facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

АКТУАЛИЗАЦИЯ ПРОПОЗИЦИОНАЛЬНОГО СОДЕРЖАНИЯ СЛОВА (К ПРОБЛЕМЕ ОНТОЛОГИИ ПОНЯТИЯ СЛОВЕСНОЙ КУЛЬТУРЫ)

АКТУАЛИЗАЦИЯ ПРОПОЗИЦИОНАЛЬНОГО СОДЕРЖАНИЯ СЛОВА (К ПРОБЛЕМЕ ОНТОЛОГИИ ПОНЯТИЯ СЛОВЕСНОЙ КУЛЬТУРЫ)АКТУАЛИЗАЦИЯ ПРОПОЗИЦИОНАЛЬНОГО СОДЕРЖАНИЯ СЛОВА (К ПРОБЛЕМЕ ОНТОЛОГИИ ПОНЯТИЯ СЛОВЕСНОЙ КУЛЬТУРЫ)
Валентин Ли, профессор, доктор филологических наук, профессор

Казахский национальный университет им. аль-Фараби, Казахстан

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Казахстан";

Открытое Европейско-Азиатское первенство по научной аналитике;

В статье рассматривается лингвистический аспект понятия словесной культуры. В отличие от литературоведческого подхода обосновывается положение о том, что словесная (языковая) культура в своей онтологии - это прежде всего феномен языка, который выступает как продукт творческой речемыслительной (дискурсивной) деятельности языковой личности. Это положение аргументируется анализом семантических процессов, связанных с актуализацией пропозиционального содержания в отглагольных именах русского языка. В результате семантических дериваций формируется неузуальное значение слова как языковой единицы и как концепта, который становится достоянием духовной, словесной культуры.

Ключевые слова: словесная (языковая) культура, семантическая деривация, пропозициональная структура, валентность, актант, отглагольное имя.

In this article considered the linguistic aspect of verbal culture concept. Verbal (linguistic) culture in her ontology is a language phenomenon primarily, which works as a subject of creative discourse activity of language personality. There are differences with literature view. The analyze of the semantic processes which are connected with actualization of propositional content in the verbal nouns of Russian language makes the reason of this position. The dispensable meaning of the word as a language unit and the concept which becomes property of mental and verbal culture forms as a result of semantic derivation.

Keywords: verbal (linguistic) culture, the semantic derivation, propositional structure, valence, actant, verbal name.

 

Понятие словесной (языковой) культуры, часто используемое без строгой научной дефиниции, принято относить ко всей совокупности словесного творчества определенного народа и человечества в целом. Прежде всего имеются в виду произведения художественной литературы («изящная словесность») и любые тексты, составленные на определенном языке. Именно в таком контексте использовано выражение «словесная культура» в названии настоящей конференции. Однако словесная культура – это прежде всего феномен языка человека, который следует рассматривать как продукт речемыслительной (дискурсивной) деятельности языковой личности. Понятно, что лингвистический аспект словесной культуры следует считать основой изучения и исследования любых произведения человеческого творчества, в том числе и произведений художественной литературы. Именно такой, «лингвистический», подход представлен в трудах таких выдающихся ученых 20-го века, как Л.В. Щерба, Ю. Н. Тынянов, Р.О Якобсон, В.Б. Шкловский, М.М. Бахтин, В.В. Виноградов, Д.С. Лихачев, Ю.М. Лотман и др. Совершенно очевидно также, что словесная (языковая) культура относится к категории произведений человеческой деятельности, к разряду проявления культуры как таковой.

Как известно, в прототипическом смысле культура связана с деятельностью человека, с его сознательным вмешательством в естественное (природное) состояние чего-либо. Культура, следовательно, - это то, что возделано и обработано человеком, это своего рода результат приложения сил к чему-либо естественному, природному, ставшему данностью и живущему своей жизнью. Подобная биологическая (прототипическая) метафора действительна и по отношению к языку, т.е. его (язык) также можно возделывать и совершенствовать (ср.: работать над своим языком, совершенствовать свой язык, обогащать свой лексикон, работать над словом и т.п.). Языковая (словесная) культура, таким образом, входит в общий ряд видов человеческой деятельности, т.е. в ряд приобретаемых человеком поведенческих навыков. В таком случае язык – это один из природных объектов, который дан человеку «по умолчанию», т.е. это естественный объект, «природный» материал».

«Возделав», обработав язык, человек отдает себя во власть созданной им речевой и поведенческой культуры, вследствие чего он становится членом этой языковой среды; и благодаря этому человек идентифицирует себя и других членов определенного языкового социума. Поэтому понятие «языковая (словесная) культура» может быть истолковано двояко.

1) В биолого-феноменологическом смысле языковая культура – это созданное человеческим сообществом в пределах одного или нескольких языков социально-культурное пространство, определяющее черты речевого поведения всех членов данного социума (обычно этот аспект языковой культуры определяют как свойство образцовых текстов, а также выразительные и смысловые возможности языка вообще). В данном случае языковая культура как категория лингвистики характеризует язык, рассматриваемый в качестве объективного явления (ср.: в русской языковой культуре, в языковой культуре (практике) англичан, разработанная языковая культура и т.п.).

