facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

мистицизм в современном мире

мистицизм в современном мире
Андрей Кайгородов, заведующий кафедрой, кандидат философских наук

Пермский институт муниципального управления, Россия

Участник конференции

Рассматриваются некоторые аспекты мистицизма в современную эпоху. Анализ изменений, связанных с процессами формирования глобальной культуры, позволяетговорить о появлении новой формы мистицизма. С точки зрения автора сегодня сверхъестественное божественное могут получить «прописку»  если они неизменно связаны с «мирскими делами», если сверхъестественное «вписано» в контекст жизненных реалий, направлено на «решение» земных проблем.

Ключевые словамистицизм, глобализация (глобальная культура), знание, собственность, интеллектуальная собственность.

Several issues of modern mysticism are considered. Analysis of the changes associated with formation of a global culture allows outlining the emergence of a new form of mysticism. From the author’s point of view, a supernatural divine may happen these days if it is intrinsically connected with ‘bread-and-butter’ activities, framed into a context of life realities and aimed at accepting mundane challenges.

Keywords: mysticism, globalization (global culture), knowledge, the property, the intellectual property.

 

Взаимодействие и взаимовлияние культур, в силу различных причин начавшееся несколько веков назад, сегодня, обусловленное глобализационными процессами, выходит на новый, совершенно иной уровень. Характер и облик большинства современных развитых обществ обусловлен модернизацией и глобализацией. Разрушая господство традиции и духа коллективности, модернизация автоматически делает индивида более самостоятельным. Но в то же время дает начало противоречивому социально-психологическому процессу.  С одной стороны  – индивидуализация означает обретение свободы, но с другой - может ощущаться как тяжелый груз, непосильная ноша.

Если на ранних стадиях процесса модернизации  доминирующим является  ощущение «рухнувших препонов» и вдруг открывающихся новых возможностей, стремление   к большей свободе, или свободам, то осознание бремени обычно приходит позднее.  «Индивидуализм» как идеология дает обоснование этому освобождению и, если угодно, облегчает бремя свободы. Так или иначе, у новой глобальной культуры есть существенное сходство с процессом модернизации; а в наше время во многих уголках мира они даже совпадают друг с другом». Глобальная культура привлекает тех индивидов,  для кого личная свобода и стремление к ее полной реализации выступает наивысшей ценностью.

В современном мире экономическая деятельность  и культура взаимосвязаны и взаимозависимы, изменения в одной области отражаются на другой. Что касается экономики, то необходимо действительно подчеркнуть значимость феномена культуры. С одной стороны культура  объясняет в ней все или почти все. Возможно даже говорить о роли экономической культуры в экономическом развитии. Вообще выявление культурного влияния на экономический прогресс, среди всех других прочих воздействий, предполагает акцентирование внимания на «трудолюбии, инициативности, ценностном подходе к образованию, а также на  ….. склонности к сбережению и инвестированию». Хотя ни один из данных показателей не является определяющим во взаимозависимости с экономическим прогрессом. Причем культурный фактор действует, почти всегда, избирательно. А одни и те же культурные атрибуты в разных обществах могут различным образом сказываться на экономическом процветании.

С другой стороны – культурные явления не могут быть автономны и изолированы. Таким образом, речь не идет о единственном факторе, подразумевается, что эти культурные детерминанты множественны и взаимозависимы. При этом сама культура способна реагировать и на экономический рост.

В общественном развитии роль культуры первична и связана с борьбой идей. Вопрос же здесь для нас заключается не в том, какие культурные качества играют роль в экономическом развитии, но в том, чтобы выявить влияния изменений, произошедших в экономической сфере, на культуру, а точнее, на религиозную жизнь, более всего -  мистику.

Начиная с XV-XVIвв., мы можем говорить только о возникновении  «мировой системы», когда прежде всего капиталистический экономический рынок (с присущей ему чрезвычайной силой экспансии) «с характерными для него формами сделок, организациями, институтами, этикой конкуренции, потребительской ментальностью» овладевает миром. Идет экономическая глобализация. Далее, возникает своеобразная цепная реакция: мировым становится и финансовый рынок, и разделение труда, коммуникации, туризм, средства массовой информации, особенно спутниковое телевидение - и  все это ведет к глобализации культуры. Мир превращается в «большую деревню». Однако капитализм не только  означал переход от «жизни созерцательной» к «жизни деятельной», что касается земного предназначения человека, но и попытался распространить ее логику на все остальные сферы человеческой жизнедеятельности, свести все блага к пользе и действенности.  

