facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

ИСТОЧНИКИ ПРАВОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ НАНОТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ И НАНОПРОИЗВОДСТВ В РОССИИ (1991-2010 гг.)

ИСТОЧНИКИ ПРАВОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ НАНОТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ И НАНОПРОИЗВОДСТВ В РОССИИ (1991-2010 гг.)ИСТОЧНИКИ ПРАВОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ НАНОТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ И НАНОПРОИЗВОДСТВ В РОССИИ (1991-2010 гг.)
Teymur Zul’fugarzade, кандидат юридических наук, профессор

Российский Экономический Университет им. Г.В. Плеханова, Россия

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Россия";

Открытое Европейско-Азиатское первенство по научной аналитике;

УДК342.9

В работе исследуются основные исторические этапы эволюции формирования базовых приоритетов государственной инновационной политики Российской Федерации в сфере развития нанотехнологических исследований (1991-2010 гг.)

Ключевые слова: право, наука, история, эволюция, политика, техника, нанотехнологии, нано-исследования, нанопроизводства и распространения наноматериалов, нанопродукция, наноиндустрия

The paper analyzes the main historical stages of evolution of formation of base priorities of the state innovative policy of the Russian Federation in the sphere of development of nanotechnological researches (1991-2010).

Keywords: law, science, history, evolution, policy, equipment, nanotechnologies, nano-researches, nanoproductions and distributions of nanomaterials, nanoproduction, a nanoindustry.

 

Как отмечалось ранее[1], первые попытки введения регулятивных основ инновационно-нанотехнологической деятельности в 1990-е годы предпринимались не только за рубежом, но и в Российской Федерации. По нашему мнению, наиболее значимой из них явились попытки выработки российской государственной политики в инновационной сфере, заложившие надежный «фундамент в основание здания» правового обеспечения нанотехнологических исследований, разработок и производств, а также создания в нашей стране наноиндустрии. Так, в частности, наиболее известным примером послужил законопроект № 99029071-2 «Об инновационной деятельности и государственной инновационной политике», редакция которого была принята Государственной Думой Российской Федерации (далее также — РФ) в первом чтении 16 июня 1999 г., но этот законопроект был снят с рассмотрения Государственной Думой РФ постановлением от 21 июня 2001 г. № 1664-III ГД. По этому поводу в заключение Правительства РФ от 14 мая 1999 г. № 2179п-П8[2] на проект федерального закона «Об инновационной деятельности и государственной инновационной политике» было отмечено, что целесообразна доработка законопроекта по ряду важных направлений, а в частности в уточнении роли и функций субъектов РФ в государственном регулировании и стимулировании регионально ориентированной инновационной деятельности в рамках единой государственной инновационной политики.

Еще одним историческим этапом регулирования инноваций и нанотехнологий явился многоцикличный алгоритм определения правил и закрепления объемов финансирования указанных научных направлений. Та, в частности, Российское бюджетное законодательство в редакции 2006 года предоставило возможность государству осуществлять инвестирование (бюджетные инвестиции) в наиболее перспективные для отечественной экономики отрасли. Начиная с середины 2000-х годов в России наметилась тенденция к переводу отечественной экономики на путь инновационного развития. Существенное увеличение расходов Федерального бюджета на государственные инвестиции в 2006 г. позволило экспертам назвать бюджет 2006 г. «бюджетом развития»[3]. Инновационным отличием бюджета 2006 г. стало создание инвестиционного фонда в размере 69,7 млрд руб. (0,2% ВВП), средства которого были направлены на обеспечение механизмов господдержки крупных инфраструктурных проектов, например, в сфере строительства, развития транспортной отрасли и др.[4]

В соответствии с данными, приведенными в проекте программы развития в Российской Федерации работ в области нанотехнологий и наноматериалов до 2015 года[5], развитие нанотехнологий в рассматриваемый в работе временной период было стимулировано разработкой полупроводниковых наноструктур, выращиваемых методами молекулярно-пучковой и металлоорганической эпитаксии, и созданием на их основе принципиально новых приборов и устройств электроники и оптоэлектроники, широко используемых сейчас в системах хранения, передачи и обработки информации, а также генной инженерии, материаловедении, (поверхностное упрочение, фуллерены, катализаторы, мембраны).