2) Языковая культура – это способность использовать возможности языка и следовать его нормам и узусу в конкретных актах и ситуациях вербального и невербального общения (в русской лингвистической традиции здесь обычно используют понятие «культура речи», «культура слова»). Этот аспект относится не к языку как данности, а к человеку или социуму (ср.: высокая (низкая) культура слова, надо работать над культурой своей речи и т.п.).

Естественно, эти два аспекта понятия языковой культуры взаимосвязаны. Вместе с тем их часто отождествляют, говоря, к примеру, о том, что русский язык стал таким-то (обычно плохим) в тот или иной период (ср.: «необходимо бороться с речевым бескультурьем» и т.п.). Второй аспект языковой культуры непосредственно связан с другими явлениями и проблемами языка, в частности, с такими, как норма (нормализация) и кодификация языка, стили языка (функциональная стилистика), воздействующая сила языка (риторика и лингвистическая прагматика, теория речевых актов), функционирование языка в определенном социуме (социолингвистика), исторические изменения в языке (например, «история русского литературного языка») и некоторые др.

Как известно, в онтологии культура противопоставляется не антикультуре или бескультурью и т.п. проявлениям человеческого поведения, а природному, естественному материалу, в нашем случае – языку как объективному явлению или объективной данности, языку как способности (возможно, врожденной) человека, языку как системе. В социолингвистическом отношении язык – это культурный феномен, поскольку он «возделывается» человеком, человеческим обществом в ходе его использования, что в итоге формируется то понятие, которое и принято называть языковой (словесной) культурой и которое мы определяем как языковое пространство, в котором вынужден жить человек. Каждый язык «очерчивает» вокруг социума именно своего рода круг, в координатах которого обязан определенным образом вести себя каждый член социума (ср.: русская языковая культура, английская языковая культура, казахская языковая культура и т.п.). Тем не менее, в онтологии своей словесная (языковая) культура предполагает творческую, «возделывающую» деятельность языковой личности. Такая деятельность во многом связана с созданием новых смыслов, «творением» нового концептуального пространства языка, слова. При этом говорящий в определенном смысле экспериментирует со словом, с его внутренней формой, актуализирует определенные смыслы, связанные с разного рода семантическими преобразованиями, в основе которых лежит семантическая деривация. Проявление этих процессов покажем на примере актуализации пропозиционального содержания в отглагольных именах на –ние в русском языке.

Понятие семантической деривации принято отличать от традиционно выделяемой словообразовательной деривации, при этом под семантической деривацией понимаются лишь процессы смысловой производности в пределах одного многозначного слова. Термин «семантическая деривация», известный еще из работ Д.Н. Шмелева [7] (см. также [3], [5]), как нам представляется, можно использовать по отношению к семантическим связям в пределах как одного многозначного слова, так и в пределах собственно словообразовательных связей. Известно также, что семантическая деривация рассматривается некоторыми лингвистами как частный случай обычного словообразования. По отношению к рассматриваемым нами отглагольным именам семантическая деривация затрагивает область смысловых операций над пропозициональной структурой (актантной рамкой) исходного глагола-предиката, приводящих к формированию новых производных значений в пределах заданного семантического континуума. В связи с этим можно говорить о моделях семантической деривации, т.е. правилах или закономерностях, по которым преобразуются семантико-синтаксические отношениями между актантами, в результате чего образуется новая содержательная единица в пределах единого когнитивно-пропозиционального пространства (поля). Такое понимание модели семантической деривации соотносится с металингвистическим определением ее, используемым для толкования лексем или для анализа их семантической структуры, как это представлено, например, у Е.В. Падучевой: «Модель семантической деривации – это правило, которое позволяет получить толкование производной лексемы из толкования более исходной (аналогично тому, как это требуется от словообразовательной модели)» [6, c. 398]. Исходное значение в группе отглагольных имен на –ние определяется пропозициональным содержанием глагола-предиката.

В группе отглагольных имен (имен ситуаций) по мере понижения степени вербогенности, т.е. степени влияния глагольного значения на семантическую структуру отглагольных имен на передний план выдвигается предметное значение, прежде всего абстрактной предметности, не утрачивающей, однако, связи с категориальным значением глагольного слова вообще, что дало основание некоторым лингвистам говорить об «опредмеченном» действии как основном значении отглагольных существительных. Конечной точкой семантической деривации актантной структуры глагольного предиката в производных именах и ее результатом являются актантные имена, в которых именование получает лишь один из актантов. В зависимости от этого отглагольные имена начинают обозначать производителя действия, предмет, являющийся результатом определенного действия, место, связанное с тем или действием. При этом синтаксическом отношении они утрачивают соответствующую валентность, которая и замещается отглагольным именем. Таким образом актуализируется «в светлом поле сознания» какой-то определенный смысловой компонент слова как результат «работы над словом». И эта работа сродни, по точному замечанию А.А. Залевской, работе лазерного луча: «…слово начинает играть роль лазерного луча при считывании голограммы… Образ лазерного луча при считывании голограммы должен был акцентировать внимание на том, что для пользователя языком в естественных ситуациях (в отличие от условий лингвистического анализа) важно не слово само по себе, а именно то, что стоит за словом, т.е. хранится в памяти и может быть из нее извлечено во всем богатстве установленных сущностей…» [1, с. 190]. Это «богатство сущностей», став культурным достоянием, в речемыслительной деятельности языковой личности всегда подвергается семантической обработке и переработке.  