Кроме того, следует заметить, что культура  практически никогда не подвергалась  отчетливой систематизации и оценке с точки зрения эффективности.  Несмотря на сдвиг социальной жизни в сторону рационализации, культуру невозможно подвергнуть ясной систематизации, исходя из четких принципов и критериев оценки.  Вступающий в систему культуры человек, постигающий ее ценности, «не стремится к максимальной выгоде или постижению четкой системы правил». Эти правила невозможно выработать, тем более усвоить с помощью картезианских принципов, в них нет явной логики и видимого смысла. Вообще, в социальном мире, в мире культуры, иррациональный момент играет значимую роль. При малой восприимчивости к рациональности, культура характеризуется усилением иррационалистских и нерационалистских мотивов. Т.е. идет иррационализация культуры. Это обусловлено обособлением познавательно-исследовательского процесса, что приводит к «возвращению» оставшейся части культуры к своим истокам. 

  Под мистикой же традиционно понимают  духовную  практику, имеющую своей целью переживание в экстазе непосредственного единения с Абсолютом, а также совокупность учений, осмысляющих и регулирующих эту практику. Помимо  обычных способов познавания  (практический опыт, логическое  мышление, опора на предания и авторитеты), мистическая традиция ориентирована на непосредственное  постижение (слияние) с  конечным объектом  познания  - Абсолютом или Божеством. Причем мистику необходимо рассматривать как «промежуточную» форму общественного сознания, актуализирующуюся в кризисные переломные моменты человеческой истории.На наш взгляд, именно в Средневековье  мистика, в силу ее реального влияния на духовную жизнь эпохи,  более всего приближается к статусу хотя и промежуточной, но относительно самостоятельной формы общественного сознания, поднимается до высшего уровня религиозной жизни и мысли. Постепенно происходит трансформация и религии и мистики (данных феноменов). Например, религиозные системы, с точки зрения Р. Белла (предлагающего эволюционный подход для их классификации), проходят в своем развитии  через пять этапов: с примитивного и архаического - до современного. 

Эволюция мистических форм в контексте, отмеченного развития религиозных систем, по-видимому, представляет собой в чем-то сходный, в чем-то отличный  процесс. Скорее всего, именно здесь осуществляется сдвиг и задается вектор развития в сторону современной формы мистики. Может быть, как это ни парадоксально покажется на первый взгляд, стоит назвать ее «магической мистикой»? По-видимому, основное отношение в современной мистике развивается между индивидуальной душой и миром, в котором значимость Бога «незначительна».

Современный же мистицизм предстает совершенно в другом статусе. Ранее посвящаемый стремился, «отказавшись» от всего мирского земного, «разрушая» традиционно-культурные нормы и формы, к непосредственному постижению Божества. Продвижение  же к мистическому единению обеспечивает только взаимодействие между духовным учителем и учеником на ином, сокровенном, внутреннем уровне (исключение составляет Божественное откровение). Учитель в данном случае – «проводник» ведущий к Богу («ведущий»). Здесь определяющим является отношение между учеником и учителем (выступающего в роли посредника). В итоге, человек освобождается для любви к Богу. Но данное отношение затемняет своего рода «духовный обмен» «объектами», которыми  они «обладают»: отказ от «земных реалий» - «мера постижения Божественного». Т.е. «отказ от всего мирского» предполагает как итог – слияние с Абсолютом и (или) приобщение неофита к посвященным (избранным). «Ведущий» и получатель вступают в «личностную сделку», в которой главной целью является достижение слияния, единения с Божеством. Отказ посвящаемого от всего мирского, и даже в какой – то мере от самого себя (от своих желаний, ощущений и т.д., от своей телесности), выступает лишь средством способом достижения данной цели. Это та потребность, которая не испытывает нужду в ресурсах земного мира. Вещи теряют, и, по всей видимости, одновременно обретают, ценность в процессе движения к Божественному. «Экономический» фактор имеет здесь подчиненное значение.

С точки зрения Л. Уайта, существует два основных типа экономических систем. В первом, определяющим фактором является отношение между индивидами, обуславливающее отношение между вещами. Во - втором, наоборот - отношение между вещами подчиняет и обуславливает отношение между индивидами. Схематично это можно отобразить следующим образом:

Рис.1

Т.е. либо отношение между индивидами (А и В) обуславливает отношение между вещами (Iи II), либо наоборот. Причем необходимо рассматривать систему как некую целостность, где все элементы взаимосвязаны.

