facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip

РОЛЬ СИБИРСКОГО КАЗАЧЬЕГО ВОЙСКА В КОЛОНИЗАЦИИ СТЕПНОГО КРАЯ (20 - 60-е ГОДЫ ХIХ ВЕКА)

Автор Доклада: 
Каженова Г. Т.
Награда: 
РОЛЬ СИБИРСКОГО КАЗАЧЬЕГО ВОЙСКА В КОЛОНИЗАЦИИ СТЕПНОГО КРАЯ (20 - 60-е ГОДЫ ХIХ ВЕКА)

УДК 951 / 959

РОЛЬ СИБИРСКОГО КАЗАЧЬЕГО ВОЙСКА В КОЛОНИЗАЦИИ СТЕПНОГО КРАЯ
(20 - 60-е ГОДЫ ХIХ ВЕКА)

Каженова Гульнар Тулегеновна, канд. ист. наук, и.о. доцента
Кокшетауский государственный университет им. Ш. Уалиханова

 

В статье рассматриваются колонизационные мероприятия Российской империи в ХIХ вв. в Северном, Восточном и Центральном Казахстане, известном как Степной край. Раскрывается значение сибирских укрепленных линий в продвижении границ империи в глубь казахских степей. Показана роль сибирского казачьего войска в колонизации Степного края и укреплении позиций империи в регионе.
Ключевые слова: сибирские укрепленные линии, иррегулярное (казачье) войско, дислокация, военная колонизация.

Colonization actions of the Russian Empire in the 19th century in North, East and Central Kazakhstan known as the Steppe region are considered in this article. The importance of the Siberian strengthened lines in advancement of the Empire’s boundaries into the Kazakh steppes is revealed. The role of the Siberian Cossack army in colonization of the Steppe region and strengthening of the Empire’s position in the region is also considered here.
Keywords: the Siberian strengthened lines, irregular (Cossack) army, dislocation, military colonization.

