facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

КОММУНИКАТИВНЫЙ АСПЕКТ МЕЖПОКОЛЕННОГО КОНФЛИКТА

КОММУНИКАТИВНЫЙ АСПЕКТ МЕЖПОКОЛЕННОГО КОНФЛИКТАКОММУНИКАТИВНЫЙ АСПЕКТ МЕЖПОКОЛЕННОГО КОНФЛИКТАКОММУНИКАТИВНЫЙ АСПЕКТ МЕЖПОКОЛЕННОГО КОНФЛИКТАКОММУНИКАТИВНЫЙ АСПЕКТ МЕЖПОКОЛЕННОГО КОНФЛИКТА
Кристина Нилова, кандидат социологических наук

Институт экономики управления и права (Казань), Россия

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Россия";

Открытое Европейско-Азиатское первенство по научной аналитике;

Межпоколенческие отношения являются неотъемлемой частью жизненного опыта человека. На протяжении дня многочисленные формы взаимодействия с другими людьми являются повседневными для индивида. Каждое взаимодействие, которое он испытывает, особенно и служит определенной цели. Тем не менее, эти контакты схожи тем, что они вносят вклад в формирование и выстраивание взаимоотношений между поколениями.

Межпоколенческое общение является важной составляющей всех (взаимо)отношений, особенно для представителей пожилого поколения – бабушек и дедушек – при воспитании своих внуков. По данным зарубежных исследований, внутрисемейное общение, которое происходит между двумя или более его членами может помочь определить их отношения. Так, в семьях, где главными воспитателями подрастающего поколения являются бабушки и дедушки, внуки часто испытывают неуверенность и напряженность, сопровождающие любые изменения семейных обстоятельств. Общение важно как средство, при помощи которого члены семьи узнают друг у друга о меняющихся потребностях и которое помогает им поддерживать друг друга. Общение также является ключевым звеном для оказания помощи членам семьи, для того, чтобы узнать, как они могут лучше функционировать как единая семья.

Одним из факторов, который отличает отношения дедушек, бабушек с внуками от отношений родителей с детьми, является разница в возрасте. Возрастное различие не обязательно становится проблемой в семейном общении. Не предполагая о личном опыте прародителей во время национальных финансовых кризисов (проблемах), внуки не всегда могут понять финансовый выбор прародителей.

Межпоколенческое понимание двунаправленно: пожилые люди по возможности больше должны узнавать о каждодневных потребностях внуков, которые могут попасть под влияние наркотиков, стать жертвами насилия и сексуальных отношений; внуки в свою очередь должны учитывать опыт своих бабушек и дедушек, прислушиваться к их мнению и советам. Непонимание и неприятие жизненного опыта одного возрастного поколения другим приводит к возникновению различных возрастных стереотипов, которые могут оказывать негативное влияние как на межпоколенческое общение, так и на отношения между разновозрастными членами семьи.

Будь то, когда родители поучают ребенка, или когда лучшие друзья обмениваются личным опытом, межличностные отношения глубоко укоренены в повседневных контактах. Для того чтобы лучше понять и улучшить межличностные отношения, обеспечить взаимопонимание в рамках семьи, важно понять природу межпоколенческого конфликта.

Независимо от того, что индивиды имеют возможность контролировать обстоятельства, конфликт является неизбежной частью повседневной жизни. Иными словами, конфликт восходит истоками к появляющимся во время обычного взаимодействия вопросам [Klein & Hill, 1979]. Происходит это чаще потому, что любые формы взаимодействия человека не могут не иметь противоречий, разногласий, возникаемых по разным причинам в повседневной жизни.

Межпоколенческий конфликт – это либо конфликтная ситуация между подростками и взрослыми (например, родителями/наставниками или учителями в школе) или абстрактный конфликт между двумя и более поколениями, включающий предрассудки и влияние стереотипов в их отношениях. Конфликт поколений также описывает культурные, социальные или экономические расхождения между ними, истоками имеющие объективные или субъективные изменения в ценностях или несовпадения интересов между молодым и старшим поколением. Примером тому может являться изменение отношения разных поколений к брачному договору как некой формальной и юридической необходимости скрепления отношений между молодоженами, отражающей специфику развития последующих отношений под воздействием разных причин.

Существуют исследования, рассматривающие такие конкретные типы межпоколенческого конфликта, как «осовремененные» взгляды бабушек и дедушек [Aldous, 1995], преемственность и разрывы в традиции воспитании детей [Campbell, 2007], религиозные убеждения [Copen и Silverstein, 2007], участие бабушек в воспитании внуков [Gattai и Musatti, 1999] и родительский стресс бабушек и дедушек, связанный с изменяющимся поведением подрастающих детей [Harrison, Richman, и Vittimberga, 2000].

Одним из психолингвистических инструментариев изучения коммуникативного аспекта межпоколенного конфликта является свободный ассоциативный эксперимент (далее – САЭ) в вербальной форме, потенциал которого еще не до конца оценен специалистами. На наш взгляд, он дает возможность выявить, во всяком случае, подойти к описанию действия глубинных социо- и психолингвистических механизмов, определяющих характер межпоколенческих вербальных отношений и позволяющих в определенной степени влиять на них. Ассоциативный эксперимент был проведен со студентами Альметьевского филиала Института экономики, управления и права (ИЭУиП). САЭ был модифицирован нами в один из видов проективной методики исследования личности, позволяющей снять самоконтроль «Я» и тем самым исследовать мотивацию личности в общении с представителями взрослого поколения (семейного и внесемейного). В качестве стимульного материала были предложены слова ГНЕВ, КОНФЛИКТ, ССОРИТЬСЯ, СЕМЬЯ, ответы на которые и их детальный анализ, по нашему мнению, позволят на последующих этапах исследования определить не только степень конфликтогенности отдельных вербальных единиц (например, лингвистический, психолингвистический аспекты), но и траекторию (вне)семейных вербальных взаимоотношений между поколениями (социолингвистический аспект). Выбор стимулов был предопределен результатом проведенного на подготовительном этапе исследования анкетированием испытуемых, в ответах которых эти слова были отмечены как часто встречаемые.

Из 85 студентов, которым был предъявлен стимул ГНЕВ, 57 ответили реакцией злость – самой распространённой ассоциацией, относящейся к сфере чувств/эмоций респондентов (употреблялась 16 раз); на слово КОНФЛИКТ были даны 62 ассоциации, в числе которых ссора – самая часто встречаемая ассоциация, относящаяся к реакциям действия, состояния и характеристики других субъектов – участников ситуации (12); на слово ССОРИТЬСЯ – 62 реакции с самым распространённой реакцией ругаться, относящейся к действиям, состояниям и характеристикам референта слова-стимула (16); на слово стимул СЕМЬЯ – 54 ответа, в числе которых любовь и мама, – самые употребляемые (соответственно 22, 20). Применение методики индексирования степени ассоциативной связанности слов Дж. Маршалла и Ч. Кофера [Marshall&Cofer1963], учитывающей частоту, с которой слово встретилось в качестве ассоциативной реакции на другое слово, позволит обеспечить валидность результатов анализа полученного ассоциативного массива. Индекс частоты ассоциативной связи вычислялся нами через отношение между числом испытуемых, давших определенную реакцию, и общим числом участников эксперимента. Итоги распределения ассоциативных данных в соответствии с выявленным индексом частоты ассоциативной связи между словами представлены в нижеследующей таблице.

