facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

ПРИНЦИПЫ НАВИГАЦИИ В ЖИВОМ ПОЛИКОДОВОМ ГИПЕРТЕКСТЕ

ПРИНЦИПЫ НАВИГАЦИИ В ЖИВОМ ПОЛИКОДОВОМ ГИПЕРТЕКСТЕПРИНЦИПЫ НАВИГАЦИИ В ЖИВОМ ПОЛИКОДОВОМ ГИПЕРТЕКСТЕПРИНЦИПЫ НАВИГАЦИИ В ЖИВОМ ПОЛИКОДОВОМ ГИПЕРТЕКСТЕ
Александра Залевская, профессор, доктор филологических наук, профессор

Тверской государственный университет, Россия

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Россия";

Открытое Европейско-Азиатское первенство по научной аналитике;

УДК 81’23

Под  «живым поликодовым гипертекстом» понимается совокупность продуктов переработки разнообразного опыта познания и общения, составляющая «внутренний контекст» для продуцирования и понимания высказываний. Обсуждается роль признаков как опор для навигации по сети языковых и энциклопедических знаний и топов как ментальных инвариантов высказываний, на разных уровнях осознаваемости направляющих решение познавательных проблем и обеспечивающих  взаимопонимание при общении. Приводится спиралевидная модель идентификации слова и понимания текста. Принцип гипертекста трактуется как познавательная универсалия, реализующаяся через взаимодействие признаков, топов и механизма глубинной предикации.

Ключевые слова: гипертекст, внутренний контекст, признак, топ, инвариант высказывания,  естественный семиозис, выводное знание.

Internalpolycode hypertext is treated as a  multimodal product of information processing; it serves as inner context for cognition and communication. At different levels of consciousness dimensions and features of objects and word meanings as well as tops – semantic-structural mental invariants necessary for speech production and text comprehension – are used for navigating the hypertext of former verbal and nonverbal experience for solving cognitive and communication problems. A model of word identification and speech comprehension is presented. The hypertext principle (in combination with features, tops and inner predication mechanism) is defined as a cognitive universal. 

Keywords: hypertext, inner context, feature, top, speech invariant, natural semiosis, inferential knowledge.

 

Вводные замечания

В [4] было дано обоснование правомерности трактовки совокупного хранилища продуктов переработки вербального и невербального опыта человека (эмоционально-оценочно маркированных языковых и энциклопедических знаний) как живого поликодового гипертекста; отмечалось, что загадка «разметки» такого гипертекста пока ещё не разгадана.  Метафора «живой поликодовый гипертекст» используется вместо ранее фигурировавших в моих публикациях терминов «единая информационная база человека» и «индивидуальное знание». В любом случае  имеется в виду, что речемыслительная деятельность человека протекает с опорой на его опыт адаптации к естественной и социальной среде; любой акт мышления, продуцирования или понимания речи возможен только с опорой на внутренний контекст  –  «выход» на образ мира, вне которого никакое понимание и/или  взаимопонимание состояться не могут; такой «контекст» формируется при взаимодействии тела и разума человека как личности и как члена некотого социума, что имплицирует наличие разделяемого знания, «распределённого» между носителями языка/культуры.

Ниже рассматриваются: возможные опоры для «навигации» по живому поликодовому гипертексту как обширной сети связей (она трактуется как многоярусная,  функциональная, самоорганизующаяся в целях решения познавательных и коммуникативных задач); роль признаков  и признаков признаков  в актуализации нужных «узлов» сети; организующая такой процесс система топов как ментальных инвариантов высказываний,  реализуемых посредством механизма глубинной предикации.

Роль признаков в познании и общении

Одной из важнейших особенностей функционирования «живого» слова является постоянная опора носителя языка на признаки и признаки признаков по линиям как языкового, так и энциклопедического знания; те или иные признаки определяют характер эмоционально-оценочного переживания индивидом того, что лежит за словом в культурно-историческом опыте социума и в личностном опыте индивида, выступают в качестве оснований для процессов категоризации и классификации, получения выводного знания, актуализации образов, «схем», «сценариев» и других опор как «для себя» (в речемыслительной деятельности), так и «для других» – с  ориентацией на собеседника.

Проблема признака привлекает внимание учёных разных специальностей, поскольку  тот или иной признак обычно лежит в основе любой классификации – как научной,  так и обыденной. В зависимости от исходных позиций автора, его целей и материала исследования внимание акцентируется на различных характеристиках признаков как абстрагированных обобщений или отдельных видов признаков некоторых сущностей – объектов, действий, состояний, в том числе в связи с их именованием языковыми средствами, ср., например, детальный анализ признаков как таковых по форме, содержанию и т.д. у Е.К. Войшвилло (1989) и разностороннее исследование категориальных признаков  В.И. Карасиком (1988, 2010). Соответственно выделяются различные виды признаков по тем или иным основаниям для их классификации, ср.: перцептивные и концептуальные признаки / коды; общие, конкретные,  ключевые (характерные, определяющие) признаки; мономодальные, полимодальные и др. признаки; конкретные, конкретно-ситуационные, функциональные, категориальные признаки; точечные, объёмные, динамические семантические признаки; сильные признаки; инвариантные (интегральные, дифференциальные) семантические признаки и вариантные (скрытые и открытые) семантические компоненты; подвижные многоплановые признаки; разграничиваются всеобщий признак, непосредственный признак, опосредствующий признак, опосредованный признак и т.д. (см. обзор со ссылками на источники: [3: 187–193]). Сложность классификации признаков определяется их различной природой и многоплановостью, а также тем, что для пользующегося языком субъекта слово слито с называемым им объектом, что неоднократно подчеркивал Н.И. Жинкин [1].

