facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

ПРОБЛЕМА НАЦИОНАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА В ОРЕНБУРГСКОЙ ПРОЗЕ В.И. ДАЛЯ

ПРОБЛЕМА НАЦИОНАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА В ОРЕНБУРГСКОЙ ПРОЗЕ  В.И. ДАЛЯ
Юлиана Пыхтина, заведующий кафедрой, доктор филологических наук, доцент

Оренбургский государственный университет, Россия

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Россия";

Открытое Европейско-Азиатское первенство по научной аналитике;

УДК 82.09:821.161.1

 

Доклад посвящен литературно-этнографическим исследованиям В.И. Даля,созданным в оренбургский период его жизни (1833-1841 гг.).
На материале физиологического очерка «Уральский казак», а также восточных повестей «Майна» и «Бикей и Мауляна» рассматриваются особенности менталитета казачества и киргиз-кайсаков (казахов), их жизнь, быт, нравы.  

Ключевые слова: национальный характер, ментальность, физиологический очерк, восточная повесть, В.И. Даль.

 

Владимир Иванович Даль, памяти которого  посвящены сегодняшняя конференция и первенство по научной аналитике, широко  известен как автор «Толкового словаря живого великорусского языка» и как писатель, публиковавшийся под псевдонимом «Казак Луганский», и лишь немногие знают о других сторонах его многогранной личности. Морской офицер, военный врач, ученый-натуралист (член-корреспондент Академии наук по отделению естественных наук), фольклорист, этнограф, инженер, чиновник по особым поручениям при оренбургском военном губернаторе В.А. Перовском, неутомимый путешественник, В.И. Даль провел почти восемь лет в Оренбурге (1833-1841 гг.), где написал большую часть своих художественных произведений и значительно пополнил запасы будущего словаря «оренбургским наречием» (языковая картина края, действительно, во времена Даля была уникальной, он мог «наблюдать» речь переселенцев из более 20 губерний Российской империи, смешанную с говорами казахских племен, башкир, татар и уральского казачества).

Выполняя поручения губернатора, часто связанные с поездками в разные уголки обширной Оренбургской губернии,  В.И. Даль знакомился с жизнью и бытом народов, населявших край, спецификой их культур, весьма поражавшей всех приезжающих сюда своей экзотикой, смесью европейского с азиатским. Как справедливо отмечает известный оренбургский краевед, профессор А.Г. Прокофьева, «очевидно, что многообразие и яркость полученных в крае впечатлений способствовали расцвету писательского таланта Даля, и оренбургский период оказался довольно плодотворным» [4, с. 12].

Географические, исторические и этнографические особенности Оренбуржья пробудили интерес писателя к проблеме национального характера, которую он пытался осмыслить в целом ряде произведений «Уральский казак», «Бикей и Мауляна», «Майна», «Чудачество», «Башкирская русалка», «Осколок льду» и др.

