facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

УКРАИНСКАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ И ДУХОВЕНСТВО ЗАКАРПАТЬЕ КАК ОБЪЕКТ ПОЛИТИКИ МАДЬЯРИЗАЦИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХIХ – НАЧАЛЕ ХХ в.

УКРАИНСКАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ И ДУХОВЕНСТВО ЗАКАРПАТЬЕ КАК ОБЪЕКТ ПОЛИТИКИ МАДЬЯРИЗАЦИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХIХ – НАЧАЛЕ ХХ в.
Ростислав Майор, аспирант

Каменец-Подольский национальный университет им. И.Огиенко, Украина

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Украина";

В статье отражен процесс мадьяризации украинской интеллигенции и духовенства Закарпатья во второй половине XIX – начале ХХ в. Отображены результаты ее осуществления венгерскими властями. Акцентируется внимание на негативном влиянии ассимиляции украинцев для развития национального движения в крае.

Ключевые слова: интеллигенция, духовенство, украинцы, русины, мадьяризация, Закарпатье.

The article representsthe process of the Magyarization of Ukrainian intelligentsia and clergy of Transcarpathia in the late 19th – early 20th century. The results of its implementation by the Hungarian authorities are reflected. Attention is focused on the negative influence of the assimilation of Ukrainian nation on the development of national movement in the region.

Keywords: intelligentsia, clergy, Ukrainian nation, Ruthenians, Magarization, Transcarpathia.

 

Во второй половине XIX– начале ХХ в. венгерские власти осуществляли политику мадьяризации невенгерских национальностей, проживавших на территории Венгрии. Ее суть заключалась в том, чтобы стереть национальные особенности украинцев, словаков, сербов и других народов: их национальную идентичность и самосознание, культуру, язык, религию, историю, и навязать им собственные венгерские национальные элементы. В конечном счете ассимиляции украинцев, как и других национальных меньшинств, мала привести к формированию единой венгерской политической нации и способствовать укреплению национально-политической мощи мадьяр в Габсбургской монархии.

Поднятая автором проблема еще не была предметом отдельного исследования в украинской и зарубежной историографии. Только небольшая часть ученых изучала ее отдельные аспекты в контексте исследования более обширных исторических процессов: И. Жегуц [29], М. Майер [26], Н. Макаренко [12], С. Пап [14], А. Пекарь [15, с. 96-112], Р.У. Сетон-Уотсон (псевдоним Scotus Viator) [28], П. Смиян [19], Г. Стрипский [20], Р. Фатула [22], В. Шандор [23] и др. Указанные авторы в своих работах лишь в общих чертах отразили отдельные аспекты мадьяризации украинского духовенства и интеллигенции. Учитывая это, а также важность выяснения сущности поднятой автором проблемы, как составной части более широкой проблемы – политики мадьяризации в Закарпатье, и возникает необходимость её комплексного изучения.

Цель этого исследования заключается в том, чтобы выяснить влияние политики мадьяризации на украинскую интеллигенцию и духовенство, определить комплекс причин, степень и масштабы их ассимиляции с венграми, раскрыть последствия их денационализации для развития украинского национального движения в крае.