К началу 20-х годов ХIХ в. в результате юго-восточной политики Российской империи почти вся территория Казахстана, кроме южного и юго-восточного регионов, вошла в состав Российской империи. После реформы М. М. Сперанского по управлению Сибирью, территория Северного, Восточного и Центрального Казахстана (территория Среднего жуза), известная в исторической литературе как Степной край, вошла в состав Западной Сибири. К этим событиям привели политическая раздробленность и экономическая отсталость Казахстана. Однако одним из важнейших факторов, способствующих этому, было подавляющее военное превосходство России. Вооруженные силы России, дислоцированные в азиатской части страны состояли не только из регулярных войск, артиллерийских и инженерных соединений, а главным образом из иррегулярных (казачьих) войск.
Для упрочения внутреннего и внешнего расширения территории государства, насильственного присоединения новых земель в Сибири и юго-восточных пограничных окраинах, их экономического освоения и надежной охраны, Российское правительство искусственно создавало казачьи войска. Так, в 1748 –1753 гг. было создано Оренбургское, в 1808 г. - Сибирское линейное, в 1817 г. - Астраханское, в 1867 г.- Семиреченское казачьи войска.
Возникнув естественным образом как продукт соседства и борьбы кочевого и оседлого миров, казачество было искусно использовано Россией как идеальное средство для решения многих своих политических задач. Российская империя превратила их в хорошо организованное военно-служилое сословие и высокоэффективное орудие военной колонизации огромных пространств Сибири, Казахстана, Средней Азии, Кавказа и других регионов. Еще дореволюционные исследователи отмечали, что «в отличие от Донского и Уральского, Сибирское казачье войско не было продуктом самобытного земского движения на окраины, занятие линии совершилось не по почину вольных казачьих партий и охочих людей, как совершилось завоевание Сибири, но исключительно по военно-политическим соображениям правительства» [1, с. 109].
По замечанию казачьего историографа А. П. Хорошхина, «правительство, убедившись, какую пользу приносят казачьи поселения, расположенные на границах с азиатскими племенами, впоследствии стало на вновь занятые земли водворять поселенцев, образуя из них новые казачьи войска» [2, с. 1]. Сибирское казачье войско явилось одним из первых казачьих войск нового типа, созданных по воле правительства и было размещено в Западной Сибири и на значительной территории северной и северо-восточной части Казахстана.
В литературе традиционной стала точка зрения, согласно которой ядро Сибирского казачества сложилось из остатков дружин Ермака, оставшихся за Уралом и слившихся с частями царских войск, присланных для охраны границ и постройки укрепленных острожков. Чтобы закрепить завоеванную Сибирь, российское правительство с конца ХVІ - начала ХVІІ века поселяло в сооруженных укрепленных острожках, городках и крепостях служилых людей. Все они стали называть себя сибирскими казаками. Ввиду того, что казаки обосновались в городках и крепостях и там несли свою службу, они назывались городовыми казаками Сибири. В состав городовых казаков также стали вербовать крестьян-поселенцев, коренных жителей Западной Сибири и даже ссыльных. Но основную массу составили крестьяне центральных губерний России, которых приписывали к казачьему сословию.
По мере присоединения новых территорий постепенно происходило основание военно-оборонительной Сибирской укрепленной линии. В 1716 г. была основана Омская крепость, которая явилась базой для дальнейшего продвижения на юг. В том же году был построен острог у Ямышевского озера, преобразованный затем в крепость. В 1717 г. между этими крепостями была заложена Железинская крепость. Позднее были построены Семипалатинская (1718) и Усть-Каменогорская (1720) крепости. Между крепостями возводились новые более мелкие укрепления – форпосты, редуты и сторожевые маяки. Строительство этих крепостей, форпостов и редутов положило начало Иртышской линии, протянувшейся на 920 верст и выдвинуло границы Российской империи в глубь степи сразу же почти на 1000 верст [3, л. 26-27].
С 1752 по 1755 гг. Тоболо-Ишимская или так называемая Старая Сибирская линия была перенесена на юг почти на 250 верст. Новая Ишимская линия протянулась с запада на восток, по Североказахстанским степям вдоль цепи горько-соленных озер [3, л. 28]. Из-за недостатка пресной воды линия была названа Горькой (в ХIХ в. это название употреблялось в официальных документах). По северной и северо-восточной окраине степи был устроен ряд крепостей, форпостов и редутов для соединения Омской крепости с Оренбургской линией военных поселений и по реке Иртышу – с Семипалатинской крепостью. Под охраной этой укреплённой линии русские постепенно углублялись внутрь казахской степи, где занимали наиболее удобные места.
Продвижение сибирских линий шло не только на юг, в направлении Северного Казахстана, но и в пределы восточной части казахских степей. В ноябре 1745 г. указом правительствующего Сената было повелено от Кузнецка до крепости Усть-Каменогорска выстроить 9 крепостей и 53 редута» [4, л. 1 об.]. За несколько лет выше Усть-Каменогорской крепости по правым притокам Иртыша была построена Колывано-Воскресенская линия (Бийская казачья линия) и в 1755 г. все сибирские линии слились в непрерывную цепь укреплений.
Общая протяженность сибирской военной линии, начинавшейся от крепости Звериноголовской на Тоболе и тянувшейся до Алтая, составляла почти 2 тыс. верст, что равнялось расстоянию от Балтийского до Черного морей. Она состояла из четырех военных линий: Ново-Ишимской (Горькой), Иртышской, Бухтарминской и Бийской. К концу ХVIII в. территория казахских кочевий Среднего жуза на севере и востоке была опоясана почти сплошной линией российских укреплений.
Для постройки укреплений на новых Иртышских линиях были вызваны казаки со всех городов Западной Сибири. Но из-за того, что людей для обустройства укрепленной линии не хватало, к службе привлекались регулярные войска. Так, в 1745 г. на Сибирскую укрепленную линию для охраны пограничных рубежей было направлено 5 драгунских полков, а вскоре еще два полка. Многие из них, впоследствии приписались к казачьему войску [3, л. 19, 28-29, 35].
С середины ХVІІІ в. правительство, уже широко пользовавшееся казаками для колонизации вновь завоеванных земель, зачисляло в их состав отставных солдат, крестьян, ссыльных, инородцев. Так, в 1770 г., по предложению генерала Шпрингера были приглашены и зачислены в пограничное казачество 138 запорожских казаков, сосланных в Сибирь из Польши; В 1775 и 1776 гг. к войску были приписаны несколько отпущенных с острогов каторжников. В 1797-1799 годах были обращены в казачье сословие 2 тыс. мальчиков – сыновей отставных солдат, живших в Тобольской губернии. В войско также влилось до 2 тыс. высланных казаков из Донского и Яицкого казачества [5, л. 19]. По выражению казачьего историка Ф. Н. Усова, «все эти элементы служили материалом для зародившейся колонизации пограничных линий» [6, с. 11-12]. Благодаря этим мерам, к началу ХIХ в. сибирским властям удалось увеличить в Прииртышье численность казаков до 6 127 человек и на его основе сформировать самостоятельное сибирское казачье войско [5, л. 35].