Таблица 1

Индекс частоты ассоциативной связи между словами

Слова стимулы

Индекс частоты

 

гнев

 

конфликт

 

ссориться

 

семья

Ассоциативные реакции на слова стимулы и количество их употребления

0.25

 

 

 

Любовь (22)

0.23

 

 

 

Мама (20)

0.18

Злость (16)

 

Ругаться (16)

 

0.16

 

 

 

Папа (14)

0.14

 

Ссора (12)

 

Дети, дом (12)

0.11

 

Драка (10)

Обида (10)

Родители (10 )

0.09

 Война, ярость (8)

 

 

 

0.08

Обида (7)

Непонимание друг друга и более сторон (7)

 

 

0.07

 

 

 

Братья,

сестра (6)

0.06

 

 

 

 

0.05

Зло (5)

 

Друзья (5)

Близкие люди, понимание (5)

0.04

Ненависть (4)

Недопонимание (4)

 

Бабушка, счастье (4)

0.03

Злоба (3)

 

 Драка (3), парень

Дедушка,

доброта, очаг, родственники (3)

0.02

Ненавидеть, нервы, раздражение, раздражительность, огонь,  (2)

Война, вражда,   враньё, девушки, измена, люди, проблема с друзьями, ругань,

ссориться, спор (2)

Драться, крики, кричать,

нервничать(2)

 

Будущее, дружба, еда муж, праздник, по

кой, родные, солнце, тепло  уважение (2)

 

0.01

Бомба,  бешенность, брань, враги, всплеск эмоций, вспыльчивость, взрыв, волки, грусть,

девушки, драка, жестокость, злиться, крик, красный цвет

конфликт, люди, люди страдающие алкоголизмом, месть, на подругу,

недовольства

неудача, нервоз, печаль,

по отношению к людям,

плохое качество человека,

плохое качество,

плохое настроение,

плохое отношение к близким людям, презирать

радость,

разочарование

ругань, смех, солдат суд, стрельба, стол, топор,  убийцы, угрозы,  «уф!», человек, ярость (1)

 

Алчность, бесит,

бесполезный, беспокойство,

борьба, драма, девушки,

дом, друг,

забвение, интерес,

избегать, любовь,

манеры людей,

между соперниками,

небольшая,

ненависть,

нет понимания,

общество, парень, подруга, перепалка, плохое владение языком, противоречия, разборки, разговор,

разногласие,

разные взгляды,

решение проблемы, родители,

ругачка,

рутельства.

слово, скандал, ссора, стычка, стрелка, с близким человеком, с окружающими,

ссоры с друзьями,

ссора между двумя индивидами

с собой, табуретка,

часто(1)

 

Безразличие, бить посуду,

вина, война, драма, дружить, знакомые, игнорировать, кусаться, любить,

мириться,

мордобой, не сойтись мнениями, нет дружбы, не дружить, не люблю, недовольствие, недопонимание,

нервотрёпка, непонимание,

одиночество,

орать,  полемика,

погорячиться,

портить отношения,

прощение,

плохое воспитание,

повышенный тон

подруга, разойтись во мнениях, ругачка,

развод, расстроиться

расставаться, со всеми, с молодым человеком, с другом, слёзы, с

близкими людьми спор, стул, слёзы

сестра,

ударить, фигня,

часто,(1)

Взаимопонимание, вкусная еда, всё хорошее,  вера, дядя,

жена,

забота,

идиллия,

крепость,

любимый человек,

мамочка,

моя любимая

Новый год,

отстаивание своей позиции,

папочка,

племянники, предки,

радость,

сон, спокойствие,

теплый дом,

тёплый очаг,

уют, цветы,

я (1)

 

По данным таблицы, самый высокий индекс частоты ассоциативной связи присущ стимулу СЕМЬЯ с ответами любовь – 0.25 и мама – 0.23, которые являются наиболее употребительными (частотными) речевыми единицами. Затем идут ответы злость и ругаться 0.18, ссора 0.14 на слова стимулы ГНЕВ, ССОРИТЬСЯ и КОНФЛИКТ. Заметим, частота ассоциативной связи косвенно зависит от положительной или отрицательной роли эмоционального компонента слова. Выступая в качестве одного из ведущих мотивов реагирования на исходное слово в эксперименте, внутреннее переживание побуждает испытуемого к поиску «экспрессивной упаковки», которая максимально способствует его эмоциональному самовыражению. При этом его активируют не только положительные эмоции, но и негативные – те, что имели или могли бы иметь место в действительности (в т.ч. вербальной), например, в практике семейного, межродственного общения и вне обозначенной сферы.

С психолингвистической точки зрения интересно лексико-семантическое наполнение отдельных секторов ассоциативных полей (АП) слов ГНЕВ, КОНФЛИКТ, ССОРИТЬСЯ, СЕМЬЯ. В рамках предлагаемой публикации ограничимся их обзором и кратким научным комментарием к ним. Рассмотрим на примере перечисленных стимулов лексико-семантические особенности образованных АП, позволяющие выявить некоторые экстралингвистические факты, закрепленные за вербальным стимулом в языковом сознании индивидов – носителей русского языка. Значение слова ГНЕВ – «чувство сильного возмущения, негодования» [Ожегов, 1989: 109], «чувство сильного негодования, возмущения, раздражения» [Толковый словарь…, 1994, I: 578] отражено в следующих выделенных нами лексико-семантических группах, или слотах (на основе схемы анализа, предложенной в [Миронова, 2011: 108-119]):

Таблица 2

Лексико-семантические группы АП ГНЕВ (по данным эксперимента)

ЛСГ

 

 

 

 

S

Действия, состояния и характеристики референта слова стимула

Другие субъекты – участники

ситуации

Действия, состояния и характерис-тики др. субъектов – участников ситуации

Чувства

и эмоции

ГНЕВ

Война, зло, огонь, нервы, драка, раздражительность, ненавидеть, месть, бомба, плохое качество, злиться, неудача, презирать, угрозы, плохое качество человека, стрельба, конфликт, плохое отношение к близким людям, волки, солдат, красный цвет

Враги, на подругу, люди страдающие алкоголизмом, человек

Плохое отношение к близким людям, раздражительность, ненавидеть, месть, злиться, презирать, «уф!», угрозы, брань, ругань.

Злость,  ярость, обида, ненависть, злоба; брань, раздражение, всплеск эмоций, бешенность, злиться, грусть, радость, нервоз, жестокость, плохое настроение, разочарование, крик, ругань.

итого

36

4

12

50

Из вышеприведённой таблицы видно, что б?льшая часть ассоциатов – 50 – находятся в группах, обозначающих чувства и эмоции, и 36 – действия, состояния и характеристики референта слова-стимула так как у респондентов оно вызывает отрицательные образы и чувства. Такое численное соотношение, по нашему убеждению, вполне закономерно и логично: субъект речи – основное действующее лицо, выступающее к тому же выразителем определенного душевного, психического состояния и собственных эмоций. Следует согласиться с мнением исследователей, полагающих, что различные чувства и переживания (эмоции) являются, в частности, некоторым результатом деятельности (действий) субъекта, который включается в оценку этой деятельности и участвует в осуществлении её корректировки [Путляева, 1979: 29].

Рассмотрим лексическое наполнение слова КОНФЛИКТ — «столкновение, серьёзное разногласие, спор» [Ожегов, 1989: 237], «столкновение между спорящими несогласными сторонами» [Толковы словарь…, 1994, I: 1454].