Ассимиляция национальных меньшинств была лейтмотивом деятельности венгерского правительства в области национальной (внутренней) политики [12, с. 176]. Основными сферами осуществления политики мадьяризации были образовательная, церковно-религиозная, языковая, культурная и др. В конце концов осуществленияе данной политики в указанных областях должно было привести к максимальной ассимиляции украинцев – основного объекта мадьяризации. При этом отметим, что процесс денационализации украинского населения неодинаково отразился на разных социальных группах: он больше коснулся духовенства и интеллигенции, а меньше всего – крестьян. По нашему мнению, это было обусловлено следующими факторами: во-первых, в отличие от крестьян, духовенство и интеллигенция могла получить от ассимиляции с титульной нацией, без учета ее фиктивности или искренности, конкретные материальные или иные выгоды; во-вторых, светская и духовная интеллигенция была гораздо ближе к венгерской социокультурной среде, чем крестьянство, в результате чего она непроизвольно или намеренно принимала и усваивала венгерские атрибуты и ценности – язык, религию, культуру, национальную идентичность и др.; в-третьих, существенное влияние на ускорение денационализации клира и людей занятых умственным трудом были такие социально-психологические факторы как психологическая потребность человека быть аффилированным (принятым в сообщество и признанным им) с венгерским социумом и комплекс неполноценности, характерный для интеллигенции и духовенства, который, однако, и сам во многом был следствием политики мадьяризации, что, в свою очередь, говорит о взаимообусловленности и взаимовлияния указанных процессов. Учитывая перечисленные и некоторые другие факторы большая часть духовенства и интеллигенции, как правило, разговаривала на венгерском языке, на нем же велась частная и официальная переписка, читала почти в основном венгерские газеты и книги, а украинский язык употребляла только во время разговора с крестьянами. Народный разговорный язык они считали некультурным, стеснялись как его, так и родного народа [13, 18, 10, 2, 8, 7, 4, 9, с. 4-6, 3, с. 276, 1, с. 54]. По разным причинам отрекались не только родного языка, но и родной национальной идентичности, признавали себя представителями венгерской нации [6, с. 536, 21, с. 102, 14, с. 436]. Отступничество и беспринципность части духовенства отчетливо иллюстрирует позиция священника с. Лаборцы, который заявлял: «Я Русин только в церкви, а выйдя из церкви – Мадьяр» [11].

В начале 1860-х гг. А. Духнович с сожалением отмечал что украинскому чиновничеству «руская (украинская – автор) народность невозможна. Ему руское слово гадкое, он стесняется руского. Сущий между мадьярами, он уже мондокает, ища тем склонности в чужих... Так истинно есть мое слово: русин (венгерский) чем-либо будет только не русином» [6, с. 259]. По словам В. Охримовича, на середину 1890-х гг. закарпатская интеллигенция уже была «полностью мадьяризирована и отчуждена от простого народа» [13]. В то же время ведущие галицкие деятели: И. Франко, М. Павлик, Ю. Романчук и др. во время празднования венграми тысячелетия своего государства 1896 г., опубликовали протест в форме брошюры под названием «И мы в Европе», где была дана острая критическая оценка закарпатской светской интеллигенции, особенно сельских учителей: «С очень малыми выемками эта интеллигенция, – отмечалось в «Протесте», – насквозь мадьяризирована, стесняется руского языка, отказывается родного народа. Мадьяризация делает их не только оборотнями и врагами собственного народа, но в то же время деградировала их морально, сделала их сибаритами, подлыми, прислужниками господскими, погасила в их душах всякое идеальное соревнования, всякое нравственное чувство» [9, с. 5]. На тотальную мадьяризацию закарпатской интеллигенции на страницах львовского журнала «Жизнь и слово» указывал и В. Гнатюк. Ученый, кроме того, отмечал, что такая степень мадьяризации характерна для интеллигенции несмотря на то, что она еще «имеет какое-то смутное чувство рускости» [1, с. 61]. В свою очередь известный закарпатский деятель, ученый, член Научного общества имени Шевченка Г. Стрипский в начале ХХ в. с иронией подчеркивал, что «за руснацькую интеллигенцию не надо бояться. Она на сегодняшний день настолько венгерская, что из нее уже никогда не будет, если бы она того и хотела – ни руснацькая, ни москальская» [20, с. 272]. Политика мадьяризации и беспринципность интеллигенции привели к тому, что накануне Первой мировой войны «число явных интеллигентных русинов, – как отмечал А. Штефан, – приближалось к нулю» [24, с. 26].

