facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

ДОКТРИНА ПРАВОВЫХ ЗАПРЕТОВ КАК СРЕДСТВ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ / THE DOCTRINE OF LEGAL INTERDICTIONS AS IMPLEMENTERS OF THE LEGAL POLICY OF MODERN RUSSIA

ДОКТРИНА ПРАВОВЫХ ЗАПРЕТОВ КАК СРЕДСТВ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ / THE DOCTRINE OF LEGAL INTERDICTIONS AS IMPLEMENTERS OF THE LEGAL POLICY OF MODERN RUSSIA
Руслан Пузиков, доцент, кандидат юридических наук, доцент

Тамбовский государственный университет им. Г.Р.Державина, Россия

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Россия";

Открытое Европейско-Азиатское первенство по научной аналитике;

УДК 340.1

 

Статья посвящена одной из малоизученных тем юридической науки – правовым запретам. Автор делает попытку провести анализ тенденций развития указанной дефиниции в современной правовой жизни России, выявить характерные черты и провести классификацию правовых запретов по различным основаниям.

Ключевые слова: юридическая доктрина, правовые запреты, правовая политика.

Article is devoted one of It is badly studied that of jurisprudence – to legal interdictions. The author does attempt to carry out the analysis of tendencies of development of the specified definition in modern legal life of Russia, to reveal characteristic features and to spend classification of legal interdictions by the various bases.

Keywords: the legal doctrine, legal interdictions, the legal policy.

 

Говоря о правовых запретах, следует обратить внимание на сущность самого метода правового регулирования присущий современной России. Очевидно, что кардинальное изменение политической, экономической формации нашего государства не могло не затронуть и саму правовую идеологию страны и прежде всего переход от доктрины «разрешено только то, что разрешено законом» к доктрине «разрешено все, что прямо не запрещено законом». Безусловно, провозглашение новой правовой доктрины предопределил новый виток правового развития, возлагающий на государство объективную потребность более тщательного анализа возможных негативных проявлений общественного значимого поведения индивидуума, их прогнозирование и пресечение. При этом для государства новая доктрина более сложна, поскольку в общем виде — вопреки распространенным представлениям — «логика и механизм правовой регуляции таковы, что для выражения большей меры правовой свободы необходимо в качестве метода (способа, порядка, режима) правовой регуляции использовать правовой запрет, а для выражения меньшей меры свободы — правовое дозволение (разрешение)»[1].

В этой связи правовые запреты выступают одним из наиболее действенных средств реализации правовой политики, что требует от юридической науки пристального внимания к изучению и становлению теории правовых запретов и систематизации их для более эффективного применения. Представляется очевидным, что выбор дозволений или запретов (или определенной конструкции их сочетания и комбинации) как способов и режимов правовой регуляции зависит от потребностей, целей и задач такой регуляции на соответствующем этапе общественного развития, специфики объекта регулирования, характера и содержания правовой политики законодателя и государства в целом, степени развитости демократии, гласности, законности и правопорядка в стране, правовых традиций, уровня правовой культуры и правосознания населения, общественного мнения и т. д.

Из сказанного, разумеется, вовсе не следует, будто во всех случаях правовые запреты предпочтительнее правовых дозволений. Напротив, очевидно, что для защиты признаваемого максимума правовой свободы для одних случаев соответственно необходимо установить минимум правовой свободы для других случаев. Именно таким путем и строится система юридических гарантий прав и свобод.

Только при надлежащем, внутренне согласованном сочетании этих регулятивных методов право в полной мере может выполнить свою регулятивную роль, нормативно гарантировать необходимые условия для эффективного общественного развития, пресечь возможности злоупотребления властью, защитить права и свободы членов общества, легализировать творческое начало жизни.

К сожалению, в настоящее время в российском обществе к правовым запретам отношение достаточно негативное и обусловлено в первую очередь тем негативным опытом, который был получен на основе советского правового наследия. Однако следует отметить, что правовые запреты несут, прежде всего, позитивную составляющую, согласно которой рядовой член российского общества должен осознавать, что ему дозволенно делать все кроме запрещенного.

