facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip

ПРИНЦИПЫ ЗВУКОЗРИТЕЛЬНОЙ СИНХРОННОСТИ И КОНТРАПУНКТА В АНИМАЦИОННЫХ ФИЛЬМАХ БЕЛАРУСИ

Автор Доклада: 
Карасева Н.А.
Награда: 
ПРИНЦИПЫ ЗВУКОЗРИТЕЛЬНОЙ СИНХРОННОСТИ И КОНТРАПУНКТА В АНИМАЦИОННЫХ ФИЛЬМАХ БЕЛАРУСИ

ПРИНЦИПЫ ЗВУКОЗРИТЕЛЬНОЙ СИНХРОННОСТИ И КОНТРАПУНКТА В АНИМАЦИОННЫХ ФИЛЬМАХ БЕЛАРУСИ

Карасева Наталия Анатольевна, аспирант
Институт искусствоведения, этнографии и фольклора им. Кондрата Крапивы Национальной академии наук Беларуси

В статье рассматриваются особенности звукового решения, в частности, принципы синхронности и контрапункта в соединении изобразительного и звукового рядов в белорусских анимационных фильмах.
Ключевые слова: анимация, авторское анимационное кино, кинозвук, звуковые компоненты, звукозрительная синхронность, звукозрительный контрапункт.

In the article considers specification of sound decision, in particular, the principles of synchronicity and counterpoint in the connection visual and audio series in Belarusian animation.
Keywords: animation, author’s animated films, cinema sound, sound components, audiovisual synchronicity, audiovisual counterpoint.