Использование в нанотехнологии передовых научных результатов позволило отнести ее к высоким технологиям. Нанотехнология стала считаться следующим логическим шагом развития электроники и других наукоёмких производств, вследствие чего отношения в сфере разработки и использования нанотехнологий регулируются международно-правовыми и национальными правовыми актами соответствующих государств, а на исследования в сфере нанотехнологий в США, странах Евросоюза, Китае, Японии, Южной Корее, России, в исследуемый исторический период начали выделяться весьма значительные ассигнования.

За минувшие более чем два десятилетия словосочетания «инновация», «инновационный продукт», «инновационная деятельность» получил свое юридическое закрепление в более чем 1800 нормативных правовых актах федерального уровня, включая Федеральные законы, Постановления Правительства Российской Федерации; нормативные правовые акты (постановления, инструкции и распоряжения), определяющие статус органов исполнительной власти в сфере инновационной деятельности, касающиеся локальных вопросов о порядке предоставления статистической информации.

В 2004 г. был разработан и утвержден Межгосударственный стандарт «Инновационная деятельность. Термины и определения».

В ряде субъектов Российской Федерации (Москва, Алтайский край, Свердловская область, Самарская область, Смоленская область, Тюменская область, Ямало-Ненецкий автономный округ) в соответствии с полномочиям органов государственной власти субъектов федерации в сфере научной и научно-технической деятельностиприняты законы «Об инновационный деятельности».

Направления государственного регулирования и поддержки инновационной деятельности, изложенные в виде концепции в Основных направлениях политики Российской Федерации в области развития инновационной системы на период до 2010 года утвержденные Правительством Российской Федерации 5 августа 2005 г. № 2473п-П7 последовательно нашли свое отражение в федеральных и региональных нормативных актах.

Однако патернализм в поведении государственных и региональных институтов по отношению к субъектам инновационной деятельности практически начал блокировать реализацию положений Основных направлений. Проявились проблемы в функционировании новых форм хозяйственных обществ, специально предложенных для решения задач развития инновационной деятельности на уровне бюджетных научных и образовательных учреждений. Сомнительной явилась дальнейшая перспектива существования государственных корпораций, как формы развития инновационной деятельности.

Общемировые тенденции модернизации существующих и появление новейших методов решения стратегических задач в странах с интенсивно развивающейся экономикой, практически полный переход в Российской Федерации к рыночным отношениям, нарастающие тенденции нестабильности на мировых и национальных рынках планеты, объективно предопределили необходимость выработки и практической реализации на основе зарубежного опыта современных отечественных методик обеспечения и регулирования перспективных научных, технических, инновационных разработок и технологий, в том числе, нанотехнологий, в наукоемких отраслях отечественной экономики.

Базовые положения, направленные на совершенствование государственной политики в рассматриваемой сфере, впоследствии получили надлежащее закрепление в Федеральных законах «О науке и государственной научно-технической политике»[6], «О статусе наукограда Российской Федерации»[7] и других нормативных правовых актах[8].

Так, например, упомянутый Федеральный закон от 23 августа 1996 г. № 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике» регулирует отношения между субъектами научной и (или) научно-технической деятельности, органами государственной власти и потребителями научной и (или) научно-технической продукции (работ и услуг).

На законодательном уровне были определены полномочия федеральных органов власти и государственных органов власти субъектов Федерации по некоторым вопросам инновационной деятельности, установлен ряд налоговых и иных льгот для организаций и предприятий выполняющих научные исследования и разработки, а также осваивающих новую технику и новые технологии.

Федеральным законом «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд»[9] закреплены общие финансово-экономические и правовые принципы разработки и осуществления федеральных, региональных и муниципальных программ, в том числе и программ по реализации научно-технических разработок.

