facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

ИНДИВИДУАЛЬНОЕ И ОБЩЕЕ В УСТНОЙ И ПИСЬМЕННОЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ МУЗЫКЕ (на примере номадической и оседлой цивилизаций) / INDIVIDUAL AND GENERAL IN THE ORAL AND WRITTEN PROFESSIONAL MUSIC (ON THE EXAMPLE OF NOMADIC AND SETTLED CIVILIZATIONS)

ИНДИВИДУАЛЬНОЕ И ОБЩЕЕ В УСТНОЙ И ПИСЬМЕННОЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ МУЗЫКЕ (на примере номадической и оседлой цивилизаций) / INDIVIDUAL AND GENERAL IN THE ORAL AND WRITTEN PROFESSIONAL MUSIC (ON THE EXAMPLE OF NOMADIC AND SETTLED CIVILIZATIONS)
Сабина Аязбекова, доктор философских наук, профессор

Казахстанский филиал Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, Казахстан

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Казахстан";

Открытое Европейско-Азиатское первенство по научной аналитике;

Статья посвящена проблеме индивидуального и общего, которая рассматривается в контексте устного и письменного типов музыкальной культуры, а также мировых (номадической и оседлой) и локальных цивилизаций (древнеиндийской, шумерской, дренегреческой, древнеегипетской, древнетюркской, арабо-исламской, западно-христианской). На конкретных примерах показано, что для номадической цивилизации в большей мере характерны сольные формы музицирования, импровизационность, монодия и бурдонное многоголосие, тогда как в оседлой цивилизации доминирующее значение приобретают многоголосие, ансамблевые и оркестровые жанры. Анализ личного, внеличного и надличного обозначает разнообразие индивидуальных связей с Космосом, Всевышним (Духом), Природой, Обществом и Человеком.

Ключевые слова: номадическая и оседлая цивилизации, устный и письменный типы культуры, сольное и ансамблевое музицирование, импровизация и канон, монодия и многоголосие.

The article focuses on the issue of individual vs. collective in the context of non-verbal and written forms of musical culture, as well as world (nomadic and settled) and local (Ancient Indian, Sumerian, Ancient Greek, Ancient Egyptian, Ancient Turkic, Arabic-Islamic, Western Christian) civilisations. The author draws upon various examples to suggest that whereas musical forms of the nomadic civilisation is typically characterized by solo forms of music-making, improvisation, monody and bourdon polyphony, the settled civilisation's interest lies generally in  the sphere of polyphony, the ensemble and the orchestral genres. The analysis of individual, non-individual and above-individual characteristics defines multiplicity of connections with the Cosmos, the Supreme (Spirit), the Nature, Society and Human Being.   

Keywords: nomadic and settled civilisations, non-verbal and written forms of culture, solo and ensemble music-playing, improvisation and canon, monody and polyphony.

 

Проблема индивидуального может быть раскрыта только в соотношении к общему – человечеству, цивилизации, культуре, нации, художественному языку, стилю и др. Связано это с тем, что индивидуализация всегда основывается на определенных типологиях, устойчивых стереотипах и структурах. Из этого следует, что пара «индивидуальное – общее» находится в диалектическом единстве с другими коррелятивными признаками – «личным и внеличным», «личным и надличным», «типологическим и специфическим», «устойчивым и вариативным», «коллективным и персональным», «каноничным и импровизационным», «стабильным и мобильным». 

Диалектика индивидуального и общего в искусстве раскрывается в органической связи с мировым историческим процессом. Так, формирование на заре неолита двух мировых синхронных цивилизаций – номадической и оседлой [см. подробно: 1] – определило особенности в каждой из них универсальных категорий модели мира, в числе которых индивидуальное и общее. Истории культуры известны также два основных способа передачи информации во времени и в пространстве – устный и письменный. По этому же признаку типологизируются и культуры [2].

Исторически ареал распространения устного типа культуры охватывает территории Азии, Ближнего и Среднего Востока, Африки, Южной Америки и Европы (до средневековья). Что касается письменного типа культуры, то, первоначально возникнув в Европе в эпоху средневековья, с Нового времени получает все большее распространение на всех континентах, постепенно вытесняя устный тип культуры.

Особенности и различия устного и письменного типов культур затрагивают систему образования, формы бытования музыки, шкалу ценностей, особенности творческого процесса, коммуникативных каналов, характеристик тех или иных видов и жанров, соотношение традиций и инноваций и многое другое. Различна мера проявления индивидуального и общего в фольклоре, профессиональной и современной массовой культуре, в жанрах и видах искусства, в стилях и произведениях, мышлении и языке. И все же самым важным в конгломерате составляющих всего культурного процесса остается человек в его связях с обществом, а потому изучение проблемы индивидуального в искусстве в его соотношении с общим позволит раскрыть  особенности устных и письменных культур.