Так, имена производителя действия утрачивают левую валентность глагольного предиката, и тем самым они обозначают субъект действия типа управление фирмы, командование армии, правление компании и т.п.: Подкрепление подоспело. Турки, заметив его, тотчас исчезли (А. Пушкин). Между заводскими служащими носились слухи, будто бы правление ассигновало на устройство парадного обеда около двух тысяч рублей (А. Куприн).

Как можно заметить по приведенным примерам, производителем действия или носителем событийного состояния выступает субъект в виде совокупности лиц, поэтому они идентичны агентивным существительным со специализированными суффиксами –тель, - чик (щик), -ник, -ист и др. Но в отличие от последних отглагольные имена на –ние выражают субъект нерасчлененно, т.е. так, как это происходит в собственно собирательных существительных типа учительство, молодежь, жулье, где значение собирательности выражают специальные суффиксы.

Имена орудия действия (крепление, сцепление, зажигание и т.п.) по своей семантико-синтаксической природе принципиально не отличаются от имен производителей действия, т.е., как и последние, именуют левый (субъектный) актант. Кроме того, они также обозначают орудие или способ действия в виде собирательности: Что наши люди могут при этом – и в самых изнурительно-враждебных стеснениях от власти – творить чудеса, уже показано на крохотных приусадебных участках, кормивших страну при дутой колхозной системе  (А. Солженицын).

Значительно чаще отглагольные имена на –ние обозначают правый актант, что обусловлено большей значимостью правой валентности у глагола. Непосредственно отглагольные имена данной семантической модели именуют объект или результат действия или место действия. Имена объекта или результата действия сближаются с конкретно-предметными существительными (клубничное варенье, ученическое сочинение, научное исследование, периодическое издание и т.п.). Вместе с тем в них значительно выше степень вербогенности, чем в именах, обозначающих левый (субъектный) актант: Если в описаниях историков, в особенности французских, мы находим, что у них войны и сражения исполняются по вперед определенному плану, то единственный вывод, который мы можем сделать из этого, состоит в том, что описания эти не верны (Л. Толстой). 

Процесс опредмечивания в этой группе отглагольных имен подчеркивается и грамматически, а именно, употреблением их в форме множественного числа, как это представлено в приведенном примере. Ср. также: Порой на каменистых срезах гор обнажались вкрапления серебристо сверкающей породы (Ю. Нагибин). Наряду с этим характерной чертой их является высокая степень влияния на них процессуального значения базового глагола-предиката, что приводит порой к контаминации двух семантических моделей, например: Но обладание умеренной собственности, не подавляющей других, - входит в понятие личности, дает ей устояние (А. Солженицын) – ‘результат определенного процесса’ и ‘состояние’. Ср. также употребление слов издание и творение в следующем примере: Когда в 1831 г. академик А.Х. Востоков выпустил первое издание своей «Русской грамматики», он и не помышлял обращаться к языку газеты. Эталон он видел в языке Пушкина: великий лингвист образцовую русскую речь прозрел в творениях великого писателя и, опираясь на них, создал современную литературную норму (В. Колесов). Таким образом, отглагольные имена рассматриваемой группы, обозначая правый актант предиката, сохраняют высокую степень вербогенности, и это не позволяет четко разграничивать в них деривацию лексическую и синтаксическую.

Значительно слабее влияние глагольного (процессуального) значения в именах, обозначающих определенное место, хотя сам процесс семантической деривации в них принципиально не отличается от тех, которые происходят в всех случаях реализации правой (объектной) валентности предиката: Я извинился, как мог, назвал себя и предложил ему птицу, застреленную в его владениях (И. Тургенев). Главные торговые операции производились в городских рядах, в помещении, которое называлось амбаром (А. Чехов). В ряде случаев в отглагольных именах места может происходить контаминация предметного значения и процессного значения, унаследованного от глагола, например: Ограничение земельного участка предельными размерами – само по себе не стесняет трудового смысла и трудовой свободы. Напротив: усилия каждого хозяина будут направлены не на широту владения, а на улучшение обработки, интенсивность методов (А. Солженицын) – ‘место – земельный участок’ и ‘процессуальное значение - владеть’.

