facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

АФРИКАНСКАЯ МЕЧТА, ОСУЩЕСТВЛЕННАЯ ЧИНЗИ

АФРИКАНСКАЯ МЕЧТА, ОСУЩЕСТВЛЕННАЯ ЧИНЗИ
Dimitrina Hamze, ассистент

Пловдивски университет Паисий Хилендарски, Болгария

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Болгария";

Открытое Европейско-Азиатское первенство по научной аналитике;

В статье рассматривается искусство нигерийской художницыЧинзи как зеркало космогонической мистерии, отраженной в сознании африканского человека. Демиургической силой неофита он ее превращает в свою судьбу – в источник вдохновения на свой труд, в универсальный эстетический стимул и призыв к духовно-культурной интеграции между народами.

Ключевые слова: Африка, искусство, символика, фигура, танец, музыка, инициация, космическая гармония

Thepaperexamines the art of the Nigerian female artist Chinzi as a mirror of the cosmogonic mysteryreflected in the mind of the Africans. With the demiurgic power of initiated people  theyturn this mysteryinto a destiny, a source of inspiration,a universal aesthetic motivation and anappeal for spiritual and cultural integration between thenations.

Keywords: Africa, art, symbolism, shape, color, dance, music, initiation, cosmic harmony

 

Африканское искусство нигерийской художницы Чинзи вдохновляет и очаровывает нас подобно пьянящему прикосновениюк Черному континенту –  неисчерпаемой и необъятной кладовой, загадочной территории, которая словно забирается в душу, ускоряеткровообращение, наполняет клетки и остается там навсегда. Неизбежна ассоциация с повестьюЭ. Хемингуэя „Зеленые холмы Африки” – захватывающей метафорой любви. Африка вызывает болезненную ностальгию – как по родине, пишетХемингуэй  Ее всегда будет не хватать, и время не лечит эту ностальгию. Все в Африке любовь: начиная с музыки, танца и пластических искусств, включая любимого человека, детей и родных, и кончая природой и жизнью. И все они неделимы и пульсируют ритмично в благословенном симбиозе, являющемся эмоционально-эстетической эмблемой бесконечного, космического существования, здесь и в потустороннем мире.

Точно так же, какдурманящая, „наркотическая” красота Сах?ма (Африка) не „жалеет” американского писателя Хемингуэя, выставка работЧинзи не щадит наши органы чувств, которые с самого начала взбудораженычуть приглушенным, но неудержимо бьющимся теплом и сияющим красочным пиршеством картин. Ласково-меланхолический, уютно-матовый блеск и рафинированный аристократизм линий как будто источаютошеломляющие ароматы и вибрации пластического „танца”.

Впечатляющая гармонияимелодичный баланс в работах художницы рассеивают и малейший скептицизм относительно адаптивных способностей африканского человека в ответ на космические (и антропологические) вызовы. Вряд ли существуютдругие обитатели планеты Земли, которые жили бы в большем созвучии со Вселенной. Трагизм метафизической „неполноценности” индивидуума, обесценение жизни как истории, вызывают эрозию всех форм в его сознании, которые исчерпываются из-за своей имманентной деструктивности и онтологической „обреченности”.

Антиномия между совершенством начал и утерянным раем становится угрожающейв силу тогопростого факта, что человеческая судьба принимает определенную форму и имеет ограниченную длительность. Экзистенциальная боль в какой-то мере притупленаосознанием вечной повторяемости космического ритма, чередованием Хаоса и Порядка, сотрясений и сотворений, но „рана”, причиненнаякраткостьюи „бесполезностью”, травмирующей незаконченностьюсуществования, не заживает. Облегчение может наступить только благодаряактудуховного раскрепощения и свободы, струящейся с каждой картины Чинзи.

Подобно своимперсонажам, художницаготова броситься в испепеляющий Хаос, сгореть как Феникс и снова возродиться из пепла. Чинзи одновременно героиня своей картины, ее создательница и демиург новосотворения. Красочной феерией, обворожительными ритмами негритянской музыки, вспыхнувшей в крови, изящными формами, готовыми раствориться в Хаосе и воспрянуть еще более красивыми и совершенными, художница как будто волшебной палочкой „вызывает” элементы Вселенной и переупорядочивает ее, чтобы выявитьроль африканцав универсальном „благозвучии”. Эстетически захватывающие работы Чинзи представляют собойисточник бесценных знаний об африканской культуре:

1. Африканские этносы научились побеждать историю, быть надысторическимив силу своей врожденной космичности, крепкой связи с предками, непоколебимой верыв периодическоепересотворение и неизменное обновление Вселенной(которое они ритуально воспроизводят); а также в силусвоей преданности мифу, защищенному от профанации благодаря солидной устной традицииЧерной Африки, которая развила своеобразнуюмистику слова и познания. Метафизическое сращение с Абсолютом позволяет „аннулирование” биологических и исторических законов.

2. Инициация есть просветляющее страдание как ключ к жизни и вместе с темэкстремальный опыт, выходящий за пределы„разумного” порядка.

Чем трагичнее опыт неофита по заданному посвящающим сценарию, тем ощутимее интенсивность экзистенции, которая сгущается в страдании. Подвергнутый истязанию становится выбранным, недосягаемым. Огромный массив боли обеспечивает ему выстраданное восхождение.Инициированные похожи на жертвы,но насамом деле оказываютсязавоевателями: они „завоевывают” опыт, доступный не каждому, оставаясьпри этом неущемленными. Посвящающие функционируют как инструмент, создающийвеличие чужого опыта. Вот почему неофит подобенноворожденному, вдыхающемуполной грудью новую жизнь.Бесконечное циклическоевремя  –естественная среда для посвященного, homoantihistoricus.

С помощью волшебства красок и изящества форм Чинзи превратила страдание в радость, в восторженную мудрость и сакральное знание, а прошлое слила с настоящим и будущим. Этот темпоральный синтез похож на трансграничную, трансконтинентальнуюмузыку, напротянутую рукуко всем временам, культурам, обществам. На этом фоне мы, иностранцы, с нашей маниакальной цивилизованностью, с нашим вечным беспокойствоми комплексами,выглядим недорослями,беспомощными людьми. Искусство Чинзи –это духовно-эстетическая инициация, которая устанавливает серию аналогий между космическим и человеческим порядком. Оно осуществляетплодотворное взаимодействие между древнейшими мифами о сотворении мира и вечной ностальгией по ним, с одной стороны, и динамикой современности, с другой.

