facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

ЧТО ТАМ - ЗА СЛОВОМ?

ЧТО ТАМ  -  ЗА СЛОВОМ? ЧТО ТАМ  -  ЗА СЛОВОМ? ЧТО ТАМ  -  ЗА СЛОВОМ?
Alexandra Zalevskaya, профессор, доктор филологических наук, профессор

Тверской государственный университет, Россия

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Россия";

Открытое Европейско-Азиатское первенство по научной аналитике;

УДК 81’23

Прослеживается динамика подходов к анализу значения слова от приравнивания его к понятию через поиски путей выхода за рамки логико-рационального подхода к трактовке значения как сложного продукта взаимодействия многих внешних и внутренних факторов. Предлагается трактовка  значения живого слова как интерфейса между социумом и индивидом, между линейными дискретными языковыми единицами и нелинейным живым  мультимодалным гипертекстом как продуктом переработки перцептивно-когнитивно-аффективного опыта адаптации человека к естественному и социальному окружению.

Ключевые слова: значение слова,  интегративный подход,  интерфейсная теория значения, живой мультимодальный гипертекст, выводное знание.

Different approaches to word meaning analysis are discussed.  Transition from logical analysis of meaning to an integrative approach to it is traced. Word meaning is treated as an interface between the social and the personal, between linear and discreet linguistic items and nonlinear live multimodal hypertext as an enormous net connecting products of perceptive-cognitive-affective information processing formed by  personal  adaptive activity.    

Keywords: word meaning, integrative approach, interfacial theory of meaning, live multimodal hypertext,  inferential knowledge.

 

Вводные замечания: в поисках эпиграфа

Значение слова – вечная и неисчерпаемая проблема. В обыденной жизни мы не замечаем, как используем слова, не задумываемся, почему выбираем те, а не другие, и только в случаях непонимания или неадекватной реакции слушателя возникает потребность обратиться к рефлексии – осмыслить, что лежит за словом, обеспечивая взаимопонимание при общении. В какой мере нам помогает лексикографическое описание значений слов? Является ли оно исчерпывающим? В этой связи вспомним высказывание А.А. Потебни, которое могло бы служить эпиграфом к докладу на заявленную тему: «Пример предрассудка мы видим в понятии о слове. Обыкновенно мы рассматриваем слово в том виде, в каком оно является в словарях. Это всё равно, как если бы мы рассматривали растение, каким оно является в гербарии, то есть не так, как оно действительно живёт, а как искусственно подготовлено для целей познания» [11: 465–466].  По какому же пути следует идти, чтобы максимально приблизиться к тому, как слово действительно живёт? В этом отношении в качестве эпиграфа подходит высказывание И.А. Бодуэна де Куртенэ, видевшего одну из задач семасиологии  в исследовании  психического содержания языковых явлений, т.е. представлений, связанных с языком и движущихся в его формах, но имеющих независимое бытие  как отражение «внешнего и внутреннего мира в человеческой душе за пределами языковых форм» [1:  214]. Принимая эти высказывания в качестве комплексного эпиграфа к моему докладу, попытаюсь показать динамику подходов к значению слова от описания, «искусственно подготовленного для целей познания» (т.е. трактуемого в русле идей аналитической философии и расчленяемого на семантические составляющие значения-понятия), через стремление выйти за пределы анализа слова, взятого в отрыве от носителя языка, к включению значения в более широкий круг проблем HomoLoquence. Но человек говорящий в то же время и человек чувствующий, переживающий, воображающий, оценивающий,  а это  требует принципиально новых подходов к исследованию значения как достояния пользующегося языком индивида.

Динамика научных подходов к значению слова

Философия Нового времени фактически приравняла значение слова к понятию, что оказалось очень прочно закреплённым в сознании учёных  благодаря широко известному семиотическому треугольнику Огдена–Ричардса (знак, понятие, предмет), вошедшему в компендиумы, так или иначе связанные с проблемой значения, и «узаконившему» устойчивую логико-рациональную традицию анализа значения через выявление набора необходимых и достаточных (к тому же – преимущественно или исключительно существенных!) признаков объектов некоторого класса, группы и т.п.

Критика «семиотического треугольника» как упрощения описываемых отношений велась по ряду направлений. Так, венгерский исследователь Э. Лендваи [9] обосновал сугубо лингвистическую (по его собственному определению)  идею трапеции значения как соотношения между знаком, значением, понятием и предметом, при котором конвенциональная цепочка букв (или последовательность звуков) вызывает у носителя языка ментальный образ предмета, определённый набор существенных признаков класса таких предметов (т.е. понятие), а также значение (денотативное, сигнификативное, прагматическое). Выделенные курсивом обозначения помещены в различные вершины постулируемой автором трапеции значения. Отбросить идею треугольника и заменить её более сложной схемой взаимодействия знаний и умений пользователя словом предлагает  психолог Ж. Верньо [3], акцентирующий особенности работы познавательного аппарата человека: концептуализация происходит и из действия, и из языка; представления и понятия формируются у индивида в действии и для действия,  действие организовано через схемы и увязано прежде всего с ситуациями, но не с объектами. Отсюда вытекает необходимость формирования операторных (деятельностных!) инвариантов, позволяющих принимать и использовать информацию, подходящую для выводов и решений.