Белорусская анимация начала активно развиваться с начала 1970-х гг. Путь почти в четыре десятилетия стал плодотворным и значимым для национального неигрового кинематографа. С полной уверенностью можно говорить о появлении авторского анимационного кино, трансформации художественного языка и жанров, реализации новых технических возможностей.
Вполне логичным становится особый интерес режиссеров-аниматоров к отдельным компонентам фильма – изображению, цвету, звуку, спецэффектам. Одним из важнейших компонентов в анимации является звук. Он делает ее нарисованный мир более реальным, «оживляет» изобразительный ряд, тонко воздействует на восприятие зрителя, создает нужное настроение.
Звук в анимации как предмет исследования вызывает все больший интерес, требует внимания и осмысления. В настоящее время актуальная проблема звукового решения анимационных фильмов остается малоизученной. Среди работ, освещающих этот вопрос, отметим кандидатскую диссертацию Гвон Гюн Гжа «Художественно-эстетическая специфика звука в анимационном кино» [1], статью А. Карпиловой «Гуказрокавыя пошукі анімацыйнага кіно» в коллективной монографии «Беларусы. Т. 12. Экраннае мастацтва» [2]. Нельзя не упомянуть фундаментальные работы C. Эйзенштейна «Вертикальный монтаж» [3], «Заявка. Будущее звуковой фильмы» [4], где впервые дается определение двух основных форм взаимодействия звуковой и изобразительной сторон фильма.
Цель данной статьи – рассмотреть особенности применения принципов синхронности и контрапункта в звуковом решении белорусских анимационных фильмов 1990-х – 2000-х гг.
Как известно, структуру анимации составляют визуальный и звуковой ряды. К звуковым элементам относятся речь, музыка, шумы и звуковые эффекты.
Речь способствует передаче смысла зрительного ряда. В кино различаются такие виды речи, как авторский (закадровый) текст, монолог, диалог, полилог. Так, закадровый комментарий встречается в мультфильмах «Рождественское» (1994) «Девочка со спичками» (1996), «Сестра и брат» (2002) режиссера И. Кодюковой, «Волшебная лавка» (2006) Е. Петкевич, «Нестерка» И. Волчека (2004-2009) и др. Формы монолога, диалога и полилога включены в ленты «Покатигорошек» (1990) Е. Ларченко, «Удивительный ужин в Сочельник» (1999) и «Притча о Рождестве» (2000) И. Кодюковой, «Мюнхгаузен в России» (2006) В. Петкевича, «Реактивный поросенок» (2003 – 2007) А. Ленкина и т. д.
Музыка в анимационных фильмах, как правило, создает эмоциональную атмосферу, как, например, в картинах «Рождественское» (1994) И. Кодюковой, «С днем рождения» (1996) А. Верещагина, «Песенка для канарейки» (2002) Е. Петкевич; выражает чувства персонажей («Про рыцаря, который никого не боялся», 1991, режиссер Е. Турова; «Девочка со спичками», 1996, режиссер И. Кодюкова); очерчивает временные рамки действия («Аповесць мінулых гадоў», 2006 – 2008, режиссеры И. Волчек, М. Тумеля и др.). Кроме того, музыкальный компонент служит созданию общей композиции фильма за счет применения развитой системы лейтмотивов и лейттембров, создания музыкальными средствами сквозной, вариационной или рондообразной формы.
Шумы и звуковые эффекты в анимационных фильмах в основном иллюстрируют и акцентируют движения или действия персонажей, их трансформацию, пространственно-временные изменения, смену кадров, смысловые переходы и др.
Формы сочетания звуковых компонентов могут быть самыми разными. Это может быть сохранение всех звуковых параметров фоносферы фильма. Музыкальное сопровождение может включаться без шумов и речи, в целях дополнительной характеристики ситуации или уточнения эмоционального состояния и действия героев. Отказ от музыки, но активное использование речи и шумов также возможен. Большую роль могут выполнять паузы и тишина, которые воспринимаются как важный драматургический фактор.
Известно, что кинозвук (включающий речь, музыку и шумы) может существовать самостоятельно, может дублировать изображение или контрапунктировать ему. Другими словами, звук может быть синхронным или асинхронным по отношению к изображению. Способы взаимодействия звука и изображения во многом зависят от творческой задумки режиссера-аниматора и его соавтора – звукорежиссера.
Чаще всего в анимации применяется синхронное (параллельное, иллюстративное, тавтологическое) соединение звука и изображения. Именно такое соединение одушевляет нарисованную картинку, оправдывает неожиданные метаморфозы, которые происходят с персонажами, временем и пространством мультфильма. Синхронное соединение представляет на кране такое же совпадение звука и изображения, как и в жизни.
Асинхронное соединение звука и изображения представляет соединение звука и изображения, несовпадающих в реальной действительности. Асинхронное (контрастное, контрапунктическое) соединение способствует развитию мышления зрителей и раздвигает границы внутрикадрового и закадрового пространства. Применение этого принципа связано, главным образом, с явлением авторского анимационного кино.
Следует также разграничивать звук действительный и комментирующий. Синхронность всегда связана с действительным звуком. Асинхронность допускает оба варианта. Таким образом, существует четыре типовых метода сочетания звука с изображением: для синхронности – параллелизм (речь и изображение содержат параллельный смысл) и контрапункт (речь и изображение содержат разный смысл), для асинхронности – параллелизм и контрапункт (комментирующий звук).
На материале белорусских анимационных фильмов проиллюстрируем данные методы.
Сложно найти анимационный фильм, в котором использовался бы какой-то один принцип сочетания звука с изображением. Легче выделить отдельные сцены, поясняющие теоретические положения.
Анимационная миниатюра «Рождественское» (1994) Ирины Кодюковой представляет собой целостную форму с сюжетно-музыкальными вступлением и заключением. Музыка используется во вступлении и заключении фильма – это трогательно-нежная мелодия для флейты. Некоторую невесомость, ирреальность придают музыке специфический тембр инструмента, «покачивающаяся» мелодическая интонация, а также эффект реверберации, дающий впечатление размытости и расплывчатости. Именно такой характер музыкального компонента эмоционально дополняет визуальный ряд и образует синхронное сочетание.
Основную часть фильма составляет стихотворение, прочтенное за кадром. Интересна неожиданная звуковая находка – речь ангелов представлена в виде звона колокольчика. Такое соединение речи и изображения считается асинхронным.
Персонажи стихотворения – игрушки, сошедшие с рождественской елки, – обрисованы при помощи шумов: дыхания быка, шуршания соломы, легкого движения птичьих крыльев. В принципе, соединение шумов и изображения можно считать синхронным. Но, например, «подчеркивание» образа кошки звучанием фортепиано в высоком регистре или звуковое «подсвечивание» Рождественской звезды возможны только в вымышленном мире мультипликации, и, поэтому представляют асинхронное сочетание.