3. Сакральная функция материнства является лейтмотивом в картинах  Чинзи. Каждое новое рождение есть повторение Космогонии и мифической истории племени. (Kартина– Мать с ребенком).Повторение, как космогоническийакт в его высшем проявлении–материнстве, вдохновляет почти все полотнаЧинзи. Выступая какзнак исконного мирового материнства, картинадоверительно нашептывает нам его тайны. В соответствии с недавним  исследованием любое человеческое существо является потомком одной женщины, жившей в Африке 4 млн. лет назад. Посвящение неофита – символическое возвращение в утробуматери: замкнутое помещение, шалаш или священное место, отождествляемое с лоном Земли-Матери. Герой спускается в живот великана или чудовища, чтобы достичь до знания и мудрости. Он пытается разгадать загадку жизни и узнать все о будущем.

Рождение-смерть-повторное рождение –этонеделимый „триптих”, три момента одного и того же таинства, и каждое духовное усилие архаичного человека доказывает, что разрыв между ними невозможен. Как отмечает М. Элиаде, сама мудрость, а оттуда и любое священное и созидательное познание воспринимаемы как плод посвящения, т.е. как результат не только космогонии, но и гинекологии. (Элиаде: 2000). Незря Сократа сравнивают с акушеркой: он помогает человеку родиться для самопознания. Во времяинициации должны быть повторены ритуально-символично беременность и рождение. Речь идет об актах, устремленных к Духу, а не о поведенческих действиях психофизиологического характера. Мотив сексуальности и эротизма получает свой наивысший смысл как духовный источник панэротизма, наполнившего макрокосмос, чтобы создать образец бесчисленных микрокосмосов в их безостановочных подражаниях Абсолюту. Неутомимые и неисчислимые „слияния” между существами и предметами поддерживают космогоническийритм. Деликатно завуалированная сексуальность в картинах Чинзи скрывает космические тайны.

Человеческое присутствие в картинахиз цикла„дуэтов” матерей с их детьми мастерски стилизовано. Оно яркое и запоминающееся. Материнство предстает перед нами какобразцоваямодель любого творчества. 

4. Труд изящно „воспет” во всех его разновидностях: ремеслах, скотоводствеи земледелии, музыке, танцах и др. Онсвященен, так какявляется проекцией Космогонии. Космос - совершенноепроизведение Богов, их шедевр, а люди посредством своего труда подражаютему, повторяя и дополняя его. Своим творчествомнигерийская художница превращаетлюбой труд в искусство. А разнообразие человеческих деятельностей обнаруживает основные принципы искусства – поиск, открытие и жажду красоты.

Фигуры мелкой пластики Чинзи - апология труда во всем его величии и многообразии, а расчерченные четырехугольные плитки, выделяющие многоаспектный человеческий вклад, являются одновременно фоном и рамкой творческого акта, специфическим „металлическим ореолом” деятельной личности. Эти бронзовые композиции похожи на миниатюрные реликвии, собравшие весь пиетет к человеческой креативности во всех ее формах и измерениях. Таким образом, посредством труда и жизнь превращается в искусство. РаботыЧинзи похожи на барельефные африканские изображения, отражающие культ предков. Особое почтение, которым пользуются эти изображения, связано с верой, что от мертвецов веет защитной силой, которую они дарят живым. Благословение для спокойного, миротворческого и созидательного труда приходит к нам именно от предков, духи которых обожествляемы. Пластическиеизображения, так же как и живописьЧинзи, излучают универсальное душевноеспокойствие, которое рождает красоту любого человеческого действия. Художницадоказывает, что творчество во всем: в женской фертильности, в жизни и в искусстве, в самом дыхании даже.Деперсонализация фигур не означает отсутствие или потерю индивидуальности. Она делает их интегративными и полифункциональными. Человек, Бог, Праотец и Жрец сливаются воедино – некто, у кого много лиц и дарований, прекрасная антропоморфизация интерактивной и созвучной Вселенной. Стилизованные, лишенные всякой замысловатости силуэты и отсутствие физиономической „симптоматики” подчеркивают и умножают красоту, возвышают ее. Выходя за пределыперсональной идентификации, она начинает витать в других измерениях и достигает своего трансцендентальногомаксимума, превращается в универсальную любовь, вечно жаждущую красоты. Это вполнев духе Лоренцо Великолепного – „L, amoreeunappetitodibelleza”.

5. Танец также поддерживает космическую ритмику. Он представляет собой импровизированнуюинсценировкуСотворения и его художественного воссоздания. Как повторение, танец есть возвращение „того времени”. Он „играет” Космогонию, „читает вслух” космогоничный миф и „разрешает” все критические ситуации в человеческой жизни.

Картина с „полетевшим” синим танцем – эстетический синтез универсальной философии. (Kартина–Синий танец)

Священнодействующая в своем соматическомзабытьи пара, следующая хореографии Абсолюта, словно находитсяза пределами жизни и смерти. Яркие круги, мистически осеявшие синюю ризутанцовщицы, как разозженные костры, сжигающие все преходящее, пропитавшееся серостью от будничности и меркантильности. Они похожи и на вспыхнувшие розы или на красные солнца, проглотившие две трети мужской фигуры. Эти расцветшие отверстия плодных утроб – наряду с браслетом, серьгой и круговым отверстием струнного инструмента, обеспечивают вечное обновление, вечное омоложивание мира. Концентрические, ломаные круги, которые напоминают и спутанные паутины, недвусмысленно уводят нас к символике Лабиринта – с его прокреативными потенциями во всех возможных смыслах, в том числе и как загадка, потому что, сколь ни явно каждое рождение, оно остается загадочным – оно видимо, но не совсем..., оно слышимо, но не совсем..., оно понятно, но не совсем.... Триумф стремительного танца и багрового зарева „лабиринтов” как будто консолидирует там, в центре, человеческую сущность, растрачиваемую во множестве беспорядочных желаний. Именно там человек находитсвоюутерянную цельность. Поэтому картина напоминает большое пульсирующее сердце, а магнетический танец словно отстукивает пульс Вселенной.