Запрещающие нормы права — нормы, возлагающие на субъекта обязанность воздерживаться от совершения запрещенных законом действий. Такие нормы формулируются в виде запрета совершать какие-либо действия. Предписания такого рода, как правило, начинаются словами: «запрещается», «не разрешается», «не допускается». Например: оборот лесного фонда не допускается (ст. 12 Земельного кодекса РФ), в лесах, расположенных на землях городских поселений, запрещается осуществление лесопользования, несовместимого с назначением этих лесов (ч. 2 ст. 133 Лесного кодекса РФ). Нередко вместо указанных операторов модальности (что менее удачно для восприятия назначения нормы) используется словосочетание «не вправе», «не могут», «не имеет права»[2]. К примеру, в соответствии с Федеральным законом от 8 августа 2001 г. «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)» должностные лица органов государственного контроля (надзора) не вправе: требовать представление документов, информации, образцов (проб) продукции, если они не являются объектами мероприятий по контролю и не относятся к предмету проверки», а также изымать оригиналы документов, относящиеся к предмету проверки; распространять информацию, составляющую охраняемую законом тайну и полученную в результате проведения мероприятий по контролю; превышать установленные сроки проведения мероприятий по контролю и др. (ст. 8). В соответствии с п. 4. ст. 46 Федерального закона от 10 января 2003 г. «О выборах Президента Российской Федерации» предвыборные агитационные материалы не могут содержать коммерческую рекламу». Или, согласно Федеральному закону от 25 июля 2002 г. «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», иностранный гражданин не имеет права находиться на государственной или муниципальной службе; замещать должности в составе экипажа судна, плавающего под Государственным флагом РФ; быть членом военного экипажа военного корабля РФ, а также летательного аппарата государственной или экспериментальной авиации; быть командиром воздушного судна гражданской авиации; быть принятым на работу на объекты и в организации, деятельность которых связана с обеспечением безопасности РФ и др. (ч. 1 ст. 14). В ряде случаев отыскание запрета в норме требует применения логического толкования. Примером такой нормы являются положения ст. 73 и п. 6 ст. 76 Конституции РФ: «В случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта РФ, изданным вне пределов ведения РФ и полномочий РФ по предметам совместного ведения РФ и субъектов РФ, действует нормативный правовой акт субъекта РФ. Иногда для выделения запрещающих норм в текст законодательного акта включается глава или статья с соответствующим названием. Так, в Федеральном законе от 8 августа 2001 г. «О государственной регистрации юридических лиц» статья 23 обозначена, как «Отказ в государственной регистрации». Для юридических лиц положения данной статьи являются запретом получить государственную регистрацию в указанном Законом случаях, а для регистрирующего органа — при наличии тех же обстоятельств — запрещается осуществить акт государственной регистрации.

Для юридических запретов, как и для запретов вообще, характерна закрепительная, фиксирующая функция: они призваны утвердить, возвести в ранг неприкосновенного, незыблемого существующие господствующие порядки и отношения.

 И потому с регулятивной стороны они (также, как юридическое обязывание как особый способ регулирования) выражаются в юридических обязанностях. Но - в обязанностях пассивного содержания, т.е. в обязанностях воздерживаться от совершения действий известного рода, притом такое «воздержание» - надо заметить сразу - не всегда имеет строго конкретизированный по содержанию и адресатам характер[3; с. 23].

Запреты в праве, отличающиеся юридической общеобязательностью, как бы заряжены юридической ответственностью - уголовной, административной, гражданской. Сама суть, ближайшая социальная подоплека юридической ответственности во многих случаях и заключается в том, чтобы утвердить в жизни, обеспечить реальное проведение юридического запрета в фактических жизненных отношениях. Более того, нередко введение юридических санкций за поведение, которое ранее не считалось противоправным, является по сути дела способом установления юридического запрета.

Так например дозволительный характер гражданско-правового регулирования не вызывает споров в юридической литературе, однако в нормах гражданского права немаловажное место занимают и запреты. Что представляют собой гражданско-правовые запреты? По каким критериям их можно классифицировать? Какие функции выполняют запреты в механизме гражданско-правового регулирования общественных отношений?

В настоящее время понятие и юридическая природа запретов в теории права, в том числе теории гражданского права, до сих пор мало исследованы. В научной литературе неоднократно отмечалось, что вопрос о правовом механизме действия запретов не вполне ясен, а по своему месту и функциям в структуре права они представляют собой сложные, многогранные, в определенном смысле загадочные юридические образования.

Как отмечает Т.Е. Комарова «нельзя однозначно определить сущность запретов, их виды, функциональное назначение, роль и место в механизме правового регулирования общественных отношений»[4; с. 43]. Обращение к проблеме запретов, функционирующих в сфере гражданского права, показывает, что проблема очень непроста. С одной стороны, в большинстве цивилистических исследований акцент смещен на дозволительный характер гражданско-правового регулирования общественных отношений, и запретам уделяется крайне мало внимания. С другой стороны, общетеоретические исследования правовых запретов основываются, как правило, на материалах не гражданского, а уголовного, административного, земельного и иных отраслей права, в силу чего многие выводы общего характера не выдерживают проверки на истинность при их приложении к гражданско-правовым явлениям.

Касаясь проблемы классификации запретов, необходимо отметить, что целенаправленно она до сих пор не исследовалась, ее рассматривали лишь попутно. Наш анализ показал, что все запреты целесообразно разделить на несколько групп.

В зависимости от регулирования тех или иных видов правоотношений правомерно выделять запреты по отраслевому признаку: запреты в гражданском, уголовном, налоговом праве и т.д.

В зависимости от оснований возникновения следует выделять законные и договорные (например, закрепленные в содержании гражданско-правового договора, трудовом договоре и т.д.).

По кругу лиц, на которых распространяют свою силу правовые запреты следует выделять общие и корпоративные или абсолютные которые обязательны для всех участников правоотношений и относительные накладывающих запреты на определенную группу лиц (несовершеннолетние дети, военнослужащие, государственные служащие и др.).