Таблица 3

Лексико-семантические группы АП КОНФЛИКТ (по данным эксперимента)

ЛСГ

 

 

 

 

S

Действия, состояния и характеристики референта слова стимула

Другие субъекты-участники

ситуации

Действия, состояния и характеристики др. субъектов - участников ситуации

События жизни референта слова-стимула и периоды времени

КОНФЛИКТ

Ссора, драка, непонимание друг друга и более сторон, спор, недопонимание,  проблема, война, ругань, вражда, ссориться, измена, враньё, разногласие, небольшая ссора, разные взгляды, алчность, драма, бесполезный, скандал, забвение, перепалка, борьба, табуретка, стычка, разговор, слово, интерес

С друзьями, люди, девушки, парень, общество, родители, с окружающими, между соперниками,

Непонимание друг друга и более сторон, недопонимание ругань, вражда, ссориться, разногласие, разные взгляды, манеры людей, алчность, нет понимания, ненависть, плохое владение языком, интерес

Часто

итого

64

11

25

1

В ответах на исходное существительное постоянно и в значительном количестве встречаются определения, обозначающиедействия, состояния и характеристики референта слова стимула и действия – 64, состояния и характеристики др. субъектов – участников ситуации – 25. По-видимому, такое распределение в АП слова объясняется тем, что испытуемые предпочитают оперировать понятиями базового уровня и что доступ к таким понятиям в процессе переработки вербальной (и не только) информации осуществляется легче. Н.И. Миронова ссылается на данные о том, что понятия базового уровня усваиваются раньше, чем суперординатные или субординатные. При этом специалисты в некоторой области знания обычно больше оперируют понятиями субординатного уровня, чем базового, поскольку усвоили больше признаков, различающих понятия именно этого уровня категоризации [2011: 113].

Интересно проследить лексическое наполнение АП слова ССОРИТЬСЯ – «вступать в отношения открытой взаимной неприязни; браниться, пререкаться, препираться» [Ожегов, 1989: 621], «вступать в ссору с кем-нибудь; браниться попрекая друг друга в чем-нибудь» [Толковы словарь…, 1994, IV: 471] проявилась в следующих распределенных нами слотах:

Таблица 4

Лексико-семантические группы АП ССОРИТЬСЯ (по данным эксперимента)

ЛСГ

 

 

 

 

S

Действия, состояния и характеристики референта слова стимула

Другие субъекты-участники

ситуации

Действия, состояния и характеристики др. субъектов - участников ситуации

Возможные референты слова-стимула

Чувства и эмоции

ССОРИТЬСЯ

Драка, крики, не сойтись мнениями, нет дружбы, полемика, одиночество, портить отношения, ругачка, прощение, вина, мордобой, фигня, война, драма, развод, недопонимание, ругачка, слёзы, спор

Друзья, парень, со всеми, с молодым человеком, с другом, знакомые, с близкими людьми,

Ругаться, кричать, драться, не дружить, погоречиться, разойтись во мнениях, портить отношения, игнорировать, вина, мириться, плохое воспитание, ударить, бить посуду

Не люблю

Обида, нервничать недовольст

вие, безразличие повышенный тон,

итого

22

13

28

1

15

Кроме семантических группдействия, состояния и характеристики референта стимула и действия – 22, состояния и характеристики др. субъектов-участников ситуации – 28, в АП также представлена семантическая группа с обозначением чувств и эмоций – 15 ассоциатов. Для глагольного слова-стимула тематика реакций, связанных с объектами – участниками ситуации, примерно одинакова. Это близкие, друзья или знакомые; круг знакомых; окружающие – 13.

Рассмотрим имеющиеся в лексикографических источниках ЛСВ на слово СЕМЬЯ – «1. Группа живущих вместе близких родственников. 2. перен. Объединение людей, сплочённых общими интересами. 3. Группа животных, птиц, состоящая из самца, самки и детёнышей, а также обособленная группа некоторых животных или растений одного вида» [Ожегов, 1989: 580], «1. Группа людей, состоящая из родителей, детей, внуков и ближних родственников, живущих вместе. 2. Группа высших животных, состоящая из самца и одной или нескольких самок (зоол.)» [Толковы словарь…, 1994, IV: 146].

Таблица 5

Лексико-семантические группы АП СЕМЬЯ (по данным эксперимента)

ЛСГ

 

 

 

 

S

Действия, состояния и характеристики референта слова стимула

Другие субъекты-участники

ситуации

Возможные референты слова-стимула

Объекты- участники ситуации

Место ситуации

События жизни референта слова-стимула и периоды времени

СЕМЬЯ

Любовь, понимание, счастье, очаг, сон доброта, взаимопонимание, уважение, солнце, все хорошее,  крепость, новый год, праздник, вера, покой дружба, идиллия, забота, уют, тепло, цветы, доброта, взаимопонимание, спокойствие, отстаивание своей позиции

Мама, папа, дети, родители, братья, сестра, близкие люди, бабушка, родственники, дедушка, близкие, жена, предки, дядя, родные, муж, мамочка, папочка, племянники

Я,  моя любимая

Еда, вкусная еда

Дом, теплый дом

Будущее

итого

65

94

2

3

13

2

В отличие от других слов-стимулов, на данное слово многочисленны ответы, соответствующие ЛСВ со значением субъектов-участников ситуации действия – 94, состояния и характеристики референта слова стимула – 65. Менее объемными оказались слоты, соответствующие секторам АП: место ситуации – 13, объекты – участники ситуации – 3, возможные референты слова-стимула – 2, события жизни референта слова-стимула и периоды времени – 2. Такие особенности ассоциаций отражают естественное положение дел: каждый человек считает, что СЕМЬЯ это «малый коллектив», который включает в себя маму, папу, брата, сестру и т.д. и членам СЕМЬИдля того чтобы существовать, необходимы понимание, взаимопонимание, любовь и пр. Для языкового кодирования действий, состояний и характеристик других субъектов, ситуативно связанных с референтом слова-стимула, респонденты выбирали форму прилагательного или отглагольного существительного.

Фрагменты анализа полученного вербального материала данного исследования показывают, что на данном возрастном этапе (молодом) развития человека в употреблении слов находит отражение результаты его социализации и накопления социокультурного опыта и стереотипы, закреплённые за отдельными словами.Предварительно был сформирован экспериментальный ассоциативный массив, соответствующий задачам исследования (были исключены все неадекватные реакции). Все вошедшие в него реакции тематически связаны со словом-стимулом. За ними стоят разные аспекты ситуаций, связанных в жизни современного носителя языка с референтом (денотатом) исходного слова. Самая общая схема (в иной терминологии – фрейм), по мнению Н.И. Мироновой, для некоторого объекта действительности будет содержать слоты, соответствующие элементам, выделенным в данном фрагменте опыта на основе общения человека с подобными объектами. Таковыми являются и могут быть участники ситуации, их характеристики и отношения между ними (их действия и состояния). Подобная общая (универсальная) схема действительно, в отличие от схем, создаваемых для анализа одного концепта, позволяет представить любую ситуацию действительности, она применима для анализа любых концептов, что значительно расширяет исследовательские возможности.

Полученные данные позволяют определять ассоциаты как стандартные (устойчивые) части лексических объединений, тематически организованных в языковом сознании людей непосредственно в коммуникативных целях. Так, АП СЕМЬЯ, его фреймовое наполнение будет по-разному организовано в сознании жителей российских или инокультурных сел и городов; разными окажутся и слоты, их количество и наполнение (будут различаться роли и статусы членов семьи, их права и обязанности, отношение к родственникам по мужской и женской линии и т.п.). Следовательно, правомерно предположить, что все наиболее стереотипные (социально значимые) вербальные ассоциации возникают и закрепляются в языковом сознании людей в значительной мере под влиянием текстов как естественный итог постоянного существования человека не только в мире вещей (прежде всего – биосфере), но и в мире слов (лингвосфере).