Ещё более «глубоко» заглядывает за слово патопсихолог Ф.Е. Василюк [2], развивающий идеи А.Н. Леонтьева [10] относительно роли чувственной ткани образа в познании и в формировании значений. Василюк  увязывает значение с образами сознания индивида через модель психосемиотического тетраэдра, объединяющую внешний мир (предметное содержание образа), внутренний мир (личностный смысл), культуру (значение) и язык (слово);  это «пограничные «сущности», каждая из которых обращена и к объективной реальности, и к самому индивиду. Таким образом создаётся объём, заполненный «живой, текучей, дышащей плазмой чувственной ткани», которая «живёт, движется в четырёхмерном пространстве образа, задаваемом силовыми полями его узлов, и, будучи единой, она вблизи каждого из полюсов как бы уплотняется, концентрируется, приобретает характерные для данного измерения черты» [10: 8].

Конец XIX  и начало XX вв. знаменуются пристальным вниманием к проблемам взаимодействия тела и разума человека,  включённости индивида в глобальные взаимодействия, его адаптации к естественной и социальной среде, роли множества внешних и внутренних факторов (в том числе биологических, включая специфику структуры мозга и принципы его функционирования), что не могло не отразиться на новейших концепциях значения слова. Например,  Х. Рутроф [13] разрабатывает корпореальную теорию значения, согласно которой невербальные знаки (продукты взаимодействия тела человека с окружающим миром, контролируемые культурой) составляют глубинную структуру языка, в то время как значение реализуется через ассоциативные связи между невербальными и вербальными знаками; тем самым тело обеспечивает квазиперцептивное отображение мира, а язык лишь выполняет роль посредника, помогающего отсылать к миру, но при условии, что мы знаем, какие невербальные знаки  обеспечивают заполнение «пустых языковых формул».

Единую сеть не только языковых, но и любых физиологических, психических и мозговых процессов предусматривает концепция семантических констелляций, обосновываемая Кристиной Харди [12].  Речь идёт о системе смысловых объединений разных уровней – от «концептов» до «экополей» (связей за пределами индивида, необходимых для взаимодействия с другими людьми и/или объектами). Принцип «сеть–в–сети» с  многократными и многообразными пересечениями реализуется при сочетании осознаваемых и неосознаваемых процессов, взаимопереплетении ощущений, аффективных переживаний, жестов, абстрактных понятий, действий и соответствующих нейрологических процессов. Харди определяет концепты как динамичные самоорганизующиеся семантические констелляции с расплывчатыми границами, склонные к модификациям, порождающие новые концепты, интегрированные в  процессы мышления.

Концепцию семантики опыта и выводного знания разрабатывает Патриция  Виоли [14]. Конечное число дискретных языковых единиц используется для описания бесконечного континуума нашего опыта, поэтому относительно стабильные в синхронии значения слов служат опорами для получения выводного знания, что обеспечивает пластичность языкового знака, значение которого задаётся не системой фиксированных корреляций, а набором возможных инференций при различных ситуациях и контекстах. Й. Златев [8] предлагает биокультурную теорию значения и указывает на контролирующую функцию ценностных систем (как врождённых, так и приобретенных, в том числе имеющих конвенциональный характер культурных ценностных систем), на тесную связь значения с эмоцией и чувством и т.д. Кратко суть этой концепции описывается формулой: «Значение = Жизнь + Культура». П.П. Дашинимаева [4] обосновывает психонейролингвистическую теорию значения как значимости: значение обладает только некоторым потенциалом, оно прекращает свое существование в акте семиозиса, ибо происходит личностное переживание значимости при взаимодействии эмоциональных, сенсорных, модально-волевых составляющих.

Интегративный подход к значению слова у носителя языка и культуры

Даже по необходимости краткий обзор свидетельствует о существенных изменениях в понимании того, что представляет собой значение слова у индивида. Становится очевидным, что при разработке новой теории значения, способной объяснить то, что лежит за словом у пользующегося языком человека,  нельзя оставаться в прокрустовом ложе лингвистики: требуется объединение усилий представителей многих наук о человеке как представителе вида и как личности, включённой в естественную и социальную среду.  Речь идёт не о механическом «сложении» результатов, полученных в разных областях знания, а о творческом синтезе, учитывающем взаимодействие многих внешних и внутренних факторов, что обеспечивает переход на более высокий уровень теории объяснительного типа.

Для успешности такой теории необходим целостный подход к человеку, у которого: а) постоянно взаимодействуют тело и разум, т.е. знание в некотором смысле «распределено» между сенсорикой и интеллектом как комплементарными механизмами (см.: [5]); б) язык функционирует как один из психический процессов (в слаженным ансамбле с памятью, мышлением, воображением и т.д.); в) перцептивные процессы реализуются во взаимодействии с когнитивной переработкой и эмоционально-оценочными переживаниями; д) имеет место постоянная динамика уровней осознаваемости любой (в том числе – речемыслительной) деятельности при особой роли механизма контроля – как сознательного, так и (в большей мере!) неосознаваемого. При этом: е) индивид всегда включён в некоторые естественные и социальные взаимодействия и ситуации; ж) его знания носят распределённый характер, поскольку они усваивается в культуре и через культуру; з) разделяемое с другими людьми знание координируется благодаря особой – медиативной (опосредствующей) роли значения слова, обращённого одной своей ипостасью к социуму, а другой – к индивиду, которому необходимо соотносить свой личный опыт познания мира с опытом других людей для взаимопонимания при общении и совместной деятельности. Что же обеспечивает саму возможность такого взаимопонимания?