Таким образом, что касается мистики в ее «классическом варианте», то определяющее отношение между учителем и посвящаемым первоначально будет иметь следующий вид:

Рис.2

Где  I  – это совокупность земных объектов, которую можно представить как      (x1 +x2+x3….+xn+xn+1…..). А II– Божественная реальность, Абсолют. Основными здесь выступают отношения: «Посвящаемый - Божественная реальность» (предопределяющее); «Учитель -  Абсолютная реальность» и, связанная с ним – «Учитель – Ученик».

В принципе, данное отношение (в силу «убывания» значимости элемента I) может быть преобразовано и приобретет следующий вид:

Или вообще - может быть трансформировано до точки.

На наш взгляд, необходимо охарактеризовать «классическую мистику» и с точки зрения собственности. (Рассмотрение всех аспектов собственности, не является целью данной работы). Под собственностью(property) понимается «…формально признанное ….. право собственника или собственников как на исключительное, без чьего либо участия, пользование своим имуществом, так и на любой способ распоряжения им, включая продажу». Это определение включает в себя не только «право» на вещи, но и  - жизнь и свободу индивида. Данная трактовка имеет более широкий смысл нежели понимание собственности как  совокупности отношений между людьми по поводу вещей. Стоит также подчеркнуть, что собственность и труд неотделимы друг от друга. Кроме того, обладание собственностью предполагает  присвоение результатов труда. Она предполагает нераздельную связь предмета и человеческого труда, или усилия. В результате мы имеем продукт (от лат. productus- произведенный, созданный) труда, причем подразумевается труд как физический, так и умственный. Продукт же труда, предназначенный для продажи, превращается в товар. Более того, труд, затраченный на их производство, выступает основой соизмеримости товаров, возможностью их обмена.

Если рассматривать мистику в этом контексте, то, прежде всего, стоит отметить, что здесь, хотя и затрачивается усилие, но затрачивается оно на отказ от всего мирского. Посвящаемый, в конечном счете, ничего не создает. По – видимому,  вероятно, возможно говорить об атрудовой деятельности (т.е. направленной не на «созидание», а на «разрушение»). Происходит  разрушение  и культурного элемента. В итоге исчезает культурная обусловленность взаимодействия учителя и посвящаемого, она становится акультурной.  А то, что получается «на выходе», в результате не является собственностью ни учителя, ни тем более ученика. Здесь более всего подходит образ «каравана». Караван достигает конечной цели своего пути, преодолевая последовательно один этап за другим. Невозможно перейти к следующему отрезку пути, не преодолев предыдущий (подобно уровням достижения единения с Абсолютом). Проводник (подобно учителю) обладает знанием пути, но не самими перевалочными пунктами, ни тем более конечным пунктом назначения. Что кстати характерно и для ведомых (посвящаемых). Таким образом, мистика как таковая не является экономическим институтом.

В современном мистицизме все складывается совершенно иным образом. Прежде всего, следует подчеркнуть, что для гражданских обществ, в отличие от примитивных, именно собственность выступает фундаментом. Социальные и политические структуры отражают экономическую организацию. Поэтому для современного общества характерной является та экономическая система, в которой отношения между индивидами подчинены отношениям между вещами, обусловлены отношениями собственности. (См. Рис.1)

При этом на сегодняшний момент особо стоит выделить интеллектуальный продукт, созданный интеллектуальным трудом и составляющий основу института интеллектуальной собственности. В современной экономической системе интеллектуальные продукты становятся товарами, обладая такими свойствами как потребительная и меновая стоимость.

Очевидно, что сегодня знание превращается в товар. Знание как таковое может иметь материальную форму, но один из важнейших его признаков – неформализованность (эту составляющую невозможно сделать общедоступной). При этом стоит иметь в виду, что неформализующийся компонент знания (опыт, умения, интуиция и т.д.) неотделим от его носителя – человека. Таким образом, здесь определяющим становятся личные непосредственные и непрерывные отношения с обладателем неформализуемых знаний. Следовательно, по-видимому, в производителе знаний происходит объединение интеллектуального труда и средства производства. Каждый интеллектуальный продукт является результатом личностного творчества. К тому же, очень часто извлечь доход из знания как такового невозможно. Для этого его необходимо преобразовать в дополнительный, комплементарный продукт, который и приносит прибыль.

Исходя из всего вышеизложенного, нужно определить в каком направлении происходит развитие мистики в современную эпоху. Определяющим здесь, в отличие от мистики в ее «классическом варианте», является отношение между «объектами», вещами. Если вернуться к схеме (см.: рис. 1), то она (характеризуя современный мистицизм) будет выглядеть, по всей видимости, следующим образом.