Данный эксперимент позволяет прежде всего очертить круг активно используемых современными носителями русского языка слов и словосочетаний для жанров повседневного общения (приветствия, прощания, болтовни, беседы или разговора, формул, используемых в ситуациях убеждения, ссоры, уговаривания и пр.), выделив в нем наиболее употребительные речевые единицы. Вербальные ассоциаты могут квалифицироваться не как пассивное отражение некоего содержания сознания, а выражение коммуникативного намерения реципиента. По мнению Э.А. Салиховой, «ассоциативное значение слова отражает его коммуникативный потенциал – то, что обусловливает способность слова участвовать в общении в качестве элемента высказывания» [Салихова 2012: 9]. Ассоциативно-вербальная сеть является отображением уникальных моделирующих способностей вербальной памяти «усредненного» индивида как носителя языка, принадлежащего к определённому поколению, и является моделью знаковой языковой системы, указывающей на образы сознания коммуникантов – образы, достаточные для взаимопонимания.

Анализ межпоколенных конфликтов, их сущности, специфики, причин, форм проявления, последствий, способов урегулирования и профилактики имеет большое значение как для выработки семейной политики, так и для понимания особенностей социальной структуры современного российского общества, института семьи и социальных процессов, происходящих в сфере взаимодействия поколений.

Имеющиеся мнения о семье в литературе можно условно классифицировать по различным параметрам, в том числе от особенностей состава семьи – от семьи из одного родителя до смешанных семей и традиционных семей с двумя родителями. [Douglas& Ferguson, 2003;Fingerman, 2004; Li, 2002; Riggs, Holmbeck, Paikoff, и Bryant, 2004]. Структура семьи, ценности и убеждения играют жизненно важную роль в том, как бабушки и дедушки взаимодействуют со своими внуками. Родители, которые, имея детей от первого брака, создавали семьи повторно, могут приобрести иной опыт от бабушек и дедушек, чем одинокий родитель или молодожены. Сложность и многогранность динамики семейного общения подвергают сомнению исследования статические (описание синхронного среза взаимоотношений в семье), поскольку она постоянно меняется, так как люди определяют свои отношения и подвержены влиянию обстоятельств.

Данное исследование показывает, что изучение межпоколенческого конфликта в воспитании является очень сложным вопросом, который нуждается в лонгитюдном исследовании с целью прояснения многих нюансов. Детальное изучение ассоциативных реакций позволит в дальнейшем выявить ментальные структуры, которые формируются при жизни носителя языка и отображают «сложившуюся у него картину мира, социума и самого себя» [Залевская 1999: 99]. Определение истоков, сущности и характера (внутри)семейного конфликта – это другой коммуникативный аспект обозначенной проблемы, который меняет восприятие межпоколенческой напряженности. Б.Л Ньюгартен и К. Вайнштейн (1964), выявили и определили формальный стиль воспитания детей-внуков дедушками и бабушками, согласно которому первые уклоняются от советов и рекомендаций вторых, несмотря на возникающие разногласия. Результаты их ранних исследований подтверждают положение о том, что современное поколение продолжает бросать вызов установленным обществом нормам. Это, очевидно, оказывает влияние на общение между бабушками и дедушками и их взрослых детей.

Многие взрослые считают, что они достаточно хорошо знают своих родителей, чтобы определить их убеждения и мнения. Когда возникает ситуация, где родитель инстинктивно осознает, что дедушка или бабушка не согласится, они просто выбирают стратегию молчания, поскольку родители чувствуют возникаемое напряжение, до поры до времени вербально не воплощенное. Отдельные представители пожилого поколения толерантно относятся к проблеме продолжения воспитания уже взрослых детей, в то время как другие считают своим родительским долгом продолжать опеку, выражаемую в порицаниях, замечаниях и наставлениях.

В отличие от указанных крайних позиций в вопросах общения в семье, есть и такие представители пожилого поколения, которые занимают «золотую середину». Отношения родитель-ребёнок порой характеризуются как «любовь-ненависть» (Luescherи Pillemer, 1998), и это остается верным и для более позднего возраста, когда назревает и возникает межпоколенческий конфликт в воспитании детей. В этом исследовании важным компонентом в определении конфликта является то, что конфликт не обязательно является отрицательным, а подразумевает одну из возможностей структурирования отношений, которые детерминированы различными ситуативными условиями и субъективными обстоятельствами. Данное исследование иллюстрирует то, как люди преодолевают эмбивалентность продуктивными способами [Luescher, 2002].

Для поддержания эффективного общения с представителями пожилого поколения в семье и вне её, а также с родителями необходимо объективно понять, какое они испытывают психолого-педагогическое напряжение, часто выражаемое в вербальной форме. Хотя конфликтные ситуации изменчивы, важным знаменателем является необходимость найти удовлетворительные решения. Когда от конфликта удалось получить позитивные результаты, ущерб для отношений, как правило, минимальный. Успешное разрешение конфликта может играть важную роль в укреплении семейных отношений.

 

Литература:

  1. Aldous, J. 1995, January. New views of grandparents in intergenerational context. Journal of Family Issue 16(1). 104-122.
  2. Campbell, J, & Gilmore, L. 2007, December. Intergenerational continuities and discontinuities in parenting styles. Australian Journal of Psychology 59(3).140-150.
  3. Copen, C., & Silverstein, M. 2007, Autumn. Transmission of religious beliefs across generations: Do grandparents matter? Journal of Comparative Family Studies 38(4). 497-510.
  4. Douglas, G., & Ferguson, N. 2003. The role of grandparents in divorced families. International Journal of Law, Policy, and the Family 17. 41-67. Fingerman, K. L. 2004, November. The role of offspring and in-laws in grandparents? ties to their grandchildren. Journal of Family Issues 25(8).1026-1049.
  5. Gattai, F.B., & Musatti, T. 1999. Grandmothers’ involvement in grandchildren’s care: Attitudes, feelings, and emotions. Family Relations 48(1).35-42.
  6. Harrison, K., Richman, G., & Vittimberga, G. 2000, March. Parental stress in grandparents versus parents raising children with behavior problems. Journal of Family Issues 21(2).262-270.
  7. Klein, D. M., & Hill, R. 1979. Determinants of family problem-solving effectiveness. In E. W. Burr, R. Hill, F. Nye, & I. Reiss (Eds.), Contemporary theories about the family, vol. 1, 493-548. New York: Free Press.
  8. Li, T.W. 2002, August. A comparison of maternal parenting style attitudes of grandmothers and mothers of young children in Taiwan: Development of a new measure of parenting style. Symposium conducted at the annual meeting of the American EducationalResearch Association, New Orleans, LA.
  9. Leung, T., & Kim, M. 2007. Eight Conflict Handling Styles: Validation of Model and Instrument. Journal of Asian Pacific Communication (John Benjamins Publishing Co.) 17(2). 173-198.
  10. Luescher, K., & Pillemer, K. 1998, May. Intergenerational ambivalence: A new approach to the study of parent-child relations in later life. Journal of Marriage and theFamily 60. 413-425.
  11. Mandler, Luescher, K. 2002. Intergenerational ambivalence: further steps in theory and research. Journal of Marriage and Family 64(3).585-593.
  12. Marshall, G.R. & Cofer, Ch.N. Associative indices as measures of word relatedness: a summary and comparison of ten methods //Journal of Verbal Learning and Verbal Behavior, 1963. – Vol. 1.- Pp..408-421.
  13. Neugarten, B.L. & Weinstein, K. 1964, May. The changing American grandparent. Journal of Marriage and the Family 26(2).199-204.
  14. Riggs, L., Holmbeck, G., Paikoff, R., & Bryant, F.B. 2004, August. Teen mothers parenting their own teen offspring: The moderating role of parenting support. Journal of Early Adolescence 24(3).200-230.
  15. Миронова Н.И.. Ассоциативный эксперимент: методы анализа данных и анализ на основе универсальной схемы // Вопросы психолингвистики. – 2011. – №2 (14). – С. 108-119.
  16. Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М.: Русский язык, 1989. – 750 с.
  17. Путляева Л.В. О функциях эмоций в мыслительном процессе // Вопросы психологии. – 1979. – №1. – С. 28-37.
  18. Салихова Э.А. Моделирование процессов овладения и пользования психологической структурой значения слова. – Уфа: Чурагул-Вагант, 2012. – 478 с.
  19. Толковый словарь русского языка: в 4 т. / Под ред. Д.Н. Ушакова. – М.: Русские словари, 1994. – Т.1. – 844 с.
  20. Толковый словарь русского языка: в 4 т. / Под ред. Д.Н. Ушакова. – М.: Русские словари, 1994. – Т.4. – 754 с.
0
Ваша оценка: Нет Средняя: 7.3 (12 голосов)
Комментарии: 16