Рассмотренные выше группы отглагольных имен на –ние, образованные по нескольким семантико-грамматическим моделям, в которых реализуется пропозициональное содержание в процессе актантной деривации, обладают разной степенью вербогенности. Но в любом случае связь с глагольной семантикой в них не утрачивается, так как актантная рамка исходного предиката, в которой проявляется семантическая составляющая категории пропозитивности, мотивирует все семантико-синтаксические трансформации, связанные с функционированием отглагольных имен в конкретных предложениях. В этом отношении показательны примеры неузуального употребления существительных на –ние, когда с определенной целью восстанавливается и подчеркивается пропозициональная структура слова. Один из случаев такой актуализации смысла слова отмечает Е.А. Земская: «Особо следует выделить прием подчеркнутого расчленения слова, в котором граница морфем уже стерта; оживлению морфемного шва способствуют присутствующие в тексте окказионализмы аналогичного строения. Из письма А.А. Реформатского: «Хотел бы я знать, в каком ты состоянии, или, что хуже – сосидении, солежании» [2, c. 25].

      В свою очередь, отметим прием восстановления внутренней форма слова и, соответственно, пропозициональной структуры с помощью текстовой антонимии . Вот два примера из книги В.В. Колесова «Язык города» [4, c. 6-7, 40].

1. На Стрелке, у Биржи, и дальше, по Невкам, трудились грузчики, мастеровые, перекупщики да артельные, всякая мелкая людь, промышляя ежедневным трудом, кто как может. А по дальним окраинам постоянно вырастали из мастерских большие заводы и фабрики, которые также  потребляли людей, но не тех, что жили в центре, и не тех, что проживали на мещанских окраинах столицы. Их зазывали из разных мест России, да и сами они шли из голодных краев, оседая здесь и создавая новый слой общества – рабочий класс.

      Кажется, все это было не так давно: в столице жил не народ, а население, здесь не было общего языка, но сосуществовали самые разные наречия, говоры, диалекты, речения…

2. Первые попытки привить французские выражения в петербургском обществе сделал еще В.К.Тредиаковский. Ему не везло.Краснейшее сочинение придумал он для belleslettres. Не пошло, предпочли французское слово беллетристика, а впоследствии стали передавать его словосочетанием художественное произведение. Не красота, а художественность, не сочинение, а произведение – такова окончательная точка зрения, которая сложилась в России в отношении к этому виду творчества. Серьезная работа, важный труд, а не развлекательность сочинения. Так и слово сочинитель в XIXв. под воздействием иноземных образцов заменилось словом писатель, потому что труд писателя стал социально важным. На французской почве появился русский узор.

В первом отрывкенеузуальное противопоставление слов-концептов народ и население заставляет читателя восстановить внутреннюю форму существительного население, его первоначальную пропозициональную природу, чему помогают текстовые ориентиры (маркеры пропозитивности): «их зазывали из разных мест», «они шли из голодных краев, оседая здесь», «сошлись люди разных земель», «потом поселились». Слово-концепт народ, в отличие от слова население,в приведенном примере актуализирует когнитивно-пропозициональную структуру, базирующуюся на понятии общности или единстве языка. Понятно, что стертая внутренняя форма слов народ и население не может быть понята и воспроизведена без установления целого ряда когнитивно-пропозициональных репрезентаций мыслительного и мыслимого содержания, заключенного в концепте. Концептуальный анализ, следовательно, вопреки широко распространенному, расхожему мнению, не может выходить за рамки лингвистического анализа, поскольку сам концепт существует лишь в языке, «извлекается» и «вырезается» из языка, «осваивается» человеческим сознанием только с помощью языка и, наконец, может быть понят, осмыслен и истолкован также только через языковые структуры, которые и принято называть когнитивно-пропозициональными структурами. Поэтому правомернее считать, что концептуальный анализ – это лишь определенный этап семантического анализа, а не наоборот, когда, по мнению некоторых исследователей, последний признается более широким и объемным в предметно-содержательном отношении.

Противопоставление слов-концептов сочинение и произведение в приведенном выше примере заставляет актуализировать внутренне присущие им когнитивно-пропозициональные структуры (‘то, что сочинено’ и ‘то, что произведено’), тем самым позволяя из использования их в речевой (точнее – в дискурсивной) деятельности установить значение слова как языковой единицы и как концепта, который становится достоянием духовной, словесной культуры.

