facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ОБЩЕПРАВОВОЙ ТЕОРИИ МАРГИНАЛЬНОСТИ

Равия Фаритовна Степаненко, заведующий кафедрой, кандидат юридических наук

Академия управления ТИСБИ, Россия

Участник конференции

УДК 340.131.6

В статье рассматриваются общенаучные и теоретико-правовые методологические проблемы изучения такого деструктивного, с точки зрения юриспруденции, социального явления как маргинальность. Анализируются разнообразные средства познания и способы организации познавательной деятельности общеправовой теории маргинальности.

Ключевые слова: общеправовая теория маргинальности,  методология, интегральная юриспруденция, синтез, система, принцип научного познания, СМД-методология и т.д.

The article deals with general scientific, and theoretical and legal methodological problems in analysis of marginality, as a destructive social phenomenon in terms of legal sciences. The author explores various means of cognition and ways of organization of the cognitive process in the general legal theory of marginality.

Key words: general legal theory of marginality,methodology, integral jurisprudence, synthesis, system, principle of multiple knowledge, etc.

 

Консеквентность онтологического и гносеологического изучения маргинальности как, в широком смысле, сложной, исторически устойчивой самоорганизующейся системы, обусловливающей (в юридическом понимании) индифферентность, отчужденность, пограничность, неадаптированность к социально-нормативной действительности значительных групп  лиц, предрасположенных к деструктивным моделям правового поведения, - послужила стимулом системного, в т.ч. интегрального познания этого явления, при взаимодействии таких теоретико-правовых наук как философия и социология права а также, собственно, общая теория права.

Рассмотренный нами генезис общей теории маргинальности способствовал обоснованию и выделению следующих подходов в исследованиях данного феномена: 1) гуманитарный, ведущими направлениями которого являются философское, историческое, социологическое, политологическое и  правовое (общая теория права и криминология) изучение маргинальности; 2) естественно-гуманитарный, осуществляющий научно-теоретические разработки в областях социальной медицины, психологии, психиатрии, девиантологии, аддиктологии и др., совокупность познания которых значительным образом обогащает и правовой сегмент маргиналистики. В свою очередь, такое плюралистическое и междисциплинарное осмысление маргинальности выявило и обозначило определенную проблематичность выбора средств познания  и способов организации исследовательской деятельности в общей теории права.

В этом смысле, сложность юридического опыта в изучении социально-правовых явлений, в том числе и нашего объекта изысканий, сталкивается с «подлинной» проблемой методологии правоведения, имеющей достаточно дискуссионный характер, которая,  впрочем, имеет место и в общенаучной методологии социального познания. В области юриспруденции данная проблема, по мнению многих теоретиков права (Д.А. Керимов, Б.И. Пугинский, Н.Н. Тарасов, В.М. Сырых и др.), заключается в сложившейся противоречивой ситуации, связанной с критикой диалектического материализма как философско-методологической основы права.

Как считает Н.Н. Тарасов, данная установка в советской правовой науке стала «теорией-образцом» и тщательно селекционировалась партийной элитой. В соответствии с политическими целями государства она являлась относительно замкнутой теоретической системой, защищенной от внешнего влияния коммунистической идеологией, и не нуждалась в принципиальной критике своих философских оснований. Этот подход упразднял дуализм юридического позитивистского понимания права и естественно-правовой его концепции, объединив их в качественно иное образование, базирующееся на: «методологической оппозиции отношений базиса и надстройки, идее экономического детерминизма и понимания права как классового, а значит, политического по своей природе института» [1, с. 28-29]. С другой стороны, считает известный исследователь зарубежной традиции права Г.Берман, не представляется возможным объяснять научную методологию и ценности, характеризующие науку с точки зрения развертывания идей в некоем платоническом, гегельянском или ином смысле. В конкретно исторический период ее развития она является «социальным ответом на социальные нужды» [2, с.160]. Объяснение причин использования диалектико-материалистического подхода советскими учеными-правоведами имеет свое исторически и идеологически ранжированное обоснование, что, между тем, не повлияло на формирование в юридической науке большинства фундаментальных теоретических исследований и, более того, послужило объективной предпосылкой эволюции правовой науки.

