facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip

СОВРЕМЕННЫЕ СТРАТЕГИИ ИССЛЕДОВАНИЙ КОСТЮМА: НАРРАТОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

Автор Доклада: 
Лагода О.Н.
Награда: 
СОВРЕМЕННЫЕ СТРАТЕГИИ ИССЛЕДОВАНИЙ КОСТЮМА: НАРРАТОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
СОВРЕМЕННЫЕ СТРАТЕГИИ ИССЛЕДОВАНИЙ КОСТЮМА: НАРРАТОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

УДК 7.05:81

СОВРЕМЕННЫЕ СТРАТЕГИИ ИССЛЕДОВАНИЙ КОСТЮМА: НАРРАТОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

Лагода Оксана Николаевна, канд. искусствоведения, доцент
Черкасский государственный технологический университет

Автор рассматривает возможность использования нарратологических понятий и аргументов в области исследований костюма, как феноменологического явления в культуре. Они определяют перспективы развития и формирования новых концептуальных подходов в указанной сфере гуманитарных знаний.
Ключевые слова: одежда, костюм, мода, нарратив, теория повествования.

The author examines the use of concepts and arguments of the narrative research costume, as the phenomenological effects of culture. They determine the prospects for the development and creation of new conceptual approaches in this field of humanities.
Keywords: clothes, costume, fashion, narrative, theory of the narrative.