Форня-Стекайлов Юлиана

Уважаемая, Кристина Нилова! Ваша статья интересна, так как у вас много научно обоснованных мыслей и намерений. Буду рада ознакомится с вашими практическими рекомендациями, которые будут полезны всем психологам, а особенно тем, кто занимается социально-психологическими научными проблемами и целенаправленно ищут практических решений в данной области! Желаю Вам успехов в достижении поставленных научно-экспериментальных задачах! С уважением, Юлиана Форня!

oksana

На мой взгляд статья интересна и актуальна, Была проделана большая работа по переводу и изучению зарубежных ученых по данной тематике. С большим удовольствием ознакомилась с результатами анализа ассоциативного эксперимента. Желаю Вам Вам творческих побед!

Скляр Наталья Александровна

Уважаемая Кристина!Стратегии развития России тесно связаны с состоянием семьи. Изменения, происходящие в современном российском обществе и семье, требуют новых, адекватных подходов к исследованию и урегулированию семейных конфликтов как актуальной социальной проблемы. При этом важной научно-практической задачей является профилактика и урегулирование межпоколенных конфликтов в семье. Представляется, что для этого необходимо выделить специфику семейных конфликтов поколений в современной России, в том числе по результатам эмпирических исследований.Поэтому данная работа актуальна в настоящее время. Однако хотелось бы уточнить, в своей работе Вы учитывали типологизацию конфликтов? К примеру: По специфике субъектов межпоколенные конфликты могут быть внутриличностными (которые протекают в сознании индивида без ярко выраженных проявлений в его взаимодействии с другими сторонами конфликта); межличностными (между конкретными представителями различных поколений); между личностью и группой (например, между пожилым человеком и семьей его сына или дочери); социально-психологическими (между малыми социально-психологическими группами поколений, например, между молодой и родительской семьями); социальными (между семейными поколениями как представителями поколений в обществе). По семейному положению и по семейным ролям выделяются конфликты между родителями и детьми; между дедами, бабушками и внуками; между представителями всех трех поколений; между родителями и молодыми супругами (свекровь — сноха, теща — зять и т. п.); между поколениями и другими родственниками. Причем, по критерию родства (усыновления) или свойства, данные конфликты можно также типологизировать на конфликты поколений между родственниками (или приравненными к ним по закону лицами), т. е. между родителями и детьми, усыновителями и усыновленными, бабушками/дедушками и внуками и т. д., и межпоколенные конфликты между свойственниками: тещей и зятем, тестем и зятем, свекровью и снохой, свекром и снохой.

Петренко Андрій Юрійович

Уважаемая Кристина! Скорее как рецензия-комментарий, нежели просто рецензия. Государственность, в частности, как социальная общность, имеет в своей структуре только две базовые составляющие: образование и воспитание, а как функциональное следствие – науку и (интеллектуальное) здоровье и семью. Общим для них является здоровье, независимо от понимания его смыслового содержания. В моем представлении автор избрала объектом экспериментального исследования социально-психологический аспект здоровья семьи. Исследование актуально, а его результаты, несомненно, представляют научный интерес. С уважением и добрыми пожеланиями в продолжении начатого исследования, А. Петренко.

Lunev Oleg

Уважаемая Кристина Васильевна,тема взаимоотношений "отцов и детей" волновала и будет волновать многие поколения исследователей в разных отраслях человековедческих наук! Рассмотрение коммуникативной составляющей этих отношений весьма смело и, пожалуй, своевременно. Как я понимаю, Вы только приступаете к исследованию такой многогранной и сложной проблемы, поскольку ограничились примерами результатов анализа одной возрастной группы представителей "детей"/"внуков". В предыдущих комментариях содержатся отдельные ценные замечания и рекомендации, которыми Вы, надеюсь, как молодой исследователь, не будете пренебрегать. Желаю Вам творческих побед и достижения поставленных целей!

Залевская Александра Александровна

Уважаемая Кристина! Вы исследуете "вечную" проблему, которая всегда была и останется актуальной. Используемый Вами ассоциативный эксперимент, несомненно, отвечает Вашим задачам. Однако я согласна с предшествующими комментаторами, что Ваш доклад построен не очень удачно. Могу также порекомендовать Вам при анализе экспериментальных материалом не ограничиваться фокусированием на самых частых реакциях: в дополнение к этому полезно рассматривать полный корпус полученных данных, группируя их по моделям смысловой связи со словом-стимулом. Желаю Вам дальнейших успехов, Залевская Александра Александровна

Нилова Кристина Васильевна

Уважаемая Залевская Александра Александровна! Я не могу выразить словами как я вам благодарна за ваш отзыв. Вы для меня являетесь примером, ваши статьи являются для меня очень ценным и необходимым материалом, который у меня всегда под рукой. Я обязательно учту ваши рекомендации в следующих исследованиях. Nilova.

Долгова Валентина Ивановна

Уважаемая Кристина Нилова! Анализ межпоколенных конфликтов, их сущности, специфики, причин, форм проявления, последствий, способов урегулирования и профилактики, безусловно, имеет большое значение как для выработки семейной политики, так и для понимания особенностей социальной структуры современного российского общества, института семьи и социальных процессов, происходящих в сфере взаимодействия поколений. Часть из наработанного Вами материала, например, анализ способов урегулирования и профилактики возможно, не вошла в текст этой статьи. Почему-то нет ни аннотации, ни рубрики ключевых слов, что бы понять, какую часть проблемы Вы пытались раскрыть в именно в этом докладе. С уважением, Валентина Долгова.

Стариков Павел Анатольевич

Актуальное направление исследований. Не очень понятно как выявлялась именно специфика межпоколенного конфликта.

Нилова Кристина Васильевна

Уважаемый Павел Анатольевич! Специфика межпоколенного конфликта на примере выявленных в общении разновозрастных респондентов вербальных единиц будет показана на сопоставительном материале. На примере результатов, полученных пока от одной возрастной группы, мы ставили целью показать возможность психолингвистического подхода к описанию своеобразия межпоколенческих вербальных отношений. Nilova.

