facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip

СПЕЦИФИКА ВЛИЯНИЯ КУЛЬТУРЫ НА ФОРМИРОВАНИЕ НАЦИЙ

Автор Доклада: 
Сторожук С.В.
Награда: 
СПЕЦИФИКА ВЛИЯНИЯ КУЛЬТУРЫ НА ФОРМИРОВАНИЕ НАЦИЙ

СПЕЦИФИКА ВЛИЯНИЯ КУЛЬТУРЫ НА ФОРМИРОВАНИЕ НАЦИЙ

Сторожук Светлана Владимировна, канд. филос. наук, доцент
Национальний университет биоресурсов и природопользования Украины

В статье проанализирована специфика взаимодействия культуры и нации. В процессе исследования была обоснована необходимость использования методологических подходов М. Вебера и Э. Смита при определении сущности культуры. Кроме того, освещены особенности влияния культуры на формирование государственных и порабощенных наций, раскрыты психологические аспекты влияния культуры на формирование нации; подчеркнута амбивалентная взаимосвязь культуры и нации.
Ключевые слова: культура, публичная культура, нации, элита.

The specific features of interaction between culture and nation were analyzed in the article. The necessity of use of methodological approaches of M. Weber and E. Smith for definition of culture essence in the process of research was proved. As well, the peculiarities of culture influence on formation of state nations and oppressed nations were enlightened, the psychological aspects of culture influence on nation creation were discovered and ambivalent character of interaction between culture and nation was underlined.
Key words: culture, public culture, nation, elite.