 

Литература:

  1. Залевская А.А. Значение слова  и метафора «живой поликодовый гипертекст» // Ways of solving crisis phenomena in pedagogics, psychology and linguistics. Materials digest of the XXXI International Research and Practice Conference and the III stage of the Championship in pedagogical and psychological sciences, the II stage of the Championship in philological sciences. – Published by IASHE, London, 2012. – р. 189-191..
  2. Земская Е.А. Словообразование и текст // ВЯ, 1990, № 6. – С. 21-28.
  3. Кобозева И.М. Лингвистическая семантика. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009.
  4. Колесов В.В. Язык города.- М.: Едиториал УРСС, 2005.
  5. Лайонз Дж. Лингвистическая семантика. Введение. – М.: Языки славянской культуры, 2003.
  6. Падучева Е.В. Семантические исследования. – М: Языки славянской культуры, 2010.
  7. Шмелев Ж.Н. Избранные труды по русскому языку. - М.: Языки славянской культуры, 2002.
0
Ваша оценка: Нет Средняя: 8.6 (11 голосов)
Комментарии: 19

Мирзоева Лейла Юрьевна

Здравствуйте, глубокоуважаемый Валентин Сергеевич! Как всегда, глубина Вашего исследования восхищает. Вопрос, который у меня возник, связан с примерами на -ние, которые приведены К. Чуковским ("Живой, как жизнь") и стали объектом его иронии, а также иронии употребивших эти "вербогенные"имена М.Е. Салтыкова-Щедрина и А.И. Герцена: "... влетение и разбитие стекол вороною"..., "дело об изгрызении плана оного мышами..." Можно ли, на Ваш взгляд, говорить в таких случаях и о своеобразной оценочной надстройке (-ние/канцелярит/отрицательно оцениваемый языковой факт)? С уважением и благодарностью, Лейла

Хамзе Димитрина

Уважаемый господин профессор! Ваш доклад восхитительный! Я очарована... Только это могу сказать... Очень счастлива что наши мысли и изыскания в какой-то мере идут вместе – я также выдвинула на передний план отглагольные имена как ключевые семиотические функторы гротеска в творчестве В. Гомбровича с их эссенциональной и как-будто синкретической вербогенностью, каторая словно снимает каноническую (узуальную) иерархизованность предметов и отношений в захваченном (тиранизованном) Формой мире и „справедливо” (по равному) „распределяет роли”... Своими окказионализмами (как специальный продукт семантической деривации) В. Гомбрович расширяет когнитивное и концептуальное пространство языка, создает новую культуру языка. Благодарю от всей души! С почтением и сердечной теплотой! Димитрина

Баласанян Марианна Альбертовна

Уважаемый Валентин Сергеевич, огромное спасибо за столь интересную тему. С наилучшими пожеланиями....

Lee Valentin Sergeevich

Дорогие коллеги, я 3 часа тому назад поместил ответы на комментарии, которые поступили сегодня. Сейчас обнаружил. что они исчезли со страницы. Приношу извинения тем моим коллегам, которым, возможно, я не ответил. Всем вам огромное спасибо!!! Было очень интересное и полезное общение. До новых встреч! Ваш коллега Валентин Сергеевич Ли.

Грибова Наталья Николаевна

Уважаемый Валентин Сергеевич! Ваша работа вызвала у меня искренний восторг глубоким и содержательным анализом. В связи с собственными исследованиями меня интересует следущий вопрос: всегда ли в результате семантических дериваций формируется неузуальное значение слова как концепта? Вы противопоставляете слова-концепты народ и население по пропозициональной природе и ментальному содержанию, или есть другие аспекты? С искренней благодарностью, Грибова Наталья

Желтухина Марина Ростиславовна

Уважаемый Валентин Сергеевич! Актуальность и перспективность исследования лингвистического аспекта понятия словесной культуры не вызывают сомнения. Выбор изучения семантических дериваций на материале русского языка понятен и объясняется в стройной концепции автора в рамках когнитивно-дискурсивной парадигмы. Особенно обогатить данное исследование позволят работы по психолингвистике детской речи ("щасвирнус"). Кроме того, представляется значимым лингвокультурный аспект понятия смысловой культуры на примере семантических дериваций. В практическом аспекте данная статья полезна для изучения в курсах теории языка, психолингвистики, когнитивной и дискурсивной лингвистики, лингвокультурологии. Желаю дальнейших успехов! Марина Ростиславовна Желтухина

Lee Valentin Sergeevich

Уважаемая Марина Ростиславовна, всегда рад общению с Вами. Ваши квалифицированные и точные замечания по отношению не только к моей работе интересны, и высшей степени полезны нам. Спасибо Вам за всё и хорошего отдыха во время отпуска. Ваш Валентин Сергеевич Ли.

Парзулова, Марияна, Христова

Доклад интересен и в нем замечаются много вопросов, связаные с термином языковая культура. В научной литературе утвердено, что этот термин обозначает широкий спектр явлений, относящихся как к языковой системе, так и к ее функционированию в речи, а также к социокультурно мотивированным характеристикам речевого поведения. В результате этого в последние годы появились исследования, в которых языковая культура рассматривается как инструмент социального воспитания, как зеркало культуры всего общества и отдельной личности и т. д. Темы, связанные с языковой культурой, являются актуальными и они рассматриваются со стороны социолингвистов, лингвокультурологов, психолингвистов и т. д. Интерес ученых к языковой культуре заметно усиливается и это объясняется с наступающими изменениями во всех сферах общества (в политике, в экономике, в образовании и т. д.), с быстрым развитием средств массовой информации и конечно, с увеличением объема информации. Уважаемый Валентин Сергеевич, видно, что тема исключительна перспективна и у Вас широкое поле для исследования в будущее. Желаю Вам успехов! М. Парзулова

Lee Valentin Sergeevich

Уважаемая Марияна, искренне признателен за интерес, проявленный к моему докладу. Вы правы, языковая культура - явление чрезвычайно многоаспектное. Я же пытался рассмотреть только собственно лингвистический, наиболее глубинный и поэтому наиболее важный аспект этого феномена. Ваши замечания, равно как и мнение других моих коллег, я с благодарностью принимаю и использую в дальнейшей работе. С самыми добрыми пожеланиями Ваш коллега Валентин Сергеевич Ли.

