facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip

ВЛИЯНИЕ ДИСПЛАЗИИ СОЕДИНИТЕЛЬНОЙ ТКАНИ НА ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЛЕЧЕНИЯ НЕДЕРЖАНИЯ МОЧИ У ЖЕНЩИН С ГИНЕКОЛОГИЧЕСКОЙ ПАТОЛОГИЕЙ

Автор Доклада: 
Железная А.А., Чайка К.В.
Награда: 
ВЛИЯНИЕ ДИСПЛАЗИИ СОЕДИНИТЕЛЬНОЙ ТКАНИ НА ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЛЕЧЕНИЯ НЕДЕРЖАНИЯ МОЧИ У ЖЕНЩИН С ГИНЕКОЛОГИЧЕСКОЙ ПАТОЛОГИЕЙ

УДК 618.3-06:16.61-002

ВЛИЯНИЕ ДИСПЛАЗИИ СОЕДИНИТЕЛЬНОЙ ТКАНИ НА ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЛЕЧЕНИЯ НЕДЕРЖАНИЯ МОЧИ У ЖЕНЩИН С ГИНЕКОЛОГИЧЕСКОЙ ПАТОЛОГИЕЙ

Железная Анна Александровна, канд. мед. наук, доцент 
Чайка Кирилл Владимирович, канд. мед. наук, доцент 
Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького

 

В статье рассмотрена эффективность лечения различных форм недержания мочи (НМ) у пациенток с гинекологической патологией традиционными методами лечения и влияние на эффективность лечения наличие или отсутствие признаков дисплазии соединительной ткани (ДСТ). При ургентном НМ тяжелая дисплазия соединительной ткани составила 22%, а при стрессовом НМ – 25%, при смешанном НМ достоверно чаще встречается тяжелая ДСТ(39%, p<0,01). Полученные данные указывают на то, что при выборе лечебной тактики необходимо рассматривать недержание мочи у женщин как проявление системного процесса, на что указывают патологическая наследственность, фенотипические маркеры ДСТ и сопутствующая экстрагенитальная патология. Высокая неэффективность традиционных методов требует разработки и внедрение лечения с учетом системности поражения ДСТ в зависимости от типа НМ.
Ключевые слова: недержание мочи, дисплазия соединительной ткани, тяжелая дисплазия, эффективность лечения, гинекологическая патология.

The article discusses the effectiveness of treatment of various forms of urinary incontinence (UI) in patients with gynecological pathology by conventional methods of treatment and impact on treatment efficacy presence or absence of a connective tissue dysplasia (CTD). When urgent NM severe dysplasia of the connective tissue was 22%, while the stress UI 25% in the mixed UI significantly more common in heavy CTD (39%, p <0,01). These data indicate that the choice of treatment strategy should be considered urinary incontinence in women as a manifestation of a systemic process, as indicated by pathological heredity, phenotypic markers of CTD and related extragenital pathology. High inefficiency of traditional methods requires the development and implementation of treatment, taking into account the systematic destruction of CTD depending on the type of incontinence.
Keywords: urinary incontinence, connective tissue dysplasia, severe dysplasia, the effectiveness of treatment, gynecological pathology.