В этой связи полагаем важным отметить, в частности, федеральные законы «О Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом»[10], предусматривающий развитие инновационных технологий ядерного оружейного комплекса России, а также «О Российской корпорации нанотехнологий»[11], которая в настоящее время преобразована в открыто акционерное общество, закреплявший, в том числе, принципы реализации таких специфических видов инновационных технологий, как нанотехнологии. Регулирование отдельных вопросов инновационной деятельности на федеральном уровне осуществляется также указами Президента Российской Федерации[12], постановлениями Правительства Российской Федерации[13], действующими постановлениями и распоряжениями Верховного Совета Российской Федерации[14]. В соответствии с вышеперечисленными правовыми документами были изданы и введены в силу, на региональном уровне, нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, на местном — муниципальные правовые акты.

В частности, основными принципами отечественной инновационной деятельности являются: повышение качества жизни населения; признание приоритетного значения инновационной деятельности для развития производства продукции; обеспечение экологической безопасности; концентрация ресурсов на освоении и распространении базисных инноваций; рациональное и сбалансированное развитие техники и технологий, применяемых в производственных, научных, социально-экономических целях, в интересах обороны и безопасности Российской Федерации; развитие и внедрение новейших технологий, в том числе, нанотехнологий и нанопроизводств, включая построение отечественной наноиндустрии, а также равноправное и взаимовыгодное международное сотрудничество.

В России на сегодняшний день только 1% инвестиций идет на финансирование проектов в сфере высоких технологий[15]. В основном финансируются отрасли, которые ориентированы только на внутренний рынок (например, пищевая отрасль), а проекты, которые будут эффективны в случае их экспорта за рубеж, обычно не рассматриваются с точки зрения инвестирования.

Полагаем в указанной связи немаловажным отметить, что результативность инвестиционного процесса зависит не только от объемов инвестиций, но и от их эффективности.

Большое количество пробелов в правовом регулировании венчурного инвестирования появилось в налоговой сфере. Применение системы налоговых льгот всегда находится в числе наиболее актуальных вопросов для налогоплательщиков. В Налоговом кодексе Российской Федерации[16] (НК РФ) законодателем предусмотрен ряд норм, которые направлены на стимулирование венчурного инвестирования в целом. Например, в соответствии со ст. 251 НК РФ доходы, которые получены в виде взносов (или вкладов) в уставный капитал (фонд) организации; в виде имущества, полученного налогоплательщиком в рамках целевого финансирования, не учитываются при определении налоговой базы. Также одним из основных методов регулирования инвестиционной деятельности является предоставление инвестиционного налогового кредита. Инвестиционный налоговый кредит (ст. 66 НК РФ) представляет собой изменение срока уплаты налога, при котором организации предоставляется возможность в течение определенного срока и в установленных пределах снижать свои платежи по налогу с последующей постепенной уплатой кредита и начисленных процентов. Инвестиционный налоговый кредит предоставляется организации при наличии оснований, которые закреплены в ст. 67 НК РФ. К этим основаниям относятся, во-первых, проведение этой организацией научно-исследовательских или опытно-конструкторских работ либо технического перевооружения собственного производства, в том числе направленного на создание рабочих мест для инвалидов или защиту окружающей среды от загрязнения промышленными отходами; во-вторых, осуществление этой организацией внедренческой или инновационной деятельности, в том числе создание новых или совершенствование применяемых технологий, создание новых видов сырья или материалов и, в-третьих, выполнение этой организацией особо важного заказа по социально-экономическому развитию региона или предоставление ею особо важных услуг населению.

Вместе с тем в распоряжении Правительства Российской Федерации от 1 июня 2006 г. № 793-р[17] отмечалось, что существенной проблемой налогового законодательства остается недостаточная урегулированность порядка исчисления и уплаты налога на добавленную стоимость по операциям с имуществом, составляющим паевые инвестиционные фонды, в частности недвижимым имуществом и правами на недвижимое имущество. Этот законодательный пробел препятствует развитию закрытых паевых инвестиционных фондов, относящихся к категориям фондов недвижимости и фондов венчурных инвестиций.