Залевская Александра Александровна

Валентин Сергеевич, ваш доклад - образец строгого лингвистического анализа, последовательно остающегося в едином категориальном поле! Поражена Вашим умением "зрить в корень"! Проблема семантической деривации чрезвычайно увлекательна и перспективна, к ней можно подходить с разных позиций. Кстати, посмотрите публикации по детской речи типа "Говорят дети" (издаются питерской группой онтолингвистики под руководством Стеллы Наумовны Цетлин). То, как дети "играют" со смыслом, позволяет сделать очень важные наблюдения. Всего Вам самого лучшего! Залевская Александра Александровна

Lee Valentin Sergeevich

Дорогая Александра Александровна, искренне признателен за внимание к моему докладу и за столь высокую его оценку. Непременно воспользуюсь Вашим советом обратиться к языковой игре в детской речи и к работам С.Н. Цетлин. Я сейчас быстро просмотрел Ваши комментарии к другим докладам и испытал восхищение от них. В каждом комментарии интереснейшие идеи, которыми Вы щедро делитесь с другими. Поражаюсь Вашим умом, работоспособностью. Если бы Вы не участвовали в настоящем проекте, то он превратился бы в рядовое, дежурное мероприятие. Общение с Вами для всех нас - настоящий праздник. Спасибо Вам огромное от всех участников проекта!!! С нетерпением буду ждать выхода Вашей новой монографии. С самыми добрыми пожеланиями Ваш Валентин Сергеевич Ли. P.S. Извините меня за спешку.

Пыхтина Юлиана Григорьевна

Уважаемый Валентин Сергеевич, с большим интересом прочитала Вашу статью! Понимание словесной культуры как продукта творческой «возделывающей» деятельности языковой личности может актуализировать самые разнообразные аспекты исследования. В этом смысле Ваша работа, несомненно, является перспективной. Желаю успеха, Юлиана Пыхтина.

Lee Valentin Sergeevich

Уважаемая Юлиана Григорьевна, спасибо за проявленный интерес к моему докладу и добрые пожелания. И Вам желаю успехов в научной работе. Ваш коллега В.С. Ли.

Protsenko Olesya

Согласна с автором, что глубокий анализ словесных продуктов дает языковой подход - без отрыва формы от значения (смысла) (что нередко можно наблюдать в концептуальных исследованиях). Немного разорванной воспринимается структура статьи, но это связываю с ограниченными рамками доклада и количеством информации у автора. Спасибо, было легко и интересно читать!

Lee Valentin Sergeevich

Уважаемая Олеся, Ваше замечание о структуре доклада принимаю. В качестве оправдания могу сказать, что я хотел "втиснуться" в проблематику конференции, названной "Словесная культура..." Искренне признателен за проявленный интерес к докладу. С наилучшими пожеланиями Ваш коллега В.С. Ли.

Косых Елена Анатольевна

Уважаемый Валентин Сергеевич! Каким образом можно экспериментировать с внутренней формой слова? Как Вы считаете, есть ли возможность описать всё Вами сказанное с позиции речевых (!) законов? Спасибо.

Lee Valentin Sergeevich

Уважаемая Елена Анатольевна, спасибо за проявленный интерес к моему докладу и за умный вопрос. Я не сторонник классической дихотомии "язык - речь". Актуализация (в нашем случае - в речемыслительной деятельности творческой личности) внутренней формы слова - это не просто речевой акт ( не смысле лингвопрагматики), сиюминутное, преходящее, а заложенное уже в самом языке как системе. Конечно, не исключаю возможности толкования данного явления как речевого произведения, поскольку все это приводит к формированию каких-то новых смыслов в том или ином контексте. Спасибо Вам еще. С наилучшими пожеланиями Ваш коллега В.С. Ли.