Изучение проблемы признаков с позиций специфики индивидуального знания было начато мною в 1970-е гг. В работе 1977 года (репродуцировано в [2: 31–85]) внимание акцентировалось на  роли процессов разложения всего воспринимаемого человеком на признаки и признаки признаков и делалась попытка объяснить происхождение двух типов единиц внутреннего (ментального) лексикона человека – различительных признаков и единиц высшей степени интегративности  – с подчёркиванием изначальной связи тех и других с чувственной и аффективной сферами индивида в противовес постулируемой в лингвистических исследованиях эмоционально-оценочной «стерильности» семантических компонентов. Многолетний опыт межъязыкового сопоставления экспериментальных материалов обнаружил особую значимость опоры на признаки при функционировании слова в лексиконе и побудил последовательно учитывать этот феномен при выявлении принципов организации индивидуального лексикона как функциональной самоорганизующейся системы кодов и кодовых переходов. Ныне речь идёт о необходимости разностороннего изучения специфики признаков,  позволяющих  носителями разных языков и культур мгновенно решать сложнейшие плохо сформулированные задачи повседневности, успешно ориентироваться в воспринимаемых «расплывчатых множествах», добиваться понимания и взаимопонимания при общении за счёт мгновенной (на разных уровнях осознаваемости) навигации в живом поликодовом гипертексте. Нужно решить ряд  вопросов, связанных с ролью признаков в процессах получения выводного знания (прямого и многоступенчатого). Важно проследить, как в зависимости от актуализованного признака одно и то же слово  может «выводить» на различные «форматы» хранения знаний, а при наличии общих «схем знаний» в условиях межкультурных контактов – на специфическое заполнение тех или иных «слотов» образами типичных для каждой культуры носителей признаков в сочетании с соответствующими эмоционально-оценочными переживаниями (следует обратить внимание на условность оперирования терминами типа «схемы знаний», «слоты» и т.п. – они полезны лишь как инструменты описания того, что реализуется у человека при «навигации» по многомерной сети, реализующейся по закономерностям работы головного мозга человека).

Концепция живого поликодового гипертекста объясняет вхождение одного и того же элемента знания (в данном случае – признака) во множество «схем» или «сценариев», доступ к которым может реализоваться по любому каналу – сенсорному, концептуальному, эмоциональному, вербальному. Именно это фундаментальное свойство единой информационной базы индивида обеспечивает мгновенную ориентировку в научной и повседневной деятельности человека, лежит в основе эвристического поиска, помогает в совершенствовании знаний об окружающем мире, направляет прогнозирование развития ситуации в процессах познания, продуцирования и понимания текста. Требуется целенаправленное изучение особенностей восприятия и дальнейшей передачи сообщений (в научном изыскании, естественном общении, в деятельности переводчика и т.д.) в условиях различных культур в ситуациях, когда неверная идентификация или неточное восстановление в памяти некоторого признака, выводящего на определённую схему знаний, заполнение той или иной позиции в такой схеме или отнесение к «не той» схеме знаний оказывает влияние на результат понимания сообщения, связанный с эмоционально-оценочными переживаниями и  последующими действиями. Например, при межъязыковых / межкультурных контактах даже случайный намёк одного из коммуникантов на признак, отрицательно маркированный в другой культуре, может послужить импульсом для этнокультурной напряжённости с серьёзными социально-политическими следствиями.

Топы как инварианты высказываний и их роль в организации «поиска» в сети

Возникает вопрос: чем направляется опирающаяся на признаки «навигация» по «живой» сети? Что может выступать в роли возможного принципа, организующего актуализацию признаков и всего того, к чему это может приводить?

Мне представляется, что ведущую роль следует отвести топам как инвариантам высказываний, детально рассмотренным в  работе [6]. В.А. Садикова трактует топику как связующее звено между мыслью и речью, обеспечивающее не только линейное продвижение мысли, но и объёмность высказывания, его глубину,  потому что отражает связи между объектами; топика выступает в функции неформальной логики говорящих, обеспечивающей взаимопонимание в процессе общения. Топика опирается на «доязыковые» способности человека, на основе которых формируется доязыковой опыт и затем осваивается язык. С опорой на труды Аристотеля В.А. Садикова приводит списочный состав топов, куда входят: ИМЯ, ОБЩЕЕ (АБСТРАКТНОЕ) и ЧАСТНОЕ (КОНКРЕТНОЕ), РОД и ВИД, ОПРЕДЕЛЕНИЕ, ЦЕЛОЕ и ЧАСТИ и т.д.  Всё это хорошо согласуется с моими представлениями о механизмах речемыслительной деятельности и путях становления ментального лексикона человека.

Анализ результатов экспериментов с носителями разных языков показывает, что, действительно, при использовании различных исследовательских процедур в сводных материалах, полученных от «коллективного респондента», оказываются реализованными все топы этого перечня, и только их совокупность раскрывает то, что лежит даже за отдельным словом, в ходе опознания (идентификации) которого формируются лишь частично вербализованные высказывания; параллельно с этим проявляется опора на признаки и признаки признаков, характерные для имплицируемых тем или иным топом связей между некоторыми сущностями, их особенностями и т.д. Актуализация топов происходит через то, что я называю глубинной предикацией (для себя), которая не всегда отвечает системности и нормативности высказываний на поверхностном уровне (для других), поскольку топ – именно связующее звено между мыслью и речью, за его актуализацией может лежать неосознаваемый, но важный для текущего момента признак или признак признака.

 Взаимодействие принципа опоры на признаки и топов, через механизм глубинной предикации направляющих навигацию по сети, можно, как мне представляется, считать одной из универсальных особенностей естественного семиозиса.

Моделирование процесса навигации в живом поликодовом гипертексте

Один из моментов актуализации множественных связей в сети отображается спиралевидной моделью идентификации слова и понимания текста, вербально описанной мною в 1988 г., представленной в виде рисунка в 1999 г. (воспроизведено: [3: 168] и приведённой здесь на рис. 1. Ныне требуется замена обозначения «картина мира» на «образ мира», ибо за это время произошло размежевание терминов «языковая картина мира» и «образ мира как достояние индивида». Эта схема помогает: (1) акцентировать внимание на преломлении всего, что входит в сферу деятельности субъекта, через имеющийся у него образ мира; (2) показать постоянное воздействие факторов внешнего и внутреннего контекста;  (3) отобразить взаимосвязь опоры на прошлый опыт и прогнозирования последующего развития ситуации (по линиям языковых и энциклопедических знаний,  вероятных / невозможных  следствий из тех и других); (4) указать на возможность различной «глубины» раскрутки гипотетической спирали, достаточной для решения некоторой задачи, например, для достижения консенсуса при общении через выход на уровень «достаточного семиозиса»); (5)  подчеркнуть (посредством изображения ряда горизонтальных плоскостей – условных «срезов» того или иного этапа рассматриваемого процесса) наличие множественных вероятных связей на любом уровне глубины процесса идентификации слова (см. стрелки на примерах таких плоскостей).

