facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip

ВОСТОК И ЗАПАД: ИСТОКИ РАЗЛИЧИЯ,ИТОГИ РАЗВИТИЯ

Автор Доклада: 
Гайкин В.А.
Награда: 
ВОСТОК И ЗАПАД: ИСТОКИ РАЗЛИЧИЯ,ИТОГИ РАЗВИТИЯ

ВОСТОК И ЗАПАД: ИСТОКИ РАЗЛИЧИЯ,ИТОГИ РАЗВИТИЯ

Гайкин В. А., канд. истор. наук, ст.  науч. сотр.
Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока (ДВОРАН)

Несхожесть двух миров ощущали многие писатели и философы. Одни подобно Киплингу, ограничивались констатацией этого факта (Запад есть За-пад, Восток есть Восток). Другие пытались найти корни этого явления, под-вергнуть его анализу. Гегель считал Китай тупиковой ветвью развития чело-вечества. К.Маркс сформулировал понятие «азиатского способа производст-ва». Проблема актуальна и сегодня, когда развивается процесс глобализа-ции, капитал объединяет экономику различных стран в единый мирохозяй-ственный комплекс, нивелируянациональные особенности и вызывая встречное национальное движение протеста.

Восток, если его понимать не как сторону света, а как «историю с гео-графией» тянется от Океании в Тихом океане до севера Африки, который ле-жит на одной географической широте с Западной Европой. Если рассматри-вать вопрос в историческом аспекте, то на западе государство возникло как политическая надстройка над экономическим базисом в лице (независимых) товаропроизводителей. Доминирование вызревших на частной собственно-сти производителей отводило государству второстепенную роль. На Востоке поливное земледелие предполагало ограничение частной собственности на землю, необходимость общественных работ с привлечением больших масс людей по возведению дамб, строительству ирригационных сооружений. В результате община не распадалась, а воспроизводилась на государственном уровне в виде деспотий, которые регламентировали жизнь населения, огра-ничивали личные свободы.
И на Западе и на Востоке создавались философско-религиозные доктри-ны, корни которых уходили в социально-экономическое бытие народов, проживающих на данных территориях. Сформировавшись, эти учения (обще-ственное сознание) начинали влиять на социум, определяя уклад жизни, нормы поведения и даже психологию. На западе ведущую роль в «формиро-вании нового человека» сыграло христианство. В эпоху рабовладельческих империй, доведённых до предела социальных противоречий, разделения мира на своих и варваров, борьбы всех против всех христианство с его зна-менитым принципом равенства людей без учёта национальности (даже со-циального положения – «перед богом»), любви к ближнему, самоценности человеческой личности стало без преувеличением новым политическим мышлением, прорывом в будущее человеческих взаимоотношений. С другой стороны, заслугой христианства явилось становление независимого от госу-дарства гражданского общества. Ибо теперь лишь тело человека принадле-жало императору, дух же его был свободен и принадлежал Богу. Здесь нача-ло освобождения человека из-под власти государства, его становления как независимой личности. Как отмечал К. Маркс: «Для общества товаропроиз-водителей наиболее подходящей формулой религии является христианство с его культом абстрактного человека».
На дальнем Востоке, родине классических азиатских деспотий, возникли коллективистские доктрины – конфуцианство, даосизм, подчинявшие жизнь человека нуждам деревни, общества, государства. Провозглашая приоритет коллектива перед индивидом, конфуцианская мораль требовала от человека поддерживать установленный порядок, следовать определённым правилам поведения (ритуалу). Состояние гармонии (покоя) ценилось выше, чем ак-тивная жизненная позиция. В то же время нельзя полностью согласиться с Гегелем, что в Китае все рабы кроме императора. Зависимость от государства далеко не тождественна статусу вещи, принадлежащей конкретному лицу. Более того, конфуцианство признавало за подданными право на свержение императора, нарушившего принципы справедливого правления. Гегель прав в том, что отсутствие собственников средств производства (государственная собственность на землю) препятствовало развитию в обществе идей само-ценности свободы. Даосизм идеалом государственного правления провоз-глашал «Великое равенство» и отрицательно относился к накоплению богат-ства.
Если христианство было концепцией человека, то восточные религии идеологией коллектива. Принципиальные отличия восточных утопических учений от западных (христианства) в том, что справедливое государство мыслилось на Востоке не как потустороннее (царство небесное в христианст-ве), а как земное, реально планируемое на данной территории, возглавляе-мое харизматическим лидером. Христианский идеал «светлого будущего» - не чертёж искомого общественного устройства с указанием даты завершения строительства, а скорее абстрактный образ, далёкий ориентир, достижение которого отнюдь не ставилось на повестку дня.
Христианство ориентировалось на объединение мира на базе равенства всех перед богом, а, например синтоизм в Японии – на единстве нации, про-возглашённой высшей и противопоставленной другим народам. Как отмечал Гегель: «Восточная нация ограничивает религию собой одной, и религия вы-ступает полностью привязанной к этой одной национальности. В Римскую империю проникали все религии и не считались там национальными, на вос-токе же религия целиком связана с национальностью. Китайцы, персы имеют свою государственную религию, которая существует только для них» .