Легче всего представить себе, что у каждого индивида имеется некоторый «словарь в голове»,  в котором слово хранится в единстве всех его форм и значений (об этом своё время говорил В.В. Виноградов). Такое впечатление создаётся, когда мы начинаем думать о словах, т.е. осуществляем целенаправленную метаязыковую деятельность. Однако следует различать: (I) ситуацию естественного семиозиса как многоэтапного процесса (точнее – взаимодействия ряда процессов) с выходом на  табло сознания только конечных результатов поиска опор для переживания понятности воспринимаемого (в таком случае мы думаемне о словах, а о действительности, на что указывает Н.И. Жинкин [5]), и (II) ситуации научного анализа и/или бытовой рефлексии, фокусирующиеся на словах как таковых, т.е. на именованиях того, что лежит за словом. В обеих противополагаемых ситуациях взаимодействуют именуемая «вещь» и  её «имя», но акценты принципиально различаются: в первом случае главное –  «имя ВЕЩИ», а во втором – «ИМЯ вещи», поэтому различаются и результаты поиска того, что лежит за словом.   Что же лежит за именем ВЕЩИ?

Ещё в 1960–1970-е гг. А.А. Леонтьев указывал на то, что значение слова у индивида реализуется как процесс. В современных терминах представляется правомерным говорить о том, что за словом у пользующегося языком человека лежат процессы навигации в живом мультимодальном гипертексте – его образе мира, совокупном продукте переработки невербального и вербального опыта адаптации к естественной и социальной среде. Воспринимаемое слово только «задаёт» возможные направления поиска формальных и смысловых опор, через посредство которых в голограмме образа мира целостно «высвечивается»  конвенционально именуемый объект во всём богатстве его признаков, связей, отношений, каждое из которых (включая возможные ситуации, пути их развития и вытекающие из них следствия) может быть далее развёрнутым в широкие круги и цепи выводных знаний. Особую роль в рассматриваемых процессах играют признаки разных модальностей (перцептивные, когнитивные, эмоционально-оценочные), топы как смысловые инварианты высказываний, механизм контроля с петлями «обратной связи» и механизм глубинной предикации, обеспечивающий замыкание устанавливаемых в гипертексте связей «для себя» (см. подробно: [6; 7]).

«Интерфейсная» концепция значения слова

Сказанное выше даёт основания для интерфейсной концепции значения слова, задающей определённую «систему координат», суммарно представленных ниже.

  • 1. ДВОЙНАЯ ЖИЗНЬ значения слова сформировалась и функционирует вследствие необходимости специфического интерфейса между социумом и индивидом. 
  • 2. Значение слова у пользующегося языком человека по своей природе представляет собой ЖИВОЕ ЗНАНИЕсо всеми вытекающими отсюда следствиями.
  • 3. На довербальной стадии онтогенеза у ребёнка в различных ситуациях и через разнообразные познавательные действия формируются ПЕРЦЕПТИВНО-КОГНИТИВНО-АФФЕКТИВНЫЕ ОПОРЫ, со временем увязываемые с принятыми в социуме именованиями.
  • 4. Всё воспринимаемое индивидом подвергается происходящим независимо от нашей воли и сознания процессам анализа, синтеза, сравнения и классификации (И.М. Сеченов); это приводит к постоянной реорганизации формирующейся в мозге сети связей между следами разных модальностей по множественным параметрам, признакам и признакам признаков, что в совокупности переживается как МНОГОМЕРНЫЙ ОБРАЗ МИРА– голограмма, обеспечивающая (на разных уровнях осознавания) идентификацию целостных объектов и ситуаций с обширными кругами выводных знаний и сопутствующих им переживаний.
  • 5. Независимо от возраста человека воспринимаемое им (со слуха или в письменном тексте) слово остаётся «пустым», «мёртвым», если не удаётся соотнести его с имеющимися в предшествующем опыте  вербальными и невербальными опорами. Поиск таких опор может описываться как навигация по живому мультимодальному гипертексту.
  • 6. Постоянное взаимодействие двух ипостасей значения слова (закреплённого социумом и описываемого в словарях, с одной стороны, и являющегося результатом поиска в мультимодальном гипертексте, с другой стороны) обусловливает реализацию словом множественных функций интерфейсной природы:  знаковой, референтной, инферентной, регулятивной,  идентифицирующей, синтезирующей, прогностической, рефлексивной и др.
  • 7. Объяснительный потенциал понятия интерфейса реализуется на разных уровнях: (I) при переходе от (а) социального (закреплённого в словарях и текстах) к (б) индивидуально-личностному (бытующему «в голове»); (II) при переходе от хранящихся у человека (в) линейных и дискретных языковых форм к (г)  нелинейному, недискретному, имеющему расплывчатые границы и зависящему от взаимодействия многих внешних и внутренних факторов глубинному содержанию того, что лежит за словом у индивида как представителя вида, члена социума и личности в качестве продукта адаптации к окружающей среде.  
  • 8. Интерфейсная концепция значения слова является результатом изучения особенностей ЕСТЕСТВЕННОГО СЕМИОЗИСАи непосредственно связана с трактовкой живого мультимодального гипертекста как ВНУТРЕННЕГО КОНТЕКСТА ПРОЦЕССОВ ПОЗНАНИЯ И ОБЩЕНИЯ.
  • 9. Объяснительный потенциал интерфейсной концепции значения слова важен для рассмотрении проблематики межъязыковых контактов, двуязычия  / многоязычия и т.д.