Рис. 1. Спиралевидная модель идентификации слова и понимания текста [3: 168]

Эта модель была далее модифицирована моими учениками. Так, Н.И. Курганова [5] установила, что направление актуализации связей при «раскрутке спирали» у носителей разных языков и культур может быть связано с приоритетным выбором: а) генеральной стратегии идентификации слова – рационально-аналитической или эмоционально-оценочной; б) уровней осмысления информации – ситуативно-образного и понятийно-логического; на этой основе разработана процессуальная модель выхода на образ мира (см. рис.2), уточняющая возможную вариативность «угла» раскрутки спирали на любом «срезе» моей спиралевидной модели в зависимости от лингвокультурных предпочтений.  

Рис. 2. Процессуальная модель выхода на образ мира [6: 253]

Принцип гипертекста представляется мне познавательной универсалией, различные проявления которой описываются в лингвистике через понятия пресуппозиции, импликации, метафоры, выводного знания и т.п. Дальнейшее развитие концепции живого поликодового  гипертекста ведётся по линии её сопоставления с имеющимися в мировой науке моделями структуры ментального лексикона человека.

 

Литература:

  1. Жинкин Н.И. Речь как проводник информации. М., 1982. 157 с.
  2. Залевская А.А. Психолингвистические исследования: Слово. Текст: Избранные труды.  Москва, 2005. 542 с.
  3. Залевская А.А. Введение в психолингвистику. 2-е изд.  Москва, 2007. 560 с.
  4. Залевская А.А. Значение слова и метафора «живой поликодовый гипертекст» // XXXI Международная научно-практическая конференция «Пути преодоления кризисных явлений в педагогике, психологии и языкознании» / URL: gisap.eu/ru/node/13717/
  5. Курганова Н.И. Смысловое поле при моделировании значения слова. Мурманск, 2012. 296 с.
  6. Садикова В.А. Топика: история, теория, практика. Тверь, 2009. 188 с.
0
Ваша оценка: Нет Средняя: 8.9 (18 голосов)
Комментарии: 16

Klymenyuk Vladyslava

Уважаемая Александра Александровна! Ваш доклад поражает своей масштабностью, глубинным пониманием и комплексным видением сложнейших проблем психолингвистики. Значение настоящей работы для развития науки неоспоримо. Хотелось бы отдельно отметить, что уточнение/замена/разграничение Вами отдельных терминов в докладе, а также детальные ответы на заданные участниками конференции вопросы - свидетельство высокой профессиональной квалификации автора-ученого-педагога. Я также хочу поблагодарить Вас за Ваши доброжелательные отзывы и конструктивные рекомендации всем участникам дискуссии. С глубоким уважением, Владислава Клименюк.

Sametova Fauziya Toleushaihovna

я восхищаюсь Вашим филологическим талантом !

Gumeniuk Tamara

Уважаемая Александра! Большое спасибо за такой насыщенный и весьма интересный доклад о понимании текста. Желаю Вам дальнейших успехов у филологии!

Хамзе Димитрина

Многоуважаемая Александра! Душевно благодарю за великолепный доклад! Столь насыщенное и солидное исследование!!! С глубоким уважением и сердечностью! Димитрина

Залевская Александра Александровна

Многоуважаемые коллеги! Прежде всего приношу извинения за то, что не имела возможности сразу отвечать на каждое сообщение!!!! Всем огромное спасибо! Ваши вопросы мне очень важны, они помогают многое осмыслить и идти дальше. Сначала продолжаю разговор с Ольгой Алексеевной Карамалак. Конечно, мультимодальный, Вы совершенно правы. именно так надо говорить. На самом деле, говоря о поликодовости, которую я понимаю очень широко, стремлюсь акцентировать элемент "поли", имея в виду, что задействуются продукты переработки перцептивного, когнитивного и эмоционально-оценочного опыта. Кроме того, мне представляется, что характеристики кода, которые Вы так четко определили, далеко не всегда принимаются во внимание теми, кто говорит о поликодовых текстах как таковых: имеется в виду, что поликодовый текст включает как письменные, так и картинные фрагменты (в электронном поликодовом тексте добавляется мультимедийный компонент. Таким образом, я фактически шла по тому же пути, хотя в сегодняшней ситуации требуется большая точность в использовании названных терминов со всеми их "коннотациями". Еще раз спасибо, буду внимательнее. Теперь очень важный вопрос Елены Косых (прошу прощения, не было времени выяснить Ваше отчество). Уточняю: любая модель по умолчанию представляет некоторое принципиально важное состояние, отношение и т.д. Спиралевидная модель идентификации слова и понимания текста иллюстрирует принцип опоры индивида на имеющиеся у него многообразные знания и переживания. Думаю, что универсальными являются такие моменты, как "раскручивание" спирали в прошлый опыт и в прогнозирование, различия в глубине "раскрутки" в зависимости от условий текущего момента ("для меня - здесь - сейчас"), взаимодействие языковых и энциклопедических знаний, знаний и переживаний и т.д. Несомненно, что при этом проявляются специфичные для разных языков и культур особенности, в том числе способы категоризации, предпочитаемые в культуре и актуальные для нее типичные примеры категорий, признаки и признаки признаков объектов, ситуаций и т.п., это, в частности, показано в модели Нины Ивановны Кургановой, см. рис. 2. Что касается онтогенеза, то опора происходит прежде всего на довербальный опыт и на все расширяющиеся возможности увязывания его с языковыми именованиями, но сам принцип опоры на то и другое формируется в соответствии с работой психофизиологических механизмов человека, выработанных в филогенезе и обязательно подвергающих все воспринимаемое обработке через посредство процессов анализа, синтеза, сравнения и классификации. В совместной со взрослыми деятельности ребенок познает мир, усваивает закономерности и особенности естественного и социального окружения через призму передаваемых ему способов "видения" мира соответствующей культурой. Относительно возможной или требуемой "глубины" раскрутки гипотетической спирали: можно попытаться вспомнить кокой-нибудь случай из Вашей жизни, когда Вам первоначально показалось, что Вы хорошо понимаете собеседника, но далее по ходу разговора выяснилось, что оба имели в виду различающиеся качества, свойства, функции и т.д. именуемого объекта, прогнозируя различающиеся направления развития ситуации, но выясняется, что надо было "копать глубже" для нахождения общей платформы для взаимопонимания. Теперь ответ Эльвире Денисовой (тоже прошу прощения - не знаю отчества) о производных словах. По моим наблюдениям, идентификация производного слова дает просто замечательные примеры опоры на отдельные его составляющие, нередко с неверным членением. В зависимости от выделенной опоры, "раскрутка" спирали может идти разными путями и сопровождаться различающимися эмоционально-оценочными переживаниями. Примеры - ложная этимология, неверная мотивированность значений редких или устаревших слов; особенно интересные случаи обнаруживаются в экспериментах, связанных с внутренней формой иноязычных слов - такое получаем, что нарочно не придумаешь... как бы то ни было, принцип идентификации остается прежним: поиск опоры в прежнем опыте для прогнозирования развития ситуации ("по вертикали") и установление множественных связей на определенном уровне "раскрутки" спирали. Всем сердечное спасибо и пожелание успехов в Ваших начных изысканиях! Александра Александровна