Герои картины как будто обрели бессмертье – от них веет каким-то земно-витальным и в то же время метафизическим превосходством и несокрушимой уверенностью в своей миссии.В картине танцует все – танцует человеческая пара, танцуют краски, танцуют геометрические фигуры. Белые акценты умиротворяют апокалиптические вызовы черного и словно „врезают” в космическую панораму динамичное присутствие пары, увековечивают ее в экстазно-космогонической ее роли. Они вызывают и фосфоресцентный блеск шарообразных очагов лабиринтов на ризе танцовщицы, на струнном инструменте и геометрических фигурах. Набухшее плодородие как основной закон просвечивает во всем: в черном и белом, в треугольниках, квадратах и прямоугольниках, в кругах на браслете и серьге, в шоколадной коже персонажей, в белом платке девушки с ее подчеркнутой „впалостью”, в фалической форме музыкального инструмента и силуэте мужской фигуры, в персонифицированном „двойном Дереве жизни”, в мужчине и женщине, „антропоморфизировавших” крест и птиц с расправленными для полета руками. Мощное присутствие не только здесь, но и в большинстве картин Чинзи, имеет солярная символика, мотивированная как их компонентной структурой, так и их хроматическими решениями, а головы человеческих фигур – это „солнечные” короны тел, как кoроны деревьев. Хотя и более экспрессивный, танец пары напоминает сакрально-мистичный танец дервишей. Человек с распростертыми руками, подобно Кресту, ставит опорные точки Вселенной, и,подобно Дереву жизни, берет на себя всю символику вертикали с ее трехстепенной „аббревиатурой”: рождение и рост-смерть-перерождение. Будучиаллегориейпостоянно возрождающейся природы, Дерево есть теофания и лестница к Небу. Символикулестницы усиливает позатанцующих, напоминающих сообщающиеся сосуды. Лестница – идеальный символ перехода изодного способа существования вдругой. Все основные события в жизни являются ритуалами перехода – рождение, посвящение, сексуальность, свадьба, смерть. Подъем способенотменить историческое время и пространство, ввести человека в мифическое мгновение Сотворения мира, заставить его „родиться вновь”, делая его современником появления Мира.

Геометрические фигуры тоже дополняют семантику картины. Кроме триединой природы Вселенной, земной плодовитости и семейного равновесия, треугольник символизирует высоту, пирамиду, превосходство духовной власти над материей. Земная плодовитость и женственность– часть символики квадрата, очертившего декольте девушки. Своей стабильностью квадрат является символом Абсолюта, божественного разума и божественного совершенства, пространственного равновесия, четырех сторон света, постоянства и мудрости, истины и вечности. Вместе с тем квадрат – контурированное крестовидное изображение, чьи прямоугольные формы вносят рациональный акцент в человеческую активность. С их помощью человек приспосабливает вещи к своему быту и прославляет свой труд. Кругообразные формы дублируют символику Центра, Креста, Квадрата. Как знак изначального единства, концентрические круги описывают степени бытия.Круг –знак гармонии и Абсолюта.

6. Эти символьные коды не были быстоль убедительными без воздействия цветов. Жаркое объятие белого и черного – это венок танцевального дуэта. Черное –цвет Абсолюта, чести и смерти. Этоотрицание земного тщеславия и призыв к покаянию, очищению и возвеличению. Черный цвет обозначает отказ от человеческой суеты во имя первичного мрака, нерасчленимого Хаоса, порождающего созидание. Для мусульманских мистиков этот цвет – крайняя степень экстаза, высшая ступень совершенствования, когда божественное раскрывается перед мистиком и ослепляет его. Это цвет космической субстанции, плодородной почвы, обещания о возобновленной жизни. Черный камень олицетворяет MagnaMater(Великую Мать), любовь и плодовитость. Черное „обезоруживает” коллизии, чтобы дать им шанс перерасти в созвучия. Как „семантический нюанс” черного напоминает о себе и коричневый цветлиц персонажей. Это цвет земли, глинистой  почвы, т.е. опять жизненного плодородия. От него веет витальностью, мощью,вечностью, но вместе с тем и смирением. Как смесь красного и черного, коричневое разжигает и темный, тайный огонь подземной, вулканичной любви, усмиренной реалистическим спокойствием благословенного материнства. А вселенская цикличность не может ни без того, ни без другого.

Белый цвет, „прилипший” к одежде персонажей, очертившийих силуэты, обособившийгеометрические фигуры и „завихривший” лабиринты, в какой-то мере повторяет и дополняет семантику черного и ускоряет динамику изображения. Подобно черному, белый цвет расположенв двух концахцветовой гаммы. Это абсолютный цвет, синтезирующий тона, чтобы доказать, что их слияние или отсутствие – одна и та же вещь. Как вчерном, и здесь мы открываем эксплозивныйпотенциалпервичного Хаоса, до прорыва Созидания. Белое – его латентное присутствие. У него идеальная стоимость. Его функция перехода, грани между видимым и невидимым, предвещает новое начало. Белизна висит между отсутствием и присутствием. Благодаря белой „пене”, персонажи картины одновременно настойчиво ощутимы, соматичны и... бесплотны; смолисто рельефны и неуловимы, как будто в любое мгновенье улетят и скроются от взгляда. Для Кандинского белое – нецвет: „Белое воздействует на наши души как абсолютная тишина... Эта тишина не мертвецкая, она переливается живыми возможностями” (Кандинский 1998: 84, перев. мой – Д. Х.). Белое – это ничто перед каждым началом. Порывистый танец в картине привлеченбелым цветом, выступающем в роли контрапункта, как призыв к медитации и предстартовому размышлению, как готовность и баланс между статикой и динамикой. Белое словнопомогает танцорам выплыть из глубины смерти (черногофона), так какв символическоммышлениисмерть предшествует жизни, а каждое рождение есть перерождение. М. Элиаде отмечает, что оченьчасто в инициационных обрядах белый цветсвязывается спервой фазой, состоящей вборьбесо смертью (Элиаде: 2004). Это цвет откровения и благодати, преображения, которое ослепляет, поскольку одновременно пробуждает разум и преодолевает его границы. Цвет теофании. Сочетание между белым и черным – священный союз.