Расстройства мочеиспускания и недержание мочи (НМ) у женщин в настоящее время остается серьез¬ной проблемой ввиду недостаточной изученности этипатогенетических звеньев заболевания и отсутствием единого диагностиче¬ского и лечебного алгоритмов. Около 15-20% больных гинеколо¬гического профиля, обращаются за медицинской помощью именно в связи с несогласием мириться с непроизвольной потерей мочи, а по результатам опросов эта цифра значительно больше. Различные формы недержания мочи, в частности при на¬пряжении, императивное и смешанные варианты требует внима¬тельного исследования причин приводящих к некомпетентности механизма удержания мочи.
Основным фактором риска НМ традиционно считается возраст женщины. По данным L. Krofta (1997), НМ имеется у 5—30% женщин старше 60 лет, с увеличением возраста его частота достигает 40% и более. По данным G. Aggazzotti и соавт. (2000), с увеличением возраста от 65 до 95 лет удельный вес пациенток с ИМ возрастает с 26,5 до 73,7%. По мнению многих ав¬торов и в соответствии с данными L.Moller и соавт.(2000), факторами риска возникновения патологических изменений нижних отделов мочевых путей у женщин в возрасте от 40 до 60 лет в основном являются роды, повышенная масса тела, гистерэктомия, использование диуретиков, запоры [1,2,3].
Одной из немаловажной причин тяжести НМ является дисплазия соединительной ткани (ДСТ). Нарушение структуры соединительной ткани имеет прямую связь с развитием НМ, пролапсом тазовых органов и возникновением паравагинальных дефектов. Типы коллагена различны у здоровых женщин и при НМ. Основными факторами риска в развитии инконтиненции считают изменение соединительной ткани в сочетании с одним из перечисленных ниже факторов: беременность, возраст больной и гормональный статус. Ulmsten U. (1997) и соавторы обнаружили, что у женщин со стрессовым НМ имеется 40% снижение общего коллагена в круглой связке и разрезе кожи в сравнении со здоровыми женщинами. Они предполагают, что снижение коллагена приводит к нарушению поддерживающего урогенитального аппарата и уменьшает гипермобильность шейки мочевого пузыря. В этих работах также имеются указания на наличие грыж живота, варикозного расширения вен нижних конечностей и пролапса матки у женщин с НМ. Однако данный аспект проблемы ДСТ изучен недостаточно. Частота единичных внешних фенотипических признаков чрезвычайно высока – у 94 % лиц молодого возраста, распространенность собственно ДСТ – от 13 до 65 % [1].
Проблема расстройств соединительной ткани интенсивно разрабатывается во многих странах (heritable disorders of connective tissue). Сегодня диспластические фенотипы объединены в группу недифференцированных дисплазий соединительной ткани (НДСТ). НДСТ – это яркий пример демонстрации громадных возможностей природы в формировании приспособительных механизмов по выживанию человечества в неблагоприятных условиях [4]. Генетическая обусловленность генитальных нарушений у женщин с НДСТ подтверждается результатами изучения семейного анамнеза. Клиническая манифестация отклонений соматического здоровья и нарушений генеративной функции у ближайших родственников является отображением несостоятельности нейроэндокринной регуляции и снижения общих адаптационных возможностей в организме, а также проявления наследственных дефектов основных регулирующих систем. Выявление факторов риска дисфункций у женщин с недифференцированными «коллагенопатиями», связанных со здоровьем их ближайших родственников, является методологически значимым для прогнозирования у них генитальных нарушений [4,5].
Наличие ДСТ изменили клинические симптомы многих заболеваний и способствуют формированию тяжелых осложнений с вовлечением диспластикозависимых органов. Имеются доказательства участия и факторов внешней среды, дефицита микро-, макроэлементов (магний, цинк, кальций) в развитии НДСТ [5,6,7]. Благодаря многочисленным работам В.М. Яковлева и его учеников за последние 20 лет интерес к ДСТ значительно возрос, определена взаимосвязь соматичекого (в т.ч. эндокринного) и репродуктивного здоровья женщины [6,8].
Однако, несмотря на высокую эффективность хирургических вмешательств, частота рецидивов недержания мочи остается высокой (от 6 до 38%) [9,10]. Кроме того, выполнение оперативного лечения стрессового недержания мочи может сопровождаться рядом серьезных осложнений, таких как ранение мочевого пузыря, уретры, кишечника, сосудов малого таза, обструкция мочевых путей, инфекции мочевых путей, остеомиелит лонных костей, образование спаек в полости малого таза [3,8,9,11].? Вследствие этого усилия урогинекологов, занимающихся данной проблемой, направлены на поиск причин неэффективного лечения и новых малоинвазивных, но эффективных методов лечения НМ.
Целью данной работы было изучение эффективности лечения различных форм недержания мочи у пациенток с гинекологической патологией традиционными методами лечения и влияние на эффективность лечения наличие или отсутствие признаков НДСТ.
Материалы и методы. Нами ретроспективно исследовано 300 пациенток (группа П) с НМ и гинекологической патологией, которым в зависимости от типа НМ применялось традиционное лечение: 100 пациенток с ургентным НМ составили группу ПУ; 100 пациенток с стрессовым НМ – группа ПС; 100 пациенток со смешанным НМ – группа ПСУ. Средний возраст пациенток в группе составил 50,61±0,61 (в группе ПУ – 49,05 ±0,68, в группе ПС – 51,97?1,16, в группе ПСУ – 50,21?1,24). У всех женщин изучен соматический, гинекологиеский, инфектологический анамнез. Фенотипические признаки ДСТ или внешние стигмы дизэмбриогенеза у женщин с НМ оценивались по бальной таблице скрининг-диагностики ДСТ (по А.С.Калмыковой и др., 2005), включающая 38 позиций и оценивающая черепно-лицевой дисморфизм (с оценкой волосяного покрова головы, характер бровей, губ, глаз, полость рта, нос, уши), состояние кожи, туловище, кисти, гипермобильность суставов, стопы, геморрагические симптомы, наличие варикозного расширения вен нижних конечностей. Эффективность лечения определялась по исчезновению симптомов НМ и определения качества жизни.
Результаты и обсуждения. В результате исследования по сумме баллов признаков ДСТ было выделено три степени тяжести у женщин с НМ: легкая, средняя, тяжелая (рис.1). Как видно из рисунка, более чем у половины пациенток диагностирована (?50%) ДСТ средней и тяжелой степени в группе П, а особенно тяжелой степени во всех группах при различных типах НМ. При ургентном НМ тяжелая дисплазия соединительной ткани составила 22%, а при стрессовом НМ – 25%, при смешанном НМ достоверно чаще встречается тяжелая ДСТ(39%, p<0,01).
Синдром соединительно тканной дисплазии – нозологически самостоятельный синдром полигенно-мультифакториальной природы, проявляющаяся внешними фенотипическими признаками соединительно тканной дисплазии в сочетании с диспластическими изменениями соединительной ткани и клинически значимой дисфункцией одного или нескольких органов [4,6]. Дисплазия соединительной ткани – генетически детерминированное заболевание, характеризующееся нарушение развития соединительной ткани в эмбриональном и постнатальном периодах вследствие измененного фибриллогенеза внеклеточного матрикса, приводящее к расстройству гомеостаза на тканевом, органном и организменном уровнях в виде различных морфо-функциональных нарушений висцеральных и локомоторных органов с прогредиентным течением.