В настоящее время отсутствует возможность определения налоговой базы, исчисления суммы налога и уплаты налога по операциям с имуществом, составляющим паевой инвестиционный фонд, отдельно от имущества управляющей компании этого фонда, имущества владельцев инвестиционных паев этого фонда, а также от имущества, составляющего другие паевые инвестиционные фонды. Это означает необходимость определять совокупную налоговую базу по операциям с собственным имуществом управляющей компании и операциям с имуществом, составляющим ее паевые инвестиционные фонды. В результате имущество, составляющее паевой инвестиционный фонд, будет использоваться для уплаты налога на добавленную стоимость по операциям с собственным имуществом управляющей компании или с имуществом, составляющим другие паевые инвестиционные фонды, что противоречит законодательству Российской Федерации об инвестиционных фондах и нарушает права и законные интересы владельцев инвестиционных паев.

Кроме того, в настоящее время не предусмотрена возможность уплаты налога на добавленную стоимость по операциям с имуществом, составляющим паевой инвестиционный фонд, за счет этого имущества. Уплата указанного налога за счет собственного имущества управляющей компании экономически не обоснована и практически невозможна, поскольку суммы подлежащих уплате налогов на добавленную стоимость по операциям с имуществом, составляющим паевые инвестиционные фонды, могут значительно превышать стоимость собственного имущества управляющей компании этих фондов. Для развития добровольных и корпоративных систем пенсионного обеспечения требуется разработать такую модель налогообложения, которая ставила бы указанные системы в равное положение с обязательной системой пенсионного обеспечения.

В большинстве развитых стран законодательные акты, так или иначе касающиеся формы и способов венчурного финансирования, принимаются с целью стимулирования данного вида деятельности через предоставления разного рода налоговых льгот, отсрочек инвесторам и инвестируемым компаниям. Основной целью при создании благоприятного налогового режима для венчурной индустрии является перенос налогового бремени с инвестируемых компаний на инвесторов, но при этом сами фонды и инвесторы также не должны быть объектами избыточного налогообложения.

Сегодня формирование инновационной политики происходит в условиях проведения налоговых реформ. Соответственно, можно сказать, что в системе правового регулирования налогообложения отсутствуют основополагающие положения, которые смогли бы дать необходимый импульс для развития инновационной деятельности путем формирования системы дополнительных налоговых льгот.

Государственное участие в различных схемах, предусматривающих смешанное бюджетно-частное финансирование малых и средних развивающихся компаний, законодательно регламентируется во всех без исключения странах Запада. Государство при этом выступает на равных с частными инвесторами, признавая для себя возможность риска потери инвестиций. Необходимость разработки государственного правового обеспечения смешанного венчурного инвестирования обусловливается тем, что во всех структурах такого типа управление осуществляется профессионалами — частными лицами и компаниями, государственное присутствие выражается в делегировании представителя государства в совет директоров или консультативный совет. Юридические нормы и правила в сфере венчурного инвестирования должны обеспечивать соответствующую степень компенсации за все трудности, связанные с данным видом инвестирования (в частности, длительный срок работы венчурных инвестиций, неопределенность, связанная с перспективой выхода из проинвестированной компании и получением дохода, высокий риск потери и т.д.).

Вместе с тем государство как субъект инвестиционной деятельности выступает и собственником имущества. Управление государственной собственностью является административной, властной деятельностью, но зарубежное законодательство знает исключения из этого правила, например, во Франции государственные денежные средства, инвестируемые в частный сектор экономики, будут находиться в частноправовом режиме. Содержанием этой деятельности могут быть и гражданско-правовые отношения, которые могут являться одной из составляющих государственного регулирования. Организация управления государственной собственностью представляет собой сложную совокупность действий органов государства. Подобный подход к понятию управления государственной собственностью шире традиционного цивилистического и позволяет полнее охарактеризовать имеющие здесь особое значение публично-правовые элементы[18].

Завершая исследование, полагаем необходимым отметить, что в настоящее время конкурентоспособность отечественной экономики определяется абсолютно не обеспеченностью какими-либо физическими ресурсами, но «наличием и развитостью ее инновационного потенциала, который заключается в высоких технологиях, квалифицированной рабочей силе, накопленных нематериальных активах, грамотной долговременной инновационной политике государства…»[19] и иных, не менее важных составляющих экономической результативности.