Широта контекстуальных связей заставляет обратиться к одному виду искусства и некоторым примерам, которые могли бы обозначить лишь отдельные особенности проявления индивидуального и общего. Рассмотрим данный вопрос на примере профессиональной музыки устной и письменной традиции.

Персонализм и философия избранничества: от номадической к оседлой цивилизации. К.Ясперс, определяя особенности осевого времени, отмечает возросший уровень индивидуализации в его универсализме и космической устремленности, определяя, что именно в эту эпоху человек впервые «осознает бытие в целом, самого себя и свои границы... Осознавая свои границы, он ставит перед собой высшие цели, познает абсолютность в глубинах самосознания и в ясности трансцендентного мира… Во всех направлениях совершался переход к универсальности» [3, с. 33]. Причину такого духовного взлета А.Вебер видит во вторжении кочевых народов из Центральной Азии [3, с. 46]. На роль кочевых народов, со свойственным им самосознанием «избранничества», в становлении и развитии европейской культуры указывал также Франко Кардини, раскрывая  образ средневекового рыцаря, своими истоками восходящего к кочевой цивилизации, с присущим ей шаманизмом [4].

Философия избранничества пронизывает всю шаманскую культуру. В ней шаман – человек особенный, его выбирают духи предков из числа самых достойных, передавая ему дар медиатора миров, знахаря, прорицателя, обеспечивая ему вхождение на Небо и продвижение по всем его слоям. По утверждению Мирча Элиаде, «шаман является великим специалистом по человеческой душе, только он "видит" ее, поскольку знает "форму и предназначение"» [5].

Картина мира, выработанная многими тысячелетиями существования номадической цивилизации, имеет космоцентрическую основу. Такое масштабное восприятие Мира привело и к осознанию особой ценности Человека – его индивидуальности, личностных характеристик, модусу внутреннего мира. В свою очередь, обостренное внимание к личности человека, соединяющее космоцентризм с антропоцентризмом, привело к культурному персонализму и особому типу мышления, который выражался в логике личного, внеличного и надличного.

Объединение номадизма и оседлости наиболее полно произошло в локальной тюркской цивилизации, а потому именно она могла стать тем связующим звеном, который распространял персонализм и универсализм на территории всей Евразии, в особой мере, в период Великого переселения народов. Этот глобальный миграционный процесс, запущенный кочевыми тюркскими народами и охвативший территорию всей Евразии, оказал воздействие и на музыкальную культуру Европы, где впоследствии персонализм проявится на всех этапах своего развития. Известный исследователь европейской музыкальной культуры А.Андреев в этой связи отмечает: «… в ранние века европейская культура, рождаясь из «пены» великого переселения народов, формировалась и самоопределялась как раз постольку, поскольку в ней формировался и отвердевал этот стержень – персонализм» [6, с. 15].

Личное, внеличное и надличное в профессиональной музыке. В номадической цивилизации ярким образцом соединения личного, внеличного и надличного являются древнетюркские квартовые и квинтовые кобызовые кюи. Исследователем кобызовой традиции Г.Омаровой было обнаружено, что при всем разнообразии кюев, сюжет каждого из них выступает толчком для развертывания предельно обобщенной идеи, находящейся в подтексте внешней программы, что выражается «в предельно обобщенных интонациях и типах движения». При этом, «лицо кюя» определяет только начало, за ним следуют стереотипизированные, «кочующие» темы, переходящие из одного кюя в другой. Выражением внеличного же являются единые образно-интонационные комплексы, разворачивающиеся в условиях интонационной, метроритмической и композиционной мобильности. Личное же, как показали кюи Коркута, может раскрываться в моноинтонационности, «монотематике» и «монообразности» [7].

Глубокая связь личного с внеличным (теологическим) и  надличным (космогоническим) в музыке раскрывается в исследованиях Аль-Кинди (IХ в.) и Аль-Газали (ХI в.). Так, Аль-Кинди рассматривал музыку как гармонию небес, тогда как Аль-Газали - как связующее звено между человеческой и божественной душой. Эти представления о музыке достаточно полно проявились в макамно-мугамном жанре (Ближний и Средний Восток, Центральная и Южная Азия) [8].

На  универсальный смысл музыки, объединении в ней личного, внеличного и надличного обратил внимание и А.Шопенгауэр, отметив, что значение музыки «…касается внутренней сущности мира и нашего я», «…Мы можем рассматривать являющийся мир и музыку как два разных выражения одного и того же… Музыка, рассмотренная как выражение мира, есть в высшей степени всеобщий язык» [9].