замужем

Изучение межпоколенческой коммуникации направлено на анализ особенностей общения людей разного возраста и является новым перспективным направлением коммуникативной лингвистики. Статья посвящена отдельным теоретико-экспериментальным вопросам изучения конфликтной составляющей межпоколенного общения внутри и внесемейной коммуникации, представляющей неоднородное динамичное образование и состоящее из различных компонентов. Их выбор и определенное сочетание определяется не только способностями и возможностями разновозрастных участников общения, но и требованиями коммуникативных ситуаций. Актуальность обращения к указанной проблеме очевидна. Ссылаясь на концепции известных зарубежных исследователей, основываясь на собственных наблюдениях и результатах анкетирования и второго этапа эксперимента, автор отмечает некоторые особенности лексического наполнения ассоциативных полей выбранных стимулов у испытуемых-студентов, входящих, судя по описанию организации исследования, в одну из изучаемых возрастных групп. В ходе представленных в рамках статьи аналитических фрагментов происходит знакомство со статусно-ролевой природой общения и возможностью применения тех или иных жанровых форм в конкретных ситуациях социального взаимодействия. Придерживаясь главных принципов анализа данных психолингвистических исследований, К.Нилова сопровождает теоретическим комментарием характеристику используемых испытуемыми вербальных реакций, а также специфику их проявления в материалах ассоциативных экспериментов. По предположению молодого исследователя, «… все наиболее стереотипные (социально значимые) вербальные ассоциации возникают и закрепляются в языковом сознании людей в значительной мере под влиянием текстов как естественный итог постоянного существования человека не только в мире вещей (прежде всего – биосфере), но и в мире слов (лингвосфере)». Безусловно, изучение указанных сложных процессов позволит «пролить свет» на специфику динамики коммуникативного аспекта изучаемого явления в филологическом, психологическом и отчасти социологическом аспектах. Это предполагает последующие направления дальнейшего исследования, которые намечает автор рецензируемой статьи.

Сиврикова Надежда Валерьевна

Текст статьи вызывает недоумение, в большей степени связанное с тем, что из него не становится очевидным связь результатов исследования с теоретическим анализом проблемы. У меня вообще сложилось впечатление, что это просто 2 разных направления исследования. В целом, на мой взгляд, заявленная тема «КОММУНИКАТИВНЫЙ АСПЕКТ МЕЖПОКОЛЕННОГО КОНФЛИКТА» в эмпирическом исследовании не раскрыта. Кроме того не всегда корректное представление результатов исследования оставляет множество вопросов (без ответов на которые его невозможно оценить): 1. Каковы цели проведенного эмпирического исследования 2. В каком порядке респондентам предъявлялись слова-стимулы 3. Каков половозрастной состав выборки Возможно, отсутствие существенной информации об организации исследования не позволяет оценить достоверность сделанных выводов. Например, автор при анализе АП слова ГНЕВ приходит к выводу, что «Такое численное соотношение, по нашему убеждению, вполне закономерно и логично: субъект речи – основное действующее лицо, выступающее к тому же выразителем определенного душевного, психического состояния и собственных эмоций. Следует согласиться с мнением исследователей, полагающих, что различные чувства и переживания (эмоции) являются, в частности, некоторым результатом деятельности (действий) субъекта, который включается в оценку этой деятельности и участвует в осуществлении её корректировки». Если полученные результаты объясняются особенностями субъекта речи, то почему в АП других слов-стимулов не наблюдается доминирование ассоциаций, относимых к группе чувств и эмоций? Возможно, АП в большей мере зависит от самого слова-стимула и порядка его предъявления в ассоциативном эксперименте? Мне совершенно непонятно, каким образом из результатов исследования автор делает вывод о том, что «Полученные данные позволяют определять ассоциаты как стандартные (устойчивые) части лексических объединений, тематически организованных в языковом сознании людей непосредственно в коммуникативных целях. Так, АП СЕМЬЯ, его фреймовое наполнение будет по-разному организовано в сознании жителей российских или инокультурных сел и городов; разными окажутся и слоты, их количество и наполнение (будут различаться роли и статусы членов семьи, их права и обязанности, отношение к родственникам по мужской и женской линии и т.п.).». Где и когда автор проводит анализ фреймового наполнения АП СЕМЬЯ у представителей разных населенных пунктов? Кроме того, хотелось бы видеть более корректное использование психологических терминов. Так, например, хотелось бы узнать о каком именно возрастном периоде говорит автор, указывая, что «на данном возрастном этапе (молодом) развития человека»? В какой периодизации развития человека выделяется МОЛОДОЙ этап?. Особенно печально видеть такой низкий уровень анализа и интерпретации результатов, учитывая, сколько сил потребовалось для их получения.

Нилова Кристина Васильевна

Выражаю огромную благодарность автору столь подробно изложенного комментария на нашу публикацию. Позволим остановиться на некоторых дискуссионных моментах, часть из которых, возможно, будет снята. В рамках статьи мы не сочли необходимым останавливаться на подробностях подготовки и организации эксперимента. На подготовительном этапе предпринятого научного изыскания было проведено анкетирование с разновозрастными участниками – представителями разных поколений (внуки, дети, родители, бабушки/дедушки) – каждой из четырех групп в 75 человек (попутно отметим, что с детьми и пожилыми респондентами было использовано интервьюирование), в результате которого была выявлена группа часто встречаемых слов, которые и послужили стимульным материалом для последующего этапа исследования. Избранные для исследования слова были предъявлены в списке других лексических единиц для того, чтобы исключить их ассоциативное взаимовоздействие и максимально обеспечить валидность полученных результатов. Гендерный аспект изучения проблемы не рассматривался. Возрастная классификация в исследовании использовалась с опорой на общеизвестную социолого-психологическую стратификацию Эриксона (от младенчества до зрелого возраста (старости)). По нашему мнению, детальный лингвистический анализ лексического наполнения полученных ассоциативных полей слов позволит на последующих этапах исследования определить не только степень конфликтогенности отдельных вербальных единиц (психолингвистический аспект), но и траекторию (вне)семейных вербальных взаимоотношений между поколениями (социолингвистический аспект). Почему в отдельных секторах полей преобладает доминирование лексических групп со значением чувств и эмоций, а в иных отсутствует – покажет сравнительно-сопоставительное изучение АП, полученных от всех возрастных групп испытуемых. Не исключено варьирование в использовании такой лексической группы от одного возраста к другому, её зависимость от лексико-семантической структуры предъявленного стимула. Как отмечалось, влияние ассоциативного окружения других стимулов минимизировано. На примере результатов, полученных пока от одной возрастной группы, мы ставили целью показать возможность выявления, во всяком случае, подхода к описанию действия глубинных социо- и психолингвистических механизмов, определяющих характер межпоколенческих вербальных отношений и позволяющих в определенной степени влиять на них. По-видимому, поверхностное прочтение уважаемым рецензентом представленного фрагмента филологического исследования позволило автору сделать скоропалительные выводы и относительно перспектив исследования. Количественно-качественное сопоставительное изучение полученных нами и другими исследователями не только из регионов РФ, но и из разных стран (тогда возникнет необходимость в межъязыковом сопоставлении), ассоциативных полей (в частности, АП СЕМЬЯ) перечисленных слов по данным ассоциативных словарей (русского и др.) и частных ассоциативных словников позволит подтвердить или опровергнуть выдвигаемые на данном этапе исследования предположения. Nilova.

Москалюк Виктория Юрьевна

Уважаемые авторы! Благодарю за интерес к проблеме. Периодически на занятиях со студентами в рамках соответствующего курса обращаемся к проблеме межпоколенческого диалога, было бы интересно рассмотреть ее в ракурсе психолингвистики. С уважением, В. Москалюк

Погонцева Дарья Викторовна

С точки зрения российских исследований, Вам может быть интересна работа Пищик Влады Игоревны по межпоколенным отношениям.

