facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip

ДЕКОНСТРУКЦИЯ КОНЦЕПЦИИ АНАРХИЗМА В ТЕОРИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Автор Доклада: 
Стабурова Е. Ю.
Награда: 
ДЕКОНСТРУКЦИЯ КОНЦЕПЦИИ АНАРХИЗМА В ТЕОРИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

УДК 303.442.43

ДЕКОНСТРУКЦИЯ КОНЦЕПЦИИ АНАРХИЗМА В ТЕОРИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Стабурова Елена Юрьевна, хабилитированный д-р ист. н., проф.
Рижский университет им. П.Страдыня

 

Данная статья посвящена тому: 1) что подразумевается под анархизмом в теориях международных отношений, 2) каковы истоки этого термина. Гипотеза: концепт анархизма в теориях международных отношений идеологически, географически, исторически и культурно обусловлен, поэтому не может считаться универсальным инструментом исследования. В статье использован дескриптивный, квалитативный метод.
Ключевые слова: анархизм в теориях международных отношений, неореализм, конструктивизм, тропический анархизм.

The article considers: 1) the concept of anarchism in international relations (IR) theories, 2) the empirical roots of the concept. Working hypothesis: the concept of the anarchism in IR ideologically, geographically, historically and culturally conditioned, therefore, should not be regarded as a universal instrument of research. The article takes descriptive, qualitative approach.
Key words: anarchism in international relations (IR) theories, neorealism, constructivism, tropical anarchism.