Физиологический очерк «Уральский казак» знакомит читателя с особенностями менталитета казачества. В соответствии с выбранным жанром, ставившим своей целью показать человека как представителя определенной социальной среды, профессии и местности, Даль в мельчайших подробностях описывает наиболее важные стороны бытовой и духовной жизни казака – рыбный промысел (а точнее как ведет себя казак во время рыбной ловли в разное время года), службу, воспитание детей, религиозные взгляды, говор. Рассказывая о «гурьевском казаке старинного закалу» Маркиане  Проклятове, автор обращает внимание, прежде всего, на его выносливость: «Морозу он не боится, потому что мороз крепит, <…> жару не боится потому, что пар костей не ломит; воды, сырости, дождя не боится потому, как говорит, что сызмала в мокрой работе, по рыбному промыслу» [1, c. 159]. К тяготам жизни, голоду и холоду он также привык смолоду, поэтому «не только на коне и на пресной воде, но и на море Проклятов был как у себя дома» [там же, с. 165]. Другой типичной чертой казака, по наблюдениям Даля, была удаль, которая особенно ярко проявляется в его натуре во время рыбной ловли и в бою:«сам того не подозревая, был отчаянный моряк; лавировал и боролся мастерски с бурей и волнами, как со своим боратом…» [там же, 166], «криком и гиком брал, врасплох брал, и с тылу, и в засаде; а подметив, где жидко, где проскочить и прорваться можно, - не жалея коня гнал и бил неприятеля донельзя и не щадил никого» [там же, 165]. Многое в характере и поведении главного героя удивляло писателя, например, отмечая большое добродушие казака, его отзывчивость и милосердие («он жалел убить старого пса, который жил у него годов десять и под старость сделался калекой», «лошадь жаль, коли без корму стоит…» [там же, с. 164]  и т.п.)  он в то же время говорит о его крайней жестокости: «Но когда ему случилось сходить в зимний степной поиск, на Бузачи, то он, отбивши там пару навьюченных верблюдов и заметив, что во вьюках что-то жалобно пищало, не призадумавшись, выкинул двух голых ребятишек на снег и спокойно, без оглядки отправился своим путем» [там же, с. 164]. Столь явное противоречие в поступках Проклятова связано, считает Даль, с суровыми условиями казачьей жизни («еще у меня и свои-то, может статься, сидят дома не евши…» [там же, с. 164], и военной службой  («…и бей тоже, покуда бежит: опомнится да станет, так, того и гляди, упрется – и вся твоя работа пропала» [там же, с. 165].

Уральские казаки очень религиозны, по большей части они были старообрядцами и этот факт, как заметил В.И. Даль, оказал большое влияние на многие сферы их бытовой и духовной жизни. Казаку грешно брить бороду, курить, ругаться, петь и плясать, есть из одной посуды с иноверцем… Но все эти запреты строго соблюдаются только дома. Так, отправляя сына на внешнюю службу Проклятов «выбрил ему бороду, приказав отпустить ее, когда воротится домой, и утешив и себя и сына в том несчастии тем, что-де родительницы замолят грех», «на походе  -  Проклятов первый песенник <…> первый плясун, и балалайка явится на третьем переходе, словно из земли вырастет, - и явится трубка и табак; а родительницы дома на досуге отмаливают и замаливают» [там же, c.160], «никогда не употребляет он коренных русских ругательств; и это также можно делать только в командировках и в походах: дома грешно» [там же, с. 161]. Особое представление о греховности сказывается также и на взаимоотношениях с «чужими». Например, смертным грехом считали брать плату за хлеб-соль с постояльца, однако «посуды своей она (хозяйка) «скобленому рылу» не подала бы ни за что, а полагала, что собаку, собачьей веры татарина и нашего брата – бритоусца можно кормить из одной общей посуды» [там же, c.167-168].

Итак, в очерке «Уральский казак» В.И. Далю удалось не только познакомить современных ему читателей с  литературно-этнографическим исследованием жизни, быта, нравов уральских казаков, но и мастерски изобразить «дониконовский быт со всеми странностями своими, радушием и закоренелыми предрассудками»  [2, 920].

Не меньший интерес, чем казачество, представляли для писателя «первобытные племена», населявшие необъятные оренбургские степи, в частности,  две повести – «Майна» и «Бикей и Мауляна» –  он посвящает киргиз-кайсакам (так в XIX веке называли казахских кочевников).

В основе сюжета «Майны» почти невероятный рассказ о стремлении киргиз-кайсацкой девушки к личному счастью. Майна, так зовут главную героиню повести,  принадлежала кочевому племени чумекейцев, но была просватана за баюлинца по имени Майор. Обстоятельства сложились так, что некогда рядом жившие племена потеряли друг друга из виду, и несколько лет от Майора не было никаких вестей. Отец Майны, несмотря на то, что получил часть калыма (выкупа) за девушку, решает отдать ее замуж за старого султана, у которого к тому времени уже было несколько жен. Недовольная решением отца Майна бежит из дома, она хочет найти Майора и стать его женой. Столь занимательный сюжет повести не помешал В.И. Далю сосредоточить внимание на описании нравов,  обычаев и социального уклада кочевников.