Бирюзовый цвет, разлившийсяпо роскошному национальному костюму танцовщицы, являетсявыражениемЧеловека, т.е. Центра, с его верностью, постоянством и благоговением перед Богом. Это самый нематериальный и таинственный, самый чистый, самый глубокий и самый неземной цвет, отражающий как вечность, так и полет мыслей, неудержимое желание сверхъестественного; указывает путь к бесконечности и к нашему собственному бессмертию.

Неброские зеленоватые акценты, равномерно распределенные в пространстве картины (струнный инструмент, круговые лабиринты, геометрические фигуры), призваны утвердить вечную молодость как основной закон вселенской архитектоники. Танец  –этоапофеоз молодости, преклонение перед ее всесилием и неутомимой креативностью. Любой наш жест, любой наш шаг – это повторение космогонии, возвращение к началу, реанимация единственного, вечно „молодого” времени. Наряду с этим,зеленое является цветом душевного покоя в ожидании  вознесения. Поэтому оно нейтрализует контрасты – теплое и холодное, высокое и низкое, и устанавливает равновесие между человеком и природой. От него веет красотой, радостью и изобилием, весенней свежестью, надеждой и естественностью.

Красное в „кратерах” лабиринтов –это жизнь, кровь, огонь любви и борьба жизни и смерти, победы и счастья, огненных языков Святого Духа. Это цвет человеческого тела, энергии и пыла, золота и интуиции, духовного порыва и озарения, предводительства и творчества, возвышенности и милосердия, плодородия, импульсивности и защиты. Где пылает красное, душа готова к действию, начинается штурм, захват. Эта преданность идеенесет и страдание, но оно неизбежно по пути к Истине. Цвет эмоционального бурления, водоворота страстей может привести к глубочайшим прозрениям и духовной сублимации. Красное символизируети утробу матери, где жизнь и смерть переливаются друг в друга. Более темный оттенок красного, как у деревянной колонны, о которую мужчина словно оперся головой, символизирует все ночное,  скрытное, женское, т е. центростремительное. Это цвет науки и эзотерическогопознания, возрождения человека и творения, свободного и торжествующего Эроса. Красная вертикаль рядом с мужской фигурой, словно притихшая в ожидании тогомомента, когда еепересекуттела танцующей пары, вызывает в сознании зрителя крест Иисуса, напоминающий о нашихответственностях и обязанностях, о нашей духовной миссии. Крестообразная форма отсылает к сакральным путям, на которые ступают посвященные – две основополагающие вселенские оси. Их точка пересечения – пуповина мира, символизирующая Прародительницу-Мать. Этот крест, однако, крест не страдания, а радости жизни. Вместе с желтым красный цвет является такжеи солярным символом.

Божественный желтый цвет, щедро украсившийкартину,символизирует само Солнце, но вместе с тем подсказывает и свою двойнственность, частично дублирующую символику зеленого и синего. Желтый цвет – это цвет Земли каксредоточия материальной устойчивости. Он маркирует догадки и интуицию, зрелую мудрость, свет мысли и добра, стабильность, величие и великодушие, справедливость, милосердие и смирение. О нем Ван Гог говорит, что это высший свет любви (Ван Гог 1967). Подобно черному, коричневому и белому, он ассоциируется с плодородием, которое отсылает к вечности и открывает двери Неба. Этот цвет связывается с любовью, изобилием, счастьем и радостью, с духом, святостью и Божьим всемогуществом. В традициях майя желтое согласуется с направлением Юг, где находится и Сахем. Желтые источники ведут в Царство мертвых, подпитывающее стремление к циклическому восстановлению. Желтое – центр Вселенной, точно так же, как Солнце – центр Неба.

7.Картина с „багровым” танцем  вибрирует от музыки, а вертикальные  „огненные” плоскости напоминают огромный клавирный инструмент.(Kартина–Багровый танец)

Каждая вертикаль выступает как факелообразный обелиск, а квадрат, прямоугольник, колонна и прежде всего человеческое тело – как ипостасиДерева Жизни.Человеческая фигура в синем с распростертыми руками – этоодновременно Крест, Центр и Птица, устремленная в полете... Если мы зададимся вопросом, где Центр мира в картинах Чинзи, может быть, следует ответить: Везде. Каждая из человеческих фигур, стилизованных или тольконамеченных, может быть этим центром, а каждая из голов напоминает Космическое яйцо или черное солнце Африки.

Плотный черный контур, очертивший „антропоморфные” обелиски, в какой-то мере напоминающие и иконы, встречается с нижней ведущей горизонталью, отметившей царство предков, и оформляет с ней фигуру креста как встречу живых и мертвых. Их энергетический обмен рождает жизнь. Кресты умножаются на других уровнях с помощью багровых „окон” в левом углу картины и ступенчатой структуры „человекоподобных” колонн, которые своими устремленными ввысь руками словно прикоснулись к солнцу и после этого вобрали его в себя.  Встроенные в „обелиски” человеческие фигуры как будто укрепляют их прочность и в свою очередь обеспечивают свою собственную неприкосновенность. Расчерченное более или менее видимыми крестами изобразительное пространство представляет собой магическую защиту, в которой нуждается человек, чтобы бытькак дома в любом уголке Вселенной. В Сах?ме крест  –идеальный образ Центра мира и социального микрокосмоса, объединяющий и собирающий людей со всех концов планеты.

Доминантный человеческий треугольник в картине(танцовщица, барабанист и синяя женская фигура справа, с расправленными для полета руками жрицы) также выступает какразновидность креста. Два плеча горизонтали соединяются с вершиной вертикали, так как семантика троичности полностью умещается в семантику креста. Два треугольника со взаимно проникшими друг в друга вершинами, подобно песочным часам, символизируют мужское и женское начала и „воспевают” плодоносный обмен энергией. Перевернутый вершиной вниз треугольник (за головой танцовщицы) является и ее ореолом, словно поддерживаемым „космической” рукой синей жрицы. Принцип троичности защищен и „трицветной” радугой справа, похожей на мост к Небу и являющейся символом счастья и иерогамии между богами и „богоподобными” людьми. В принципе радуга символизирует Божье присутствие и недостижимые вещи, которые только Великому Творцу дано постичь. Один ОН может указать путь к ним. В картине Чинзи путь указан. Радуга – венок творчества и счастливый финал любого дела. Порой ее изображают в виде нескольких концентрических окружностей, размещенных одна в другой, подобно „кратерам” в „Синем танце”. Поэтому две картины взаимно дополняются и функционируют как созвучный диптих.