Заключение

Интерфейсная концепция значения составляет непосредственное продолжение моей теории слова как достояния человека и в той или иной мере  перекликается с  приведёнными выше новыми подходами к значению, а также с биологическими теориями языка, концепциями телесного воплощения, распределённого знания, разделяемого знания и др.

Литература:

  • 1. Бодуэн де Куртенэ И.А. Избранные труды по общему языкознанию.  М., 1963. Т. 1.
  • 2. Василюк Ф.Е. Структура образа // Вопросы психологии. 1993. № 5. С. 5–19.
  • 3. Верньо Ж.К. К интегративной теории представления // Иностранная психология. М., 1995. № 3. С. 9–17.
  • 4. Дашинимаева П.П. Философия языка и теория значения. Улан-Удэ, 2010.
  • 5. Жинкин Н.И. Речь как проводник информации. М., 1982.
  • 6. Залевская А.А. Значение слова и метафора «живой поликодовый гипертекст» / URL: http://gisap.eu/ru/node/13717.
  • 7. Залевская А.А. Принципы навигации в живом поликодовом гипертексте   / URL: http://gisap.eu/ru/node/21650.
  • 8. Златев Й Значение = жизнь (+ культура): Набросок единой биокультурной теории значения // Studia Linguistica Cognitiva. Вып. 1.  М.,  2006. С.308–361.
  • 9. Лендваи Э. Лексическая семантика русского языка. Budapest, 1998.
  • 10. Леонтьева А.Н. Деятельность, сознание, личность. М., 1977.
  • 11. Потебня А.А. Эстетика и поэтика. М., 1976.
  • 12. Hardy, C. Networks of meaning. Wesport, Con.: London, 1998.
  • 13. Ruthrof, H. The body in language. London; New York, 2000.
  • 14. Violi, P. Meaning and experience. Bloomington, 2001.
0
Ваша оценка: Нет Средняя: 8.8 (13 голосов)
Комментарии: 17

Пономаренко Елена Борисовна

Уважаемая Александра Александровна! Огромное спасибо за такой исчерпывающий и очень интересный доклад. Заголовок очень интригующий «Что там – за словом?» А действительно, что там? « Слово как конь в шахматной игре» – писал В.В.Виноградов. Ваша «интерфейсная» концепция значения слова поражает глубиной мысли. Мы живем во вселенной слов, и вы правы, что требуется объединение усилий представителей многих наук о человеке и принципиально новые подходы к исследованию. Конференция заканчивается , желаю Вам здоровья и всего доброго.Я тоже была на конгрессе ISAPL, только прилетела на второй день. Но, к сожалению, когда мы с Вами встретились в коридоре, поздоровались, я позже поняла, что это были ВЫ! Извините, я просто не узнала Вас. С уважением Елена Пономаренко

Мирзоева Лейла Юрьевна

Глубокоуважаемая Александра Александровна! Как всегда, прочитала Вашу работу с огромным интересом. Именно потому, что комментарий требует глубокого осмысления материала, отложила его "на потом"... Думаю, что предложенная Вами "интерфейсная" концепция не только объясняет многие факты языка, которые не поддаются интерпретации с иных позиций, но и имеет огромный потенциал в плане практической применимости: ведь на этой основе можно совершенствовать электронные (и в особенности - переводные словари), что так важно для процесса воссоздания многомерного текста в переводе! С глубоким уважением, еще одна коллега из Алматы - Лейла Мирзоева

Хамзе Димитрина

Уважаемая госпожа профессор! Дорогая Александра! Мой комментарий к Вашей великолепной статье действительно пропал с экрана, увы! Все равно, очарование действует... С глубоким почтением и теплой сердечностью! Димитрина

Баласанян Марианна Альбертовна

Спасибо автору за интересный доклад. Хотелось бы узнать, вы рассматриваете слово как семиотический треугольник, вслед за Пирсом, Огденом-Ричардсном, или предволагаете и прямоугольник, вслед за Новиковым? Ещё раз спасибо за работу . Удачи.