В исторический период развития России в 1991-2010 гг. были подготовлены, приняты и введены в силу нормативные документы, сформировавшие основы современной государственной политики в сфере инновационных нанотехнологий, находящей все большую поддержку со стороны российского государства на всех властных уровнях; отмечается возрастание заинтересованности и на уровне местных властей. На развитие инноваций и нанотехнологий начали и продолжают выделяться значительные финансовые и материальные средства, в частности, на исследование, разработку и внедрение в промышленность нанотехнологий, из федерального бюджета выделяется средств столько же, сколько на всю остальную науку вместе взятую.

Российское государство, начиная с первых лет своего коренного обновления, предприняло все возможные меры, направленные на создание необходимых условий (регулятивных, финансовых, имущественных и т.п.), способствующих промышленному прогрессу, выходу отечественных технологий на передовые места в мире, что невозможно без заинтересованности российских и зарубежных инвесторов, ученых и производителей. По нашему мнению, начатый в 1991 — 2010 годах процесс совершенствования государственной научно-технической политики позволил сохранить сложившиеся, наиболее значимые научные школы и приступить к созданию и становлению новых научных школ, в первую очередь, ориентированных на инновационное и нанотехнологическое развитие промышленного потенциала нашей страны в таких значимых областях как радиоэлектроника, оборона, медицинское оборудование и др.

 

Литература:

  1. Налоговый кодекс Российской Федерации. Части первая и вторая // СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3824.
  2. Федеральный закон от 23 августа 1996 г. № 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике» // СЗ РФ. 1996. № 35. Ст. 4137.
  3. Федеральный закон от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ “О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд” // Российская газета. 2005. 28 июля.
  4. Заключение Правительства Российской Федерации от 14 мая 1999 г. № 2179п-П8 «На проект федерального закона «Об инновационной деятельности и государственной инновационной политике». — М.: СПС «Консультант Плюс», 2012.
  5. Зульфугарзаде Т.Э. Зарождение и развитие института правового регулирования нанотехнологий (Zul’fugarzade, Teymur, E. OriginandDevelopmentofInstituteofLegalRegulationofNanotechnologies) / XXVII Международная научно-практическая конференция “Экономико-правовые и управленческие методики преодоления социальных кризисов”.28 июня — 6 июля 2012 г. Международная академия наук и высшего образования (МАНВО; Лондон, Великобритания). «Economic and Legal Management Procedures of Overcoming the Social Crisis». Materials digest of the XXVII International Scientific and Practical Conference and the II stage of Championships in Research Analytics in economic sciences and management, juridical sciences. (London, June 28 — July 06, 2012). London: InternationalAcademyofScienceandHigherEducation (IASHE), 2012.
  6. Каржаув А.Т., Фоломьев А.Н. Национальная система венчурного инвестирования. — М.: Экономика, 2006.
  7. Коростышевская Е.М., Николаева Т.П. Инновационный потенциал России и условия его развития // Вестник Санктпетербургского университета. Сер. 5. Вып. 1. 2007.
  8. Основные результаты и направления бюджетной политики в 2007 году и среднесрочной перспективе. Министерство финансов РФ. Москва, сентябрь 2006 г. / Зульфугарзаде Т.Э. Государственный капитализм и наукоемкая экономика / Материалы международной научно-практической интернет-конференции «Государственный капитализм в современной экономике». — М.: Факультет дистанционного обучения ГОУ ВПО «РЭУ им. Г.В. Плеханова», 2011.
  9. Проект программы развития в Российской Федерации работ в области нанотехнологий и наноматериалов до 2015 года / Зульфугарзаде Т.Э. Экономические и правовые особенности науки о нанотехнологиях // Горный информационно-аналитический бюллетень. 2010. № 10.
  10. Талапина Э.В. Вопросы организации управления государственной собственностью // Журнал российского права. 2001. № 3.

 


[1]См.: ЗульфугарзадеТ.Э. Зарождениеиразвитиеинститутаправовогорегулированиянанотехнологий(Zul’fugarzade, Teymur, E. Origin and Development of Institute of Legal Regulation of Nanotechnologies) / XXVII Международнаянаучно-практическаяконференцияЭкономико-правовыеиуправленческиеметодикипреодолениясоциальныхкризисов”.28 июня — 6 июля 2012 г. Международная академия наук и высшего образования (МАНВО; Лондон, Великобритания). «Economic and Legal Management Procedures of Overcoming the Social Crisis». Materials digest of the XXVII International Scientific and Practical Conference and the II stage of Championships in Research Analytics in economic sciences and management, juridical sciences. (London, June 28 — July 06, 2012). London: International Academy of Science and Higher Education (IASHE), 2012. — С. 202 — 204.