                   

Где «П» - посвящаемый; I- это совокупность земных объектов, которую можно представить как (x? +x2+x3….+xn+xn+1…..), а вот II– представляет собой уже не Божественную реальность. Обладать Ею как собственностью невозможно. Единственное, что может выступать и выступает в качестве собственности, которой обладает религиозный специалист – это знание, «знание пути». Причем, развивается это вненаучное знание сообразно тем основным современным тенденциям, которые характерны в целом для знания как такового. Более того учитывая невыразимость мистического опыта, а также формирование потребительского общества и глобализационные процессы, становится понятна необходимость преобразования «мистического знания» в дополнительный комплементарный продукт (связав с земными «вещами и проблемами»), что и привлекает, заманивает «потребителя», принося прибыль.

 В современных мистических течениях глава учения, гуру по существу  не является учителем, а скорее всего - специалистом. Это лицо, которое владеет специальными знаниями и навыками в определенной области. Т. е. человек, который профессионально занимается тем или иным видом специального труда (в данном случае религиозного труда). Кроме того, по-видимому, одновременно он выступает и в роли торговца. Именно такой религиозный специалист и владеет «мистическим знанием», которое и реализует за деньги.

 В этом случае, глава учения и «посвящаемый» взаимодействуют как владельцы товара. Каждый стремится извлечь для себя какую-то выгоду. В итоге человек освобождается от любви к Богу. Здесь определяющим является отношение между «объектами», которыми они обладают, а отношение же между индивидами носит подчиненный характер. По-видимому, стоит говорить о «мистике индивида», а не «мистике Бога».

 

Литература:

  • 1. Белла Р. Основные этапы эволюции религии в истории общества / Гараджа В.И. Руткевич Е.Д. Религия и общество. – М.,1994.
  • 2. Брокгауз Ф.А. и Ефрон И.А. Энциклопедический словарь.  - Т. 37.
  • 3. Геллнер Э. Разум и культура. Историческая роль рациональности и рационализма. ­­­М.,2003.
  • 4. Козловски П. Общество и государство: неизбежный дуализм. – М.,1998.
  • 5.Культура имеет значение. Каким образом ценности способствуют общественному прогрессу / Под ред. Харрисона Л., Хантигтона С. –М., 2002.
  •  6. Мелис Г. Формы мистики/ Логос: международный ежегодник по философии культуры 1912-1913. Книга 1-2. – М., 2005.
  • 7. Многоликая глобализация. Культурное разнообразие в современном мире/ Под ред. Бергера П., Хантингтона П. - М., 2004.
  • 8. Пайпс Р. Собственность и свобода. - М., 2001.
  • 9. Уайт Л. Избранное: Эволюция культуры. – М., 2004.
  • 10. ФЭС. – М.,1983.
  • 11. Штомпка П. Социология. - М., 2005.
Комментарии: 2

Aleksey Konovalov

Достаточно логическая картина вопроса, и интересная. Однако любой профессионал - социолог попросил бы привести расклад суждений массы конкретных субъектов - членов общества. Думаю, картина вопроса стала бы намного пестрее. Успехов в дальнейших изысканиях!

Кайгородов Андрей Георгиевич

Извините, что отвечаю с опозданием(возникли проблемы с доступом к эл. почтовому ящику). Огромное спасибо за Ваши комментарий и пожелания.Дествительно, может быть, картина получилась более "богатой". Однако, по-видимому, стоит опираться на суждения, только, самих "гуру" (учителей). Кроме того, что касается мистицизма, то возникает следующий момент- невыразимость мистического опыта. Высказанные суждения о нем будут непонятны людям, которые его не пережили (это подобно тому, как слепому от рождения человеку объяснять, что такое, предположим, красный цвет). С уважением и наилучшими пожеланиями, Андрей Кайгородов
Комментарии: 2

Aleksey Konovalov

Достаточно логическая картина вопроса, и интересная. Однако любой профессионал - социолог попросил бы привести расклад суждений массы конкретных субъектов - членов общества. Думаю, картина вопроса стала бы намного пестрее. Успехов в дальнейших изысканиях!

Кайгородов Андрей Георгиевич

Извините, что отвечаю с опозданием(возникли проблемы с доступом к эл. почтовому ящику). Огромное спасибо за Ваши комментарий и пожелания.Дествительно, может быть, картина получилась более "богатой". Однако, по-видимому, стоит опираться на суждения, только, самих "гуру" (учителей). Кроме того, что касается мистицизма, то возникает следующий момент- невыразимость мистического опыта. Высказанные суждения о нем будут непонятны людям, которые его не пережили (это подобно тому, как слепому от рождения человеку объяснять, что такое, предположим, красный цвет). С уважением и наилучшими пожеланиями, Андрей Кайгородов
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.