Нилова Кристина Васильевна

Уважаемая Дарья! В данной статье я опиралась на оригинальные источники зарубежных авторов и на анализ данных своей теоретико-экспериментальной работы, полученных от анкет респондентов. Это обусловлено тем, что коммуникативный аспект межпоколенного конфликта не нашёл на сегодняшний день целостного научного описания в современной российской языковедческой парадигме с позиций социо- и психолингвистики. В рамках предлагаемой публикации даны в необходимом объеме определения коммуникативного аспекта межпоколенческих вербальных отношений с опорой на обоснованные теоретические концепции. Nilova.
Комментарии: 16

Форня-Стекайлов Юлиана

Уважаемая, Кристина Нилова! Ваша статья интересна, так как у вас много научно обоснованных мыслей и намерений. Буду рада ознакомится с вашими практическими рекомендациями, которые будут полезны всем психологам, а особенно тем, кто занимается социально-психологическими научными проблемами и целенаправленно ищут практических решений в данной области! Желаю Вам успехов в достижении поставленных научно-экспериментальных задачах! С уважением, Юлиана Форня!

oksana

На мой взгляд статья интересна и актуальна, Была проделана большая работа по переводу и изучению зарубежных ученых по данной тематике. С большим удовольствием ознакомилась с результатами анализа ассоциативного эксперимента. Желаю Вам Вам творческих побед!

Скляр Наталья Александровна

Уважаемая Кристина!Стратегии развития России тесно связаны с состоянием семьи. Изменения, происходящие в современном российском обществе и семье, требуют новых, адекватных подходов к исследованию и урегулированию семейных конфликтов как актуальной социальной проблемы. При этом важной научно-практической задачей является профилактика и урегулирование межпоколенных конфликтов в семье. Представляется, что для этого необходимо выделить специфику семейных конфликтов поколений в современной России, в том числе по результатам эмпирических исследований.Поэтому данная работа актуальна в настоящее время. Однако хотелось бы уточнить, в своей работе Вы учитывали типологизацию конфликтов? К примеру: По специфике субъектов межпоколенные конфликты могут быть внутриличностными (которые протекают в сознании индивида без ярко выраженных проявлений в его взаимодействии с другими сторонами конфликта); межличностными (между конкретными представителями различных поколений); между личностью и группой (например, между пожилым человеком и семьей его сына или дочери); социально-психологическими (между малыми социально-психологическими группами поколений, например, между молодой и родительской семьями); социальными (между семейными поколениями как представителями поколений в обществе). По семейному положению и по семейным ролям выделяются конфликты между родителями и детьми; между дедами, бабушками и внуками; между представителями всех трех поколений; между родителями и молодыми супругами (свекровь — сноха, теща — зять и т. п.); между поколениями и другими родственниками. Причем, по критерию родства (усыновления) или свойства, данные конфликты можно также типологизировать на конфликты поколений между родственниками (или приравненными к ним по закону лицами), т. е. между родителями и детьми, усыновителями и усыновленными, бабушками/дедушками и внуками и т. д., и межпоколенные конфликты между свойственниками: тещей и зятем, тестем и зятем, свекровью и снохой, свекром и снохой.

Петренко Андрій Юрійович

Уважаемая Кристина! Скорее как рецензия-комментарий, нежели просто рецензия. Государственность, в частности, как социальная общность, имеет в своей структуре только две базовые составляющие: образование и воспитание, а как функциональное следствие – науку и (интеллектуальное) здоровье и семью. Общим для них является здоровье, независимо от понимания его смыслового содержания. В моем представлении автор избрала объектом экспериментального исследования социально-психологический аспект здоровья семьи. Исследование актуально, а его результаты, несомненно, представляют научный интерес. С уважением и добрыми пожеланиями в продолжении начатого исследования, А. Петренко.

Lunev Oleg

Уважаемая Кристина Васильевна,тема взаимоотношений "отцов и детей" волновала и будет волновать многие поколения исследователей в разных отраслях человековедческих наук! Рассмотрение коммуникативной составляющей этих отношений весьма смело и, пожалуй, своевременно. Как я понимаю, Вы только приступаете к исследованию такой многогранной и сложной проблемы, поскольку ограничились примерами результатов анализа одной возрастной группы представителей "детей"/"внуков". В предыдущих комментариях содержатся отдельные ценные замечания и рекомендации, которыми Вы, надеюсь, как молодой исследователь, не будете пренебрегать. Желаю Вам творческих побед и достижения поставленных целей!

Залевская Александра Александровна

Уважаемая Кристина! Вы исследуете "вечную" проблему, которая всегда была и останется актуальной. Используемый Вами ассоциативный эксперимент, несомненно, отвечает Вашим задачам. Однако я согласна с предшествующими комментаторами, что Ваш доклад построен не очень удачно. Могу также порекомендовать Вам при анализе экспериментальных материалом не ограничиваться фокусированием на самых частых реакциях: в дополнение к этому полезно рассматривать полный корпус полученных данных, группируя их по моделям смысловой связи со словом-стимулом. Желаю Вам дальнейших успехов, Залевская Александра Александровна

Нилова Кристина Васильевна

Уважаемая Залевская Александра Александровна! Я не могу выразить словами как я вам благодарна за ваш отзыв. Вы для меня являетесь примером, ваши статьи являются для меня очень ценным и необходимым материалом, который у меня всегда под рукой. Я обязательно учту ваши рекомендации в следующих исследованиях. Nilova.

Долгова Валентина Ивановна

Уважаемая Кристина Нилова! Анализ межпоколенных конфликтов, их сущности, специфики, причин, форм проявления, последствий, способов урегулирования и профилактики, безусловно, имеет большое значение как для выработки семейной политики, так и для понимания особенностей социальной структуры современного российского общества, института семьи и социальных процессов, происходящих в сфере взаимодействия поколений. Часть из наработанного Вами материала, например, анализ способов урегулирования и профилактики возможно, не вошла в текст этой статьи. Почему-то нет ни аннотации, ни рубрики ключевых слов, что бы понять, какую часть проблемы Вы пытались раскрыть в именно в этом докладе. С уважением, Валентина Долгова.

Стариков Павел Анатольевич

Актуальное направление исследований. Не очень понятно как выявлялась именно специфика межпоколенного конфликта.

Нилова Кристина Васильевна

Уважаемый Павел Анатольевич! Специфика межпоколенного конфликта на примере выявленных в общении разновозрастных респондентов вербальных единиц будет показана на сопоставительном материале. На примере результатов, полученных пока от одной возрастной группы, мы ставили целью показать возможность психолингвистического подхода к описанию своеобразия межпоколенческих вербальных отношений. Nilova.