Залевская Александра Александровна

Уважаемые коллеги! Огромное Вам всем спасибо за интерес к моей работе! К сожалению, не успела ответить Димитрине - ее сообщение почему-то пропало с экрана вместе с дополнительным баллом... Сожалею также, что не смогла посмотреть Ваши ответы на мои комментарии - почему-то после комментирования доклада доступ к нему прекращался. Возможно, это новый способ организации нашей работы. Еще раз всем спасибо! Желаю здоровья и больших творческих достижений в Ваших научных изысканиях!!!!!!!! Александра Александровна

Иконникова Ольга Николаевна

Уважаемая Александра Александровна! Ваше исследование имеет научную ценность не только с позиций синхронической, но и диахронической лингвистики и типологии. В частности, предложенный Вами термин ПЕРЦЕПТИВНО-КОГНИТИВНО-АФФЕКТИВНЫЕ ОПОРЫ на довербальной стадии онтогенеза характеризуют, как мы полагаем, тот набор простейших дейктических частиц с диффузным значением, свойственный этапу синкретизма в диахронии частей речи.

Желтухина Марина Ростиславовна

Уважаемая Александра Александровна! Хотела бы подчеркнуть, что имела честь слушать Вас совсем недавно в Москве на конгрессе ISAPL, прочитав Ваш доклад, еще раз вместе с Вами и коллегами отправилась в увлекательное путешествие в поисках того, что за словом!!!!!!!! Актуальность, новизна, теоретическая значимость и практическая ценность работы не вызывают сомнения! Для меня в этой связи особый интерес представляет проблема намеренного и ненамеренного кодирования и декодирования информации в современном обществе. С пожеланием здоровья и дальнейших творческих откровений! В ожидании Ваших работ! Марина Ростиславовна Желтухина

Парзулова, Марияна, Христова

Уважаемая Александра Залевская! Спасибо за исключительно интересный и важный доклад! Желаю Вам здоровья и всего доброго. М. Парзулова

Аязбекова Сабина Шариповна

Уважаемая Александра Александровна! Интерфейсная концепция значения слова, безусловно, представляет большой научный интерес. В Вашей трактовке данная концепция сопряжена с носителем языка и культуры. Но в конкретной культурной ситуации носитель конкретного языка (к примеру, русского), не всегда может быть носителем именно этой культуры. Данная ситуация имеет место быть практически во многих странах СНГ. Поэтому, мне кажется, интерфейсная концепция значения языка может быть представлена не просто как интегративная к значению слова у носителя языка и культуры, но как система, служащая для обмена информацией между множеством систем. С уважением, Аязбекова Сабина Шариповна.

Пыхтина Юлиана Григорьевна

Уважаемая Александра Александровна, выражаю искреннюю благодарность за Ваши работы вообще и этот доклад в частности! К сожалению, подобных исследований, отличающихся глубиной, четкостью, логичностью и доступностью изложения становится все меньше и меньше. Желаю Вам новых научных открытий и, конечно, здоровья! Еще раз огромное спасибо за тонкий комментарий к моей статье и, главное, за указанное направление анализа. С глубоким почтением, Юлиана Пыхтина.

Lee Valentin Sergeevich

Глубокоуважаемая Александра Александровна, с огромным интересом и, не скрою, восхищением прочитал Вашу работу. Считаю ее Манифестом (программой) новой концепции значения слова, названной Вами "интерфейсной". Это название не дань современной, компьютерной, моде. Оно органично вписывается в общий контекст Ваших идей, известных и по работам, выполненных Вами в рамках настоящего проекта (надо сказать спасибо МАНВО, менеджерам и организаторам настоящего проекта). Вы сделали правильно, что в свою Программу включили очень краткий обзор истории развития концепций значения слова (начиная с Потебни и Б. де Куртенэ, кончая современными теориями). Понимаю, что границы статьи не позволяют развернуто представить все аспекты Вашей концепции. Тем не менее, тезисные положения, представленные в настоящей работе, позволяют судить о новаторском характере интерфейсной теории значения слова. Надеюсь, что реализацию Вашей программы увидим в форме капитальной монографии, которую ждут все - Ваши ученики, колеги-лингвисты, многочисленные очитатели Вашего научного таланта, к которым отношу и себя. Ваш Валентин Сергеевич Ли. P.S. Александра Александровна, я, как и все вузовские преподаватели, в отпуске, не дома, поэтому доступ к Интернету у меня ограничен по времени. Хотелось бы пообщаться с Вами подробнее, но, увы, не получается.

Залевская Александра Александровна

Валентин Сергеевич, сердечное спасибо Вам за такую высокую оценку моей работы! Действительно, это итог теоретических раздумий и экспериментальных исследований, начатых еще в 1960-е годы... Сейчас готовлю к печати книгу "Что там - за словом? Основы интерфейсной теории значения", уже есть договор с издательством, так что "ни сна, ни отдыха измученной душе" (не до отпуска, надо многое успеть до начала занятий в университете). Желаю Вам всего наилучшего! Александра Александровна

Protsenko Olesya

Проблема соотношения кодированного и "живого" языка очень актуальна, особенно для лингвистов-преподавателей, которым приходится две эти ипостаси соединять. Покомпонентно расписываем сложную природу значения слова на занятиях со студентами - для них это настоящие открытие возможностей языка! Глубокий анализ и очень приятное изложение материала! Спасибо!