Екшембеева Людмила Владимировна

Уважаемый Валентин Сергеевич! Словесная культура русскоязычной молодежи Казахстана (школьников и студентов) ощущает сильное влияние новых форм Интернет-общения. Как Вы к этому относитесь? Л. Екшембеева

Lee Valentin Sergeevich

Людмила Владимировна, Ваш вопрос закономерен, так как молодежный сленг (в том числе и "олбанский езык" в Интернет-общении) - это особая субкультура внутри (в данном случае) русской языковой культуры. Можно, конечно, по-разному относиться к этой субкультуре, но я избегаю по отношению к ней оценочных суждений, ее надо изучать. Сам объект вне всякого сомнения очень интересен. Ваш В.С. Ли.
Комментарии: 19

Мирзоева Лейла Юрьевна

Здравствуйте, глубокоуважаемый Валентин Сергеевич! Как всегда, глубина Вашего исследования восхищает. Вопрос, который у меня возник, связан с примерами на -ние, которые приведены К. Чуковским ("Живой, как жизнь") и стали объектом его иронии, а также иронии употребивших эти "вербогенные"имена М.Е. Салтыкова-Щедрина и А.И. Герцена: "... влетение и разбитие стекол вороною"..., "дело об изгрызении плана оного мышами..." Можно ли, на Ваш взгляд, говорить в таких случаях и о своеобразной оценочной надстройке (-ние/канцелярит/отрицательно оцениваемый языковой факт)? С уважением и благодарностью, Лейла

Хамзе Димитрина

Уважаемый господин профессор! Ваш доклад восхитительный! Я очарована... Только это могу сказать... Очень счастлива что наши мысли и изыскания в какой-то мере идут вместе – я также выдвинула на передний план отглагольные имена как ключевые семиотические функторы гротеска в творчестве В. Гомбровича с их эссенциональной и как-будто синкретической вербогенностью, каторая словно снимает каноническую (узуальную) иерархизованность предметов и отношений в захваченном (тиранизованном) Формой мире и „справедливо” (по равному) „распределяет роли”... Своими окказионализмами (как специальный продукт семантической деривации) В. Гомбрович расширяет когнитивное и концептуальное пространство языка, создает новую культуру языка. Благодарю от всей души! С почтением и сердечной теплотой! Димитрина

Баласанян Марианна Альбертовна

Уважаемый Валентин Сергеевич, огромное спасибо за столь интересную тему. С наилучшими пожеланиями....

Lee Valentin Sergeevich

Дорогие коллеги, я 3 часа тому назад поместил ответы на комментарии, которые поступили сегодня. Сейчас обнаружил. что они исчезли со страницы. Приношу извинения тем моим коллегам, которым, возможно, я не ответил. Всем вам огромное спасибо!!! Было очень интересное и полезное общение. До новых встреч! Ваш коллега Валентин Сергеевич Ли.

Грибова Наталья Николаевна

Уважаемый Валентин Сергеевич! Ваша работа вызвала у меня искренний восторг глубоким и содержательным анализом. В связи с собственными исследованиями меня интересует следущий вопрос: всегда ли в результате семантических дериваций формируется неузуальное значение слова как концепта? Вы противопоставляете слова-концепты народ и население по пропозициональной природе и ментальному содержанию, или есть другие аспекты? С искренней благодарностью, Грибова Наталья

Желтухина Марина Ростиславовна

Уважаемый Валентин Сергеевич! Актуальность и перспективность исследования лингвистического аспекта понятия словесной культуры не вызывают сомнения. Выбор изучения семантических дериваций на материале русского языка понятен и объясняется в стройной концепции автора в рамках когнитивно-дискурсивной парадигмы. Особенно обогатить данное исследование позволят работы по психолингвистике детской речи ("щасвирнус"). Кроме того, представляется значимым лингвокультурный аспект понятия смысловой культуры на примере семантических дериваций. В практическом аспекте данная статья полезна для изучения в курсах теории языка, психолингвистики, когнитивной и дискурсивной лингвистики, лингвокультурологии. Желаю дальнейших успехов! Марина Ростиславовна Желтухина

Lee Valentin Sergeevich

Уважаемая Марина Ростиславовна, всегда рад общению с Вами. Ваши квалифицированные и точные замечания по отношению не только к моей работе интересны, и высшей степени полезны нам. Спасибо Вам за всё и хорошего отдыха во время отпуска. Ваш Валентин Сергеевич Ли.

Парзулова, Марияна, Христова

Доклад интересен и в нем замечаются много вопросов, связаные с термином языковая культура. В научной литературе утвердено, что этот термин обозначает широкий спектр явлений, относящихся как к языковой системе, так и к ее функционированию в речи, а также к социокультурно мотивированным характеристикам речевого поведения. В результате этого в последние годы появились исследования, в которых языковая культура рассматривается как инструмент социального воспитания, как зеркало культуры всего общества и отдельной личности и т. д. Темы, связанные с языковой культурой, являются актуальными и они рассматриваются со стороны социолингвистов, лингвокультурологов, психолингвистов и т. д. Интерес ученых к языковой культуре заметно усиливается и это объясняется с наступающими изменениями во всех сферах общества (в политике, в экономике, в образовании и т. д.), с быстрым развитием средств массовой информации и конечно, с увеличением объема информации. Уважаемый Валентин Сергеевич, видно, что тема исключительна перспективна и у Вас широкое поле для исследования в будущее. Желаю Вам успехов! М. Парзулова

Lee Valentin Sergeevich

Уважаемая Марияна, искренне признателен за интерес, проявленный к моему докладу. Вы правы, языковая культура - явление чрезвычайно многоаспектное. Я же пытался рассмотреть только собственно лингвистический, наиболее глубинный и поэтому наиболее важный аспект этого феномена. Ваши замечания, равно как и мнение других моих коллег, я с благодарностью принимаю и использую в дальнейшей работе. С самыми добрыми пожеланиями Ваш коллега Валентин Сергеевич Ли.