Взаимосвязь культуры и нации на нынешней стадии развития гуманитарных наук и общественного сознания, является целиком очевидным фактом. В частности, не вызывает никакого сомнения мысль о том, что именно духовные и культурные ценности каждой наций определяют ее место, значение и роль в истории человечества. Более того, уровень идейного подъема и моральной силы наций очень часто становится указателем для целого человечества. В этом контексте, пользуясь методологическим принципом Г. Гегеля, напомним влияние культуры и философии древней Греции на развитие европейского мышления или немецкой общественно-политической мысли на становление и особенности формирования наций в Восточной Европе.
Следует отметить, что, в то время как согласно гегелевскому и гердеровскому (последний, рассматривает национальное как общечеловеческое) методологическим подходам, культура и нация выступают взаимообусловленными феноменами (в первую очередь, государственных наций), в контексте проблемного поля нациологии эта, казалось бы очевидная взаимосвязь может иметь серьезные дезитегративные следствия. Последние наблюдались как в период становления «старых» (Г. Сетон-Вотсон) так и модерных наций.
Подчеркнутую неоднозначность влияния культуры на процессы становления наций, не могли обойти вниманием как теоретики национальных движений так и мыслители, которые стремились осмыслить специфику и особенности развития европейских наций и национализма. В частности, среди западноевропейских и отечественных теоретиков, которые уделили значительное внимание проблеме взаимосвязи наций и культуры, следует отметить работы Г. Гегеля, Й. Фихте, Г. Гердера, Ф. Шлейермахера, В. Вундта, О. Бауэра, Г. Костомарова, Г. Драгоманова, Т. Зиньковского, Д. Донцова и др. Все они, представляя разные методологические позиции, старались показать специфику влияния культуры на формирование нации. Отдельные аспекты взаимосвязи культуры и нации были проанализированы в работах А. Фиркандта, Фр. Й. Ноймана, М. Вебера, Ф. Майнеке, Э. Ренана, Дж. Гатчинсона, Э. Смита, А. Гейстингса, В. Старосольского, О. Бочковского, Л. Ребета, И. Лысяка-Рудницкого и др. Интересно, что эти исследователи, в противоположность теоретикам наций, рассматривают специфику влияния культуры на становление нации более взвешенно и последовательно.
Несмотря на противоречивость взаимосвязи культуры и нации, с одной стороны, и актуальность этой проблемы в условиях развития современного Украинского государства и наций, с другой, она, к нашему времени, не стала объектом отдельного исследования. Счастливым исключением в этом контексте можно было бы назвать работу Э. Смита «Культурные основы наций…», однако в ней автор ограничился исключительно анализом специфики публичной культуры и ее влияния на становление современных наций.
Принимая во внимание актуальность и своевременность исследования взаимосвязи культуры и нации целью нашей работы есть комплексное исследование специфики влияния культуры на становление наций.
Переходя к непосредственному исследованию поставленной задачи следует предварительно обратить внимание на методологические замечания В. Старосольского по поводу онтологического измерения понятий «культура» и «национальная культура», толкование которых довольно неоднозначное, что значительно усложняет их исследование. Эту мысль полностью разделяет известный украинских мыслитель О. Бочковский, который сосредоточивает свое внимание не только на онтологии понятия, но и феномене культуры, ведь, по его мнению: «общественно народы внутри не создают чего-то однообразного», а их «общественное различие является большим препятствием для общенационального культурного объединения» [2]. Следует отметить, что именно в этом контексте, О. Бочковский делает существенное замечание относительно культурных расхождений домодерного (аграрописьменного, в терминологии Э. Геллнера) и современного, демократического в своей основе, общества. По его мнению, демократия значительно уменьшает культурное расслоение.
Бесспорно, сложно не согласиться с утверждением О. Бочковского о значительной общественно-культурной неоднородности в пределах домодерних государственных образований. Вместе с тем, не следует забывать тот факт, что культурные ресурсы могут влиять на становление наций лишь в той случае, если их используют лидеры или элиты, которые хотят сформировать или возродить нации [6, с. 65]. Этот момент является принципиальным для полноценного анализа специфики влияния культуры на формирование нации. Что касается культурной разнородности домодерного периода, то, она не имела принципиального значения, поскольку «В формировании наций село оставалось на далеких маргиналах. Большей мерой крестьяне были вовлечены в этот процесс уже в конце ХІХ века...» [4, с. 80].
Следует отметить, что исследование взаимосвязи наций и культуры не ограничивалось лишь методологическими или праксеологическими аспектами данной проблемы. Значительное количество западноевропейских и украинских исследователей, а именно: Г. Гердер, О. Бауэр, Фр. Й. Нойман, Т. Зиньковский и др. – исследуя онтологический срез данной проблемы, рассматривали сущность нации сквозь призму культуры. В этом контексте уместно вспомнить определение известного исследователя природы наций Фр. Й. Ноймана, который в своей главной работе «Народ и нации» утверждает: «Нации — это большее скопление людей (население), что вследствие высших своеобразных культурных достояний, особенно в литературе, искусстве и науке, или в участке политики, создало своеобразное сообщество, которое … проявляется в общем языке, общих чертах характера, общих взглядах, общих обычаях, а также в очень развитом ощущении национального сообщества» [2]. Как видим, в этом определении Фр. Й. Нойман подчеркивает влияние определенных составляющих культуры – языка, литературы, искусства, музыки, науки и др. на формирование национального сообщества. Это и не удивительно, поскольку все вышеперечисленные составляющие культуры своей формой приспособлены к нуждам, мировоззрению и быту и выступают теми элементами, которые распространяют процесс национальной индивидуализации народа, превращая его из этнографического сырья в национально выкристаллизованный общественный коллектив – «культурную нацию». В свою очередь, О. Бауэр, рассматривая нацию как культурное сообщество, рядом с другими, акцентирует внимание на общности судьбы, которая формирует основания для внутренней консолидации наций [1, с. 1-2.].
Выводы Фр. Й. Ноймана и О. Бауэра не только поддерживает, но и развивает британский исследователь Э. Смит. Он убежден, что культурные ресурсы многих общественно-политических образований стали «моделями», указателями для более поздних попыток формировать государственные образования в этих регионах. Его выводы полностью подтверждает диахронный подход к исследованию специфики взаимосвязи наций и культуры. В частности, уже первые обращения к истории модерных национальных движений раскрывают особенности становления ряда европейских наций: память о величии Римской империи становится мировоззренческой моделью формирования модерной итальянской наций. В свою очередь, возрождение украинской нации сложно представить без культа прошлого величия казацкого государства – Гетьманат (ХVІІ век) и т.п.