замужем

Изучение межпоколенческой коммуникации направлено на анализ особенностей общения людей разного возраста и является новым перспективным направлением коммуникативной лингвистики. Статья посвящена отдельным теоретико-экспериментальным вопросам изучения конфликтной составляющей межпоколенного общения внутри и внесемейной коммуникации, представляющей неоднородное динамичное образование и состоящее из различных компонентов. Их выбор и определенное сочетание определяется не только способностями и возможностями разновозрастных участников общения, но и требованиями коммуникативных ситуаций. Актуальность обращения к указанной проблеме очевидна. Ссылаясь на концепции известных зарубежных исследователей, основываясь на собственных наблюдениях и результатах анкетирования и второго этапа эксперимента, автор отмечает некоторые особенности лексического наполнения ассоциативных полей выбранных стимулов у испытуемых-студентов, входящих, судя по описанию организации исследования, в одну из изучаемых возрастных групп. В ходе представленных в рамках статьи аналитических фрагментов происходит знакомство со статусно-ролевой природой общения и возможностью применения тех или иных жанровых форм в конкретных ситуациях социального взаимодействия. Придерживаясь главных принципов анализа данных психолингвистических исследований, К.Нилова сопровождает теоретическим комментарием характеристику используемых испытуемыми вербальных реакций, а также специфику их проявления в материалах ассоциативных экспериментов. По предположению молодого исследователя, «… все наиболее стереотипные (социально значимые) вербальные ассоциации возникают и закрепляются в языковом сознании людей в значительной мере под влиянием текстов как естественный итог постоянного существования человека не только в мире вещей (прежде всего – биосфере), но и в мире слов (лингвосфере)». Безусловно, изучение указанных сложных процессов позволит «пролить свет» на специфику динамики коммуникативного аспекта изучаемого явления в филологическом, психологическом и отчасти социологическом аспектах. Это предполагает последующие направления дальнейшего исследования, которые намечает автор рецензируемой статьи.

Сиврикова Надежда Валерьевна

Текст статьи вызывает недоумение, в большей степени связанное с тем, что из него не становится очевидным связь результатов исследования с теоретическим анализом проблемы. У меня вообще сложилось впечатление, что это просто 2 разных направления исследования. В целом, на мой взгляд, заявленная тема «КОММУНИКАТИВНЫЙ АСПЕКТ МЕЖПОКОЛЕННОГО КОНФЛИКТА» в эмпирическом исследовании не раскрыта. Кроме того не всегда корректное представление результатов исследования оставляет множество вопросов (без ответов на которые его невозможно оценить): 1. Каковы цели проведенного эмпирического исследования 2. В каком порядке респондентам предъявлялись слова-стимулы 3. Каков половозрастной состав выборки Возможно, отсутствие существенной информации об организации исследования не позволяет оценить достоверность сделанных выводов. Например, автор при анализе АП слова ГНЕВ приходит к выводу, что «Такое численное соотношение, по нашему убеждению, вполне закономерно и логично: субъект речи – основное действующее лицо, выступающее к тому же выразителем определенного душевного, психического состояния и собственных эмоций. Следует согласиться с мнением исследователей, полагающих, что различные чувства и переживания (эмоции) являются, в частности, некоторым результатом деятельности (действий) субъекта, который включается в оценку этой деятельности и участвует в осуществлении её корректировки». Если полученные результаты объясняются особенностями субъекта речи, то почему в АП других слов-стимулов не наблюдается доминирование ассоциаций, относимых к группе чувств и эмоций? Возможно, АП в большей мере зависит от самого слова-стимула и порядка его предъявления в ассоциативном эксперименте? Мне совершенно непонятно, каким образом из результатов исследования автор делает вывод о том, что «Полученные данные позволяют определять ассоциаты как стандартные (устойчивые) части лексических объединений, тематически организованных в языковом сознании людей непосредственно в коммуникативных целях. Так, АП СЕМЬЯ, его фреймовое наполнение будет по-разному организовано в сознании жителей российских или инокультурных сел и городов; разными окажутся и слоты, их количество и наполнение (будут различаться роли и статусы членов семьи, их права и обязанности, отношение к родственникам по мужской и женской линии и т.п.).». Где и когда автор проводит анализ фреймового наполнения АП СЕМЬЯ у представителей разных населенных пунктов? Кроме того, хотелось бы видеть более корректное использование психологических терминов. Так, например, хотелось бы узнать о каком именно возрастном периоде говорит автор, указывая, что «на данном возрастном этапе (молодом) развития человека»? В какой периодизации развития человека выделяется МОЛОДОЙ этап?. Особенно печально видеть такой низкий уровень анализа и интерпретации результатов, учитывая, сколько сил потребовалось для их получения.

Нилова Кристина Васильевна

Выражаю огромную благодарность автору столь подробно изложенного комментария на нашу публикацию. Позволим остановиться на некоторых дискуссионных моментах, часть из которых, возможно, будет снята. В рамках статьи мы не сочли необходимым останавливаться на подробностях подготовки и организации эксперимента. На подготовительном этапе предпринятого научного изыскания было проведено анкетирование с разновозрастными участниками – представителями разных поколений (внуки, дети, родители, бабушки/дедушки) – каждой из четырех групп в 75 человек (попутно отметим, что с детьми и пожилыми респондентами было использовано интервьюирование), в результате которого была выявлена группа часто встречаемых слов, которые и послужили стимульным материалом для последующего этапа исследования. Избранные для исследования слова были предъявлены в списке других лексических единиц для того, чтобы исключить их ассоциативное взаимовоздействие и максимально обеспечить валидность полученных результатов. Гендерный аспект изучения проблемы не рассматривался. Возрастная классификация в исследовании использовалась с опорой на общеизвестную социолого-психологическую стратификацию Эриксона (от младенчества до зрелого возраста (старости)). По нашему мнению, детальный лингвистический анализ лексического наполнения полученных ассоциативных полей слов позволит на последующих этапах исследования определить не только степень конфликтогенности отдельных вербальных единиц (психолингвистический аспект), но и траекторию (вне)семейных вербальных взаимоотношений между поколениями (социолингвистический аспект). Почему в отдельных секторах полей преобладает доминирование лексических групп со значением чувств и эмоций, а в иных отсутствует – покажет сравнительно-сопоставительное изучение АП, полученных от всех возрастных групп испытуемых. Не исключено варьирование в использовании такой лексической группы от одного возраста к другому, её зависимость от лексико-семантической структуры предъявленного стимула. Как отмечалось, влияние ассоциативного окружения других стимулов минимизировано. На примере результатов, полученных пока от одной возрастной группы, мы ставили целью показать возможность выявления, во всяком случае, подхода к описанию действия глубинных социо- и психолингвистических механизмов, определяющих характер межпоколенческих вербальных отношений и позволяющих в определенной степени влиять на них. По-видимому, поверхностное прочтение уважаемым рецензентом представленного фрагмента филологического исследования позволило автору сделать скоропалительные выводы и относительно перспектив исследования. Количественно-качественное сопоставительное изучение полученных нами и другими исследователями не только из регионов РФ, но и из разных стран (тогда возникнет необходимость в межъязыковом сопоставлении), ассоциативных полей (в частности, АП СЕМЬЯ) перечисленных слов по данным ассоциативных словарей (русского и др.) и частных ассоциативных словников позволит подтвердить или опровергнуть выдвигаемые на данном этапе исследования предположения. Nilova.

Москалюк Виктория Юрьевна

Уважаемые авторы! Благодарю за интерес к проблеме. Периодически на занятиях со студентами в рамках соответствующего курса обращаемся к проблеме межпоколенческого диалога, было бы интересно рассмотреть ее в ракурсе психолингвистики. С уважением, В. Москалюк

Погонцева Дарья Викторовна

С точки зрения российских исследований, Вам может быть интересна работа Пищик Влады Игоревны по межпоколенным отношениям.

Нилова Кристина Васильевна

Уважаемая Дарья! В данной статье я опиралась на оригинальные источники зарубежных авторов и на анализ данных своей теоретико-экспериментальной работы, полученных от анкет респондентов. Это обусловлено тем, что коммуникативный аспект межпоколенного конфликта не нашёл на сегодняшний день целостного научного описания в современной российской языковедческой парадигме с позиций социо- и психолингвистики. В рамках предлагаемой публикации даны в необходимом объеме определения коммуникативного аспекта межпоколенческих вербальных отношений с опорой на обоснованные теоретические концепции. Nilova.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.