Косых Елена Анатольевна

Глубокоуважаемая Александра Александровна! Спасибо за глубокий и подробный доклад! Проблема связи языка и мышления, речепорождения для меня очень актуальны. Скажите пожалуйста, будет ли меняться ось модели, спираль (количество витков), сама модель в зависимости от типа языка? Ментальности/культуры? Гендерности? Возраста? Возможно ли, что в онтогенезе речи спираль будет выглядеть по другому? Ваш термин "живой поликодовый гипретекст" и дискурс соотносимы? Спасибо! Извините за столько вопросов! Елена Косых.

Денисова Эльвира Степановна

Уважаемая Александра Александровна! Прочитала Вашу работу и, как и все коллеги, восхищена Вашим видением таких интересных и одновременно сложных для психолингвистики проблем, рассматриваемых в широком контексте ассоциативного и лингвокультурологического направлений анализа. Развитие концепции живого поликодового гипертекста, несомненно, еще одна большая веха в истории развития не только российской, но и мировой психолингвистики. И, пользуясь таким редким случаем, хотела бы задать Вам вопрос. В своих ранних работах, посвященных ментальному лексикону, Вы отмечаете, что вербальным проявлением сознания как своеобразного «достояния» индивида является производное слово, рассматриваемое Вами в аспекте ментальных способов его хранения, извлечения и функционирования. Значимость подобного выбора связана прежде всего с такой системной особенностью структуры деривата, как полиморфемность, что позволяет словообразовательной форме производных знаков выделять индивидуальные словарные ниши в структуре внутреннего лексикона, осуществлять к нему доступ на первоначальном этапе формирования ментальных репрезентаций, а также, при морфонологических модификациях знака, определять взаимосвязь с другими единицами ментальной системы. То есть деривационный уровень представляется в Ваших работах (и в работах Ваших последователей - Светланы Ивановны Тогоевой, Татьяны Юрьевны Сазоновой) в качестве одного из механизмов внутренней организации лексикона, функции которого определимы исходя из актуализации его единиц в процессе кодирования / декодирования речевого сообщения. В работах последнего времени (в том числе и в представленной на этой конференции), Вы пишите о слове вообще. Значит ли это, что моделирование процесса навигации в поликодовом гипертексте применимо к любому, без относительно к его словообразовательным характеристикам, слову? Заранее благодарна Вам за ответ. С уважением, Денисова Эльвира (Кемерово).

Парзулова, Марияна, Христова

Уважаемая Александра Александровна! Спасибо за углубленный и ценный доклад. Спасибо и за иллюстративный материал, которы? доказывает еще раз масштабность большого ученого. Марияна Парзулова

Жоламанова Елена

Глубокоуважаемая Александра Александровна! В Вашей статье затрагиваются вечные вопросы теоретической лингвистики - о связи языка, мышления и сознания. Данные ассоциативных экспериментов, проведенных Вами, позволяют пролить свет на сложные процессы речемыслительной деятельности человека. Богатый, насыщенный метаязык Вашего доклада, высокая степень абстракции в изложении генеральной идеи вызывают восхищение. Искренне желаю Вам дальнейшей плодотворной работы. Елена Жоламанова

Жданова Любовь

Автор приводит результаты исследования в области понимания текста. В статье говорится о многоуровниевом понимании гипертекста. Интересная большая работа ученого.

Залевская Александра Александровна

Большое спасибо!

Lee Valentin Sergeevich

Глубокоуважаемая Александра Александровна, с огромным интересом прочитал Вашу статью, а в памяти еще свежи впечатления о предыдущей Вашей работе в рамках настоящего проекта (о "живом поликодовом гипертексте"). Поражает масштабность и глубина мысли, позволяющие понять и объяснить механизмы речемыслительной деятельности. Удачным считаю использование понятия навигации (это не метафора, а точная дефиниция). Хочу в дальнейшем в своих лекциях использовать понятие внутренней предикации (в Вашей интерпретации), подумать о терминологическом разграничении выражений "картина мира" и "образ мира". К Вашей статье я еще вернусь в неторопливой ситуации. А сейчас хочу сказать Вам огромное спасибо за масштабную по проблематике работу и пожелать Вам новых успехов во всем. Ваш коллега из Алма-Аты, где Вас помнят и любят, Валентин Сергеевич Ли.