Картина режиссера Александра Верещагина «С днем рождения» (1996), несущая глубокий духовно-нравственный подтекст, отличается некоторой «размытостью», «текучестью» визуального пространства, которое трудно понять без звукового компонента. Основное действие ленты как бы «транслируется» через своеобразное видение ребенком окружающего мира, посредством его впечатлений, зафиксированных в виде незамысловатых рисунков.
Следует отметить также некоторые особенности фоносферы мультфильма. Музыкальная партитура основана на духовном песнопении «Святый Боже». Речь почти не используется. Применяется минимум натуральных шумов, которые заменены звуковой «плазмой», представленной электронными эффектами, переплетающимися с лепетом ребенка, смехом женщины, тиканьем часов, стуком сердца, звуками городских улиц и метро. Немаловажно, что эффект «текучести» изобразительного пространства подчеркивает постоянная звуковая реверберация. В целом синхронное и асинхронное соединения присутствуют в этой анимационной картине в равной степени.
Например, параллельное соединение изображения и музыки доминирует в сцене, где мальчик поет песню «Купалинка», или в эпизоде церковного хора, исполняющего «Святый Боже». Закадровое музыкальное звучание в фильме длится почти непрерывно и чаще всего воспринимается как эмоционально-смысловое дополнение. Синхронное соединение изображения и речи можно отметить в сцене у доктора, асинхронное соединение на повторяющемся моменте – словах матери главного персонажа «Presto, presto» (при этом показана только ее рука). Что касается шумового элемента, то его синхронное соединение с изображением доминирует в пейзажных эпизодах, а выразительный контрапункт создается в заключительной сцене, где звук бьющегося сердца сопровождает кадры трансформирующегося, «взрослеющего» образа ребенка.
Анимационный фильм режиссера Ирины Кодюковой «Удивительный ужин в Сочельник» (1999) из цикла «Святочные рассказы» примечателен своей развернутой звуковой партитурой с оригинальной системой музыкальных лейтмотивов, натуральных шумов и звуковых эффектов. Данный фильм может служить примером синхронного параллельного соединения. Примечательно заключение-реминисценция – особый образец асинхронности. В сцене предрождественского вечера, на фоне светящихся окон многоэтажных домов слышны разнообразные звуки, создающие многослойную звуковую партитуру: это мелодия флейты и фрагмент стихотворения Саши Черного «Рождественское», звонок в дверь и телефонные звонки, известная песня В. Высоцкого «Ну, здравствуй, это я!» и рождественская молитва «…в человецех благоволение и на земле мир…», колокол, зовущий к Всенощной, и духовное песнопение в исполнении мужского хора. Все эти звуки разнообразного происхождения не находят визуальной иллюстрации, однако по принципу ассоциации создают целостную картину, завершающую этот поэтичный, очень личностный фильм. Так звуковой ряд предстает в виде авторского комментария, который компенсирует отсутствие соответствующего изображения.
В фильме «Волшебная лавка» (2006) режиссера Елены Петкевич в начальных кадрах изображение зимнего вечера в городе сопровождается естественными шумами – звуками вьюги, скрипом снега, гудками машин, разговором прохожих. Волшебные превращения, которые происходят в самой лавке, дополняются выразительными звуковыми эффектами. Музыкальное оформление этой картины разнообразно – от «шкатулочной» мелодии до текучей, с меняющимся метроритмом и характерным инструментальным составом, джазовой композиции, которая как бы прогнозирует некоторую «зыбкость» ситуации, неуловимость поворота событий. Закадровая речь использована в начале и конце фильма как дополнительный комментарий, как голос невидимого сказочника-рассказчика. В данном случае этот пример асинхронного соединения звука и изображения служит созданию особой, «волшебной» атмосферы фильма.
Мультфильм режиссера Владимира Петкевича «Мюнхгаузен в России» (2006) можно считать одним из хрестоматийных примеров употребления всех методов сочетания звука и изображения в одной ленте. Основу музыкальной партитуры составляют колоритные лейтмотивы-характеристики, дополняющие визуальные портреты персонажей. Выделяется коллективный музыкальный портрет, обрисованный сочными юмористическими красками: крестьяне громким нестройным хором исполняют народную песню «Прилетел комар». Натуральные шумы и звуковые эффекты соотносятся с визуальным рядом чаще всего синхронно.
Отдельно остановимся на речевом компоненте. Примечательно, что в ленте используется и закадровый комментарий, и внутрикадровая речь персонажей. Как уже говорилось, введение закадрового комментария является признаком асинхронного соединения звуки и изображения; внутрикадровая речь, где звуковой и визуальный ряды совпадают как в действительности, свидетельствует о синхронном или параллельном принципе их соединения. В картине В. Петкевича есть фрагмент, когда действующий персонаж – сорока – говорит голосом рассказчика-комментатора, что является ярким примером асинхронного сочетания внутрикадровой речи и изобразительного ряда. Этот момент чрезвычайно выразителен и вызывает комический эффект, весьма уместный в контексте байки-притчи о приключениях героя-фантазера.
В анимационном многосерийном фильме Игоря Волчека «Нестерка» преобладает синхронное соединение изобразительного ряда и всех звуковых компонентов. Варьированая тема белорусской народной песни «Лявониха», звучание белорусских цимбал и дудки «вплетается» в действие мультфильма, как бы дополняет белорусский пейзаж. Речь в некоторых сценах несинхронна (например, в начале и в заключении), т.е. используется как закадровый комментарий, а в некоторых – синхронна с визуальным рядом. Шумы и звуковые эффекты играют немаловажную роль. Так же, как и музыка, они являются пояснением сюжетной линии, подчеркивают юмористичность действия, придают оригинальный колорит происходящему в кадре.
В многосерийном проекте белорусских режиссеров «Аповесць мінулых гадоў» музыкальный ряд синхронен изобразительному ряду и выполняет функцию эмоционального фона, стилистического дополнения при помощи включения музыкальных композиций соответствующих эпох – старинной белорусской и зарубежной музыки времен классицизма, барокко, Ренессанса. Эти композиции, разнообразные по характеру и темпу, отделяются друг от друга музыкальным фрагментом-перебивкой, что способствует формированию общего темпоритма фильма.
Таким образом, в анимации, как и в игровом кино, уместно выделение таких основных видов соединения визуального и звукового рядов, как синхронный (параллельный, тавтологический) и асинхронный (контрастный, контрапунктический). В белорусской анимации трудно найти мультфильм, в котором использовалась бы только одна форма звукозрительного взаимодействия. Важным остается каждый из четырех типовых методов сочетания звука с изображением: для синхронности – параллелизм, когда речь и изображение содержат параллельный смысл; контрапункт, когда речь и изображение содержат разный смысл; для асинхронности параллелизм и контрапункт представляют комментирующий звук. Преобладание того или иного метода сочетания звука и изображения во многом зависит от творческого мышления авторов фильма и является особенностью их индивидуального стиля.