Грибова Наталья Николаевна

Уважаемая Александра Александровна! В этой работе меня восхищает глубочайшее проникновение в суть предмета исследования, стройная логика изложения и анализ практически на грани сопредельного и необозримого. Саратов

Залевская Александра Александровна

Дорогая коллега из Алматы! Очень рада общаться с Казахстанцами!!! Большое спасибо за Ваши вопросы. В 7 страниц доклада невозможно уложить все, что нужно сказать, поэтому ответы на вопросы очень важны – они позволяют сделать существенные дополнения. Итак, о грамматике. Вы правы, я о ней в этом докладе прямо не говорю, но имеется такая импликация: живой мультимодальный гипертекст трактуется мною как продукт переработки вербального и невербального опыта. Именно в доречевой период развития ребенка в реальных адаптивных ситуациях формируется когнитивная база для понимания отношений между объектами, которые (отношения) далее через переработку речевого опыта увязываются с тем, что мы называем грамматическим маркированием. То, что в науке называется морфемой, становится значимым благодаря многократной записи в «реестрах памяти» (по И.М. Сеченову) признаков ситуаций и сопровождающих их именований. Актуализация формы слова в сети посылает импульсы в разных направлениях, и в том числе – по линии грамматических связей, что происходит и в случаях, когда мы не знаем каких-то прескриптивных правил грамматики языка. Приведу пример. В первом издании моего учебника «Введение в психолингвистику» (1999) рассматриваются результаты эксперимента проф. Сапоговой, предъявлявшей детям 7-8 лет «Глокую куздру» Л.В. Щербы. Дети прекрасно идентифицировали «бокра» как живого, еще не зная правил склонения русских существительных мужского рода. (Кстати, по моим наблюдениям, взрослые люди чаще всего не могут объяснить, почему они воспринимают бокра как живое существо) Что касается пропозиций, то я говорю о механизме глубинной предикации как замыкании связей в сети на глубинном уровне смыслов, что является достаточным «для себя»: пропозиция вступает в действие на этапе оформления мысли в речи «для других» (т.е. формулируя мысль, мы ее формируем!), но тут мы уже переходим в другую область: «работы» сети в речемыслительной деятельности. Более того, в своем докладе на предшествующем этапе первенства я говорила о том, что установление связей в сети осуществляется через механизм глубинной предикации и направляется топами как смысловыми инвариантами высказываний. Там же было сказано, что топы формируются в доречевом опыте ребенка и на глубинном уровне компрессии смыслов учитываются в комплексе, из которого по мере дальнейшего развертывания выбираются наиболее соответствующие потребностям текущего момента направления перехода к пропозициям, ведущим к тем или иным выводным знаниям (последние учитываются на разных уровнях осознавания). Если есть еще вопросы, буду рада ответить. Сердечный привет Алматинцам и моему любимому городу! А.А.

Косых Елена Анатольевна

Александра Александровна, здравствуйте! Оценивать Ваши статьи не хочется. Хочется порассуждать и задать вопросы, которых множество. Но нужно время для обдумывания и их формулировки. Особенно интересно формирование и закрепление ЛЗ слова в онтогенезе речи, способность детей воспринимать семантику слова по-своему.

Екшембеева Людмила Владимировна

Уважаемая Александра Александровна! Изучение статей участников первенства с удовольствием и волнением начала с Вашей статьи! И получила удовольствие, почти такое же, как от Ваших выступлений в Алматы! Импонирует, что проблема контекстности познания как следствия интегративных процессов Вами рассматривается на материале слова. Однажды, применительно к пониманию и запоминанию иноязычного слова, Вы сказали, что слово будет полноценно усвоено только в том случае, если оно обрастет семантическими связями, грамматическими отношениями, аффективными параметрами употребления. И это стало для меня, как преподавателя, непреложным правилом, и не только в работе с иностранцами. Однако, в представленной интерфейсной концепции значения слова, на мой взгляд, вне Вашего внимания оказалась грамматическая потенция слова. Когнитивные репрезентации,по мнению Т.Гивона, включают и пропозициональную составляющую. А в Вашем мультимодальном гипертексте? С уважением к учителю и наставнику. Л. Екшембеева. Алматы, Казахстан.
Комментарии: 17

Пономаренко Елена Борисовна

Уважаемая Александра Александровна! Огромное спасибо за такой исчерпывающий и очень интересный доклад. Заголовок очень интригующий «Что там – за словом?» А действительно, что там? « Слово как конь в шахматной игре» – писал В.В.Виноградов. Ваша «интерфейсная» концепция значения слова поражает глубиной мысли. Мы живем во вселенной слов, и вы правы, что требуется объединение усилий представителей многих наук о человеке и принципиально новые подходы к исследованию. Конференция заканчивается , желаю Вам здоровья и всего доброго.Я тоже была на конгрессе ISAPL, только прилетела на второй день. Но, к сожалению, когда мы с Вами встретились в коридоре, поздоровались, я позже поняла, что это были ВЫ! Извините, я просто не узнала Вас. С уважением Елена Пономаренко

Мирзоева Лейла Юрьевна

Глубокоуважаемая Александра Александровна! Как всегда, прочитала Вашу работу с огромным интересом. Именно потому, что комментарий требует глубокого осмысления материала, отложила его "на потом"... Думаю, что предложенная Вами "интерфейсная" концепция не только объясняет многие факты языка, которые не поддаются интерпретации с иных позиций, но и имеет огромный потенциал в плане практической применимости: ведь на этой основе можно совершенствовать электронные (и в особенности - переводные словари), что так важно для процесса воссоздания многомерного текста в переводе! С глубоким уважением, еще одна коллега из Алматы - Лейла Мирзоева