Обратим внимание, что подчеркнутое влияние культуры, как доминирующего фактора, на становление современных наций касается в первую очередь государственных наций, поскольку ситуация с порабощенными (безгосударственными) народами более сложная. Последние, как утверждает известный украинский исследователь Л. Ребет, для своего развития требовали отдельного климата – «романтических теорий 18 и 19 века, которые будили интерес к простому народу» [5, с. 118]. Расставленные Л. Ребетом акценты относительно принципиального различия в формах культуры – элитарная культура («верхов»), и культура «низов» – государственных и безгосударственных народов имеет принципиальное значение для адекватного понимания процесса формирования наций начиная со середины ХІХ века.
Анализируя специфику влияния культуры на становление наций, нельзя обойти психологический аспект данной проблемы. По этому поводу Л. Ребет пишет: «Стихийное влияние культуры окружения – это самая большая сила привязать человека психологически к среде. Главный стрежень человеческой индивидуальности основывается на коллективном сознании, в котором личная жизнь целиком утопает» [5, с. 126]. Действительно, человек живет исключительно в том, что видит и слышит, то есть в рамках заложенного на уровне подсознания образа постижения действительности. Именно поэтому, принадлежность к определенному сообществу не только объективная, но одновременно субъективная: «Человек не имеет силы, но также и нужды, подниматься выше своей среды, потому что полнота ее жизни в обществе» [5, с. 126]. С другой стороны, очевидно, что и интересы и потребности общины требуют общего мировоззрения ее членов, поскольку именно общее мировоззрение является главным основанием существования наций. Кроме того, амбивалентная взаимосвязь культуры и личности формирует чрезвычайно продолжительные и неизменные границы культуры, которые могут не меняться в течение нескольких исторических периодов и стать основанием этнографических границ. Этот факт полностью подтверждает история украинского этноса.
Как видим, большое количество зарубежных (М. Вебер, О. Бауэр, Фр. Й. Нойман, Э. Смит, А. Гейстингс и др.) и украинских (Л. Ребет, О. Бочковский, И. Лысяк-Рудницкий и др.) исследователей подчеркивают доминирующие влияние культуры на становление наций и, как следствие, раскрывают условия и формы их взаимосвязи. В свою очередь, В. Старосольский по этому поводу высказывает совершенно другое мнение. В частности он обращает внимание, во-первых, на то, что само понятие «национальная культура» – это фикция, которая никогда и ни где еще не существовала; во-вторых, на то, что нации распадаются на культурные круги, которые качественно отличаются друг от друга; в-третьих, подчеркивает ограниченность онтологического подхода к проблеме нации, в рамках которого надо принять возможность быть одновременно членом разных наций; и последним, четвертым замечанием В. Старосольского является исторический опыт, который подтверждает тот факт, что не всегда культурна близость ведет к формированию нации (Англия, Ирландия) [7, с. 20].
Действительно, сложно не согласиться с аргументами В. Старосолского. Ведь именно он, еще в начале ХХ века, подчеркнул сложность феномена нации и ее интерпретации сквозь призму культуры. Эта сложность, в первую очередь, касается определения понятия «культура». Ведь только определившись с тем, что такое «культура» мы можем говорить о том, как она влияет на становление нации. В этом контексте, на наш взгляд, принципиально важным является обращение к методологическому подходу М. Вебера, который рассматривал культуру как максимально широкий круг ценностей, которые формируют индивидуальность общественной группы под названием «нация». В этом смысле можно отнести к культуре и такие категории как национальный характер, обычаи, образ мышления и общения – все проявления духовности, которые отличают одно национальное сообщество от другого.
Несмотря на то, что М. Вебер пытался сформировать гранично широкое понимание понятия «культура», в рамках своей концепции нации, он не смог выйти за рамки понятия «элитарная культура». Именно поэтому за пределами его исследований остались, с одной стороны, феномен народной культуры, которая, как было показано выше, у «порабощенных» наций есть главным фактором формирования национального сознания, а с другой стороны – довольно важный для нациологии феномен публичной культуры.
Следует напомнить, что влияние публичной культуры на становление наций, детально проанализировал Э. Смит в работе «Культурные основы наций. Иерархия, завещание и республика». В этой работе, британский исследователь значительно расширил классическое понимание культуры, как специфического образа организации и развития человеческой жизнедеятельности, который представлен в продуктах материального и духовного труда, дополнивши его спецификой публичной сферы жизнедеятельности. В частности, под публичной культурой Э. Смит рассматривает «с одной стороны, создание системы публичных ритуалов, символов и церемоний, а с другой – развитие характерных публичных кодов и литератур» [6, с. 61]. Другими словами под публичной культурой исследователь понимает специфическую форму общественного образа жизни. Таких образов общественной жизни или публичных культур, по мнению Э. Смита, в истории человечества было три – иерархическая, основанная на завещании и гражданственно-республиканская [6, с. 107].
Э. Смит, детально анализирует каждый вид публичной культуры. В частности, иерархическая публичная культура рассматривает собственное устройство как священное, поскольку, ее приверженцы считают, она отображает небесное устройство на земле [6, с. 108]. Более тесную форму священной общности между членами общества вводят, по мнению британского ученого, публичные культуры основаны на завещании [6, с. 109]. Истоки этого вида публичной культуры достигают большей частью монотеистической традиции: божество избирает сообщество, которое должных выполнять его волю, оно выделяет ее среди других сообществ спецификой обрядов и обязанностей в обмен на благословение.
Третьей формой публичной культуры является гражданственно-республиканская. Целиком очевидно, что эта форма публичной культуры была тесно связана с античным греческим полисом и его римским преемником. Ведь ее представление о самоуправляющейся общине, с ограниченным избирательным правом, и независимым режимом, который не подотчетный никакой внешней власти, обозначали, как утверждает Э. Смит, новый этап в развитии коллективного политического сообщества [6, с. 111].
Анализируя выделенные Э. Смитом формы публичной культуры, следует обратить внимание на очень интересный факт, а именно британский ученый, аналогично А. Гейстингсу считает, что основой европейских наций стала не гражданственно-республиканская, основанная на завещании форма публичной культуры. Он подчеркивает, что все современные государства были созданы аналогично царству древнего Израиля. На наш взгляд, эта оригинальная мысль требует отдельного исследования.
Подводя итоги, следует отметить, что в контексте нациологического исследования специфики влияния культуры на формирование нации, нельзя обойтись без методологических подходов М. Вебера и Э. Смита, поскольку именно они дают возможность рассматривать культуру в максимально широком ее содержании. Это, с одной стороны, даст возможность дистанцироваться от одностороннего, ограниченного контекста освещения проблемы, а с другого – раскрыть амбивалентную взаимосвязь культуры и нации, тем самым очертив теоретическую основу «молодых» наций.