Повесть открывается весьма поэтичным рассуждением о главной черте характера кайсаков – их вольнолюбии: «За что я буду жить хуже скота своего, - говорит кайсак, если вы его спросите, для чего он не терпит оседлости, - зачем мне жить хуже скота, которому больше воли, чем мне? Разве я отдам любимого коня своего урусу на конюшню, в стойло? Разве я хуже птицы, которая бьется в золотой клетке и просит воли?» [1, с.291]. Автор отмечает, что только большая нужда, крайность может  заставить кочевника временно остановиться: «Если ныне стали сеять много хлеба на Илеке и на Сыре, то это доказывает яснее всего, что орда беднеет: здесь хлеб сеет только пеший, бесконный и нищий; а наменявши опять сотню голов скота, бросает соху и идет кочевать» [там же, с.291].

Примечательно, что уже на первых страницах повести Даль обращается к пословицам и поговоркам, метким изречениям кочевых народов, чтобы ярче и образнее  показать читателю-европейцу не только разницу в мировосприятии, но и их остроумие, наблюдательность: «Если вы спросите кайсака, не холодно ли зимой в войлочной кибитке, он ответит вам: «Спросите гуся, не зябнут ли у него ноги?». Заговорите с ним об удобствах оседлой жизни, и он вам скажет: «Тутовому дереву хорошо расти в ханском саду, да я не дам закопать себя живьем по пояс, хоть бы и знал, что ноги у меня корни пустят, а руки сучья. <…> Скажите ему, что грешно жить тунеядцем, что надобно работать – он вам ответит: «Нужда придет, работа не уйдет: на голодного коня травы в поле много, на долгую твою работу дней у бога много» [там же, с. 294].

Современники Даля представляли кочевников дикарями, «никогда не видавшими нашего образа жизни», однако писателю важно было доказать, что «народ этот, при всей грубости своего невежества и черствости души и сердца, по нашему образу чувств и мыслей, не лишен природою ни того, ни другого – ни чувств, ни мыслей» [там же, с. 294].  Действительно, рассказывая о необычном поступке своей героини, которая тщательно продумала побег, не побоялась потеряться в огромной, холодной, полной опасностей степи и отважно бросилась навстречу своему счастью, автор развенчивает представление о кайсаках как народе диком и невежественном. Мало того,  постоянно прерывая основное повествование историческими и этнографическими зарисовками, подробным описанием обряда сватовства, натурального обмена кайскаков с русскими,  междуусобных  столкновений степняков, автор превращает романтическую историю Майны в уникальный одновременно художественный и научный труд, в котором скрупулезно исследуются особенности характера и мировоззрение «первобытных племен».

Проблема национального характера является одной из главных и в повести «Бикей и Мауляна», в основе которой лежит реальное событие – «убийство казахским старшиною Исянгильды Ярмурзиным своего сына Бикея» [1, c. 410]. Как и «Майна», «Бикей и Мауляна» начинается пространным описанием – автор рисует панорамную картину оренбургской меновой торговли, попутно характеризуя участников этого занимательного действа: чиновников, мещан, лавочников, торгашей-татар, казаков, киргизских нищих… Емко и иронично он описывает особенности ведения торговли представителями разных национальностей: «…русские вовсе не ходят с караванами в Среднюю Азию: торговля эта принадлежит исключительно бестолковым, безрасчетливым и безмерно корыстолюбивым мусульманам. Русский изворотлив, сметлив, предприимчив и переимчив у себя, дома; но караванная и морская торговля – не его рука» [там же, c.220]. Богатых оренбургских купцов автор сравнивает с базарными торговками, за то, что те ведут нечестную игру с наивными киргизами: «…купцы здешние берутся за мену и торговлю почти только тогда, если уверены получить по пяти рублей на полтину или около того: они дают киргизу зимой хлеба или товаров на 50 рублей, засчитывают ему за сто…». Торговля с восточными народами, по наблюдениям писателя, способствовала формированию у русских купцов особых, региональных, черт характера - склонности к грубым, примитивным способам обогащения и обману.