По субъекту, от которого исходит запрет правотворческие и судебные органы.

В научной литературе также предлагались следующие классификации запретов. По сферам общественной жизни выделяли запреты социально-экономические, политические, личные; по содержанию (по характеру и объему правовой информации) - информативные и элементарные; по степени определенности - абсолютные и относительные; по отраслевому признаку - запреты в гражданском, уголовном, административном праве и т.д.; по юридической силе - запреты, установленные законами и подзаконными нормативными актами; по субъектам - адресованные юридическим лицам, гражданам, публично-правовым образованиям; по времени - постоянные и временные; по характеру социальной обстановки - обычные и исключительные, общие и конкретные запреты (общие запреты детализируются в конкретных) и др.

Также можно выделить всеобщие запреты (запреты-принципы), порождающие обязанности-принципы, которые обеспечивают интегрирование и синхронизацию механизма гражданско-правового регулирования, и специальные запреты - как дополняющие действие всеобщих запретов, так и выполняющие самостоятельные функции (например, запрещено злоупотреблять правом (ст. 10 ГК РФ), запрещено совершать сделки, не соответствующие требованиям закона или иных правовых актов (ст. 168 ГК РФ) и др.).

Как видно проблема правовых запретов в современной юридической науке практически не изучена и требует более активного исследования данного специфического средства реализации современной правовой политики как в рамках теории государства и права так и отдельных отраслях российского права.

 

Литература:

  • 1. Нерсесянц В. С. Философия права. Учебник для вузов. — М.: Издательская группа ИНФРА • М — НОРМА, 1997. — 652 с.

  • 2. Яндекс.Словари › Элементарные начала общей теории права, 2003 // http://slovari.yandex.ru/~книги/Элементарные%20начала%20общей%20теории%20права/Запрещающие%20нормы%20права/

  • 3. Алексеев С. С. Право. Азбука. Теория. Философия. Опыт комплексного исследования. - М.: Издательская группа НОРМА - ИНФРА * М. 1998. - 23 с

  • 4. Комарова Т.Е. Некоторые вопросы теории запретов в гражданском праве // Практический журнал для руководителей и юристов «Законодательство», 2007, № 12. С. 43.

0
Ваша оценка: Нет Средняя: 6.2 (5 голосов)
Комментарии: 5

Иван Коноплицкий

Очень интересная статья! Всегда стараюсь не пропустить доклады автора. Удачи!

Коваль Любовь Николаевна

В исследование производится анализ сложной и малоизученной проблемы правовых запретов на высоком теоретическом уровне, что неоспоримо вносит вклад в развитие правовой мысли в теории государства и права.

Зульфугарзаде Теймур Эльдарович

Данная работа являет собой результаты исследования достаточно сложной и малоисследованной проблемы правовых запретов, что весьма значимо для развития современной юридической науки.

Чиладзе Георгий Бидзинович

Следует отметить, что в работе автором предпринята попытка провести анализ тенденций развития дефиниции правовых запретов в современной правовой жизни России, выявить характерные черты, а также провести классификацию правовых запретов по различным основаниям. Уважаемый Руслан Владимирович, желаю дальнейших творческих успехов!

Королев Евгений Сергеевич

Несомненно, что исследование в рамках современной юридической доктрины России более чем актуально. Не вызывает сомнений, что исходя из общих начал правовой политики применение запретов выступает лишь одним из способов урегулирования отношений субъектов. Системный подход к авторскому научному исследованию заслуживает отдельного внимания и позволяет взглянуть на тематику работы в онтологическом ключе. С пожеланием дальнейших научных побед, Е.С. Королев.
Комментарии: 5

Иван Коноплицкий

Очень интересная статья! Всегда стараюсь не пропустить доклады автора. Удачи!

Коваль Любовь Николаевна

В исследование производится анализ сложной и малоизученной проблемы правовых запретов на высоком теоретическом уровне, что неоспоримо вносит вклад в развитие правовой мысли в теории государства и права.

Зульфугарзаде Теймур Эльдарович

Данная работа являет собой результаты исследования достаточно сложной и малоисследованной проблемы правовых запретов, что весьма значимо для развития современной юридической науки.

Чиладзе Георгий Бидзинович

Следует отметить, что в работе автором предпринята попытка провести анализ тенденций развития дефиниции правовых запретов в современной правовой жизни России, выявить характерные черты, а также провести классификацию правовых запретов по различным основаниям. Уважаемый Руслан Владимирович, желаю дальнейших творческих успехов!

Королев Евгений Сергеевич

Несомненно, что исследование в рамках современной юридической доктрины России более чем актуально. Не вызывает сомнений, что исходя из общих начал правовой политики применение запретов выступает лишь одним из способов урегулирования отношений субъектов. Системный подход к авторскому научному исследованию заслуживает отдельного внимания и позволяет взглянуть на тематику работы в онтологическом ключе. С пожеланием дальнейших научных побед, Е.С. Королев.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.