Об успехах мадьяризации постоянно свидетельствовали данные официальной статистики, по которой в шести украинских комитатах в 1910 г. с 508 греко-католических священников русинами себя называли только 72, а с 831 учителей народных школ – всего 97. Однако здесь существует ряд «но». По мнению В. Шандора, в данном случае формальное признание венгерской национальной идентичности позволяло им сохранить свои должности и иметь средства к существованию [23, с. 97]. А историк П. Смиян подчеркивал, что только отказ от своей народности и «патриотическая» деятельность, как правило, давали возможность получить образование, занимать высокие должности и продвигаться по службе [19, с. 67]. В связи с этим не всегда следует делать выводы на основе таких статистических данных, потому что они, во-первых, не всегда отражали реальную позицию опрошенных, которые часто самостоятельно и сознательно говорили то, что хотела услышать власть; а, во-вторых, часто статистика служила политике мадьяризации и была, как правило, далека от объективной социологии.

Фактически политика мадьяризации нанесла основной удар по наиболее образованному слою населения – духовенству и интеллигенции, то есть той социальной группе, которая в XIX – начале ХХ в. выполняла в Закарпатье роль украинской элиты. А уничтожая ее, власть лишала украинский народ национальных лидеров, тех, благодаря которым происходил национальный прогресс, тех, которые должны были выполнять роль национального политического представительства украинцев. Это имело крайне негативные последствия для развития украинского национального движения и вело к деформации социальной структуры украинского общества. Более того, отрекшись от родного языка, национальности и полностью мадьяризировавшись, духовенство и интеллигенция в руках венгерской власти становились удобным инструментом ассимиляции наиболее многочисленного слоя населения – крестьян. Трагедия заключалась еще и в том, что для мадьяризации крестьян они часто прилагали больше усилий чем сами венгры, чем пытались выслужиться перед последними и показать им тем самым свою преданность.

Такое отношение денационализированной части духовенства и интеллигенции (относительно них употреблялся термин «мадяроны») к родному народу остро критиковали А. Духнович [5, с. 369], М. Драгоманов [3, с. 278-279] и другие общественные деятели. А. Духнович, в частности, в своем дневнике показывал их равнодушие к собственному национальному бытию, обличал ренегатство, продажность и беспринципность тогдашней интеллигенции, прежде всего священников, которых не раз называл «лупежникамы». С горечью и сарказмом, а заодно с отвращением, отмечал, как в решающий исторический момент мукачевские и ужгородские русины в условиях огромного ассимиляционных давления провозглашали, что с мадьярами они, мол, создают один неделимый народ, со своими угнетателями они «жить и умереть хотят», и не желают для себя никакой «народной автономии» [6, с. 536]. Описывая борьбу словаков против венгерского гнета, будитель подчеркивал пассивность украинцев в отстаивании своих национальных прав: «А русины молчат и сильно мадьяризируются!» [5, с. 365]. Но это было только полбеды. По словам А. Духновича, «... Наступила борьба русинов против русинов! Мадьяризированые русины подобно дьяволом адским становятся против русинов, их уничтожить желают, т.е. мадьяризировать, и стереть в Венгрии руское племя...» [5, с. 369]. Продажность и беспринципность части духовенства отчетливо иллюстрирует позиция епископа С. Панковича, который во время частной беседы с писателем пророссийского направления И. Сильваем заявил следующее: «Если мы (русины Закарпатья – автор) живем теперь под властью венгров, то мы должны стать мадьярами; если станут господствовать немцы, то будем немцами...» [21, с. 102]. Ужгородская газета «Листок», характеризуя эту проблему, в 1894 г. писала: «Смешно, как стараются (закарпатцы – автор) скрыть свое руское происхождение и хотят себя указать действительными мадьярами... а мадьяры от рождения их высмеивают...» [14, с. 436]. Такая интеллигенция не занималась распространением образования среди населения народным разговорным языком, пропагандой украинской национальной идеи, идеи единства украинской нации и украинских земель и др. Она не формировала те основы своей идеологии и практической деятельности, на которых стояло народовское движение в Галиции и Буковине, украинское национальное движение на территории Великою Украины.