Официальное появление сибирского казачества относится к 1808 году, когда император Александр I издал указ об объединении казаков Горькой, Иртышской и Бухтарминской линий и создании единого Сибирского линейного казачьего войска со своим штатом. Штат его был определен в десять конных полков каждый пятисотенного состава, четыре резервных эскадрона и две конно-артиллерийские роты по 12 орудий в каждой. Всего штат войска насчитывал 5950 казаков [2, с. 45, 76].
Первоначально казаки рассматривались правительством как вспомогательная для регулярных частей вооруженная сила, но в конце ХVІІІ в. постепенно их роль повышается. Казачьи войска, составлявшие значительную часть российской армии, позволяли правительству экономить средства для содержания дорогостоящей кавалерии. С подчинением Среднего жуза сибирское казачье войско явно превратилось в орудие правительственной колонизации. Казачий историк Г. Е. Катанаев писал, что с самого своего образования Сибирское казачье войско «было здесь главною воинской силою… при водворении среди местных инородцев русской власти» [3, л. 23]. А Г. Н. Потанин отмечал, что главная цель казачьего войска – «служить материалом для колонизации Киргизской (Казахской – К. Г.) степи» [7, с.12, 16-17].
Начало присоединения отдельных частей Казахстана к Российской империи началось еще в 30-х годах ХVIII века, но к началу ХIХ в. они подчинялись ей номинально. Как отмечал Г. Е. Катанаев, присоединение казахских степей к Российской империи шло не так быстро, как это ожидалось: «здесь русские, в противоположность тому, что было на севере, столкнулись с народами, которые не так скоро, как северяне, признали над собою власть пришельцев» [8, с. 9]. И. П. Завалишин об этом писал: «Киргизы – не мирные буряты забайкальские, не безответные остяки, тунгусы, самоеды, даже не скромные гольда Амурские. Их воинственный дух еще не угас…» [9, с. 4].
В начале 20-х годов ХIХ столетия в связи с обострением англо-русского соперничества в Средней Азии, началось усиленное внедрение российских властей в казахские степи, так как только прочно обеспечив здесь свои позиции, можно было приступить к осуществлению походов на среднеазиатские ханства и дальнейшей экспансии в Центральной Азии [10, с. 116]. Вот здесь-то незаменимую роль играло казачество.
В 1822 г. была упразднена ханская власть в Среднем жузе и введена военно-окружная система управления, приближенная к Российской. Одновременно началось выдвижение военных линий в глубь степи и строительство укреплений в центрах кочевий, при пересечении торговых, караванных и кочевых дорог. В апреле 1824 г. открылись Каркаралинский и Кокчетавский приказы, при которых были поставлены гарнизоны, каждый из них состоял из 300 казаков, соответственно из 6-го и 7-го, 2-го и 4-го сибирских полков. Затем были открыты Баян-Аульский, Акмолинский, Кокбектинский, Атбасарский, Аягузский, Кушмурунский, Учбулакский округа, в центрах которых также размещались царские воинские гарнизоны из сибирских казаков и линейной пехоты с артиллерией.
Конечно, все эти мероприятия не могли не вызвать протеста со стороны казахов и, по выражению офицера Генерального штаба Российской империи М. И. Венюкова, «степь отвечала на захват волнениями, которая при Кенесары достигла своего эпогея» [11, с. 28]. Здесь речь идет о мощном национально-освободительном восстании казахов под руководством Кенесары Касымова, продолжавшемся с 1837 по 1847 год.
Борьба с Кенесеры стала для правительства удобным поводом для наращивания в регионе вооруженных сил. В этот период царизм переходит к возведению стратегически важных пунктов в Степи - отдельных военных укреплений. Весной 1837 г. возводится Актауское укрепление в 300 верстах южнее Акмолинского, на реке Сары-Су. В том же году в 160 верстах от Актау и Акмолов на реке Нура, среди гор Жуан-тобе, на пересечении караванных дорог из Бухары, Коканда и Ташкента возводится Тленчатский пост. Затем на реке Ишим (Есиле) было открыто Жаркаинское укрепление, а на реке Нура — Кулан-Отпеский пикет. Все центры внешних округов (приказов) и новые степные укрепления были соединены между собой цепью пикетов с командой казаков из 10 - 15 чел. в летнее время. Весной 1845 г. принимается решение о возведении Улытауского укрепления и десяти пикетов от него до Атбасара: Арганатинского, Жаркульского, Кучекинского, Тамдинского, Терсакканского и др. [12].
Для «увеличения численности войска и улучшения внутреннего положения», одной из предпринятых мер стало зачисление в войсковое сословие нескольких тысяч государственных крестьян Тобольской и Томской губерний, проживавших на Иртышской и Пресногорьковской казачьих линиях. Затем, «в целях усиления Сибирского войска, после известных Кенисаринских волнений в степи» было повелено часть казаков, проживающих на линии, выселить принудительно по жребию внутрь степи и поселить туда же с зачислением в казаки крестьян малороссийских губерний, пожелавших переселиться в Сибирь.
По расчетам современного исследователя С. М. Андреева в 1841-851 гг. в Сибирское линейное казачье войско было переселено 7169 крестьян обоего пола [13, с. 16]. Согласно донесению Западно-Сибирского генерал-губернатора Гасфорда от 22 марта 1852 г., было переселено еще 3852 души мужского пола, и из этих переселенцев сформировали 10-й полк, который по принятой позже нумерации стал полком № 1, расположившийся в Кокчетавском округе [14, лл. 2-5].
Целью правительства было заселение и колонизация районов в степи, наиболее важных в военно-стратегическом отношении и наиболее благоприятных с точки зрения хозяйственного освоения. Территория войска равнялась 5 млн. дес. самой лучшей земли. При этом кочевое и полукочевое местное население вытеснялось из плодородной лесостепной, горной и предгорной местностей, теряло лучшие зимовки и летние пастбища, оттеснялось в менее комфортабельные по природно-климатическим условиям территории, а то и просто в засушливые пустынные и полупустынные участки степи с бедными почвенными ресурсами, скудными водными запасами и резко выраженным аридным климатом [15, с. 230-233].
После внедрения в степь, казачьи войска осуществляли полицейско-карательные функции, охраняли порядок в населенных пунктах, принимали участие в подавлении народных выступлений, обеспечивали исполнение указов правительства, ограничивавших землепользование и водопользование для кочевых и полукочевых народов. Они и в дальнейшем активно использовалось для расширения границ государства, завоевания новых территорий. Историк П. Г. Галузо, приводил фразу одного из военных губернаторов о том, что «каждый новый русский поселок в Туркестане равен батальону русских войск» [16, с. 47-49].
Таким образом, в первой половине XIX в. вся территория Степного края покрылась сетью укреплений, постов и пикетов, с гарнизонами из казаков Сибирского линейного войска, представлявших сильные опорные базы правительства на выдвинутых в Степь военных рубежах. Главную роль в военной колонизации Казахской степи играло Сибирское казачье войско, которое являлось верной опорой царскому самодержавию.