Тезис о том, что международные отношения изначально анархичны, вот уже более полувека доминирует в теоретических построениях учёных-политологов. Идея анархии лежит в основании реализма, либерализма, неореализма, неолиберализма, теорий международных отношений Британской школы.
Анархичность международных отношений является одним из основополагающих концептов современных теорий внешней политики, к нему неизменно обращаются и авторы учебников для будущих экспертов-политологов, в том числе предназначенных для русскоязычной аудитории. (1; 2)
Похоже, что «мода» на привлечение понятия анархизм в изучение международных отношенияй начилась с вышедшей в 1954 году работы Кеннета Уолтца «Человек, государство и война. Теоретический анализ». Работа открыла эру неореализма в теории международных отношений, отправной точкой которого стало утверждение о том, что международная система по своему характеру анархична.
В политические науки слово анархия пришло из работ антропологов 1930-40-х годов, которые для описания главным образом африканских обществ пользовались термином тропическая анархия. Этот термин был неразрывно связан с представлениями о «примитивных» народах и обществах. (3)
Вместе с концепцией тропического анархизма в теорию международных отношений были привнесены и такие идеи, как изначальное неравенство участников международной системы, из которых одни, «государства» объективно приспособлены для господства и доминирования, другие – негосударства (типа Тропической Африки 19-нач. 20 веков), изначально, в виду неразвитости государства, имеют меньше возможностей бороться за свое существование в анархическом международном пространстве.
Внутри страны главны атрибутом государства К. Уолтц предложил считать иерархию, а на уровне международной системы – способность государства к продвижению своих интересов в условиях анархии, когда каждый борется только за себя. Именно в этой связи он писал: «Мы абстрагируемся от любого атрибута государств за ислючением их способностей (we abstract from every attribute of states except their capabilities)». (4)
К. Уолтц «большие или меньшие способности к выполнению одних и тех же задач (greater or lesser capabilities for performing similar tasks)». (5) провозглашает критерием для определения места «образования» в анархической системе мировой политики. Таким образом, отталкиваясь от концепции анархической системы международных отношений, выстраивается иерархия стран по признаку того, ближе они к примитивным обществам и их отражениям в мировой политике или дальше.
Из социальной же антропологии К. Уолтцем была перенесена идея «ноши белого человека» и его цивилизаторской миссии. Только таким образом обеспечивается мировой поорядок в анархической системе. По его мнению, Соединённые Штаты эту ношу как эстафетную палочку обязаны перенять у бывших колониальных держав: «Англия претендовала на то, что несёт ношу белого человека. Франция заявляла о своей цивилизаторской миссии. В подобном же духе мы [США] говорим, что мы действуем для создания и поддержания мирового порядка (England claimed to bear the white man's burden; France spoke of her mission civilisatrice. In like spirit, we [the USA] say that we act to make and maintain world order) ». (6)
Заимствованное из арсенала просветителей и перешедшее затем в работы западных антропологов понятие «царства природы», в котором якобы живут «нецивилизованные» народы, вошло составной частью в анархическую теорию К. Уолтца. Вошло вместе с присвоенным цивилизаторами правом выводить из природного состояния тех, кто сам не готов к этому. К. Уолтцу принадлежат слова: «Если сила не действует правильно, среди людей или государств, то некий институт или организация должны вмешаться, чтобы вывести их из царства природы (If might does not make right, whether among people or states, then some institution or agency has intervened to lift them Out of nature's realm)». (7)
Продолжающие линию К. Уолтца сторонники наступательного реализма (offensive realists), также исходят из тезиса об анархическом (и следовательно, в их понимании, опасном) международном мире, и поэтому считают, что настоящие государства имеют право и должны стремиться к максимализации своей силы (Джон Миршеймер, Фарид Закария).
В конце 1970-х годов слово анархия стало достоянием Британской школы международных отношений, что ознаменовалось появлением работы Хедли Булла. Правда, он говорил не о системе, а об анархическом обществе государств (society of states), при этом, особо оговаривал, что общество и систему он употребляет в разных смыслах. Международная система в его интерпритации – это не что иное, как государства в их взаимоотношениях между собой. (8) В свою очередь, международное общество, хотя и предваряемое системой, предполагает наличие правил и институций. (9) Х. Булл в своих высказываниях был гораздо осторожнее К. Уолтца, тем не менее, он сохранил концепцию анархии.
Отказавшиеся от реалистической парадигмы конструктивисты, тоже сохранили концепцию анархического устройства международного мира, правда, поставив её «с ног на голову»: в отличие от реалистов, считающих анархизм объективным фактом мирового устройства, конструктивисты провозгласили его конструкцией государств. Вряд ли найдётся в теории международных отношений более известная максима, чем та, которая принадлежит А. Вендту: «Анархия это то, что из неё делают государства». (10) Главный смысл её сводится к тому, что анархия межгосударственных отношений не существует сама по себе, но её постоянно воспроизводят государства.
Логика конструктивизма подводит А. Вендта к мысли о том, что само по себе слово анархия не имеет реального наполнения, смысл же оно обретает лишь в результате деятельности акторов политического пространства. Он пишет, что «анархия как таковая это пустой сосуд и не имеет никакой внутренней логики; анархии обретают логики в качестве функции структуры, которую мы вкладываем в них (anarchy as such is an empty vessel and has no intrinsic logic; anarchies only acquire logics as a function of the structure of what we put inside them)”. (11) Несмотря на то, что А. Вендту разными изощрёнными способами приходится смягчать первоначальную концепцию анархической системы международных отношений, он, тем не менее, взял её в свой теоретический арсенал. На это же обращает внимание и П. Чако: «Озабоченность тем того, чтобы превратить «джунгли» международной системы в общество, пронизывает собой работу представителя конструктивизма в международных отношениях учёного Александра Вендта». (12)
Строго говоря, под анархией следует понимать отсутствие принудительного управления и власти. Последователи анархизма находят в этом положительные основания для создания такого сообщества, которое может быть организованно без принуждения. Специалисты же по международным отношениям, уходя от первоначального значения слова, трактуют его в гоббсовском смысле как войну всех против всех. То есть, если довести их рассуждения до логического конца, то окажется, что исследователи международных отношений исходят из презумпции того, что на том поле, на котором происходит взаимодействие государств, господствующим является полное безвластие и война всех против всех, которые и называются анархией. В теории международных отношений слово анархия используется не столько в смысле отсутствия власти, сколько в смысле наличия беспорядка, что далеко не одно и то же.
Слово анархия конфликтует с контекстом международных отношений. Обратим внимание на такое заявление А. Вендта: «.. на действие государства влияет «структура» (анархия и распределение власти)» („...state action is influenced by „structure” (anarchy and the distribution of power)”. (13) Если это а-нархия, то с ней плохо сочетается власть, да к тому же, распределяемая. Более пристально прочитывая знаменитую мысль А.Вендта о том, что анархию создают государства, тоже нельзя с определённостью понять, как государства создают то, что по определению не согласуется с государством как таковым. Все эти очевидные несостыковки смыслов, возникающие там, где появляется слово анархия, являются лишним подтверждением того, что это слово в принципе чуждо политологии.
Выводы.
Господствующий в теории международных отношениях тезис об анархичности международной системы, общества и пр., с самого начала не основывался на эмпирических данных политической науки, но был искусственно заимствован из другой области знаний – антропологии. Таковым он продолжает оставаться и до сих пор.
Не имея опоры в реалиях международной политической жизни, анархизм международных отношений и через полвека остаётся лишь декларативным заявлением, зависящим не от научно добытых и обобщённых данных, но от субъективного мировосприятия авторов.
Антропологи уже в 1960-е годы начали пересматривать тезис о примитивных, анархических обществах как проявление колониальных симпатий обосновавывавших его учёных. Но для теории международной политики заимствованные из антропологии анархические отношения по-прежнему актуальны.
Будучи выведённой непосредственно из идеи тропического анархизма, концепция анархизма в международной политике привносит в политическую теорию и практику идеи неравенства, превосходства одних над другими, а также оправдание господства того, кто устанавливает критерии для оценки над тем, кто не соответсвует этим критериям.
Продолжающееся некритическое отношение к концепции анархизма, доминирующее в политологии, которая выводит критику концепции в область маргинального, просто потому что критики не имеют такого властного рессурса, которым располагают представители ведущих направлений теоретической и практической науки, приводит к постоянному воспроизводству идей превосходства одних стран и неполноценности других стран. Воспитанные на этих идеях многие поколения политологов, изначально мерят мир по этим ущербным лекалам.
Концепции анархизма как научной идее присущ субъективизм, отсутствие доказательной базы. Её отправным пунктом является идеология, берущая начало в том комплексе представлений, который формировался в странах Запада под влиянием научной революции и колониальных захватов, и который, благодаря Эдварду Саиду, сейчас принято называть ориентализмом.
Сохранение концепции анархизма, которая опирается на идею разделения обществ на примитивные и цивилизованные, не может остаться без последствий для политологии. Как отмечает А. Б. Сампсон, «существует троякая опастность применения заявлений о примитивном, по общему мнению, обществе в качестве основы для анализа. Во-первых, как уже давно признали антропологи, примитивные системы и общества это изобретения, которые не могут больше служить в качестве категорий для классификаций. Во-вторых,»
превращая то, что когда-то было ясно очерченной проблемой социальной антропологии в скрытую теоретическую посылку, мы заранее выносим приговор международной политике. В-третьих, использование примитивного общества в качестве отправного пункта исследований неизбежно приводит к логике, которая возможные политические ответы сводит к одному простому выбору: либо сохранять примитивный status quo, либо цивилизовать мир». (14)
В заключении следует отметить, что заложенная в самой сердцевине теории международных отношений идея анархичности системы, бесконечное число раз воспроизводится в мыслях и делах творцов мировой политики в виде неравенства, насилия и права сильнейшего.
Думается, что гипотеза, выдвинутая нами в начале статьи, подтвердилась в общих чертах, хотя для того, чтобы полностью исчерпать заявленную в заглавии тему, требуется гораздо более полный и более тщательный анализ.