Література:

  • 1. Бауер О. Национальный вопрос и социал-демократия. – СПб., 1909. – С. 1-2.
  • 2. Бочковський О. Вступ до націології [Електронний ресурс] / О. Бочковський. – Мюнхен 1991 – 1992. // Режим доступу: http://www.ukrstor.com/ukrstor/natiologia.html
  • 3. Лангевіше Д. Нація, націоналізм, національна держава в Німмеччині і в Європі [Пер. з німецької] / Дітер Лангевіше. – К.: «К.І.С.». – 2008. – 240 с.
  • 4. Ребет Л. Теорія нації / Лев Ребет. – Мюнхен: В-во «Сучасна Україна». – 1955. – 199 с.
  • 5. Сміт Е. Культурні основи націй. Ієрархія, заповіт і республіка. [Наукове видання] / Ентоні Сміт. – К.: Темпора, 2009. – 312 с.
  • 6. Старосольськии В. Й. Теорія нації / Володимир Старосольський (Передм. І. О. Кресіної). — Нью-Йорк; Київ: Наук. Т-во ім. Т. Шевченка: Вища шк., 1998. — XL, 157 с. 
6.75
Ваша оценка: Нет Средняя: 6.8 (4 голоса)

Воздействие культуры на формирование нации.

Взаимосвязь культур и нации. Обоюдное развитие и взаимообогащение - сама суть становления государства и общества. Вопросы развития публичной культуры, ее сущности, амбивалентной связи нации и культуры поднимаемые автором. требуют ответов не только от него…
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.