Сложность исследований костюма состоит в том, что он «принадлежит» различным сферам научного знания. Исследования последних десятилетий указывают на то, что костюм существует в пространстве культурных смыслов и значений. Их посредством он создает «определенный проект человека как способ его самопрезентации», самоидентификации и самоопределения [1, с.14]. В костюме «наблюдается культурная стереоскопичность, динамика антропологических проектов моды, которые позволяют визуализировать основы бытия человека» [2, с.4]. Этот «новый взгляд» на костюм, и одежду в целом, как предмет научных исследований, предполагает не только переосмысление его во всех допустимых и известных сегодня измерениях. Он является также попыткой сформулировать определенную интеллектуальную задачу, принимая условия которой, становится возможным рассмотрение важнейших теоретических проблем, которые на протяжении всего ХХ в. привлекали внимание со стороны специалистов разных сфер гуманитарного знания к одежде, костюму и моде. Благодаря этому интерес к вестиментарной моде приобрел разнообразные формы.
Одной из наиболее важных проблем в этой сфере считается проблема самоидентификации, поскольку «будучи наиболее непосредственным, очевидным и одновременно глубоко личностным средством создания различий, одежда представляет собой наиболее значительную форму выделения своего «Я» из всех остальных…» [3]. Процесс самоидентификации предполагает обращение к историческим и духовным корням, традиционной культуре, литературе и искусству, философии и религии – ко всему тому, что создает неповторимый облик каждой из известных культур. Безусловно, актуальна социальная идентификация, проблемное поле которой охватывает все сферы жизнедеятельности человека не исключая и практику вестиментарной моды.
Костюм как универсальный «вестиментарный культурный код» (Р. Барт), прежде всего, исполняет коммуникативную функцию. Коммуникативное понимание природы вещей (одежды) уже позволяет говорить об акте коммуникации как о процессе, происходящем на определенном повествовательном уровне [4].
В ряду знаковых систем костюм является самым необходимым человеку для взаимодействия с окружающей средой. Он содержит и транслирует значительное количество информации о своем владельце. Вся история развития человечества является своеобразным свидетельством развития и формирования языка костюма – его знаковой системы. В свою очередь, культура, ключевыми элементами которой выступают знаки и символы, в частности и костюм, превращает весь окружающий мир в бесконечный набор текстов. Поэтому актуальным стало изучение одежды – исторического, национального или этнического, современного костюма, – как своеобразного текста.
Знаковые значения вестиментарного культурного кода претерпели в современном глобализированном мире значительные изменения, приобретая новые смыслообразования – концепции. В потребительской культуре предметы потребления продаются благодаря рекламе, использующей их. Ориентируясь на потребности пользователей, дизайнеры в роли культурных посредников создают разнообразные формы потребления, определенные нарративы, которые становятся для потребителей способом их самовыражения и самоидентификации [5]. Таким образом, дизайн – это процесс, в результате которого продукт (одежда и ее элементы) получает закодированное символическое значение, выражающееся через дизайн самого продукта и дизайн его рекламы, иными словами, «переживает» процесс нарративизации. Современный дизайн одежды, и вся вестиментарная мода, демонстрируют выразительную персонификацию и индивидуализацию образно-стилистических решений костюма, которые в качестве определенных нарративов доминируют сегодня не только на мировых подиумах и в глянцевых журналах, но и в повседневной жизни [6].
Одежда, а точнее – культура одежды – это наиболее существенная и интересная с точки зрения предмета исследования составляющая, как обыденной культуры, так и культуры повседневности [7, 8]. Важно лишь выявить эту грань между первым и вторым, различая функциональное, символическое, смысловое и пр. значения костюма в определенном контексте. Подобный подход указывает, в первую очередь, на то, что в контексте обыденной культуры следует говорить о традиционном (национальном, этническом, региональном) костюме, а также – об историческом костюме как результате стилевого выявления ставшего «традиционным», «хрестоматийным образом» определенной эпохи. В культуре же повседневности следует рассматривать особенности «отклонений» от традиционного – как этнического, так и исторического костюма, сформировавшиеся под влиянием моды и различных социокультурных изменений в обществе. Соответственно, каждый из костюмов будет наделен отличительным нарративом в контексте «указанного» повествования, обостряя проблемы культурной, социальной, этнической идентификации человека посредством знаковой системы его костюма [9]. Таким образом, в современных условиях логично рассматривать одежду (костюм) не только как текст, но и с точки зрения современной нарратологии, которая представляет собой весьма обширную область научного поиска в сфере сюжетно-повествовательных высказываний (дискурсов), соотносимых с определенной «историей».
«Нарратив, повествование (мы будем употреблять эти термины как синонимы) – главная форма, посредством которой вымысел живет в культуре. С его помощью мы придаем опыту форму и смысл, упорядочиваем его посредством выделения начала, середины, конца и центральной темы. Человеческая способность рассказывать истории есть главный способ, каким людям удается упорядочить и осмыслить окружающий мир» [10]. Кроме того, перформативное измерение нарративов открывает возможность их идеологического использования не только в общекультурном пространстве, но и в рамках исследовательских дисциплин – для формирования и продвижения вполне определенных образа человека, культуры, языка, истории [11].
Сегодня нарратологию принято понимать в двух смыслах: прежде всего, в узком – как дисциплину, имеющая отношение к литературной теории. В широком смысле – как изучение того, каковы тенденции и результаты осознания меры нарративности других, нежели литература, сфер знания, иначе говоря, «нарративного поворота». «Нарратология, теория нарратива – дисциплина, изучающая повествовательные тексты, природу, формы и функционирование нарратива, общие черты, присущие всем возможным типам нарративов, равно как и критерии, позволяющие отличать последние между собой, а также систему правил, в соответствии с которыми нарративы создаются и развиваются» [10].