8. Музыка льется с каждой картины Чинзи, даже если инструменты не являются ее персонажами. Полотна сами „производят” музыку, а художница – ее „композитор”. У африканца искусство в крови.Музыка и эстетическая перцепция мира являются частью его трудового ежедневия. Она одновременно восхваление, вдохновение и эстетизирование труда. Каждый африканский праздник наполнен танцами и пантомимой, а также большим разнообразием музыкальных инструментов.Среди них бесспорно доминируют ударные, и специальное место отведено барабану. У него „священная” история и функция. В картине „Музыкальные инструменты” „протагонисты” выделяются своим гармоническим сцеплением, музыкально-креативным своим диалогом и ритмичным сожительством. Величественно черный фон дополнительно оттеняет нежную и гладкую поверхность их корпусов, чтобы подчеркнуть восторг и почтение человека к их божественным звукам, к их гармоничному ансамблю, который своими мелодиями создаетзвуковые вариации Абсолюта.(Kартина– Музыкальные инструменти)

Бой барабана и танец подготавливают мистическое путешествие и предшествуют состоянию транса, являющегося неизменной частью шаманского ритуала. Шаман вырабатывает деревянный цилиндр своего барабана из ветви Космического дерева, находящегося в Центре Мира и связывающего Землю с Небом. Ударяя барабан, он предпринимает путешествие к Небу под сопровождение космической музыки.
Пластические решения Чинзи порождают синестезивные реакции у зрителя – лучшее доказательство захватывающего синтеза в картинах. Стиль нигерийской художницы совмещает черты символизма, кубизма и экспрессионизма. Он представляет собой чудотворное синкретическое открытие, пропущенное через неповторимую индивидуальность автора.
Искусство Чинзи делает из любого труда искусство. Оно есть духовно-эстетическая инициация, прослеживающая серию аналогий между космическим и человеческим порядком. Зритель также выступает в роли посвященного. Он избавляется от своей историчности, чтобы приобрести надысторичность и демиургичную силу африканца. В этом смысле посредством своей арт-антропологии художница создает неоантропологию. Своими картинами Чинзи призывает нас всмотреться в свою жизнь, чтобы понять, не ускользает ли она от нас. Африка – это одно из тех благословенных и уникальных мест, где можно нащупать пульс настоящей жизни. Почувствовав это, Хемингуэй пишет: „Я еще приеду в Африку, но не для заработка. Для того чтобы заработать себе на жизнь, мне нужны два карандаша и стопка самой дешевой бумаги. Я вернусь сюда потому, что мне нравится жить здесь - жить по-настоящему, а не влачить существование.” (Хемингуэй 1989: 437–438, перев. мой – Д. Х.). А каждый настоящий и самоотверженный артист воскликнул бы как Ван Гог: „Я хочу найти страну, где было бы столько солнца, чтобы оно сожгло во мне все, кроме желания живописать” (Ван Гог 1967, т. 2: 288, перев. мой – Д. Х.).
Оригинальное и самобытное искусство Чинзи изящно вписывается в глобальный спектр мультикультурного пространства. Сохраняя свое неповторимое обаяние, художница переплавляет его в интерактивном обмене между культурами так, чтобы оно обрело общекультурное звучание. Оно превращается в посла доброй воли, в призыв к любви, пониманию и мировому примирению на общей эстетической платформе. Картины Чинзи представляют собой одновременно и приглашение к интеграции и один из лучших ее образцов.

 

Литература:

  • 1. Ван Гог 1967: Ван Гог, В. Из писмата на художника до брат му Тео. Том 1 и 2. Прев. Никола Георгиев, София: Български художник, 1967.
  • 2. Кандинский 1998: Кандински, В. За духовното в изкуството. Прев. Никола Георгиев, София: Лик, 1998.
  • 3. Турскова 2003: Турскова, Т. Новый справочник символов и знаков. Москва: Рипол Классик, 2003.
  • 4. Хемингуэй 1989: Хемингуей, Ъ. Зелените хълмове на Африка. Избрани произведения в 3 тома, т. 2. София: Народна култура, 1989.
  • 5. Элиаде 2000: Елиаде, М. Търсенето. Прев. Димитър Стаменов, София: Лик, 2000.
  • 6. Элиаде 2004: Елиаде, М. Митове, сънища и тайнства. Прев. Лиляна Цанева, София: Прозорец, 2004.
     
0
Ваша оценка: Нет Средняя: 8.3 (7 голосов)
Комментарии: 24

Макарова Татьяна Львовна

Dear Dimitrina Hamze, it's amazing, inspiredly! Дорогая Димитрина, это удивительно и вдохновенно! Остальное уже сказали коллеги. Успехов Вам! Татьяна Л. Макарова

Хамзе Димитрина

Дорогая Татьяна! Большое, большое спасибо! Я чрезвычайно взволнована!!! Не хватает мне слов, чтобы выразить свою благодарность за Ваше высокое мнение! С глубоким уважением и теплотой! Ваша Димитрина

Макарова Татьяна Львовна

Dear Dimitrina Hamze, it's amazing, inspiredly! Дорогая Димитрина, это удивительно и вдохновенно! Остальное уже сказали коллеги. Успехов Вам! Татьяна Л. Макарова

Хамзе Димитрина

Уважаемые коллеги! Я очень счастлива что в общении с Вами! Душевно благодарю за высокое признание моей скромной работы, за Ваши профессиональные комментарии, за теплые отзывы, за милые слова! Благодарю за удовольствие из плодотворных диалогов, из вдохновляющей дискуссионной атмосферы! Желаю Вам всем крепкого здоровья, творческих успехов и новых завоеваний на поприще искусства и науки! До новых встреч! Ваша Димитрина

Araeva Liudmila Alekseievna

Димитрина, в силу того, что прочла доклад на одном дыхании, таким же образом написала и комментарий. Там, конечно, надо написать представителям разных наций. Но описка эта не случайна. Данные концепты воспринимаются в определенной мере одинаково представителями современной цивилизации на Земле. И еще, после прочтения возвращаешься вновь к представленным в тексте картинам. И, как ни странно, Ваши впечатления совпадают с моими. Более того, благодаря Вашему анализу начинаешь более ярко воспринимать картины.