Литература:
1. Потанин Г.Н. Сибирские казаки // Живописная Россия. Отечество наше в его земельном, историческом, племенном, экономическом и бытовом значении. Под ред. П.П. Семенова.– СПб. – М.: Издание товарищества М.О. Вольфа.1884. - Т. ХI. – С. 107-116.
2. Хорошхин М.П. Казачьи войска. Опыт военно-статистического описания. – СПб., 1881. – 327 с.
3. Государственный Архив Омской области. Ф.366. Оп. 1. Д. 321.
4. Государственный Архив Омской области. Ф.366. Оп. 1. Д. 11.
5. Государственный архив Омской области. Ф.366. Оп.1. Д.338.
6. Усов Ф.Н. Статистическое описание Сибирского казачьего войска. – СПб.: Издательство Главного управления иррегулярных войск, 1879. – 284 с.
7. Потанин Г. Заметки о сибирском казачьем войске // Военный сборник. 1861. – № 5. – С. 3 – 32.
8. Катанаев Г.Е. Историческая справка о том, когда и как построен город Омск. – Омск: Изд-во ОмГУ, 1996.
9. Завалишин И.П. Описание Западной Сибири. Сибирско-киргизская степь. – М: Изд. общества распространения полезных книг, 1867. – Т.3. - 145 с.
10. Бекмаханов Е.Б. Казахстан в 20-40 годы ХIХ века. – Алма-Ата: ?аза? университеті, 1992. – 416 с.
11. Венюков М.И. Опыт военного обозрения русских границ в Азии. – СПб., 1873. – 487 с.
12. Центральный государственный архив Республики Казахстан. Ф. 374. Оп. 1. Д. 72, 78, 80, 81. Д. 3043.
13. Андреев С.М. Сибирское казачье войско: возникновение, становление, развитие (1808 – 1917 гг.): монография. – Омск: Омская академия МВД России, 2006. – 259 с.
14. Государственный Архив Омской области. Ф.67. Оп. 1. Д. 636.
15. Масанов Н.Э. Кочевая цивилизация казахов (основы жизнедеятельности номадного общества) – Алматы - М., 1995. – 320 с.
16. Галузо П.Г. Туркестан как колония: Очерк истории колониальной политики русского царизма в Средней Азии. – Ташкент, 1935. 

8
Ваша оценка: Нет Средняя: 8 (3 голоса)
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.