Две идеологии означали два различных типа мышления. На Западе при-знание многополюсности мира привело Гегеля к пониманию развития как борьбы двух сторон единого целого и его эволюции как результата этой борьбы. Китай, раньше чем Европа пришедший к пониманию противоречи-вости мира (Инь и Янь), упор сделал не на борьбе противоположностей, а на их единстве в рамках целого. Сократ, которого Гегель высоко ценил, отожде-ствлял мысль человека с богом, тем самым возвышая человека, делая его главным действующим лицом истории, давая ему право выбора пути. Кон-фуций, чьи афоризмы Гегель подверг уничтожающей критике, призывал че-ловечество следовать высшим (небесным) догмам, тем самым отнимая у не-го право самостоятельности поиска. Если рассматривать западный и восточ-ный путь развития как материализацию определённых идей (самопознание всемирного духа), то в концентрированном виде западный вариант – это, го-воря словами Гегеля «развитие понятия свободы» через последовательную смену общественно-экономических формаций; восточный вариант – это уза-конение несвободы в форме неподвижных государств – деспотий.
Нестыковка Запада с Востоком не ограничивается рамками идеологии и экономики. Сформировались различные по форме и содержанию культуры, трещина между которыми, в области музыки переходит в пропасть непони-мания. Конфуцианская мораль, долг перед обществом, семьёй заставляли человека обуздывать своё «эго». На первый план выходило рациональное, вытесняя эмоции. Естественно, искусство, отражающее внутренний мир че-ловека не могло не выразить эту специфику.
Европейский художник, рисуя объект, сливается с ним, пытаясь показать не только предмет, но и своё отношение к нему. Китайский рисовальщик от-ражает сущность явления, его идею, вследствие чего «внешнее» - форма предмета его фактура может быть проигнорировано как несущественное (реалистичность изображения). Китайская (и японская) живопись не нужда-ется в богатой цветовой гамме, поскольку цвет предмета не относится к сущностным категориям. Естественный цвет объекта может быть даже изме-нён.
Восточный театр не показывает настоящую жизнь, заменяя её реалии символами, условными знаками, жестами, хореографическими позами, не-сущими определённую эмоционально-смысловую нагрузку. Зрителю нет ну-жды «переживать» - заливаться слезами или смехом. Смысл происходящего на сцене доходит до него в закодированном виде и прежде чем попасть в душу должен пройти через разум, поскольку нуждается в расшифровке.
Музыка это продукт и отражение мира эмоций, чувств, неосознанных желаний. Если литература и философия – общественное сознание, то музыку можно назвать общественным подсознанием. Из всех искусств, именно вос-точная музыка наиболее трудна для восприятия европейца, ибо эмоции, яв-ляющиеся содержанием европейской музыки изгнаны из музыки восточ-ной. Европейское ухо не слышит здесь темы, мелодии и воспринимает её скорее как музыкальное воплощение азиатского декоративного орнамента, повторяющего одни и те же абстрактные узоры. «…для архаичной эстетики характерно, что структура поэтических текстов, легенд и сказок, музыки вы-ражалась в простейших числах…Числовой ритм, присущий орнаменту, про-низывал едва ли не все творчество человека» .
Табу на отражение эмоций в искусстве привело к переходу их в область кулинарии, где изобретательные китайцы взяли реванш, обманув бдитель-ность тоталитарного государства. Если гамму вкусовых ощущений человека представить в виде клавиш музыкального инструмента, то китайский повар, предлагающий на один приём пищи до ста микроскопических блюд играет на нём целые симфонии кулинарных переживаний. Если для европейцев еда – в основном пища физическая, то для китайцев – и духовная, компенси-рующая дефицит эмоций на сцене и в музыке.
Экономи¬ческий конфликт, являющийся доминантным на планете по-следние пять тысяч лет, будет “снят” в конце XXI века в постиндустриальном обществе в связи с выходом человека из “сферы собственно производства” (выражение К.Марк¬са). На смену ему придет в качестве главного межрасо-вый, повторя¬ющий согласно гегелевскому закону “отрицание отрицания” ра-совую конфронтацию (межвидовую борьбу) первобытного общества. В этой возможной расовой конфронтации европеоиды и негроиды будут вместе по одну сторону баррикад, по другую сторону которых окажется монголоидная (желтая) раса. Известно, что белая и черная расы это образно выражаясь вет-ви одного ствола, в то время как монголоиды – другое древо. Эти два древа: древний австралоид и древний синантроп имели определенные морфологи-ческие различия.
То, что концепция расовых войн не химера, подтверждают высказыва-ния видных деятелей, главным образом из стран зарубежного Дальнего Вос-тока. Так, Чу Тыкхэ, губернатор корейского национального округа в КНР, в 1964 г. заявил: «Необходима общая борьба Кореи, Японии, Вьетнама. Для этого нужно изучать способы укрепления связей этих стран. Они имеют об-щие культурные традиции…Необходимо установить боевую дружбу с Япони-ей» . В июне 1998 г. в интервью японской газете «Асахи» известный китай-ский писатель корейского происхождения Ким Чэкук сказал: «Для преодоле-ния экономических трудностей Япония, Китай и Корея должны объединить свои усилия, и это сотрудничество определит будущее Северо-Восточной Азии» .
Поскольку основными оппонентами в расовой войне будут монголоиды и европеоиды, то соответственно, главным театром военных действий будет Евразия. Расовая война обещает стать самым страшным конфликтом, по сравнению с которой Вторая мировая покажется дивизионными маневрами. Главной и единственной целью этого глобального противостояния будет не захват рабов и материальных ценностей, не создание империй или смена общественного строя, а полное уничтожение расы-антагониста.
Миссия России в том, чтобы расколоть монголоидное сообщество, при-вязав к себе монголоидные государства Центральной Азии, Корею и Японию и тем самым опередить Китай в его естественном стремлении создать союз монголоидных государств: Китай, Корея, Япония, Монголия, Центральная азия. Россия «обречена» на роль третьего (разнорасового) силового центра Евразии (наряду с Европейским союзом и Китаем), снижающего до миниму-ма расовое напряжение между европеоидным и монголоидным полюсами планеты.