[2]Заключение Правительства Российской Федерации от 14 мая 1999 г. № 2179п-П8 «На проект федерального закона «Об инновационной деятельности и государственной инновационной политике». — М.: СПС «Консультант Плюс», 2013.

Данная работа выполнена с использованием справочной правовой системы КонсультантПлюс.

[3]Подробнее см.: Основные результаты и направления бюджетной политики в 2007 году и среднесрочной перспективе. Министерство финансов РФ. Москва, сентябрь 2006 г. / Зульфугарзаде Т.Э. Государственный капитализм и наукоемкая экономика / Материалы международной научно-практической интернет-конференции «Государственный капитализм в современной экономике». — М.: Факультет дистанционного обучения ГОУ ВПО «РЭУ им. Г.В. Плеханова», 2011. — С. 44 — 51.

[4]Общий объем государственных капитальных вложений на 2007 г. составил 508,4 млрд рублей, что в 1,6 раза больше чем в 2006 г.

[5]Подробнее см.: Проект программыtext-align: justify; развития в Российской Федерации работ в области нанотехнологий и наноматериалов до 2015 года / Зульфугарзаде Т.Э.Экономические и правовые особенности науки о нанотехнологиях // Горный информационно-аналитический бюллетень. 2010. № 10. — С. 8 — 9.

[6]Федеральный закон от 23 августа 1996 г. № 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике» (с изм. и доп.) // СЗ РФ. 1996. № 35. Ст. 4137.

[7]Федеральный закон от 7 апреля 1999 г. № 70-ФЗ «О статусе наукограда Российской Федерации» (с изм. и доп.) // СЗ РФ. 1999. № 15. Ст. 1750.

[8]См., напр.: федеральные законы от 21 февраля 1992 г. № 2395-1 «О недрах» (Российская газета. 1992. 5 мая); от 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ “О техническом регулировании” (СЗ РФ. 2002. № 52 (ч. I). Ст. 5140); от 19 июля 2007 г. № 195-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части формирования благоприятных налоговых условий для финансирования инновационной деятельности» (СЗ РФ. 2007. № 31. Ст. 3991) и др.

[9]Федеральный закон от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ “О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд” (с изм. и доп.) // Российская газета. 2005. 28 июля.

[10]Федеральный закон от 1 декабря 2007 г. № 317-Ф3 «О Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» // СЗ РФ. 2007. № 49. Ст. 6078.

[11]Федеральный закон от 19 июля 2007 г. № 139-ФЗ «О Российской корпорации нанотехнологий» // СЗ РФ. 2007. № 30. Ст. 3753.

[12]См., в частн.: указ Президента Российской Федерации от 30 июля 2008 г. № 1144 «О премии Президента Российской Федерации в области науки и инноваций для молодых ученых» // Российская газета. 2008. 1 августа.

[13]См., напр.: постановления Правительства Российской Федерации от 26 декабря 1995 г. № 1288 «О первоочередных мерах по развитию и государственной поддержке инновационной деятельности в промышленности» (СЗ РФ. 1996. № 2. Ст. 119); от 28 июля 2008 г. № 568 «О федеральной целевой программе «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009 — 2013 годы» (СЗ РФ. 2008. № 31. Ст. 3739).

[14]См., напр.: постановление Президиума Верховного Совета Российской Федерации от 12 октября 1992 г. № 3655-I «О Российском инновационно-образовательном центре» (ВСНД РФ. 1992. № 44. Ст. 2506); распоряжение Председателя Верховного Совета Российской Федерации от 7 апреля 1992 г. № 2677 рп-I (ВСНД РФ. 1992. № 17. Ст. 944).

[15]См.: Каржаув А.Т., Фоломьев А.Н. Национальная система венчурного инвестирования. — М.: Экономика, 2006. — С. 239 и след.

[16]Налоговый кодекс Российской Федерации. Части первая и вторая (с изм. и доп.) // СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3824.