В свою очередь, концепт самого диалектического метода познания и его потенциал, бесспорно, позволяют изучать сложные, изменчивые и противоречивые явления, т.е. «диалектичные объекты действительности». Однако, по мнению Б.И. Пугинского, его применение вряд ли возможно в позитивистской трактовке права, которая, по мнению автора, требует смены: «общих представлений об объекте правовой науки и, прежде всего, - отказе от отождествления права и закона». [3, с. 9].

В этом смысле, сложность юридического опыта в познании междисциплинарных, многомерных понятий, в т.ч. и объекта нашего исследования, сталкивается с данной и вытекающей, по нашему мнению, из нее другой проблемой методологического характера в правоведении, на рассмотрении которой мы остановимся далее. В связи с чем: «Нужно либо отказаться от всякого методологического дискурса в сфере права, т.к. упрощенчество в этой сфере приводит  к особо печальным последствиям, либо, несмотря на все возможные трудности философского плана, рискнуть приступить к изучению специфического юридического опыта во всей его сложности», - считает Г. Гурвич [4, с. 221]. Прежде всего, такая постановка вопроса актуализируется в связи с возрастанием в юридической науке теоретических исследований в формате плюралистического правопонимания, интенциональность которых  приобретает всевозрастающую востребованность в усовершенствовании и внедрении интегративных методологических подходов.

Представляется, что в сфере современной российской социогуманитаристики, в том числе юриспруденции, уже формируются тенденции развития плюралистической методологии, в частности, такой опыт представлен в  концепции интегральной (интегративной) юриспруденции, основанной на правовом плюрализме, то есть ценностной, психологической, когнитивной, социокультурной, а также интерсубъективной обусловленности права (теоретико-правовая школа юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университет). В то же время, обоснование и получение многомерных знаний о социально-правовых явлениях при взаимодействии триады таких научных дисциплин, как философия и социология права, теория права, является в значительной степени проблематичным, в особенности в структурно-методологическом диапазоне юридической науки для ученых-правоведов, которые «более чувствительны к шаткости своей научной свободы» [5, с. 158]. Особенно эта проблема обостряется тогда, когда теоретические разработки такого рода уже не могут ограничиваться только сферой гуманитарных познаний.

Объективное развитие современной науки и общества испытывают потребность, на наш взгляд, в интердисциплинарных исследованиях, нуждающихся в наиболее развернутом и усовершенствованном методологическом инструментарии. Обоснование применения последнего, на наш взгляд, содержится в интегративной (синтетической) функции философии, содержание которой представляет не механическое соединение, а системное и целостное - Синтез разнообразных форм познания и практики, т.е. гегелевскую Целокупность (органическую совокупность – Р.С.) знаний об изучаемом объекте. Необходимость такого методологического многообразия представляется возможным обосновать рядом следующих объективных причин: 

- во-первых, в сфере отечественных общественных, в т.ч. правовых наук активно используются и внедряются положения новейших зарубежных источников (В. Адорно, М. Вебер, П. Гленсдорф, Э. Гуссерль, Ж. Гурвич, К. Поппер, П. Сорокин, М. Хайдеггер и др.), исследующих философско-методологические проблемы гуманитарной сферы, что, на наш взгляд, позитивным образом влияет на развитие российской науки и способствует ее деидеологизации;

- во-вторых, постсоветский период философских и правовых российских фундаментальных исследований в области методологии характеризуется изучением, обоснованием и внедрением в область обществоведения многообразия знаний, полученных путем рефлексии в разнообразные сферы науки при помощи синтетических подходов и методов (А. Сахаров, В. Кохановский, Н. Моисеев; деятельность Московского методологического кружка: Б. Грушин, А.Зиновьев, М. Мамардашвили, Г. Щедровицкий и т.д.), в том числе в юридической науке (С. Алексеев, В. Бачинин, Д. Керимов, В. Лазарев, В. Нерсесянц и др.);

- в-третьих, обращает на себя внимание непосредственное формирование познавательных практик и накопление научно-исследовательского опыта, в современной российской юриспруденции благодаря новейшим разработкам методологических конструктов и парадигм, основанных как на традиционных, так и на нетрадиционных (интегральных) концепциях (В. Графский, Ю. Гривцов, И. Козлихин, Поляков, Е. Хохлов и др.); в том числе, посредством интерполяции в сферу гуманитарных знаний – естественнонаучных теорий в контексте синергетического подхода.