В базарной толпе Даль выделяет главного героя – Бикея, сына Исянгильди Янмурзина, почтеннейшего из оренбургских киргизов, который более 10 лет управлял одним из самых богатых и спокойных кочевых племен. Описывая основные достоинства Исянгильди (миролюбие, благоразумие, мудрость) и Бикея (ум, бойкость, молодечество), автор сразу же сообщает о конфликте между ними и о трагедии, разыгравшейся в почтенном семействе: «Так нередко бывает на свете, други, подите и разберите их, кто прав, кто виноват, или дайте мне досказать и судите сами» [там же, с.223].

Итак, в центре повести – рассказ о причинах ссоры всеми уважаемого отца и сына и ее последствиях, «вызвавших большую тревогу в Оренбургской пограничной комиссии» [там же, с. 411].  Даль связывает случившееся с нарушением в семье исконных традиций киргизов – выплатой калыма за невесту. У Исянгильди было три жены и от каждой жены по несколько детей. Дочь от первого брака просватали, получив за нее калым, но она умерла еще до замужества. Согласно обычаям, надо было вернуть калым или отдать жениху другую невесту, тогда первая жена уговорила мужа отдать дочь от его умершей к тому времени второй жены. Таким образом, как пишет Даль, «отдали птенца из второго гнезда, а калым за него остался в первом» [там же, с. 224]. Для родных братьев и сестер девушки было позором то, что ее фактически выдали замуж без калыма, «как рабыню или неверную».  Когда Бикей повзрослел, он восстал против несправедливости отца, потребовал вернуть имущество, полученное когда-то в виде калыма, ему и другим детям его матери. «Старик Исянгильды, слывший мудрым и справедливым, когда судил и рядил чужую расправу, в собственном своем деле погрешил и покривил, а потом уже сознаться и исправить беды не хотел» [там же], - пишет Даль. Между отцом и сыном возникла вражда, причем на стороне отца, были его сыновья от первой жены. Во время очередной ссоры отец потребовал непокорного сына к себе. За Бикеем поскакали старшие братья и убили его, поскольку он не хотел ехать с ними. Когда же известие о происшествии дошло до Оренбургской пограничной комиссии, убийцы объясняли, что Бикей, пытаясь ускакать от них, упал с лошади и случайно нанес себе смертельную рану собственной саблей. Жена Бикея, красавица Мауляна, вышедшая за него замуж по любви и собственной воле, ненадолго пережила его. «Она... умерла от оспы летом 1832 года, менее года после убиения мужа, на 22-м году от рождения своего» [там же, с. 289].

Как и «Майна» эта повесть имела большую этнографическую ценность, поскольку впервые красочно и достоверно рассказывала русскому читателю о жизни каргиз-кайсаков, их проблемах,  об отношениях с ними русских чиновников, среди которых был и Даль.

Таким образом, особое место в творчестве В.И. Даля оренбургского периода занимает описание истории, жизни, быта, нравов, обычаев и, конечно, национального характера  казаков и степных кочевых племен, сведения о которых в то время были очень скудными. Художественное мастерство писателя, тонкие этнографические наблюдения, достоверность и занимательность его произведений не остались незамеченными. С теплотой отзывались о его творчестве В.Г. Белинский и  Н.В. Гоголь, а И.С. Тургенев главной особенностью его таланта назвал «умение одним взглядом подметить характеристические черты края, народонаселения, уловить малейшие выражения разных – говоря русским слогом – личностей и среди всякого рода дрязгов и мелких хлопот сохранить неизменную, непринужденную веселость» [4, с. 16].

 

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ и Правительства Оренбургской области в рамках научного проекта № 17-14-56001

 

Литература:

  • 1. Даль В.И. Оренбургский край в художественных произведениях писателя. – Оренбург: Оренбургское кн. изд-во, 2001. –  414 с.

  • 2. Даль, В.И. Письмо к Гречу из Уральска, 25 сентября 1833 г. // Северная пчела. 1833. № 230.

  • 3. Зубова И.К. Реальные источники повести В.И. Даля «Бикей и Мауляна» //. Матвиевская Г. П., Прокофьева А. Г., Зубова И. К., Прокофьева В. Ю. Жизнь и творчество В.И. Даля в Оренбурге [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://monographies.ru/en/book/section?id=4467

  • 4. Прокофьева, А.Г. Оренбургские мотивы в творчестве В.И. Даля // Даль В.И. Оренбургский край в художественных произведениях писателя. – Оренбург: Оренбургское кн. изд-во, 2001. –  С. 9-16.