Но несмотря на то, что большая часть духовенства и интеллигенции была мадьяризирована, это ни в коем случае не означало сплошную ассимиляцию украинского общества с венгерским. Ведь проведение политики тотальной мадьяризации вызвало протест со стороны украинского населения, главным образом крестьян и небольшой части интеллигенции и духовенства. Закарпатские будители в основном литературно-просветительскими средствами пытались противодействовать венгерской национальной и языковой экспансии, сохранить идентичность и самодостаточность местного населения [12, с. 182]. В частности А. Духнович, как подчеркивал историк С. Пап, писал стихи для того, чтобы поэзией «вливать в душу народа чувство патриотизма» [14, с. 315]. Его стихотворение «Я русин был, есть и буду» – яркий пример такой патриотической поэзии: в нем звучит протест против мадьяризации, призыв к пробуждению национального сознания. Это стихотворение стало гимном для украинцев Закарпатья. Его знало наизусть почти все население: дети, молодежь, старшее поколение. На Пряшевщине еще в 1918-1939 гг. во многих селах после литургии в воскресенье и праздники пели гимн: «Я русин был, есть и буду!» [14, с. 318].

На политической арене права украинцев отстаивал А. Добрянский. Он разработал немало политических проектов [16, 27], целью которых было обеспечение национально-культурной и политической автономии для украинских земель в Габсбургской монархии, защищал права закарпатцев в венгерском парламенте [25 s. 3; 17, с. 11-12]. Однако его деятельность на этом поприще, к сожалению, довольно редко давала желаемые результаты. Такой ход событий был лишним подтверждением того, что насколько бы талантливым или гениальным не была та или иная личность, политический деятель, национальный лидер, самостоятельно преодолеть государственный режим, основанный на шовинизме, невозможно.

Но вопреки стремлениям венгров создать единую политическую мадьярскую нацию, ассимилировав все национальные меньшинства в Венгрии, эта идея в целом провалилась, хотя и имела отдельные, фрагментарные успехи. Несмотря на жесткую мадьяризации, большинство украинцев сохранила свою национальную, религиозную, языковую идентичность, свой национальный характер. Результат политики ассимиляции украинцев больше всего сказался на духовенстве и интеллигенции. Ведь, в отличие от крестьян, которые представляли самый большой по численности социальную группу, практически вся украинская интеллигенция Закарпатья в начале ХХ в. была мадьяризирована.Уничтожая элиту украинского сообщества венгерские власти лишали закарпатцев национальных лидеров, лидеров национального движения, которые из пассивных объектов мадьяризации становились ее активными субъектами и иногда прилагали больше усилия для мадьяризации украинцев, чем сами венгры.

 

Литература:

  • 1. Гнатюк В. Угроруська мізерія // Житє і слово. – Львів. – 1897. – Т. 6. Кн. 1. – С. 46-62.
  • 2. Дещо з угорської Руси // Буковина. – Чернівцї. – 1897. – Ч. 30.
  • 3. Драгоманов М. Австро-руські спомини (1867-1877 рр.) // Літературно-публіцистичні праці. – Том 2. – Київ: Наукова думка, 1970. – С. 151-288.
  • 4. Духнович О. Лист до Я. Головацького. Пряшов, 25 травня (6 червня) 1853 р. // Кореспонденция Якова Головацького в літах 1850-1862. Видав Др. Кирило Студинський. – Львів: Наукове Товариство ім. Шевченка, 1905. – С. 74-75.
  • 5. Записка Александра Духновича 1858 // Науковий збірник Музею української культури у Свиднику. – 1998. – № 21. – С. 313-394.
  • 6. Записка Александра Духновича. Отъ года 1861 // Науковий збірник Музею української культури у Свиднику. – 1995. – № 20. – С. 528-642.
  • 7. Изъ записокъ русского туриста // Слово. – Львовъ. – 1885. – Ч. 119.
  • 8. Изъ Угорской Руси // Слово. – Львовъ. – 1865. – Ч. 63.
  • 9. І ми в Європі. Протест галицьких Русинів проти мадярського тисячоліття. Львів. 1896 // Житє і слово. – Львів. – 1896. – Т. 5. Кн. 1. – С. 2-9.
  • 10. І. С. З угорської України // Вістник Союза визволення України. – Відень. – 1915. – Ч. 59-60.
  • 11. К. Изъ Угорской Руси // Слово. – Львовъ. – 1862. – Ч. 3.
  • 12. Макаренко Н. Закарпаття під тиском мадяризації: 1867-1914 рр. / Н. Макаренко // Наукові записки Інституту політичних і етнонаціональних досліджень ім. І.Ф. Кураса НАН України. – К., 2008. – Вип. 37. – С. 176-187.
  • 13. Охримович В. Вражіня з Угорскоі Руси // Народ. – Львів. – 1895. – №6.
  • 14. Пап С. Історія Закарпаття / о. Степан Пап: Том ІІІ. – Івано-Франківськ: Нова Зоря, 2003. – 648 с.
  • 15. Пекар А. Нариси історії церкви Закарпаття. Том І. Єрархічне оформлення /Атанасій В. Пекар. – Рим: ОО. Василіяни, 1967. – 241 с.
  • 16. Проекть политической програмы для Руси австрійской. – Львовь, Ставропигійскій институт, 1871. – 44 с.
  • 17. Промова Адольфа Добжанського (Добрянського) під час загального обговорення проекту закону про національності. 25 листопада 1868 р. // До історії національних меншин Австро-Угорщини (ХІХ – поч. ХХ ст.) / Упорядкування Кобаля Й.В.; передм. Худанича В.І. – Ужгород: Карпати-Ґражда, 2001. – С. 11-12.
  • 18. Пропащі Русини угорські. ІІ. // Буковина. – Чернівцї. – 1895. – Ч. 39.
  • 19. Сміян П.К. Революційний та національно-визвольний рух на Закарпатті кінця ХІХ – початку XX ст. / П.К.Сміян. – Л.: Вид-во Львівського університету, 1968. – 208 с.
  • 20. Стрипський Г. Москвофілізм, українізм і вітчизняні руснаки / Гіядор Стрипський // Науковий вісник Ужгородського університету. Серія: Історія / Ужгород. націон. ун-т. – Випуск 20. – Ужгород: Вид-во УжНУ «Говерла», 2008. – С. 264-273.
  • 21. Уріилъ Метеоръ (И. А. Сильвай). Автобіографія. – Ужгород: Школьная Помощь, 1938. – 131 с.
  • 22. Фатула Р. С. Мадяризація освіти на Закарпатті в кінці ХІХ – на початку ХХ століть / Р.С. Фатула // Грані. – Д.: Дніпропетровський нац. ун-т, Центр соц.-політ .досліджень, 2011, №4. – С. 162-164.
  • 23. Шандор В. Закарпаття. Історично-правовий нарис від ІХ ст. до 1920 / Вікентій Шандор. – Нью-Йорк: Карпатський Союз, 1992. – 292 с.
  • 24. Штефан А. За правду і волю: Спомини і дещо з історії Карпатської України від давніх давен до 1927 / Августин Штефан. – Кн. 2. – Торонто: Пробоєм, 1981. – 384 с.
  • 25. Dobrzanszky Adolf. K?pvisel? urnak az als?h?z 1868-dikі october ho 19-k?n tartott І. Besz?de. Pest, Nyomatott Kunosy es Rethynel. 1868. – 7 oldal.
  • 26. Mayer M. K?rp?tukr?n (ruszin) politikai ?s t?rsadalmi t?rekv?sek: 1860-1910 / M?ria Mayer. – Budapest: Akad?miai Kiad?, 1977. – 255 p.
  • 27. Programm zur Durchf?hrung der nationalen Autonomie in ?sterreich (Fon einem Slaven). – Wien, Verlag des «Parlamenta?r», 1885. – 167 s.
  • 28. Scotus Viator. Racial problems in Hungary / Scotus Viator [R. W. Seton-Watson]. – London: Archibald Сonstable & Co. Ltd, 1908. – 546 p.
  • 29. ?eguc I. Die nationalpolitischen Bestrebungen der Karpato-Ruthenen 1848-1914 / ?eguc Ivan. – Wiesbaden: Harrassowitz, 1965. – 145 S.
0
Ваша оценка: Нет Средняя: 7 (2 голоса)
Комментарии: 8

Ермекбай Жарас

Уважаемый автор! Для меня было интересно познакомиться с этнической ситуацией в Закарпатье. На репрезентативной базе источников, охарактеризована ситуация, сложившаяся в этом регионе Украины. Это актуально в свете современных событий нового тысячелетия. Ж.А. Ермекбай, д.и.н., проф.