Данная постановка проблемы, активнейшим образом рассматриваемая и внедряемая на рубеже XX-XXIвеков российскими учеными, получила свое развитие, прежде всего, в философской науке в формате так называемой «интеллектуальной революции», суть которой охватывается сменой «больших парадигм» в методологии общенаучных знаний. Главным содержанием этой «революции» являлись сущностные изменения логического фундаментального мышления к полифундаментальности (многомерности) категориального строя и способа мышления, его методологического и мировоззренческого базиса [6, с. 92] в формате, как уже отмечалось, интегративной функции философии, и не только.

Постпозитивистский период аналитической философии позволил акцентам традиционных методологических подходов сместиться в направлении общеметодологической рефлексии, в которой знание с позиций внутренней организации в пределах той или иной науки перемещается в более широкое теоретическое пространство его институциональной организации, и наоборот. В таком ракурсе, в методологическом поле зрения правоведения оказываются новые постановки проблем принципов права и норм, вопросов соотношения личности, государства и права как объектов совместного общенаучного познания, в которых формируются новые теории и направления определенных юридических научных дисциплин, впоследствии внедряемые в другие дисциплинарные области.

Как уже отмечалось, действующие в российской науке неизменные познавательные стандарты, приобретшие с середины 20 в. свою значительную условность определили перед методологией – как философском учении о методах познания, новые задачи конструирования и преобразования схем организации научной деятельности. В этот период обращает на себя серьезное внимание процесс становления и формирования образованного в 50-х годах прошлого столетия Московского методологического кружка (ММК) и научная деятельность  его известных участников: А. Зиновьева, Г. Щедровицкого, Б. Грушина, М. Мамардашвили и др., которые занимались фундаментальным разъяснением необходимости преобразования существующей методологии посредством внедрения и использования такого сложного и теоретически обоснованного ими конструкта как «системо-мыследеятельность» (СМД). В связи с чем в российской науке этот период ознаменован серьезным поворотом к «теории деятельности» (не по схемам объекта деятельности, а по схемам самой деятельности), фактически послужившей стимулом к развитию нового способа организации знания. Философская категория деятельности из регулятивной становится ядром, центром онтологических представлений и основным предметом многих научных исследований. С точки зрения членов ММК, эта категория (CМД) превалирует над категорией мышления и последняя становится особым видом деятельности, определяемой как «мыслительная деятельность» (теория мышления). Одним из принципиальных моментов в данной методологической программе являлись осознание и рефлексивное отделение самой методологии от логики, философской теории познания, что, в целом, характеризует ее как новый синтетический способ мышления. Специфика этого методологического подхода состоит в технологии синтеза разнопредметных знаний и создании новых конфигураций из знаниевых комплексов, традиционно относящихся к разным дисциплинам. Такой методологический подход – как новая форма мышления и деятельности - имеет направленность не на сферу частных наук и виды деятельности, а на весь Универсум человеческой деятельности, где общая теория деятельности является его фундаментальной основой. Соответственно, в структуре этой общей теории деятельности выделяется множество таких частных научных концепций деятельности, как, например: теория проектирования, управления, экономики, педагогики, права и т.д. [7, с. 923-926].

Применение такого либерального методологического подхода хотя и представляется нам достаточно широким с точки зрения объема получаемых знаний, но, с другой стороны, их совокупность органически интегрируется в сложную систему с многочисленными, весьма разнообразными функциональными, материальными и культурными компонентами, связанными между собой такими философскими категориями как: знания, вещи, смыслы, значения, цели, мотивы, знаки, сознание и символы и т.д.

Особенность СМД-методологии в отличие от традиционного классического методологического подхода заключается в том, что она «не только не отвергает общепринятого научного подхода, но, наоборот, продолжает и расширяет его, распространяя на такие области, где раньше он был невозможен. Композиции из концепций разного типа: естественнонаучных и социально-гуманитарных основываются на принципе множественности представлений и знаний изучаемом об объекте, который включает в себя и учитывает их однородность и гетерогенность по «схеме многих знаний». Частным случаем такой схемы могут выступать и такие естественно-научные концепции как: принцип дополнительности Н. Бора, принцип «включения» Л. Розенфельда, теория хаоса (теория нелинейных динамик) И. Пригожина и И. Стенгерс, бифуркационная теория Л. Розефельда и И. Пригожина, принцип полиферации П. Фейерабенда («допустимо все» в научном познании) и многие другие, что в сочетании с самыми современными методами системных исследований … «делают этот подход уникальным явлением в постсоветской культуре», считает В.В. Мацкевич [8, с. 948].