Залевская Александра Александровна

Валентин Сергеевич, приветствую Вас! Огромное спасибо за Ваш комментарий, которому я очень рада, - всегда немножко сомневаюсь в правомерности тех или иных суждений, особенно формулировок, которыми далеко не всегда удается донести до других свои убеждения и переживания... Сейчас перейду к Вашему докладу, я его только просмотрела, но увидела много интересного для меня самой, так что разговор продолжится в другом месте. Еще рас спасибо. Александра Александровна

Карамалак Ольга Алексеевна

Глубокоуважаемая Александра Александровна, спасибо за интересную статью. Я очень высокого мнения о Ваших трудах, психолингвистических исследованиях, посвященным вопросам понимания текста и проблемам лексикона человека. В данной статье хотелось бы отметить современный подход к языку как адаптивной деятельности к естественной и социальной среде, которому я тоже придерживаюсь. В Вашей статье Вы пишите, что знание "распределено" между носителями языка/культуры. О распределенности когниции говорят так же А.В. Кравченко (Иркутск), S.Cowely, P. Thibault и др. в более широком смысле слова. Существует международная ассоциация Distributed Language Group, которая возможно заинтересует Вас, ее возможно найти по интернету. Однако, ученые данного направления отрицают постулат традиционной лингвистики о том, что язык - это код, а коммуникация - передача информации. Язык это взаимодействие на всех уровнях, диалогический подход М. Бахтина. А информация понимается, вслед за У. Матурана, как встраивание организма в среду, при котором он становится информированным. Это не обмен, а вовлечение другого в сферу взаимодействий с целью оказать на этого человека ориентирующее воздействие. При таком понимании, если нет никакого кода, то нет и самого лексикона, это лишь нейронные импульсы нашего взаимодействия с окружающими как аспектами среды, то есть опыт взаимодействий (образ + вербальные и экстралингвистические составляющие). Хотелось бы услышать Ваше мнение по этому поводу. С уважением, Карамалак Ольга Алексеевна

Залевская Александра Александровна

Многоуважаемая Ольга Алексеевна! Огромное спасибо Вам за такую высокую оценку моих работ! Спасибо и за сделанные Вами рекомендации!!! На самом деле я давно уже в курсе событий, даже есть работа, опубликованная параллельно со статьей С.Д. Коули в "Studia linguistica cognitiva" (под ред. А.В. Кравченко, 2009). Кое-что из идей Distributed Language Group я принимаю, но в некоторых случаях не могу согласиться с максимализмом, начисто отрицающим то, что было ранее. Кратко отвечу на Ваши вопросы в плане уточнения моего собственного понимания некоторых терминов, используемых названной группой . Начну с понятия embedded language / congnition.Думаю, что об этом уже давным -давно говорил И.М. Сеченов: в доязыковом опыте ребенка закладываются те "чувственные конкреты", без которых не могут образовываться обобщения разных степеней (Сеченов называл их "мысленными абстрактами". Российские языковеды и психологи также указывали на роль чувственного опыта в познании, говорили о необходимости "освежения" абстракций через возвращение к исходным чувственным образам. О чувственных корнях познания говорили А.А. Потебня, И.А. Бодуэн де Куртенэ, Л.С. Выготский, А.Р. Лурия, А.Н. Леонтьев, А.А. Леонтьев и др. (подробный обзор содержится в мой книге "Двойная жизнь значения слова: теоретическое и экспериментальное исследование.Saarbrucken: Palmarium Academic Publishing, 2012). Иначе говоря, речь идет о целостном человеке, который воспринимает окружающий мир через переработку перцептивного, когнитивного и эмоционально-оценочного опыта при взаимодействии тела и разума. Это происходит в соответствии с закономерностями работы психофизиологических механизмов, выработанных в филогенезе человека как представителя вида. Но этот "представитель вида" к тому же еще и личность, включенная в определенные социальные взаимодействия. И вот тут-то оказываются полезными понятия "разделяемого знания" и "распределенного знания / познания". Что такое разделяемое знание? Это то, что обеспечивает взаимопонимание на разных уровнях (вплоть до международных взаимодействий). Это то, что позволяет нам через "намеки" посредством речи решать "плохо сформулированные задачи" на основе "расплывчатых множеств". Вот почему А.А. Потебня говорил: "Всякое понимание есть также и непонимание..." Мы понимаем друг друга настолько, насколько нам позволяет это самое разделяемое нами знание. Это прямо связано с двойной жизнью значений: разделяемый инвариант значения фиксируется в словарях и сохраняется в культуре, в то время как обращенная к индивиду ипостась значения может в значительной мере различаться - настолько, насколько различаются наш опыт познания мира, пережитые ситуации, личностные приоритеты и многое другое. Важно только то, что мы все-таки ухитряемся выйти на уровень "достаточного семиозиса" - на удовлетворяющих коммуникантов инвариант. Распределенное познание -реальность, которую мы просто не замечаем. Мы пользуемся способами адаптации к естественному и социальному миру, выработанными в культуре и передаваемыми от поколения к поколению, а в последнее время, благодаря мощному рывку в развитии новых информационных технологий, оказываемся способными с затратой минимума усилий пользоваться продуктами деятельности людей из разных частей света... Так я это понимаю, но никому не навязываю именно эту трактовку. Теперь к вопросу о кодах и лексиконе. Я остаюсь верна идеям моего главного УЧИТЕЛЯ Николая Ивановича Жинкина, говорившего о кодах и кодовых переходах во внутренней речи. Вполне естественно, что используется метафора, которую не следует понимать буквально. Речь идет о множестве процессов и их продуктов, без которых никакого познания, взаимопонимания, как и адаптации к окружающему миру, не могло бы быть. Важен не термин ("код" или что-то иное), существенным является признание чрезвычайной сложности тех психофизиологических процессов и их промежуточных и конечных продуктов, зависящих от сложного взаимодействия комплекса внешних и внутренних факторов, соотношения случайного и закономерного и мн.др. Отсюда вытекает и моя трактовка специфики лексикона как достояния пользующегося языком человека. К сожалению, оказалось весьма устойчивым представление и том, что слова, якобы, хранятся в памяти человека во всех их формах и значениях, т.е. так, как это описано в словарях. Замечу, что такое представление еще А.А. Потебня называл предрассудком. Он сравнивал слово в словаре с растением в гербарии, лишенным того, что свойственно живому цветку. Тот мультимодальный (поликодовый) гипертекст, о котором говорится в обсуждаемом на этой конференции докладе, как раз и отражает мои представления о том, что лежит за словом у индивида: это огромная сеть связей, активизируемая на разных уровнях осознаваемости и обеспечивающая эффект эмерджентности как акт переживания понятого; это тот самый "фон" знаний о мире, о возможных ситуациях, признаках и т.д.,без которых слова остаются "пустыми звуками" или непонятными цепочками каких-то закорючек (графем, иероглифов и т.д.). Возможно, я не на все вопросы ответила? Еще раз спасибо за такое интересное для меня общение! Александра аЛександровна