Начиная с  ХVIII в. особенностью европейской музыкальной культуры стал отход от прикладных функций, в результате музыка получила статус «абсолютной». С этого периода получило наиболее полное выражение субъективное «я», раскрывающее «страсти души», человеческие переживания и  эмоции. Показательно высказывание Г.Гегеля, в котором музыка притязает «на крайнюю субъективную проникновенность как таковую; она – искусство чувства, которое непосредственно обращается к самому чувству» [10, с. 279].

Индивидуальное и общее в профессиональной музыке. Профессионализация в музыке возникает еще в древних цивилизациях («Певец Амона» в Древнем Египте [11]; шаманы, баксы, жырау – в тюркской цивилизации). Обусловленная социальной стратификацией и специализацией, она сопровождается персонификацией, когда личное сменяет анонимное. Сам факт вычленения профессиональной музыки из народной свидетельствует о важном этапе - появлении индивидуальной авторской музыки и ее автора (жырау, акына, ашуга, оленши, хафиза, шаира, лэутара, менестреля, шпильмана и др.). 

Следующий этап - индивидуализация музыкальных стилей. Этот период обозначается формированием и развитием самостоятельных жанров, которые в процессе дальнейшего развития могут интегрироваться с другими видами искусства. В более древней устной традиции – это песни, вокально-инструментальный макомно-мугамный  цикл (азерб., арм., тадж., узбек., уйгур., туркм.), дестгах (иран.), дастан (азерб.),  кюй (казах.), фалак (тадж.), рага (инд.) и др.

К профессиональным жанрам европейской письменной традиции относятся жанры композиторской, церковной и светской музыки: органум, мотет, месса, хорал (с периода средневековья),  опера, соната, симфония (с периода Ренессанса). С эпохи Возрождения в европейской культуре формируется т.н. «автономная музыка». Она уже в  полной мере отделена от музыки фольклорной, церковной или придворной, и потому не носит прикладного характера.

ХVII-ХIХ вв. в европейской музыке начинают воплощаться человеческие чувства и эмоции, приобретая ярко выраженный индивидуальный характер. Интерес в этот период вызывает  как индивидуальность самих творцов, так и их индивидуальные стили.

В ХХ-ХХI вв. обозначилась еще одна сфера профессионального устного музыкального творчества. Речь идет о таких жанрах, как джаз, рок, поп-музыка и другие, восходящих к традициям афроамериканской музыки.

На всем протяжении письменной музыки заметно ее обращение к традициям устной культуры. В особой мере это находит отражение в индивидуальном стиле тех композиторов, которые исторически продолжают традиции устного профессионализма (творчество азиатских, африканских и афроамериканских композиторов).

Индивидуальное и общее в устной и письменной музыкальной культуре. Деление профессиональной музыки на устную и письменную [12] обозначает их принадлежность к соответствующим типам культуры, с присущими ареалами их распространения. Данная типология культур связана не только с коммуникативными процессами - различием способов передачи культурных ценностей, но и определяет общее состояние культуры. 

Сопоставление номадической и оседлой мировых цивилизаций с двумя типами культуры  – устной и письменной, очерчивает всеобщий характер распространения устного типа музыкального творчества в номадической и оседлой цивилизациях, тогда как письменного –  только в оседлой.

Устный тип музыкальной культуры восходит к глубокой древности – к первоистокам музыки. Выросшая из устной музыкальной культуры, профессионализация приводит к возникновению и дальнейшему развитии нотации: шумерской клинописной, иероглифической, буквенной, невменной (католицизм и православие), хорезмской, тюркской, азербайджанской (абджед), армянской (хазы), древнегрузинской восьмиступенной, знаменной (крюковой) русской, дасийной, линейной,  мензуральной и семиступенной на Западе, с ХХ в. - джазовой (сочетание буквенно-цифровой и линейной записи), компьютерной, экспериментальной  и др. 

Парадокс заключается в том, что и устный тип профессионализма, и письменный имеют свою нотацию. Однако в устном типе культуры нотирование все же носит символический характер, кроме того, в реальной практике использование нотации практически сведено к минимуму.

Нотация или ее отсутствие имеют особое значение для выражения индивидуального в творческом процессе, жанрах и музыкальном языке. Так, устным культурам присущи сольные жанры, монодия и импровизационность, тогда как письменным культурам – многоголосие, ансамблевые и оркестровые жанры. При этом устная музыка, будучи авторской, как правило, не закрепляла индивидуальное авторство, тогда как письменность способствовала ее фиксации.

В европейской музыкальной культуре переход от невменного (символического) письма к линейной нотации произошел только в средние века, способствуя закреплению традиционности и каноничности, господству коллективности и подчинению ему индивидуального начала [13]. Письменная культура, в отличие от импровизационности устной культуры, задала и основы неприкосновенности «опусной музыки», зафиксировав авторский индивидуальный текст в нотах. И все же только  с эпохи Возрождения индивидуальное начало в европейской музыке обретает свое наиболее широкое воплощение.