Частота соматических заболеваний-маркеров у пациенток с ДСТ значительно выше: заболевания дыхательных путей (бронхит), заболевания сердечно-сосудистой системы (гипертоническая болезнь), грыжи различной локализации, ожирение, варикозная болезнь и поливалентная аллергия, остеохондроз. При изучении фенотипических признаков ДСТ у женщин с НМ по бальной таблице скрининг-диагностики (по А.С.Калмыковой, 2005) наиболее характерными для этих пациенток являются: выраженная венозная сеть, оттопыренные уши, широкое переносье, гиперрастяжимость кожи, приросшие мочки ушей, высокое небо, низкорасположенные маленькие уши, гипертелоризм, пигментные пятна и родинки, слабость мышц живота, нестабильность шейного отдела позвоночника, нарушение осанки.
Особенностью акушерского анамнеза у пациенток с дисплазией соединительной ткани была высокая частота осложненных абортов, угрозы прерывания беременности, оперативные роды (особенно в группе ПС – 66% и ПСУ – 77%, p<0,01), а также высокий травматизм в родах в группах ПС и ПСУ (в целом в группе П травма шейки матки и стенок влагалища составила 52,3 %, травма промежности – 43,3 %, эпизиотомия или перинеотомия - 48 %).
Нами установлено, что выраженность и тяжесть НМ зависит от выраженности проявлений ДС'Г, а также от выраженности ДСТ зависит эффективность лечения. Эффективность традиционной терапии НМ составила 60,3 %. Наблюдалась некоторая вариабельность данного показателя в зависимости от вида НМ.
На наш взгляд, для верификации соединительнотканной дисплазии у больных с НМ достаточно выявить не менее трех клинических признаков. Тем более, что в 100% случаях имеется хотя бы 1 или 2 признака ДСТ у женщин с разными типами НМ и они отнесены нами к легкой степени проявления ДСТ. Имеется взаимосвязь эффективности лечения НМ и степени ДСТ в целом и по группам. При всех типах НМ при тяжелой степени проявления ДСТ высокий процент неэффективности традиционных методов лечения. Так в целом по группе П этот процент составил 73,3 % (pI-III <0,001, pII-III <0,001), в группе ПУ – 63,6 % (pI-III <0,001, pII-III >0,05), в группе ПС – 64,0 % (pI-III <0,01, pII-III >0,05), в группе ПСУ – 84,6 % (pI-III <0,001, pII-III <0,001). Все это свидетельствует о том, что при выборе тактики лечения невозможно не учитывать факт наличия ДСТ в той или другой степени выраженности, т.к. дисплазия соединительной ткани усугубляет тяжесть заболевания и ухудшает процесссы восстановления и заживления при лечении патологии.
Таким образом, полученные данные указывают на то, что при выборе лечебной тактики необходимо рассматривать недержание мочи у женщин как проявление системного процесса, на что указывают патологическая наследственность, фенотипические маркеры ДСТ и сопутствующая экстрагенитальная патология. Высокая неэффективность традиционных методов требует разработки и внедрение лечения с учетом системности поражения ДСТ в зависимости от типа НМ.