[17]Распоряжение Правительства Российской Федерации от 1 июня 2006 г. № 793-р // СЗ РФ. 2006. № 24. Ст. 2620.

[18]Талапина Э.В. Вопросы организации управления государственной собственностью // Журнал российского права. 2001. № 3. — С. 65.

[19]Коростышевская Е.М., Николаева Т.П. Инновационный потенциал России и условия его развития // Вестник Санктпетербургского университета. Сер. 5. Вып. 1. 2007. — С. 34.

0
Ваша оценка: Нет Средняя: 8.8 (4 голоса)
Комментарии: 4

Lebedenko Svetlana

В условиях стремительного формирования информационного пространства данная тема представляет особый интерес. Вопрос о разработке и принятии источников правового регулирования в области нанотехнологий, обеспечении эффективности их применения остается одним из актуальных. Развитие информационных технологий создает уникальные возможности для активного и эффективного развития экономики и политики, государства, общества, гражданина. Однако научно-технические технологии развиваются такими стремительными темпами, что право существенно отстает от его потребностей, и потому многие общественные отношения, действующие в информационной сфере, остаются неурегулированными. Спасибо автору за обращение именно к данной теме, а также за проведенный анализ достаточно широкого перечня нормативного материала в области информационного права. Надеемся на продолжение Вашего исследования, необходимого для дальнейшего совершенствования и развития отношений в сфере нанотехнологий.

Зульфугарзаде Теймур Эльдарович

Благодарю, уважаемая Lana, за Ваш отзыв и пожелания! С уважением, Теймур Зульфугарзаде

Зульфугарзаде Теймур Эльдарович

Благодарю рецензента за столь позитивную, весьма высокую, но при этом взвешенную и многоаспектную оценку предложенной работы. С уважением, Теймур Зульфугарзаде

Даньшин Александр Владимирович

В статье показаны основные этапы становления и формирования в России базовых приоритетов государственной инновационной политики и законодательства в области правового обеспечения нанотехнологических исследований и нанопроизводств, что является обязательным шагом на пути дальнейшего совершенствования национального законодательства в этой области. Особый интерес вызывает предложение автора о необходимости работы по государственно-правовому обеспечению смешанного венчурного инвестирования, а также оригинальный подход к понятию управления государственной собственностью. Работа, несомненно, представляет собой научный и практический интерес и заслуживает самой высокой оценки.
Комментарии: 4

Lebedenko Svetlana

В условиях стремительного формирования информационного пространства данная тема представляет особый интерес. Вопрос о разработке и принятии источников правового регулирования в области нанотехнологий, обеспечении эффективности их применения остается одним из актуальных. Развитие информационных технологий создает уникальные возможности для активного и эффективного развития экономики и политики, государства, общества, гражданина. Однако научно-технические технологии развиваются такими стремительными темпами, что право существенно отстает от его потребностей, и потому многие общественные отношения, действующие в информационной сфере, остаются неурегулированными. Спасибо автору за обращение именно к данной теме, а также за проведенный анализ достаточно широкого перечня нормативного материала в области информационного права. Надеемся на продолжение Вашего исследования, необходимого для дальнейшего совершенствования и развития отношений в сфере нанотехнологий.

Зульфугарзаде Теймур Эльдарович

Благодарю, уважаемая Lana, за Ваш отзыв и пожелания! С уважением, Теймур Зульфугарзаде

Зульфугарзаде Теймур Эльдарович

Благодарю рецензента за столь позитивную, весьма высокую, но при этом взвешенную и многоаспектную оценку предложенной работы. С уважением, Теймур Зульфугарзаде

Даньшин Александр Владимирович

В статье показаны основные этапы становления и формирования в России базовых приоритетов государственной инновационной политики и законодательства в области правового обеспечения нанотехнологических исследований и нанопроизводств, что является обязательным шагом на пути дальнейшего совершенствования национального законодательства в этой области. Особый интерес вызывает предложение автора о необходимости работы по государственно-правовому обеспечению смешанного венчурного инвестирования, а также оригинальный подход к понятию управления государственной собственностью. Работа, несомненно, представляет собой научный и практический интерес и заслуживает самой высокой оценки.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.