Aleksey Konovalov

Представленная статья - достаточно смелая политика дать анализ политики Венгрии XIX века - произвести национальную идентичность полиэтнического общества под стать названию государства того времени. Такое явление - не единственное для Венгрии - оно было (и остается) присущим для других государств. В этом - особая актуальность идеи статьи. Однако интересным были бы дополнения, касающиеся исторических последствий такой политики - связи истории и современности. Автор в одном месте (второй абзац) пишет, что тема звучит впервые. Однако в последующем все аргументы строит на ссылках на имеющиеся работы.

Mayor Rostyslav Ivanovich

Во-первых, данная тема (УКРАИНСКАЯ интеллигенции И ДУХОВЕНСТВО ЗАКАРПАТЬЕ КАК ОБЪЕКТ ПОЛИТИКИ МАДЬЯРИЗАЦИЫ ВО ВТОРОЙ половине ХIХ - начале XX в.) в том акценте который указан в ее названии "ЗВУЧИТ" (как вы говорит) ВПЕРВЫЕ, потому что до этого времени изучались ДРУГИЕ АСПЕКТЫ мадьяризации ИЛИ политика мадьяризации в ЦЕЛОМ (читайте внимательно названия работ авторов указанных во втором абзаце). Во-вторых, вы утверждаете, что автор "все аргументы строит на ссылку на имеющиеся работы". Все? Вы текст статьи читали и сверяли ссылки с названиями работ? Нет, зачем? Если бы посмотрели ссылки, то такого бы не писали. Вы же историк и должны опираться на факты! С 29 позиций в списке использованной литературы лишь 9 - книги или статьи, все остальное - источники (или вы забыли это?) на которых в основном и построена научная работа: мемуары, автобиография, эпистолярии, статьи из газет XIX в. ("Буковина", "Слово", "Народ" и др.)., опубликованные исторические документы и труды общественно-политических деятелей XIX в. (А.Добрянского в частности)! Историк (профессионал, а не любитель) опирается на факты (иначе объективизма не будет): у вас их нет. Ad fontes!!!

Трещалин Михаил Юрьевич

Уважаемый Ростислав! Очень интересная и познавательная работа. Из приведенного в статье анализа становится понятно своеобразное отношение жителей Закарпатья и к русским и к украинцам. И если интеллигенция, как носитель культуры, стояла на позициях мадьяризации, то и идеология была соответствующей. Думаю вековое наследие до сих пор противостоит братству наших народов. Желаю Вам дальнейших успехов в научной деятельности. С уважением д.т.н, профессор М.Ю. Трещалин

Mayor Rostyslav Ivanovich

Данные, которые свидетельствовали бы о масовом национально-освободительном движении украинского народа против политики мадьяризации - отсутствуют. Те формы протеста (даже масовые), которые были в середине ХІХ - начале ХХ вв.: переход украинцев с униацтва в православие, самостоятельное закрытие крестьянами церквей, где богослужение священниками-мадяронамы велось на венгерском языке, выступление против проведения календарной реформы, которая имела целью ввести вместо юлианского календаря григорианский, отказ посылать детей в школу, где все было венгерское и т. д. - свидетельствуют о национальном движение, о противодействии мадьяризации, но не о освободительных выступлениях (или движении) против политики денационализации. Национально-освободительное движение было характерно для украинцев Закарпатье лишь в 1918-1919 гг., т.е. после развала Австро-Венгерской империи и оно было направлено на освобождение от Венгрии в целом, на объединение с Украиной.