Хамзе Димитрина

Уважаемая госпожа профессор! Дорогая Александра! Мой комментарий к Вашей великолепной статье действительно пропал с экрана, увы! Все равно, очарование действует... С глубоким почтением и теплой сердечностью! Димитрина

Баласанян Марианна Альбертовна

Спасибо автору за интересный доклад. Хотелось бы узнать, вы рассматриваете слово как семиотический треугольник, вслед за Пирсом, Огденом-Ричардсном, или предволагаете и прямоугольник, вслед за Новиковым? Ещё раз спасибо за работу . Удачи.

Залевская Александра Александровна

Уважаемые коллеги! Огромное Вам всем спасибо за интерес к моей работе! К сожалению, не успела ответить Димитрине - ее сообщение почему-то пропало с экрана вместе с дополнительным баллом... Сожалею также, что не смогла посмотреть Ваши ответы на мои комментарии - почему-то после комментирования доклада доступ к нему прекращался. Возможно, это новый способ организации нашей работы. Еще раз всем спасибо! Желаю здоровья и больших творческих достижений в Ваших научных изысканиях!!!!!!!! Александра Александровна

Иконникова Ольга Николаевна

Уважаемая Александра Александровна! Ваше исследование имеет научную ценность не только с позиций синхронической, но и диахронической лингвистики и типологии. В частности, предложенный Вами термин ПЕРЦЕПТИВНО-КОГНИТИВНО-АФФЕКТИВНЫЕ ОПОРЫ на довербальной стадии онтогенеза характеризуют, как мы полагаем, тот набор простейших дейктических частиц с диффузным значением, свойственный этапу синкретизма в диахронии частей речи.

Желтухина Марина Ростиславовна

Уважаемая Александра Александровна! Хотела бы подчеркнуть, что имела честь слушать Вас совсем недавно в Москве на конгрессе ISAPL, прочитав Ваш доклад, еще раз вместе с Вами и коллегами отправилась в увлекательное путешествие в поисках того, что за словом!!!!!!!! Актуальность, новизна, теоретическая значимость и практическая ценность работы не вызывают сомнения! Для меня в этой связи особый интерес представляет проблема намеренного и ненамеренного кодирования и декодирования информации в современном обществе. С пожеланием здоровья и дальнейших творческих откровений! В ожидании Ваших работ! Марина Ростиславовна Желтухина

Парзулова, Марияна, Христова

Уважаемая Александра Залевская! Спасибо за исключительно интересный и важный доклад! Желаю Вам здоровья и всего доброго. М. Парзулова

Аязбекова Сабина Шариповна

Уважаемая Александра Александровна! Интерфейсная концепция значения слова, безусловно, представляет большой научный интерес. В Вашей трактовке данная концепция сопряжена с носителем языка и культуры. Но в конкретной культурной ситуации носитель конкретного языка (к примеру, русского), не всегда может быть носителем именно этой культуры. Данная ситуация имеет место быть практически во многих странах СНГ. Поэтому, мне кажется, интерфейсная концепция значения языка может быть представлена не просто как интегративная к значению слова у носителя языка и культуры, но как система, служащая для обмена информацией между множеством систем. С уважением, Аязбекова Сабина Шариповна.

Пыхтина Юлиана Григорьевна

Уважаемая Александра Александровна, выражаю искреннюю благодарность за Ваши работы вообще и этот доклад в частности! К сожалению, подобных исследований, отличающихся глубиной, четкостью, логичностью и доступностью изложения становится все меньше и меньше. Желаю Вам новых научных открытий и, конечно, здоровья! Еще раз огромное спасибо за тонкий комментарий к моей статье и, главное, за указанное направление анализа. С глубоким почтением, Юлиана Пыхтина.

Lee Valentin Sergeevich

Глубокоуважаемая Александра Александровна, с огромным интересом и, не скрою, восхищением прочитал Вашу работу. Считаю ее Манифестом (программой) новой концепции значения слова, названной Вами "интерфейсной". Это название не дань современной, компьютерной, моде. Оно органично вписывается в общий контекст Ваших идей, известных и по работам, выполненных Вами в рамках настоящего проекта (надо сказать спасибо МАНВО, менеджерам и организаторам настоящего проекта). Вы сделали правильно, что в свою Программу включили очень краткий обзор истории развития концепций значения слова (начиная с Потебни и Б. де Куртенэ, кончая современными теориями). Понимаю, что границы статьи не позволяют развернуто представить все аспекты Вашей концепции. Тем не менее, тезисные положения, представленные в настоящей работе, позволяют судить о новаторском характере интерфейсной теории значения слова. Надеюсь, что реализацию Вашей программы увидим в форме капитальной монографии, которую ждут все - Ваши ученики, колеги-лингвисты, многочисленные очитатели Вашего научного таланта, к которым отношу и себя. Ваш Валентин Сергеевич Ли. P.S. Александра Александровна, я, как и все вузовские преподаватели, в отпуске, не дома, поэтому доступ к Интернету у меня ограничен по времени. Хотелось бы пообщаться с Вами подробнее, но, увы, не получается.