Аналитическими компонентами нарратологии являются: сюжет, голос, время, точка зрения, персонаж, роль. Предметом нарратологии (термин введен Ц. Тодоровым) определен «феномен нарративности», то есть фундаментальные принципы повествования, задающие способность обладать значением. Нарратив, повествование – это «результат процесса его рассказывания, иначе говоря, результат процесса нарративизации» [10]. Таким образом, нарратив есть форма, у которой есть содержание (Х. Уайт), что вполне соотносимо с пониманием дизайн-продукта, одежды в частности, и процессами его реализации: условно – от проектного до рекламного образа и их материального воплощения.
Представления о сущности, структуре, психологических и социальных функциях нарратива сложились еще во времена античности (П.Рикер, Ж.Женетт): до первого века н. э. термин narratio использовался как технический термин, обозначающий часть речи оратора, следующей за провозглашением тезиса. Преобладающими типами нарратива в греческой античности считались пересказанные речь и диалог. «Постепенно к типам нарративов, которые люди использовали в упражнениях, совершенствуя свое риторическое мастерство, стали относиться как к самоценным и полезным, иначе говоря, как к литературе в ее современном смысле» [10].
С течением времени, в исторически-эволюционном развитии человечества и того багажа знаний, который оно накопило, понимание нарратива, его восприятие и значение изменилось [10; 11; 12]. Сегодня нарратив представляет собой «универсальную характеристику культуры в том смысле, что нет, по-видимому, ни одной культуры, в которой отсутствовали бы те или иные его виды. Культуры аккумулируют и транслируют собственные опыт и системы смыслов посредством повествований, запечатленных в мифах, легендах, сказках, эпосе, драмах и трагедиях, историях, рассказах, шутках, анекдотах, романах, в коммерческой рекламе. И, как уже говорилось выше, в костюме, в одежде.
Способность быть носителем культуры неотделима от знания смыслов ключевых для данной культуры повествований. Степень социализации индивида также связывается с определенной мерой его компетентности, ключевым компонентом которой является способность индивида рассказывать и пересказывать истории. Именно поэтому ученые определяют нарратив как «фундаментальный компонент социального взаимодействия, выполняющий функции создания и трансляции социального знания, а также самопрезентации индивидов» [10].
В ХХ в. сформировалось значительное количество разнообразных теорий, каждая из которых изучает повествовательные тексты (нарративы). Нарратология как наука оформилась в 1960-70-х гг. К примеру, в своей публикации профессор, д.ф.н. Е.Г. Трубина пишет о том, что задание нарративного поворота, в определенном смысле, состоит в том, чтобы «оценить конструктивность этого содержания нарративной формы». Указывая этапность в развитии знания о нарративном повороте, она подчеркивает, что на первом этапе (1980-е гг.) нарратив изучали преимущественно семиотически, понимая под ним преимущественно литературный текст. В 1990-х гг. начали исследовать также нетекстовые формы нарративов: «закономерностями функционирования нарративов заинтересовались в теории коммуникации, педагогике, социологии, когнитивной теории, теории памяти, теории искусственного интеллекта… В последующем эти тенденции углубились, затронув еще более широкий круг дисциплин – к примеру, медицинскую диагностику и социальную работу» [10].
Наряду с уже «классическими» понятиями нарратологии, введенными русскими формалистами В.Б. Шкловским, Б.М. Эйхенбаумом, Б.В. Томашевским, – сюжетом и фабулой, – сегодня активно разрабатывается такое понятие как тема (тематизация). Если фабула – это последовательность событий в том порядке, в каком они произошли, то сюжет – оттеняет «индивидуальное» в рассказывании этой последовательности событий. Благодаря именно сюжету (изобретательности и креативности нарратора) текст становится художественным (Ю. Лотман). В свою очередь дискурс предполагает личностные формы высказывания, он субъективен, в нем есть указание на говорящего. Повествование же объективно, в нем нет (не должно быть) отсылок к рассказчику. «Что» рассказывается фиксируется в понятии истории, «как» рассказывается – в понятии дискурса. История соотносима с фабулой, но «понятие дискурса неизмеримо шире понятия сюжета» [12]. Не составляет особой сложности экспликация данной установки в отношении одежды и моды; в соотнесение ее смысла с, уже ставшими традиционными, подходами к пониманию роли создателя одежды и ее потребителя, с общими процессами функционирования вещи в определенном социокультурном пространстве.
Разнообразие функций нарратива – упорядочивающая, информирующая, убеждающая, развлекающая, отвлекающая внимание функция, – указывает на то, что нарратив способен выполнять также ряд специфических, точнее, уникальных функций, таких как: трансформирующая и темпоральная. «Представляя собой, специфический тип знания, нарратив не просто регистрирует события, он конституирует и интерпретирует их как значимые части осмысленного целого» [10]. Темпоральная функция нарратива состоит в том, что он является «способом постижения времени: он выделяет различные моменты во времени и устанавливает связь между ними, позволяет усмотреть смысл в самих временных последовательностях, указывая на финал, отчасти уже содержащийся в начале истории, раскрывает значение времени, внося, так сказать, человеческие смыслы в его течение» [10]. Иными словами, изучая нарративы, человек познает самое себя. Разве не о костюме это сказано?!
Таким образом, категория нарративности, получившая сегодня широкое распространение и богатое концептуальное наполнение, может объективно положительно сказаться на углублении и расширении знаний об одежде (костюме) и моде в контексте обыденной и повседневной культуры, культуры потребления и современной индустрии моды. Она позволит систематизировать уже имеющиеся знания в области стиле- и формообразования костюма, его художественно-образного и функционально-предметного воплощения, места и роли в процессах социализации и самоидентификации. А что наиболее интересно – даст возможность «собрать» воедино разрозненные «повествования», которые отображают эволюцию человеческого интеллекта, нашедшего воплощение в одежде как внешней форме нарратива и с точки зрения этико-эстетического восприятия мира, и как предмете художественно-креативного творчества…