Карамалак Ольга Алексеевна

Глубокоуважаемая Александра Александровна, Огромное спасибо за такой исчерпывающий и очень интересный ответ. Я очень рада и ценю, что есть возможность с Вами общаться в рамках данной конференции. Я вспомнила, что читала Вашу статью в сборнике Studia linguistica Cognitiva "Проблема тело-разум в трактовке Дамазио. После этого я была так заинтересована, что, будучи в США, приобрела его книгу "The feeling of what happens", которую считаю очень увлекательной. Что касается терминологии, то, я думаю, что участники DLG полностью бы согласились с "мультимодальным гипертекстом", однако "поликодовый" вызвало бы массу вопросов. Кодовость предполагает последовательность, логичность, механичность, возможность создания подобного кода, т. е. искусственного разума, что идет в разрез с естественной биологической и социальной природой языка. Еще раз спасибо за доклад и комментарии. Желаю Вам здоровья, хороших последователей и продолжать развивать российскую науку в сфере филологии! С уважением, Карамалак Ольга
Комментарии: 16

Klymenyuk Vladyslava

Уважаемая Александра Александровна! Ваш доклад поражает своей масштабностью, глубинным пониманием и комплексным видением сложнейших проблем психолингвистики. Значение настоящей работы для развития науки неоспоримо. Хотелось бы отдельно отметить, что уточнение/замена/разграничение Вами отдельных терминов в докладе, а также детальные ответы на заданные участниками конференции вопросы - свидетельство высокой профессиональной квалификации автора-ученого-педагога. Я также хочу поблагодарить Вас за Ваши доброжелательные отзывы и конструктивные рекомендации всем участникам дискуссии. С глубоким уважением, Владислава Клименюк.

Sametova Fauziya Toleushaihovna

я восхищаюсь Вашим филологическим талантом !

Gumeniuk Tamara

Уважаемая Александра! Большое спасибо за такой насыщенный и весьма интересный доклад о понимании текста. Желаю Вам дальнейших успехов у филологии!

Хамзе Димитрина

Многоуважаемая Александра! Душевно благодарю за великолепный доклад! Столь насыщенное и солидное исследование!!! С глубоким уважением и сердечностью! Димитрина

Залевская Александра Александровна

Многоуважаемые коллеги! Прежде всего приношу извинения за то, что не имела возможности сразу отвечать на каждое сообщение!!!! Всем огромное спасибо! Ваши вопросы мне очень важны, они помогают многое осмыслить и идти дальше. Сначала продолжаю разговор с Ольгой Алексеевной Карамалак. Конечно, мультимодальный, Вы совершенно правы. именно так надо говорить. На самом деле, говоря о поликодовости, которую я понимаю очень широко, стремлюсь акцентировать элемент "поли", имея в виду, что задействуются продукты переработки перцептивного, когнитивного и эмоционально-оценочного опыта. Кроме того, мне представляется, что характеристики кода, которые Вы так четко определили, далеко не всегда принимаются во внимание теми, кто говорит о поликодовых текстах как таковых: имеется в виду, что поликодовый текст включает как письменные, так и картинные фрагменты (в электронном поликодовом тексте добавляется мультимедийный компонент. Таким образом, я фактически шла по тому же пути, хотя в сегодняшней ситуации требуется большая точность в использовании названных терминов со всеми их "коннотациями". Еще раз спасибо, буду внимательнее. Теперь очень важный вопрос Елены Косых (прошу прощения, не было времени выяснить Ваше отчество). Уточняю: любая модель по умолчанию представляет некоторое принципиально важное состояние, отношение и т.д. Спиралевидная модель идентификации слова и понимания текста иллюстрирует принцип опоры индивида на имеющиеся у него многообразные знания и переживания. Думаю, что универсальными являются такие моменты, как "раскручивание" спирали в прошлый опыт и в прогнозирование, различия в глубине "раскрутки" в зависимости от условий текущего момента ("для меня - здесь - сейчас"), взаимодействие языковых и энциклопедических знаний, знаний и переживаний и т.д. Несомненно, что при этом проявляются специфичные для разных языков и культур особенности, в том числе способы категоризации, предпочитаемые в культуре и актуальные для нее типичные примеры категорий, признаки и признаки признаков объектов, ситуаций и т.п., это, в частности, показано в модели Нины Ивановны Кургановой, см. рис. 2. Что касается онтогенеза, то опора происходит прежде всего на довербальный опыт и на все расширяющиеся возможности увязывания его с языковыми именованиями, но сам принцип опоры на то и другое формируется в соответствии с работой психофизиологических механизмов человека, выработанных в филогенезе и обязательно подвергающих все воспринимаемое обработке через посредство процессов анализа, синтеза, сравнения и классификации. В совместной со взрослыми деятельности ребенок познает мир, усваивает закономерности и особенности естественного и социального окружения через призму передаваемых ему способов "видения" мира соответствующей культурой. Относительно возможной или требуемой "глубины" раскрутки гипотетической спирали: можно попытаться вспомнить кокой-нибудь случай из Вашей жизни, когда Вам первоначально показалось, что Вы хорошо понимаете собеседника, но далее по ходу разговора выяснилось, что оба имели в виду различающиеся качества, свойства, функции и т.д. именуемого объекта, прогнозируя различающиеся направления развития ситуации, но выясняется, что надо было "копать глубже" для нахождения общей платформы для взаимопонимания. Теперь ответ Эльвире Денисовой (тоже прошу прощения - не знаю отчества) о производных словах. По моим наблюдениям, идентификация производного слова дает просто замечательные примеры опоры на отдельные его составляющие, нередко с неверным членением. В зависимости от выделенной опоры, "раскрутка" спирали может идти разными путями и сопровождаться различающимися эмоционально-оценочными переживаниями. Примеры - ложная этимология, неверная мотивированность значений редких или устаревших слов; особенно интересные случаи обнаруживаются в экспериментах, связанных с внутренней формой иноязычных слов - такое получаем, что нарочно не придумаешь... как бы то ни было, принцип идентификации остается прежним: поиск опоры в прежнем опыте для прогнозирования развития ситуации ("по вертикали") и установление множественных связей на определенном уровне "раскрутки" спирали. Всем сердечное спасибо и пожелание успехов в Ваших начных изысканиях! Александра Александровна

Косых Елена Анатольевна

Глубокоуважаемая Александра Александровна! Спасибо за глубокий и подробный доклад! Проблема связи языка и мышления, речепорождения для меня очень актуальны. Скажите пожалуйста, будет ли меняться ось модели, спираль (количество витков), сама модель в зависимости от типа языка? Ментальности/культуры? Гендерности? Возраста? Возможно ли, что в онтогенезе речи спираль будет выглядеть по другому? Ваш термин "живой поликодовый гипретекст" и дискурс соотносимы? Спасибо! Извините за столько вопросов! Елена Косых.