Кочегарова Елена Даниловна

Выбранная тема особенно актуальна на фоне современных политических событий в Украине, но может трактоваться гораздо шире - попытки сохранения национальной идентичности и национального характера сохраняют значимость для любого этноса. Удачно определены территориальные рамки - регион, в разные периоды находившийся под властью различных государств и сформировавший свою особую культуру. Обоснованно установлены факторы, способствовавшие денационализации духовенства и интеллигенции и обусловившие компрадорский характер этих социальных групп. А есть ли данные о массовых национально-освободительных выступлениях против политики мадьяризации?

Mayor Rostyslav Ivanovich

Данные, которые свидетельствовали бы о масовом национально-освободительном движении украинского народа против политики мадьяризации - отсутствуют. Те формы протеста (даже масовые), которые были в середине ХІХ - начале ХХ вв.: переход украинцев с униацтва в православие, самостоятельное закрытие крестьянами церквей, где богослужение священниками-мадяронамы велось на венгерском языке, выступление против проведения календарной реформы, которая имела целью ввести вместо юлианского календаря григорианский, отказ посылать детей в школу, где все было венгерское и т. д. - свидетельствуют о национальном движение, о противодействии мадьяризации, но не о освободительных выступлениях (или движении) против политики денационализации. Национально-освободительное движение было характерно для украинцев Закарпатье лишь в 1918-1919 гг., т.е. после развала Австро-Венгерской империи и оно было направлено на освобождение от Венгрии в целом, на объединение с Украиной.

Кочегарова Елена Даниловна

Спасибо, во многом Ваш доклад разрушил сложившийся стереотип - почему-то всегда считала, что политика денационализации в Украине (прежде всего Западной) исходила от Польши. А про массовые формы протеста либо их отсутствие было интересно узнать и сравнить по аналогии - у нас на Дальнем Востоке проживают представители разных национальностей (кто по своей воле, кто попал принудительно и остался), поэтому приходится быть толерантными, веротерпимыми и, как правило, столкновения на национальной почве отсутствуют. Закарпатье - регион на стыке проживания разных наций и народностей - тоже должен был бы отличаться гибкой политикой в национальном вопросе.
Комментарии: 8

Ермекбай Жарас

Уважаемый автор! Для меня было интересно познакомиться с этнической ситуацией в Закарпатье. На репрезентативной базе источников, охарактеризована ситуация, сложившаяся в этом регионе Украины. Это актуально в свете современных событий нового тысячелетия. Ж.А. Ермекбай, д.и.н., проф.

Aleksey Konovalov

Представленная статья - достаточно смелая политика дать анализ политики Венгрии XIX века - произвести национальную идентичность полиэтнического общества под стать названию государства того времени. Такое явление - не единственное для Венгрии - оно было (и остается) присущим для других государств. В этом - особая актуальность идеи статьи. Однако интересным были бы дополнения, касающиеся исторических последствий такой политики - связи истории и современности. Автор в одном месте (второй абзац) пишет, что тема звучит впервые. Однако в последующем все аргументы строит на ссылках на имеющиеся работы.

Mayor Rostyslav Ivanovich

Во-первых, данная тема (УКРАИНСКАЯ интеллигенции И ДУХОВЕНСТВО ЗАКАРПАТЬЕ КАК ОБЪЕКТ ПОЛИТИКИ МАДЬЯРИЗАЦИЫ ВО ВТОРОЙ половине ХIХ - начале XX в.) в том акценте который указан в ее названии "ЗВУЧИТ" (как вы говорит) ВПЕРВЫЕ, потому что до этого времени изучались ДРУГИЕ АСПЕКТЫ мадьяризации ИЛИ политика мадьяризации в ЦЕЛОМ (читайте внимательно названия работ авторов указанных во втором абзаце). Во-вторых, вы утверждаете, что автор "все аргументы строит на ссылку на имеющиеся работы". Все? Вы текст статьи читали и сверяли ссылки с названиями работ? Нет, зачем? Если бы посмотрели ссылки, то такого бы не писали. Вы же историк и должны опираться на факты! С 29 позиций в списке использованной литературы лишь 9 - книги или статьи, все остальное - источники (или вы забыли это?) на которых в основном и построена научная работа: мемуары, автобиография, эпистолярии, статьи из газет XIX в. ("Буковина", "Слово", "Народ" и др.)., опубликованные исторические документы и труды общественно-политических деятелей XIX в. (А.Добрянского в частности)! Историк (профессионал, а не любитель) опирается на факты (иначе объективизма не будет): у вас их нет. Ad fontes!!!