Литература:

  • 1. Асахи. 4.06.1998.
  • 2. Гайкин В.А. Туманган // Россия и АТР. Владивосток, 1994. № 2. С. 52.
  • 3. Гегель Г. Философия религии. М.: Мысль, 1977. Т 2. С. 113.
  • 4. Иорданский В.Б. О началах древней эстетики // Восток. 2006. № 6. С. 14.
6
Ваша оценка: Нет Средняя: 6 (4 голоса)

Статья понравилась) Суждения

Статья понравилась) Суждения автора интересны, тема же всегда актуальна. Идеи автора, в частности, о синтезе "истории-географии" как определяющего фактора восточных культур, подтверждается их типологической принадлежностью к древневосточным цивилизациям. Древний Египет, Месопотамия, Древний Китай и доарийская Индия — земледельческие цивилизации, основанные на ирригации, т.е. возникшие в долинах больших рек (Нил, Тигр и Евфрат, Янцзы, Инд и Ганг). Все эти цивилизации тоталитарные. В этом смысле интересно сравнить древние славянские культуры и восточные. Так, Трипольская культура не считается цивилизацией, поскольку основана на неирригационном способе земледелия, и соответственно не является тоталитарной. Позвольте, однако, не согласиться с тезисом автора о том, что «Китайская (и японская) живопись не нуждается в богатой цветовой гамме». Дело в том, что эти культуры, не смотря на то, что их объединяет географический восток, принципиально различны. Об этом детально пишет в своих статьях Елена Николаевна Шелестова (искусствовед, заведующая отделом Музея-квартиры Олега Соколова Одесского музея западного и восточного искусства (Одесса, Украина). Если для китайского изобразительного искусства важны линия и форма, то для японского – важен цвет и его ньюансировки. Даже существует мнение, что японцы видят больше цветов, чем все остальные нации в норме. Именно они часто практикуют цветотерапию, например, смотрят на «великий» светло-лиловый цвет сакуры.

Мир должен быть всемирным и всеобъемлющим.

Эта работа вызовет массу отрицательных и положительных эмоций, но она правдива даже в своей жестокости. Не все в ней бесспорно, иногда даже подчеркнуто тенденциозно. Доклад заслуживает внимания.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.