Принцип множественности, аккумулирующий в себе совокупность не только однородных, но и гетерогенных знаний о сложных объектах познания в деятельностном подходе является непременным условием их изучения и предполагает обязательное осуществление рефлексии в различные сферы науки. Инициированные исследователем процедуры рефлексии должны иметь своей задачей сведение разнообразных научных смыслов и представлений об объекте к общему знаменателю, подтверждающему теоретические предпосылки автора. Коль скоро маргиналистика включает в себя два подхода изучения искомого феномена: гуманитарный и естественно-гуманитарный, то их совместное действие (синергетика), как представляется, может способствовать наиболее перспективному и продуктивному достижению поставленной исследователями цели.

 

Литература:

1. См. Тарасов Н.Н. Объект и предмет юридической науки: Подходы и методологические смыслы различения // Известия ВУЗов. «Правоведение», 2010. - №1. – 313 с.

2. См. Берман Г.ДЖ. Западная традиция права: Эпоха формирования /Пер. с англ. – М.: Изд-во МГУ, 1994. –  624 с.

3. Пугинский Б.И. Методологические вопросы правоведения // Известия высших учебных заведений. Правоведение. – 2010. - №1 - с. 6-19.

4. Гурвич Г.Д. Философия и социология права: Избранные  сочинения / Пер М.В. Антонова, Л.В. Ворониной. – СПб.: Издательский дом С.- Петерб. гос. ун-та. Издательство юридического факультета С.- Петерб. гос. ун-та, 2004 // А.В. Поляков. От научного редактора// - с. 221

5. Берман Г.ДЖ. Западная традиция права: Эпоха формирования /Пер. с англ. – М.: Изд-во МГУ, 1994. –  624 с. 

6. Алтухов В. Смена парадигм и формирование новой методологии (попытка обзора дискуссий) /Общественные науки и современность №1, 1993. – с. 88-100. 

7. См. Новейший философский словарь. 3-е издание, исправленное. Минск. Книжный дом. 2003. –1279 с.

8. См. Мацкевич В.В. СМД-методология // Всемирная энциклопедия: Философия / Главн. науч. ред. и сост. А.А. Грицанов. – М.: АСТ, МН.: Харвест, Современный литератор // Можейко М.А. Истина  / 2001. – 948 с.

Комментарии: 5

Шафоростов Алексей Николаевич

Статья написана на высоком уровне, затронута интересная тема. Спасибо автору за статью.

Жарова Алёна Викторовна

Интересная работа. Исследование носит глубоко проработанный характер. С пожеланием творческих успехов, Жарова Алёна.

Andrey Marenkov

Статья интересна по своему содержанию. актуальная тема.Очень хорошая статья. Творческих успехов

Хачпанов Гия Вячеславович

Представленная статья выполнена на высоком теоретическом уровне и изложенный материал заслуживает высокой оценки.

Зульфугарзаде Теймур Эльдарович

Проблемы, исследованные автором, представляются актуальными, значимыми для современной правовой доктрины. Работа выполнена на весьма высоком уровне и заслуживает высокой оценки.
Комментарии: 5

Шафоростов Алексей Николаевич

Статья написана на высоком уровне, затронута интересная тема. Спасибо автору за статью.

Жарова Алёна Викторовна

Интересная работа. Исследование носит глубоко проработанный характер. С пожеланием творческих успехов, Жарова Алёна.

Andrey Marenkov

Статья интересна по своему содержанию. актуальная тема.Очень хорошая статья. Творческих успехов

Хачпанов Гия Вячеславович

Представленная статья выполнена на высоком теоретическом уровне и изложенный материал заслуживает высокой оценки.

Зульфугарзаде Теймур Эльдарович

Проблемы, исследованные автором, представляются актуальными, значимыми для современной правовой доктрины. Работа выполнена на весьма высоком уровне и заслуживает высокой оценки.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.