Трещалин Михаил Юрьевич

Уважаемый Ростислав! Очень интересная и познавательная работа. Из приведенного в статье анализа становится понятно своеобразное отношение жителей Закарпатья и к русским и к украинцам. И если интеллигенция, как носитель культуры, стояла на позициях мадьяризации, то и идеология была соответствующей. Думаю вековое наследие до сих пор противостоит братству наших народов. Желаю Вам дальнейших успехов в научной деятельности. С уважением д.т.н, профессор М.Ю. Трещалин

Mayor Rostyslav Ivanovich

Данные, которые свидетельствовали бы о масовом национально-освободительном движении украинского народа против политики мадьяризации - отсутствуют. Те формы протеста (даже масовые), которые были в середине ХІХ - начале ХХ вв.: переход украинцев с униацтва в православие, самостоятельное закрытие крестьянами церквей, где богослужение священниками-мадяронамы велось на венгерском языке, выступление против проведения календарной реформы, которая имела целью ввести вместо юлианского календаря григорианский, отказ посылать детей в школу, где все было венгерское и т. д. - свидетельствуют о национальном движение, о противодействии мадьяризации, но не о освободительных выступлениях (или движении) против политики денационализации. Национально-освободительное движение было характерно для украинцев Закарпатье лишь в 1918-1919 гг., т.е. после развала Австро-Венгерской империи и оно было направлено на освобождение от Венгрии в целом, на объединение с Украиной.

Кочегарова Елена Даниловна

Выбранная тема особенно актуальна на фоне современных политических событий в Украине, но может трактоваться гораздо шире - попытки сохранения национальной идентичности и национального характера сохраняют значимость для любого этноса. Удачно определены территориальные рамки - регион, в разные периоды находившийся под властью различных государств и сформировавший свою особую культуру. Обоснованно установлены факторы, способствовавшие денационализации духовенства и интеллигенции и обусловившие компрадорский характер этих социальных групп. А есть ли данные о массовых национально-освободительных выступлениях против политики мадьяризации?

Mayor Rostyslav Ivanovich

Данные, которые свидетельствовали бы о масовом национально-освободительном движении украинского народа против политики мадьяризации - отсутствуют. Те формы протеста (даже масовые), которые были в середине ХІХ - начале ХХ вв.: переход украинцев с униацтва в православие, самостоятельное закрытие крестьянами церквей, где богослужение священниками-мадяронамы велось на венгерском языке, выступление против проведения календарной реформы, которая имела целью ввести вместо юлианского календаря григорианский, отказ посылать детей в школу, где все было венгерское и т. д. - свидетельствуют о национальном движение, о противодействии мадьяризации, но не о освободительных выступлениях (или движении) против политики денационализации. Национально-освободительное движение было характерно для украинцев Закарпатье лишь в 1918-1919 гг., т.е. после развала Австро-Венгерской империи и оно было направлено на освобождение от Венгрии в целом, на объединение с Украиной.

Кочегарова Елена Даниловна

Спасибо, во многом Ваш доклад разрушил сложившийся стереотип - почему-то всегда считала, что политика денационализации в Украине (прежде всего Западной) исходила от Польши. А про массовые формы протеста либо их отсутствие было интересно узнать и сравнить по аналогии - у нас на Дальнем Востоке проживают представители разных национальностей (кто по своей воле, кто попал принудительно и остался), поэтому приходится быть толерантными, веротерпимыми и, как правило, столкновения на национальной почве отсутствуют. Закарпатье - регион на стыке проживания разных наций и народностей - тоже должен был бы отличаться гибкой политикой в национальном вопросе.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.