Литература:
1.Лебедева М.М. Мировая политика. Москва: Аспект Пресс, 2004: 30.
2. Цыганков П.А. Теория международных отношений. Москва: УИЦ «Гардарики», 2004: 107, 108, 110-112, 116, 121, 129, 136.
3. Sampson, Aaron Beers. Tropical Anarchy: Waltz, Wendt, and the Way We Imagine International Politics. Alternatives: Global, Local, Political, 2002. Volume: 27. Issue: 4: 429.
4. Waltz,Kenneth N. Man, the State and War: A Theoretical Analysis. 3rd ed. New York:Columbia University Press, 1964: 94.
5. Ibid.: 92.
6. Waltz, O.K. Reflections on Theory of International Polities: A Response to My Critics. Neorealism and Its Critics. Robert O. Keohane, ed. New York: Columbia University Press, 1986: 106.
7. Ibid.: 105.
8. Bull, Hedley. The Anarchical Society, 2nd ed. London: Macmillan, 1995: 9.
9. Ibid.: 13.
10. Wendt, Alexander. Anarchy is What States Make of It: The Social Construction of Power Politics. International Organization, 1992. Vol. 46, No. 2: 391-425.
11. Wendt, Alexander. Social Theory of International Politics. Cambridge: Cambridge University Press, 1999: 249.
12. Chacko, Priya. Modernity, Orientalism and the Construction of International Relations. Australian National University. Typescript (2007).
rspas.anu.edu.au/ir/Oceanic/OCISPapers/Chacko.pdf
13. Wendt, Alexander. Anarchy...: 391.
14. Sampson, Aaron Beers. Op.cit.: 455. 

4.66667
Ваша оценка: Нет Средняя: 4.7 (3 голоса)
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.