0
Ваша оценка: Нет Средняя: 8.6 (8 голосов)
Комментарии: 6

Концевая Галина

Уважаемая коллега! Проведенное Вами исследование характеризуется глубиной проникновения в материал, четкой структурой и интересными наблюдениями и выводами. Дальнейших научных открытий!

Баласанян Марианна Альбертовна

Уважаемая Юлиана. Доклад прочла на одном вздохе, как говорится. Он, действительно, не только перекликается с тематикой конференции, но и полностью научно обоснуется. Вами не остались незамеченными ни художественное мастерство писателя, ни тонкие этнографические наблюдения, ни достоверность и занимательность произведений великого В.Даля. Еще раз спасибо и удачи в дальнейшей работе. С уважением, Марианна Б.

Косых Елена Анатольевна

Уважаемая Юлиана!Спасибо за серьёзное исследование творчества В.И. Даля. Ваш доклад отражает не только тематику конференции, но показывает возможности реализации способностей языковой личности, её творческого потенциала. Спасибо ещё раз! Успехов.

Кобякова Ирина

Глубокоуважаемая Юлиана, искренне рада новой встрече с Вами в рамках НАСТОЯЩЕГО проекта. Наше участие в нем - праздник для нас всех. Большое спасибо. С ув. Ирина Кобякова.

Хамзе Димитрина

Дорогая Юлиана! Ваше исследование очень ценно и вдохновляюще как всегда. Много научила о национальном характере, о бытовой и духовной жизни казака, а также о специальной заслуге Владимира Далья к этому. Желаю Вам от всего сердца всего наилучшего и дальнейших творческих достижений! С уважением и теплыми чувствами! Ваша Димитрина

Суворова Татьяна Николаевна

Уважаемая Юлиана, Ваш доклад свидетельствует о серьезной проведенной работе по изучению вопроса исследования. Работа интересная, глубокая, легко воспринимается благодаря четкому изложению материала, логическим выводам и широкому иллюстрированию своих размышлений примерами. С благодарностью, Татьяна.
Комментарии: 6

Концевая Галина

Уважаемая коллега! Проведенное Вами исследование характеризуется глубиной проникновения в материал, четкой структурой и интересными наблюдениями и выводами. Дальнейших научных открытий!

Баласанян Марианна Альбертовна

Уважаемая Юлиана. Доклад прочла на одном вздохе, как говорится. Он, действительно, не только перекликается с тематикой конференции, но и полностью научно обоснуется. Вами не остались незамеченными ни художественное мастерство писателя, ни тонкие этнографические наблюдения, ни достоверность и занимательность произведений великого В.Даля. Еще раз спасибо и удачи в дальнейшей работе. С уважением, Марианна Б.

Косых Елена Анатольевна

Уважаемая Юлиана!Спасибо за серьёзное исследование творчества В.И. Даля. Ваш доклад отражает не только тематику конференции, но показывает возможности реализации способностей языковой личности, её творческого потенциала. Спасибо ещё раз! Успехов.

Кобякова Ирина

Глубокоуважаемая Юлиана, искренне рада новой встрече с Вами в рамках НАСТОЯЩЕГО проекта. Наше участие в нем - праздник для нас всех. Большое спасибо. С ув. Ирина Кобякова.

Хамзе Димитрина

Дорогая Юлиана! Ваше исследование очень ценно и вдохновляюще как всегда. Много научила о национальном характере, о бытовой и духовной жизни казака, а также о специальной заслуге Владимира Далья к этому. Желаю Вам от всего сердца всего наилучшего и дальнейших творческих достижений! С уважением и теплыми чувствами! Ваша Димитрина

Суворова Татьяна Николаевна

Уважаемая Юлиана, Ваш доклад свидетельствует о серьезной проведенной работе по изучению вопроса исследования. Работа интересная, глубокая, легко воспринимается благодаря четкому изложению материала, логическим выводам и широкому иллюстрированию своих размышлений примерами. С благодарностью, Татьяна.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.