Залевская Александра Александровна

Валентин Сергеевич, ваш доклад - образец строгого лингвистического анализа, последовательно остающегося в едином категориальном поле! Поражена Вашим умением "зрить в корень"! Проблема семантической деривации чрезвычайно увлекательна и перспективна, к ней можно подходить с разных позиций. Кстати, посмотрите публикации по детской речи типа "Говорят дети" (издаются питерской группой онтолингвистики под руководством Стеллы Наумовны Цетлин). То, как дети "играют" со смыслом, позволяет сделать очень важные наблюдения. Всего Вам самого лучшего! Залевская Александра Александровна

Lee Valentin Sergeevich

Дорогая Александра Александровна, искренне признателен за внимание к моему докладу и за столь высокую его оценку. Непременно воспользуюсь Вашим советом обратиться к языковой игре в детской речи и к работам С.Н. Цетлин. Я сейчас быстро просмотрел Ваши комментарии к другим докладам и испытал восхищение от них. В каждом комментарии интереснейшие идеи, которыми Вы щедро делитесь с другими. Поражаюсь Вашим умом, работоспособностью. Если бы Вы не участвовали в настоящем проекте, то он превратился бы в рядовое, дежурное мероприятие. Общение с Вами для всех нас - настоящий праздник. Спасибо Вам огромное от всех участников проекта!!! С нетерпением буду ждать выхода Вашей новой монографии. С самыми добрыми пожеланиями Ваш Валентин Сергеевич Ли. P.S. Извините меня за спешку.

Пыхтина Юлиана Григорьевна

Уважаемый Валентин Сергеевич, с большим интересом прочитала Вашу статью! Понимание словесной культуры как продукта творческой «возделывающей» деятельности языковой личности может актуализировать самые разнообразные аспекты исследования. В этом смысле Ваша работа, несомненно, является перспективной. Желаю успеха, Юлиана Пыхтина.

Lee Valentin Sergeevich

Уважаемая Юлиана Григорьевна, спасибо за проявленный интерес к моему докладу и добрые пожелания. И Вам желаю успехов в научной работе. Ваш коллега В.С. Ли.

Protsenko Olesya

Согласна с автором, что глубокий анализ словесных продуктов дает языковой подход - без отрыва формы от значения (смысла) (что нередко можно наблюдать в концептуальных исследованиях). Немного разорванной воспринимается структура статьи, но это связываю с ограниченными рамками доклада и количеством информации у автора. Спасибо, было легко и интересно читать!

Lee Valentin Sergeevich

Уважаемая Олеся, Ваше замечание о структуре доклада принимаю. В качестве оправдания могу сказать, что я хотел "втиснуться" в проблематику конференции, названной "Словесная культура..." Искренне признателен за проявленный интерес к докладу. С наилучшими пожеланиями Ваш коллега В.С. Ли.

Косых Елена Анатольевна

Уважаемый Валентин Сергеевич! Каким образом можно экспериментировать с внутренней формой слова? Как Вы считаете, есть ли возможность описать всё Вами сказанное с позиции речевых (!) законов? Спасибо.

Lee Valentin Sergeevich

Уважаемая Елена Анатольевна, спасибо за проявленный интерес к моему докладу и за умный вопрос. Я не сторонник классической дихотомии "язык - речь". Актуализация (в нашем случае - в речемыслительной деятельности творческой личности) внутренней формы слова - это не просто речевой акт ( не смысле лингвопрагматики), сиюминутное, преходящее, а заложенное уже в самом языке как системе. Конечно, не исключаю возможности толкования данного явления как речевого произведения, поскольку все это приводит к формированию каких-то новых смыслов в том или ином контексте. Спасибо Вам еще. С наилучшими пожеланиями Ваш коллега В.С. Ли.

Екшембеева Людмила Владимировна

Уважаемый Валентин Сергеевич! Словесная культура русскоязычной молодежи Казахстана (школьников и студентов) ощущает сильное влияние новых форм Интернет-общения. Как Вы к этому относитесь? Л. Екшембеева

Lee Valentin Sergeevich

Людмила Владимировна, Ваш вопрос закономерен, так как молодежный сленг (в том числе и "олбанский езык" в Интернет-общении) - это особая субкультура внутри (в данном случае) русской языковой культуры. Можно, конечно, по-разному относиться к этой субкультуре, но я избегаю по отношению к ней оценочных суждений, ее надо изучать. Сам объект вне всякого сомнения очень интересен. Ваш В.С. Ли.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.