Денисова Эльвира Степановна

Уважаемая Александра Александровна! Прочитала Вашу работу и, как и все коллеги, восхищена Вашим видением таких интересных и одновременно сложных для психолингвистики проблем, рассматриваемых в широком контексте ассоциативного и лингвокультурологического направлений анализа. Развитие концепции живого поликодового гипертекста, несомненно, еще одна большая веха в истории развития не только российской, но и мировой психолингвистики. И, пользуясь таким редким случаем, хотела бы задать Вам вопрос. В своих ранних работах, посвященных ментальному лексикону, Вы отмечаете, что вербальным проявлением сознания как своеобразного «достояния» индивида является производное слово, рассматриваемое Вами в аспекте ментальных способов его хранения, извлечения и функционирования. Значимость подобного выбора связана прежде всего с такой системной особенностью структуры деривата, как полиморфемность, что позволяет словообразовательной форме производных знаков выделять индивидуальные словарные ниши в структуре внутреннего лексикона, осуществлять к нему доступ на первоначальном этапе формирования ментальных репрезентаций, а также, при морфонологических модификациях знака, определять взаимосвязь с другими единицами ментальной системы. То есть деривационный уровень представляется в Ваших работах (и в работах Ваших последователей - Светланы Ивановны Тогоевой, Татьяны Юрьевны Сазоновой) в качестве одного из механизмов внутренней организации лексикона, функции которого определимы исходя из актуализации его единиц в процессе кодирования / декодирования речевого сообщения. В работах последнего времени (в том числе и в представленной на этой конференции), Вы пишите о слове вообще. Значит ли это, что моделирование процесса навигации в поликодовом гипертексте применимо к любому, без относительно к его словообразовательным характеристикам, слову? Заранее благодарна Вам за ответ. С уважением, Денисова Эльвира (Кемерово).

Парзулова, Марияна, Христова

Уважаемая Александра Александровна! Спасибо за углубленный и ценный доклад. Спасибо и за иллюстративный материал, которы? доказывает еще раз масштабность большого ученого. Марияна Парзулова

Жоламанова Елена

Глубокоуважаемая Александра Александровна! В Вашей статье затрагиваются вечные вопросы теоретической лингвистики - о связи языка, мышления и сознания. Данные ассоциативных экспериментов, проведенных Вами, позволяют пролить свет на сложные процессы речемыслительной деятельности человека. Богатый, насыщенный метаязык Вашего доклада, высокая степень абстракции в изложении генеральной идеи вызывают восхищение. Искренне желаю Вам дальнейшей плодотворной работы. Елена Жоламанова

Жданова Любовь

Автор приводит результаты исследования в области понимания текста. В статье говорится о многоуровниевом понимании гипертекста. Интересная большая работа ученого.

Залевская Александра Александровна

Большое спасибо!

Lee Valentin Sergeevich

Глубокоуважаемая Александра Александровна, с огромным интересом прочитал Вашу статью, а в памяти еще свежи впечатления о предыдущей Вашей работе в рамках настоящего проекта (о "живом поликодовом гипертексте"). Поражает масштабность и глубина мысли, позволяющие понять и объяснить механизмы речемыслительной деятельности. Удачным считаю использование понятия навигации (это не метафора, а точная дефиниция). Хочу в дальнейшем в своих лекциях использовать понятие внутренней предикации (в Вашей интерпретации), подумать о терминологическом разграничении выражений "картина мира" и "образ мира". К Вашей статье я еще вернусь в неторопливой ситуации. А сейчас хочу сказать Вам огромное спасибо за масштабную по проблематике работу и пожелать Вам новых успехов во всем. Ваш коллега из Алма-Аты, где Вас помнят и любят, Валентин Сергеевич Ли.

Залевская Александра Александровна

Валентин Сергеевич, приветствую Вас! Огромное спасибо за Ваш комментарий, которому я очень рада, - всегда немножко сомневаюсь в правомерности тех или иных суждений, особенно формулировок, которыми далеко не всегда удается донести до других свои убеждения и переживания... Сейчас перейду к Вашему докладу, я его только просмотрела, но увидела много интересного для меня самой, так что разговор продолжится в другом месте. Еще рас спасибо. Александра Александровна

Карамалак Ольга Алексеевна

Глубокоуважаемая Александра Александровна, спасибо за интересную статью. Я очень высокого мнения о Ваших трудах, психолингвистических исследованиях, посвященным вопросам понимания текста и проблемам лексикона человека. В данной статье хотелось бы отметить современный подход к языку как адаптивной деятельности к естественной и социальной среде, которому я тоже придерживаюсь. В Вашей статье Вы пишите, что знание "распределено" между носителями языка/культуры. О распределенности когниции говорят так же А.В. Кравченко (Иркутск), S.Cowely, P. Thibault и др. в более широком смысле слова. Существует международная ассоциация Distributed Language Group, которая возможно заинтересует Вас, ее возможно найти по интернету. Однако, ученые данного направления отрицают постулат традиционной лингвистики о том, что язык - это код, а коммуникация - передача информации. Язык это взаимодействие на всех уровнях, диалогический подход М. Бахтина. А информация понимается, вслед за У. Матурана, как встраивание организма в среду, при котором он становится информированным. Это не обмен, а вовлечение другого в сферу взаимодействий с целью оказать на этого человека ориентирующее воздействие. При таком понимании, если нет никакого кода, то нет и самого лексикона, это лишь нейронные импульсы нашего взаимодействия с окружающими как аспектами среды, то есть опыт взаимодействий (образ + вербальные и экстралингвистические составляющие). Хотелось бы услышать Ваше мнение по этому поводу. С уважением, Карамалак Ольга Алексеевна