Залевская Александра Александровна

Валентин Сергеевич, сердечное спасибо Вам за такую высокую оценку моей работы! Действительно, это итог теоретических раздумий и экспериментальных исследований, начатых еще в 1960-е годы... Сейчас готовлю к печати книгу "Что там - за словом? Основы интерфейсной теории значения", уже есть договор с издательством, так что "ни сна, ни отдыха измученной душе" (не до отпуска, надо многое успеть до начала занятий в университете). Желаю Вам всего наилучшего! Александра Александровна

Protsenko Olesya

Проблема соотношения кодированного и "живого" языка очень актуальна, особенно для лингвистов-преподавателей, которым приходится две эти ипостаси соединять. Покомпонентно расписываем сложную природу значения слова на занятиях со студентами - для них это настоящие открытие возможностей языка! Глубокий анализ и очень приятное изложение материала! Спасибо!

Грибова Наталья Николаевна

Уважаемая Александра Александровна! В этой работе меня восхищает глубочайшее проникновение в суть предмета исследования, стройная логика изложения и анализ практически на грани сопредельного и необозримого. Саратов

Залевская Александра Александровна

Дорогая коллега из Алматы! Очень рада общаться с Казахстанцами!!! Большое спасибо за Ваши вопросы. В 7 страниц доклада невозможно уложить все, что нужно сказать, поэтому ответы на вопросы очень важны – они позволяют сделать существенные дополнения. Итак, о грамматике. Вы правы, я о ней в этом докладе прямо не говорю, но имеется такая импликация: живой мультимодальный гипертекст трактуется мною как продукт переработки вербального и невербального опыта. Именно в доречевой период развития ребенка в реальных адаптивных ситуациях формируется когнитивная база для понимания отношений между объектами, которые (отношения) далее через переработку речевого опыта увязываются с тем, что мы называем грамматическим маркированием. То, что в науке называется морфемой, становится значимым благодаря многократной записи в «реестрах памяти» (по И.М. Сеченову) признаков ситуаций и сопровождающих их именований. Актуализация формы слова в сети посылает импульсы в разных направлениях, и в том числе – по линии грамматических связей, что происходит и в случаях, когда мы не знаем каких-то прескриптивных правил грамматики языка. Приведу пример. В первом издании моего учебника «Введение в психолингвистику» (1999) рассматриваются результаты эксперимента проф. Сапоговой, предъявлявшей детям 7-8 лет «Глокую куздру» Л.В. Щербы. Дети прекрасно идентифицировали «бокра» как живого, еще не зная правил склонения русских существительных мужского рода. (Кстати, по моим наблюдениям, взрослые люди чаще всего не могут объяснить, почему они воспринимают бокра как живое существо) Что касается пропозиций, то я говорю о механизме глубинной предикации как замыкании связей в сети на глубинном уровне смыслов, что является достаточным «для себя»: пропозиция вступает в действие на этапе оформления мысли в речи «для других» (т.е. формулируя мысль, мы ее формируем!), но тут мы уже переходим в другую область: «работы» сети в речемыслительной деятельности. Более того, в своем докладе на предшествующем этапе первенства я говорила о том, что установление связей в сети осуществляется через механизм глубинной предикации и направляется топами как смысловыми инвариантами высказываний. Там же было сказано, что топы формируются в доречевом опыте ребенка и на глубинном уровне компрессии смыслов учитываются в комплексе, из которого по мере дальнейшего развертывания выбираются наиболее соответствующие потребностям текущего момента направления перехода к пропозициям, ведущим к тем или иным выводным знаниям (последние учитываются на разных уровнях осознавания). Если есть еще вопросы, буду рада ответить. Сердечный привет Алматинцам и моему любимому городу! А.А.

Косых Елена Анатольевна

Александра Александровна, здравствуйте! Оценивать Ваши статьи не хочется. Хочется порассуждать и задать вопросы, которых множество. Но нужно время для обдумывания и их формулировки. Особенно интересно формирование и закрепление ЛЗ слова в онтогенезе речи, способность детей воспринимать семантику слова по-своему.

Екшембеева Людмила Владимировна

Уважаемая Александра Александровна! Изучение статей участников первенства с удовольствием и волнением начала с Вашей статьи! И получила удовольствие, почти такое же, как от Ваших выступлений в Алматы! Импонирует, что проблема контекстности познания как следствия интегративных процессов Вами рассматривается на материале слова. Однажды, применительно к пониманию и запоминанию иноязычного слова, Вы сказали, что слово будет полноценно усвоено только в том случае, если оно обрастет семантическими связями, грамматическими отношениями, аффективными параметрами употребления. И это стало для меня, как преподавателя, непреложным правилом, и не только в работе с иностранцами. Однако, в представленной интерфейсной концепции значения слова, на мой взгляд, вне Вашего внимания оказалась грамматическая потенция слова. Когнитивные репрезентации,по мнению Т.Гивона, включают и пропозициональную составляющую. А в Вашем мультимодальном гипертексте? С уважением к учителю и наставнику. Л. Екшембеева. Алматы, Казахстан.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.