Литература:

  • 1. Шевнюк, О.Л. Історія костюма: навчальний посібник / О.Л. Шевнюк. – К. : Знання, 2008. – 375 с.
  • 2. Кікоть, А.А. Семіозис українського костюма: гендерні репрезентації: монографія / А.А. Кыкоть. – Х., 2010. – 300 с.
  • 3. Интересное мнение: Ash, J. Chic Thrills: a fashion reader / J. Ash, E. Wilson. – London: Pandora Press, 1992. – Part 2.
  • 4. Барт, Р. Система моды: Статьи по семиотике культуры / Р. Барт; пер. с фр., вступ. ст. и сост. С. Н. Зенкина. – М. : Издательство им. Сабашниковых, 2004. – 512 с.
  • 5. Пресс, М. Власть дизайна: Ключ к сердцу потребителя / Майк Пресс, Рейчел Купер ; пер. с англ. А. Н. Поплавская ; науч. ред. Б. П. Буландо. – Минск : Гревцов Паблишер, 2008. – 352 с.
  • 6. Fashion-бизнес: теория, практика, феномен / под ред. Николы Уайт и Йена Гриффитса ; пер. с англ. А. Н. Поплавская ; науч. ред. А. В. Попова. – Минск : Гревцов Паблишер, 2008. – 272 с.
  • 7. Луков М.В. Культура повседневности. К истории вопроса / ДЪЛО // – № 17 [131]. – 2010. – С. 6-13.
  • 8. Марков Б.В. Культура повседневности: Учебное пособие / Б.В. Марков. – СПб. : Изд-во: Питер, 2008. – 352 с.
  • 9. Lagoda O. Clothes – the “external” Form of a self-indentity Narrative // Journal of International Scientific Publications: Language, Individual & Society, Volume 5, Part 2. s. 71-83 / ISSN 1313-2547 Published at: http://www.science-journals.eu
  • 10. Трубина Е.Г. Нарратология: основы, проблемы, перспективы. Материалы к специальному курсу / Е.Г. Трубина [электронный ресурс] // режим доступа: http://csp.philos.usu.ru/usu/opencms/ru/courses/narratology.html
  • 11. Олейников А. Теория наррации О.М. Фрейденберг и современная нарратология: попытка сравнительного анализа / А. Олейников [электронный ресурс] // режим доступа: http://kogni.narod.ru/freiden.htm
  • 12. Тюпа В.И. Нарратология как аналитика повествовательного дискурса / В.И. Тюпа [электронный ресурс] // режим доступа: http://www.my-chekhov.ru/kritika/tupe/tupel.shtml
7.2
Ваша оценка: Нет Средняя: 7.2 (10 голосов)

Статья Лагоды О.Н. поднимает

Статья Лагоды О.Н. поднимает актуальные вопросы в области дизайна костюма. Введение теримина "нарратив" в теорию исследовательских подходов в дизайне углубляет аналитические процессы в этой области. Дальнейшие научные исследования в представленном русле расширят теоретическую базу в области дизайна одежды, что крайне актуально на сегодняшнем этапе развития теории дизайна, реагирующего на постмодернистские процессы в искусствознании.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.