Залевская Александра Александровна

Многоуважаемая Ольга Алексеевна! Огромное спасибо Вам за такую высокую оценку моих работ! Спасибо и за сделанные Вами рекомендации!!! На самом деле я давно уже в курсе событий, даже есть работа, опубликованная параллельно со статьей С.Д. Коули в "Studia linguistica cognitiva" (под ред. А.В. Кравченко, 2009). Кое-что из идей Distributed Language Group я принимаю, но в некоторых случаях не могу согласиться с максимализмом, начисто отрицающим то, что было ранее. Кратко отвечу на Ваши вопросы в плане уточнения моего собственного понимания некоторых терминов, используемых названной группой . Начну с понятия embedded language / congnition.Думаю, что об этом уже давным -давно говорил И.М. Сеченов: в доязыковом опыте ребенка закладываются те "чувственные конкреты", без которых не могут образовываться обобщения разных степеней (Сеченов называл их "мысленными абстрактами". Российские языковеды и психологи также указывали на роль чувственного опыта в познании, говорили о необходимости "освежения" абстракций через возвращение к исходным чувственным образам. О чувственных корнях познания говорили А.А. Потебня, И.А. Бодуэн де Куртенэ, Л.С. Выготский, А.Р. Лурия, А.Н. Леонтьев, А.А. Леонтьев и др. (подробный обзор содержится в мой книге "Двойная жизнь значения слова: теоретическое и экспериментальное исследование.Saarbrucken: Palmarium Academic Publishing, 2012). Иначе говоря, речь идет о целостном человеке, который воспринимает окружающий мир через переработку перцептивного, когнитивного и эмоционально-оценочного опыта при взаимодействии тела и разума. Это происходит в соответствии с закономерностями работы психофизиологических механизмов, выработанных в филогенезе человека как представителя вида. Но этот "представитель вида" к тому же еще и личность, включенная в определенные социальные взаимодействия. И вот тут-то оказываются полезными понятия "разделяемого знания" и "распределенного знания / познания". Что такое разделяемое знание? Это то, что обеспечивает взаимопонимание на разных уровнях (вплоть до международных взаимодействий). Это то, что позволяет нам через "намеки" посредством речи решать "плохо сформулированные задачи" на основе "расплывчатых множеств". Вот почему А.А. Потебня говорил: "Всякое понимание есть также и непонимание..." Мы понимаем друг друга настолько, насколько нам позволяет это самое разделяемое нами знание. Это прямо связано с двойной жизнью значений: разделяемый инвариант значения фиксируется в словарях и сохраняется в культуре, в то время как обращенная к индивиду ипостась значения может в значительной мере различаться - настолько, насколько различаются наш опыт познания мира, пережитые ситуации, личностные приоритеты и многое другое. Важно только то, что мы все-таки ухитряемся выйти на уровень "достаточного семиозиса" - на удовлетворяющих коммуникантов инвариант. Распределенное познание -реальность, которую мы просто не замечаем. Мы пользуемся способами адаптации к естественному и социальному миру, выработанными в культуре и передаваемыми от поколения к поколению, а в последнее время, благодаря мощному рывку в развитии новых информационных технологий, оказываемся способными с затратой минимума усилий пользоваться продуктами деятельности людей из разных частей света... Так я это понимаю, но никому не навязываю именно эту трактовку. Теперь к вопросу о кодах и лексиконе. Я остаюсь верна идеям моего главного УЧИТЕЛЯ Николая Ивановича Жинкина, говорившего о кодах и кодовых переходах во внутренней речи. Вполне естественно, что используется метафора, которую не следует понимать буквально. Речь идет о множестве процессов и их продуктов, без которых никакого познания, взаимопонимания, как и адаптации к окружающему миру, не могло бы быть. Важен не термин ("код" или что-то иное), существенным является признание чрезвычайной сложности тех психофизиологических процессов и их промежуточных и конечных продуктов, зависящих от сложного взаимодействия комплекса внешних и внутренних факторов, соотношения случайного и закономерного и мн.др. Отсюда вытекает и моя трактовка специфики лексикона как достояния пользующегося языком человека. К сожалению, оказалось весьма устойчивым представление и том, что слова, якобы, хранятся в памяти человека во всех их формах и значениях, т.е. так, как это описано в словарях. Замечу, что такое представление еще А.А. Потебня называл предрассудком. Он сравнивал слово в словаре с растением в гербарии, лишенным того, что свойственно живому цветку. Тот мультимодальный (поликодовый) гипертекст, о котором говорится в обсуждаемом на этой конференции докладе, как раз и отражает мои представления о том, что лежит за словом у индивида: это огромная сеть связей, активизируемая на разных уровнях осознаваемости и обеспечивающая эффект эмерджентности как акт переживания понятого; это тот самый "фон" знаний о мире, о возможных ситуациях, признаках и т.д.,без которых слова остаются "пустыми звуками" или непонятными цепочками каких-то закорючек (графем, иероглифов и т.д.). Возможно, я не на все вопросы ответила? Еще раз спасибо за такое интересное для меня общение! Александра аЛександровна

Карамалак Ольга Алексеевна

Глубокоуважаемая Александра Александровна, Огромное спасибо за такой исчерпывающий и очень интересный ответ. Я очень рада и ценю, что есть возможность с Вами общаться в рамках данной конференции. Я вспомнила, что читала Вашу статью в сборнике Studia linguistica Cognitiva "Проблема тело-разум в трактовке Дамазио. После этого я была так заинтересована, что, будучи в США, приобрела его книгу "The feeling of what happens", которую считаю очень увлекательной. Что касается терминологии, то, я думаю, что участники DLG полностью бы согласились с "мультимодальным гипертекстом", однако "поликодовый" вызвало бы массу вопросов. Кодовость предполагает последовательность, логичность, механичность, возможность создания подобного кода, т. е. искусственного разума, что идет в разрез с естественной биологической и социальной природой языка. Еще раз спасибо за доклад и комментарии. Желаю Вам здоровья, хороших последователей и продолжать развивать российскую науку в сфере филологии! С уважением, Карамалак Ольга
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.