Хамзе Димитрина

Дорогая Людмила! Благодарю с целой моей душой! Моя радость огромная - Ваши впечатления собпадают с моими!!! Это замечателно! Это волшебство! Всегда Ваша Димитрина

Araeva Liudmila Alekseievna

Димитрина, вы не только прекрасный лингвист, но и блестящий искусствовед. Так проникновенно описаны значимые для всего человечества культурные концепты, реализованные в живописи африканской художницы Чинзи. Представлены они, конечно, оригинально, но сами концепты глобальны, присущи представителям разных цивилизаций. Не случайно Вы, болгарка, сумели их столь образно описать, перевести символику живописи на восприятие ее словом. По замыслу, его воплощению, значимости Вы, несомненно, должны занять первое место в этом конкурсе. С искренним уважением. Проф. Л. Араева

Хамзе Димитрина

Дорогая госпожа профессор! Я самый счастливыий человек после Вашего отзыва! С целой моей сердечностью и целым моим благоговением перед великим человеком и ученым, великой дамой! Не знаю как благодарить за такое признание! Тепло обнимаю Вас! Ваша Димитрина

Аязбекова Сабина Шариповна

Уважаемая Димитрина! Статья- как высокое искусство. Бывает очень редко, когда научный текст воспринимаешь как результат художественного творчества. Проникновенность в научную проблематику, помноженная на изысканный стиль изложения, душевную тонкость и эмоциональную глубину. Чудо статья! Спасибо. Хотелось бы что-нибудь еще почитать из Ваших работ. Успехов! С уважением, Аязбекова С.Ш.

Хамзе Димитрина

Уважаемая госпожа профессор! Ваше мнение блестящего ученого и тонкого знатока - для меня специальная честь! После такого комментария я немею... Мой язык очень убогий, чтобы выразить адекватно мою признательность и мое восхищение. Я буду очень счастлива, если Вы не возразите моему предложению, чтобы мы с Вами обменили эл. адреса. Любезно предлагаю мой: didiham@abv.bg С удовольствием пришлю Вам некоторые из моих скромных работ. С теплотой и глубоким уважением! Ваша Димитрина

Lee Valentin Sergeevich

Уважаемая Димитрина, поражаюсь и восхищаюсь Вашим разносторонним талантом. Верно сказано, если человек талантлив, то он талантлив во всем. Уже первые строки Вашей статьи очаровывают своей одухотворенностью, поэтичностью научного изложения (научный дискурс, оказывается, тоже может быть поэтичным). В этом проявляется постмодернизм, в контекст которого органично вписывается Ваша работа и искусство африканской художницы. Вы как тонкий и умный искусствовед увидели в красках Чинзи краски вечного Космоса, краски общечеловеческого Духа. Вашу статью читал с таким же интересом, как в свое время студентом читал Хемингуэя, читал высокую поэзию. Спасибо за столь интересную статью. Ли Валентин, д.ф.н., проф.

Хамзе Димитрина

Уважаемый господин профессор! Я тронута до слез... Трудно поверить что эти волшебные слова обо мне... Благодарю Вас сердечно за такое признание!!! С целым моим уважением и теплотой! Ваша Димитрина

Луговая Татьяна Анатолиевна

С большим интересом слежу за публикациями уважаемой Димитрины. Очень поэтично, увлеченно и глубоко. Я бы назвала Ваш стиль "погружением в науку"))) Спасибо за интересную статью! С уважением, Татьяна Луговая.

Хамзе Димитрина

Душевно благодарю за интерес к моим публикациям и за так позитивный отзыв, дорогая Татьяна! Я очень рада и чувствую себя особенно польщенной Вашем высоким признанием! С глубоким уважением и приятельской теплотой! Ваша Димитрина

Лагода Оксана Николаевна

Уважаемая Димитрина! Ваш подход к анализу творчества самобытной нигерийской художницы Чинзи по своему уникален. Очень убедительно и гармонично воспринимается синтез смыслового, символического и колористического наполнения полотен. В своей эмоциональности к работам художницы Вам удалось не только продемонстрировать живое личностное восприятие, но и побудить неподкупный интерес к творчеству Чинзи. Эмоционально заразительно, очень позитивно! Дальнейших Вам творческих успехов! С уважением, Ксения.

Хамзе Димитрина

Дорогая Ксения! Не хватает мне слов, чтобы выразить свою признательность и свой восторг от этого милого, прекрасного отзыва исключительного человека и специалиста, который согревает мою душу и окрыляет меня! Я приобрела уверенность что не напрасно что-то написала... деликатно тронула эмоционально-эстетическую струну в чувствительном человеке... Это меня делает счастливой! Предлагаю свой e-mail: didiham@abv.bg для личного контакта и любезно прошу о Вашем. Сердечно благодарю Вас! С глубоким уважением и приятельскими чувствами! Ваша Димитрина

Саносян Хачатур

Уважаемая Димитрина. Ваш взгляд на проблему восприятия цвета в работах нигерийской художницыЧинзи разбудили воспоминания детства и юношества, позволил переосмыслить и глубже понять произведения Хемингуэйия и творчество Ван Гога, вспомнить бессонные ночи и понять почему мы не могли оторваться от Хемингуэйа. Желаю Вам удачных проектов. Вы одержимуй человек. Вы можете зажигать. С уважением, Хачатур Саносян.