Литература:
1. Аполихина И.А., Адикям В.М. Эпидемиологические аспекты недержания мочи // Журн. рос. общества акуш. – гинек. - 2005. – №1. - С.12.
2. БуяноваС.Н., Петрова В. Д., Чечнева М.А. Диагностика и лечение недержания мочи у женщин. // Рос асс акуш-гин. - 2002. - №4. - С.52-61.
3. Кулаков В.И Акушерско-гинекологические факторы риска недержания мочи у женщин // Акуш. и гинек . - 2005. - №3. – С.32
4. Верещагина Г.Н., Донская Л.А., Висковатых М.А., Павлова Д.Ю. Недифференцированная дисплазия соединительной ткани, метаболический синдром и артериальная гипертензия у лиц молодого возраста // Консилиум. -2000.-N1(11).-С. 6-11.
5. Гавалов С.М., Зеленская В.В. Дисморфогенез соединительной ткани и его влияние на течение некоторых хронических заболеваний у детей // Консилиум. - 2000. - N1(11). - С.27-32.
6. Егорова Л.В. Клинико-генеалогические особенности при дисплазии соединительной ткани // Консилиум. - 2000. - N1(11). — С.38-42.
7. Новик А. А., Ионова Т. И. Руководство по исследованию качества жизни в медицине. — СПб.: Издательский Дом «Нева»; М.: «ОЛМА-ПРЕСС Звездный мир», 2002. — 320 с.
8. Попов А. А., Рамазанов М. Р., Славутская О. С. Результаты хирургического лечения недержания мочи при напряжении // Акуш. и гин. — 2003. — №6.— С. 39-41.
9. Серняк Ю.П., Нікітіна О.А. Сучасні погляди на стресове нетримання сечі//Львівський медичний часопис. – 2000. – Т. VI, №3. – С. 79 – 83.
10. Чайка В.К.,Трифонова Е.Ф.,Железная А.А., Холодняк Т.И., Баданов В.Г. Наш опыт лечения недержания мочи у женщин после родов // Медико-социальные проблемы семьи. – 2001. – Т. 6, № 2. – С. 55-56
11. Mawajdeh S. M., Al-Qutob R. J., Fa rag A. M. Prevalence and risk factors of genital prolapse. A multicenter study // Saudi Med. J. — 2003. — Vol. 24 — № 2. — P. 161-165.

6
Ваша оценка: Нет Средняя: 6 (3 голоса)

Уважаемая Анна Александровна!

Уважаемая Анна Александровна! Вы отмечайте,что "факторами риска возникновения патологических изменений нижних отделов мочевых путей у женщин в возрасте от 40 до 60 лет в основном являются роды.." и т.д. Cкажите пожалуйста, имеется ли в виду НМ как осложнение в раннем послеродовом периоде или осложненные роды явились причиной дисплазии ?
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.