

Статья очень интересная. Предполагается ли дальнейшее изучение данного произведения с других позиций? Удачи!

Пыхтина Юлиана Григорьевна

Уважаемые коллеги! От всей души благодарю вас за положительную оценку моего доклада и ценные советы. Согласна, что нужно исследовать роман и с других позиций. Произведение новое, многоплановое, требует тщательного прочтения. Надеюсь, созрею для новой статьи. С уважением, Юлиана.

Екшембеева Людмила Владимировна

Уважаемая Юлиана! Вы убедительно представили виртуальное пространство романа в виде структуры. Не пробовали ли Вы выявить и сравнить эмоционально-оценочный фон субпространств романа и сравнить их? Думаю, это буден интересно. Для технологической реализации есть хорошо разработанных инструментарий. Удачи Вам. Л.Екшембеева

Парзулова, Марияна, Христова

Спасибо за интересную статью и представленную структуру виртуального пространства в романе В. Пелевина.

Protsenko Olesya

Думаю, будет перспективным усилить субъектный (автор и персонажи) момент в рассмотрении виртуальности как особенности организации художественного пространства. Было интересно прочесть. Спасибо за статью!

Пыхтина Юлиана Григорьевна

Уважаемая Олеся, большое спасибо за ценный совет! Действительно, еще есть над чем поработать! Затронутая в моей статье проблема, совсем недавно стала предметом изучения. Пелевин вообще трудно поддается анализу, однако этим он и интересен. С уважением, Юлиана.

Залевская Александра Александровна

Уважаемая Юлиана! Вы прекрасно показали пространственную структуру анализируемого романа и затронули ряд актуальных вопросов, обсуждаемых в различных областях науки о человеке! Тем не менее мне кажется, что глубинный философский и нравственный потенциал романа еще требует своего раскрытия на фоне новейших тенденций развития мирового сообщества и изменения научных представлений о мире и о человеке в этом мире. В частности, особого внимания заслуживает затронутый Вами феномен "симуляции", который ныне обсуждается на многих уровнях, в том числе в свете того, как человек воспринимает окружающий мир: он строит встречную картину посредством реконструкции квазиперцептивных образов (симуляций), основывающихся на прошлом опыте. Фактически Вы привели примеры того, как некоторая исходная "система координат" направляет видение наблюдаемого с позиций разных персонажей. И в этом отношении имеет место явное сходство исследуемого Вами романа с "Хазарским словарем" Павича, где один и тот же персонаж или одно и то же событие представлены с позиций трех систем исходных координат. Более того, структура "Словаря" с множественными ссылками позволяет непосредственно сопоставлять разные трактовки вроде бы одного и того же. Главное не в мифологичности, виртуальности или реальности пространства, а в том, что мы видим именно то, к чему готовы вследствие сложного взаимодействия многих внешних и внутренних факторов. Влияние этих факторов может некоторым образом регулироваться через политику, экономику, образование, литературу и т.д., тем самым затрагиваемые Вами вопросы выходят далеко за рамки литературоведения... Желаю больших успехов в Ваших начинаниях! Залевская Александра Александровна

Пыхтина Юлиана Григорьевна

Уважаемая Александра Александровна! Искренне благодарна Вам за столь серьезный комментарий к моей статье. По сути, Вы ответили на вопрос, адресованный мне Магдаленой Панайотовой. Аспект, на который Вы обратили внимание, сопоставляя «Хазарский словарь» с романом Виктора Пелевина, я совершенно упустила из виду. Считаю настоящей удачей участие в этом проекте, поскольку редко выпадает случай обсудить волнующие научные проблемы на таком высоком уровне. Огромное спасибо за ценные идеи! Пойду перечитывать Милорада Павича. С глубоким уважением и признательностью, Юлиана Пыхтина.

Костова-Панайотова Магдалена Петрова

Спасибо за интересную статью. Я хотела бы попросить Вас прокоментировать связь этого романа с М. Павичем ( если, конечно вы ее найдете) . Желаю удачи!

Пыхтина Юлиана Григорьевна

Уважаемая Магдалена! Большое спасибо за внимание к моей статье и положительный отзыв. Попробую ответить на Ваш вопрос. Думаю, что основным способом существования художественного мира М. Павича является игровое пространство (делаю выводы, опираясь на известные мне произведения – «Пейзаж, нарисованный чаем», «Внутренняя сторона ветра» и «Ящик для письменных принадлежностей»). Что касается «Хазарского словаря», то структурно-композиционный уровень романа, действительно, организует виртуальное пространство: имею в виду гиперссылочный принцип построения, без которого немыслим Интернет. Однако тип сюжета и жанровую специфику романа формирует пространство мифологическое. Вообще-то, мне кажется, что параллели у М. Павича и В. Пелевина можно найти только на уровне приемов, общих в постмодернистской литературе, а поэтика и стилистика совершенно разная. С уважением, Юлиана.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.