Хамзе Димитрина

Дорогой коллега, Ваш милый и лестный отзыв очень обрадовал меня! Благодарю Вас сердечно! Вчера я попробовала вступить с Вами в контакт (выслала сообщение) через LinkedIn. Не знаю успела ли или нет. Буду очень рада если мы корреспондируемся между собой. Мой e-mail: didiham@abv.bg А я со своей стороны, любезно бы просила о Вашем. Сердечно, с глубоким уважением и приятельской теплотой! Ваша Димитрина

Мауленова Гульнара Жупарбековна

Очень эмоциональная, но глубокая статья. Хотелось бы чуть больше узнать о личности самой художницы, поскольку для более глубокого понимания ее творчества, помимо представленного изобразительного ряда и искусствоведческого анализа автора статьи, важен контекст. Спасибо. Удачи во всем! С уважением, Гульнара

Хамзе Димитрина

Уважаемая коллега, я очень признательна за Ваш милый и столь позитивный отзыв! Вы вполне правы, что касается некоторых сведений о личности художницы. К сожалению, не удалось мне получить ценную информацию. А так бы хотела! Выставка была у нас в Болгарии, в городе Пловдив. Я не имела никакого контакта с Чинзи и никто не был в состоянии мне помочь в искании информации. Художница не имела сайт и никакие собственные и чужые о себе публикации в интернете (не знаю, теперь, ситуация може изменилась), никакого следа... Я намеревалась предложить хотя бы лучшие фотографии ей работ, но не нашла; должна была удовлетвориться моими неуклюжими снимками неподходящим фотоаппаратом. То что удалось мне узнать от дамы галеристки - это только факт, что Чинзи имеет трое детей и заботится преимущественно о хозяйстве. Все таки, ее сугестивное творчество околдовывает. Ее влюбленность в своей среде, культуре, традиции - бесспорная и заразительная. Та влюбленность, которая сверкает с картин, Чинзи внедряет в сознание и сердце воспринимателя (зрителя), который сразу сливается с ее контекстом. Он не в состоянии устоять... Еще раз большое спасибо! Сердечно и с глубоким уважением! Димитрина

Трещалин Михаил Юрьевич

Уважаемая Димитрина! Ваше описание творчества Чинзи восхищает своей поэтичностью и любовью, вероятно, к африканской культуре! Полностью разделяю Вашу точку зрения относительно символизма. Некоторые аспекты, на мой взгляд, субъективны. Статья очень интересная. Спасибо. Дальнейших Вам творческих успехов! С уважением д.т.н., профессор М.Ю. Трещалин

Хамзе Димитрина

Уважаемый господин профессор! Я очень взволнованна Вашим мнением о моем скромном докладе! Высокое признание моей работы выдающегося ученого и творца есть для меня честью и счастьем! Благодарю Вас сердечно! С глубоким уважением! Ваша Димитрина

Ozerskaya Ann

Очень поэтичная статья, вызывает желание поехать в Африку и лично посмотреть картины художницы

Хамзе Димитрина

Уважаемая коллега, благодарю Вас сердечно за высокое мнение! С глубоким уважением! Димитрина
Комментарии: 24

Макарова Татьяна Львовна

Dear Dimitrina Hamze, it's amazing, inspiredly! Дорогая Димитрина, это удивительно и вдохновенно! Остальное уже сказали коллеги. Успехов Вам! Татьяна Л. Макарова

Хамзе Димитрина

Дорогая Татьяна! Большое, большое спасибо! Я чрезвычайно взволнована!!! Не хватает мне слов, чтобы выразить свою благодарность за Ваше высокое мнение! С глубоким уважением и теплотой! Ваша Димитрина

Макарова Татьяна Львовна

Dear Dimitrina Hamze, it's amazing, inspiredly! Дорогая Димитрина, это удивительно и вдохновенно! Остальное уже сказали коллеги. Успехов Вам! Татьяна Л. Макарова

Хамзе Димитрина

Уважаемые коллеги! Я очень счастлива что в общении с Вами! Душевно благодарю за высокое признание моей скромной работы, за Ваши профессиональные комментарии, за теплые отзывы, за милые слова! Благодарю за удовольствие из плодотворных диалогов, из вдохновляющей дискуссионной атмосферы! Желаю Вам всем крепкого здоровья, творческих успехов и новых завоеваний на поприще искусства и науки! До новых встреч! Ваша Димитрина

Araeva Liudmila Alekseievna

Димитрина, в силу того, что прочла доклад на одном дыхании, таким же образом написала и комментарий. Там, конечно, надо написать представителям разных наций. Но описка эта не случайна. Данные концепты воспринимаются в определенной мере одинаково представителями современной цивилизации на Земле. И еще, после прочтения возвращаешься вновь к представленным в тексте картинам. И, как ни странно, Ваши впечатления совпадают с моими. Более того, благодаря Вашему анализу начинаешь более ярко воспринимать картины.

Хамзе Димитрина

Дорогая Людмила! Благодарю с целой моей душой! Моя радость огромная - Ваши впечатления собпадают с моими!!! Это замечателно! Это волшебство! Всегда Ваша Димитрина

Araeva Liudmila Alekseievna

Димитрина, вы не только прекрасный лингвист, но и блестящий искусствовед. Так проникновенно описаны значимые для всего человечества культурные концепты, реализованные в живописи африканской художницы Чинзи. Представлены они, конечно, оригинально, но сами концепты глобальны, присущи представителям разных цивилизаций. Не случайно Вы, болгарка, сумели их столь образно описать, перевести символику живописи на восприятие ее словом. По замыслу, его воплощению, значимости Вы, несомненно, должны занять первое место в этом конкурсе. С искренним уважением. Проф. Л. Араева

Хамзе Димитрина

Дорогая госпожа профессор! Я самый счастливыий человек после Вашего отзыва! С целой моей сердечностью и целым моим благоговением перед великим человеком и ученым, великой дамой! Не знаю как благодарить за такое признание! Тепло обнимаю Вас! Ваша Димитрина

Аязбекова Сабина Шариповна

Уважаемая Димитрина! Статья- как высокое искусство. Бывает очень редко, когда научный текст воспринимаешь как результат художественного творчества. Проникновенность в научную проблематику, помноженная на изысканный стиль изложения, душевную тонкость и эмоциональную глубину. Чудо статья! Спасибо. Хотелось бы что-нибудь еще почитать из Ваших работ. Успехов! С уважением, Аязбекова С.Ш.