Литература:

  • 1. Гвон Гюн Гжа Художественно-эстетическая специфика звука в анимационном кино : автореф. дис. …кад. искусствовед.: 17.00.03 / Гвон Гюн Гжа ; Всеросс. гос. ин-т кинематографии. – М., 2005. – 25 с.
  • 2. Карпілава, А. А. Гуказрокавыя пошукі анімацыйнага кіно / А. А. Карпілава // Беларусы. Экраннае мастацтва / А.В. Красінскі [і інш] ; пад рэд. А. В. Красінскага [і інш]. – Мінск : 2009. – Т. 12 – С. 571–583.
  • 3. Эйзенштейн, С. М. Вертикальный монтаж / С. М. Эйзенштейн // Избр. произв.: в 6 т. – М., 1964. – Т. 2. – С. 189–266.
  • 4. Эйзенштейн, С. М. Будущее звуковой фильмы. Заявка / С. М. Эйзенштейн, В. И. Пудовкин, Г. В. Александров // Избр. произв.: в 6 т. – М., 1964. – Т. 2. – С. 315–316.
9
Ваша оценка: Нет Средняя: 9 (2 голоса)

ОЖИВЛЕНИЕ АННИМАЦИИ.

Действенность анимационного кино на зрительскую психику и восприятие вообще настолько сегодня велики, что с этим уже никто не спорит. Да и относятся к анимации, как к серьезно зарекомендовавшему себя виду искусства. Насыщение рисованного ряда живой человеческой духовностью при помощи звукоряда - это высокий режиссерский профессионализм ведущий целый творческий коллектив к постижению цели. .Автор пошагово расскрывает этот сложнейший этап в создании настоящего анимационного кино в Беларуси. Госпоже Карасевой Н.А. - отлично.

ОЖИВЛЕНИЕ АННИМАЦИИ.

Действенность анимационного кино на зрительскую психику и восприятие вообще настолько сегодня велики, что с этим уже никто не спорит. Да и относятся к анимации, как к серьезно зарекомендовавшему себя виду искусства. Насыщение рисованного ряда живой человеческой духовностью при помощи звукоряда - это высокий режиссерский профессионализм ведущий целый творческий коллектив к постижению цели. .Автор пошагово расскрывает этот сложнейший этап в создании настоящего анимационного кино в Беларуси. Госпоже Карасевой Н.А. - отлично.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.