Хамзе Димитрина

Уважаемая госпожа профессор! Ваше мнение блестящего ученого и тонкого знатока - для меня специальная честь! После такого комментария я немею... Мой язык очень убогий, чтобы выразить адекватно мою признательность и мое восхищение. Я буду очень счастлива, если Вы не возразите моему предложению, чтобы мы с Вами обменили эл. адреса. Любезно предлагаю мой: didiham@abv.bg С удовольствием пришлю Вам некоторые из моих скромных работ. С теплотой и глубоким уважением! Ваша Димитрина

Lee Valentin Sergeevich

Уважаемая Димитрина, поражаюсь и восхищаюсь Вашим разносторонним талантом. Верно сказано, если человек талантлив, то он талантлив во всем. Уже первые строки Вашей статьи очаровывают своей одухотворенностью, поэтичностью научного изложения (научный дискурс, оказывается, тоже может быть поэтичным). В этом проявляется постмодернизм, в контекст которого органично вписывается Ваша работа и искусство африканской художницы. Вы как тонкий и умный искусствовед увидели в красках Чинзи краски вечного Космоса, краски общечеловеческого Духа. Вашу статью читал с таким же интересом, как в свое время студентом читал Хемингуэя, читал высокую поэзию. Спасибо за столь интересную статью. Ли Валентин, д.ф.н., проф.

Хамзе Димитрина

Уважаемый господин профессор! Я тронута до слез... Трудно поверить что эти волшебные слова обо мне... Благодарю Вас сердечно за такое признание!!! С целым моим уважением и теплотой! Ваша Димитрина

Луговая Татьяна Анатолиевна

С большим интересом слежу за публикациями уважаемой Димитрины. Очень поэтично, увлеченно и глубоко. Я бы назвала Ваш стиль "погружением в науку"))) Спасибо за интересную статью! С уважением, Татьяна Луговая.

Хамзе Димитрина

Душевно благодарю за интерес к моим публикациям и за так позитивный отзыв, дорогая Татьяна! Я очень рада и чувствую себя особенно польщенной Вашем высоким признанием! С глубоким уважением и приятельской теплотой! Ваша Димитрина

Лагода Оксана Николаевна

Уважаемая Димитрина! Ваш подход к анализу творчества самобытной нигерийской художницы Чинзи по своему уникален. Очень убедительно и гармонично воспринимается синтез смыслового, символического и колористического наполнения полотен. В своей эмоциональности к работам художницы Вам удалось не только продемонстрировать живое личностное восприятие, но и побудить неподкупный интерес к творчеству Чинзи. Эмоционально заразительно, очень позитивно! Дальнейших Вам творческих успехов! С уважением, Ксения.

Хамзе Димитрина

Дорогая Ксения! Не хватает мне слов, чтобы выразить свою признательность и свой восторг от этого милого, прекрасного отзыва исключительного человека и специалиста, который согревает мою душу и окрыляет меня! Я приобрела уверенность что не напрасно что-то написала... деликатно тронула эмоционально-эстетическую струну в чувствительном человеке... Это меня делает счастливой! Предлагаю свой e-mail: didiham@abv.bg для личного контакта и любезно прошу о Вашем. Сердечно благодарю Вас! С глубоким уважением и приятельскими чувствами! Ваша Димитрина

Саносян Хачатур

Уважаемая Димитрина. Ваш взгляд на проблему восприятия цвета в работах нигерийской художницыЧинзи разбудили воспоминания детства и юношества, позволил переосмыслить и глубже понять произведения Хемингуэйия и творчество Ван Гога, вспомнить бессонные ночи и понять почему мы не могли оторваться от Хемингуэйа. Желаю Вам удачных проектов. Вы одержимуй человек. Вы можете зажигать. С уважением, Хачатур Саносян.

Хамзе Димитрина

Дорогой коллега, Ваш милый и лестный отзыв очень обрадовал меня! Благодарю Вас сердечно! Вчера я попробовала вступить с Вами в контакт (выслала сообщение) через LinkedIn. Не знаю успела ли или нет. Буду очень рада если мы корреспондируемся между собой. Мой e-mail: didiham@abv.bg А я со своей стороны, любезно бы просила о Вашем. Сердечно, с глубоким уважением и приятельской теплотой! Ваша Димитрина

Мауленова Гульнара Жупарбековна

Очень эмоциональная, но глубокая статья. Хотелось бы чуть больше узнать о личности самой художницы, поскольку для более глубокого понимания ее творчества, помимо представленного изобразительного ряда и искусствоведческого анализа автора статьи, важен контекст. Спасибо. Удачи во всем! С уважением, Гульнара

Хамзе Димитрина

Уважаемая коллега, я очень признательна за Ваш милый и столь позитивный отзыв! Вы вполне правы, что касается некоторых сведений о личности художницы. К сожалению, не удалось мне получить ценную информацию. А так бы хотела! Выставка была у нас в Болгарии, в городе Пловдив. Я не имела никакого контакта с Чинзи и никто не был в состоянии мне помочь в искании информации. Художница не имела сайт и никакие собственные и чужые о себе публикации в интернете (не знаю, теперь, ситуация може изменилась), никакого следа... Я намеревалась предложить хотя бы лучшие фотографии ей работ, но не нашла; должна была удовлетвориться моими неуклюжими снимками неподходящим фотоаппаратом. То что удалось мне узнать от дамы галеристки - это только факт, что Чинзи имеет трое детей и заботится преимущественно о хозяйстве. Все таки, ее сугестивное творчество околдовывает. Ее влюбленность в своей среде, культуре, традиции - бесспорная и заразительная. Та влюбленность, которая сверкает с картин, Чинзи внедряет в сознание и сердце воспринимателя (зрителя), который сразу сливается с ее контекстом. Он не в состоянии устоять... Еще раз большое спасибо! Сердечно и с глубоким уважением! Димитрина

Трещалин Михаил Юрьевич

Уважаемая Димитрина! Ваше описание творчества Чинзи восхищает своей поэтичностью и любовью, вероятно, к африканской культуре! Полностью разделяю Вашу точку зрения относительно символизма. Некоторые аспекты, на мой взгляд, субъективны. Статья очень интересная. Спасибо. Дальнейших Вам творческих успехов! С уважением д.т.н., профессор М.Ю. Трещалин

Хамзе Димитрина

Уважаемый господин профессор! Я очень взволнованна Вашим мнением о моем скромном докладе! Высокое признание моей работы выдающегося ученого и творца есть для меня честью и счастьем! Благодарю Вас сердечно! С глубоким уважением! Ваша Димитрина

Ozerskaya Ann

Очень поэтичная статья, вызывает желание поехать в Африку и лично посмотреть картины художницы

Хамзе Димитрина

Уважаемая коллега, благодарю Вас сердечно за высокое мнение! С глубоким уважением! Димитрина
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.