Сольные жанры в кочевой цивилизации. Для кочевых народов не было свойственно ансамблевое исполнение на инструментах, музыкальное искусство этой цивилизации отличает доминирование сольных жанров. При этом автор и исполнитель составляли, как правило, единое целое.

Сольное исполнение  предусматривают и сами музыкальные инструменты (из числа идеофонов, аэрофонов, хордофонов). Не случайно поэтому, и песенное искусство в своем большинстве представляет собой жанры лирических сольных песен, причем с непременным подчеркиванием первого лица. Что касается инструментальной музыки, то она характеризуется преобладанием устного профессионализма с развитым сольным исполнительством.

Особый интерес представляют чисто вокальные жанры, исполняемые без инструментального сопровождения. К ним относятся песни-плачи похоронного цикла, песни-размышления (о нелегкой судьбе, о тоске по родине [14, с. 15]). Отсутствие в этих песенных жанрах инструментария, доминирование речитации, простых видов интонирования, ритмическое растягивание звуков может быть объяснено приближенностью к сакральному пространству, с его дуализмом «Звука – Безмолвия» [см. подробно: 15] .

Ансамблевое  и оркестровое исполнение в оседлой цивилизации. Оседлая мировая цивилизация, распространенная на всех континентах в разные исторические периоды, при всем разнообразии типов картины мира,  формирует высокую степень близости людей, создавая достаточно обособленные профессиональные и социальные группы. Оседлый образ жизни создает возможности и для стационарного и институционально обособленного способа художественного общения (театры, филармонии, концертные залы). Городская культура способствует формированию ансамблевого и оркестрового музицирования.

Наиболее ранние образцы ансамблевого музицирования зафиксированы в петроглифах и терракотовых фигурах, обнаруженных в локальных древних цивилизациях (тюркской, египетской). Все они представляют изображения групп музыкантов, играющих на разных инструментах (Гобустан - XII тыс. до н.э.[16]; Хорезм - IV-III вв. до н.э. – III-IV вв. н.э. [17]; Афрасиаб - III в. до н.э.–VII в. н.э. [18]; Древний Египет - IV тыс. до н. э.- IV в. н. э. [19, с. 16-27]).

В музыкальной культуре устной традиции Ближнего и Среднего Востока ансамблевое исполнение ярко проявилось в возникновении мукамно-мугамного цикла. К примеру, у азербайджанцев в состав таких ансамблей входят ханенде (певец), тарист, кменчист. 

В европейской музыке письменной традиции одним из первых известных образцов ансамблевого музицирования является партитура Монтеверди «Орфей». Позже, объединение разнородных групп инструментов привело к образованию оркестра и жанров оркестровой музыки.

Импровизация и каноничность. Коррелятивные признаки устной и письменной музыкальной   традиции - импровизационное  и каноничное – выступают яркими репрезентантами индивидуального и коллективного.При этом, импровизационность, разворачивающаяся непосредственно в ходе творческого акта, становится способом выражения и яркой характеристикой индивидуального музыкального стиля. Говоря же о каноничности в музыке, можно предположить, что она относится к коллективному бессознательному и является способом информационной закодированности. К ним можно отнести композиционные особенности, пространственно-временные закономерности, музыкальные и внемузыкальные образы, устойчивые интонации и ритмоформулы. Сочетание импровизационности и каноничности порождает вариантность, проявляющая недуальность культуры и объединение микро-и макрокосмоса [20, с. 168-171].

Взаимодействие этих двух принципов развертывания музыкального текста апеллирует к взаимодействию индивидуального и коллективного, объективного и субъективного способа развертывания логики музыкальной композиции, что и определяет, в конечном счете, особенности каждого произведения.

Импровизация, с ее канонизированным  набором композиционных, интонационных, ритмических и ладовых элементов, присуща жанрам устной музыкальной традиции: эпосу, мукамно-макамным циклам, индийской раге, казахскому кюю, афроамериканскому джазу и др. Импровизационность свойственна и средневековым европейским музыкальным жанрам (устное творчество менестрелей, шпильманов). Что касается письменной европейской профессиональной музыки, то импровизация и импровизационное интонирование получили распространение на ранних этапах, когда нотирование было весьма приближенным (невменная, линейная и мензуральная письменность), а в Новое время - в творчестве тех композиторов, кто соприкоснулся со стихией импровизационности устной культуры в силу своих профессиональных интересов (джазовая танцевальность, блюзы в творчестве К.Дебюсси, М.Равеля, И.Стравинского, кюевый и мугамный характер инструментального творчества центральноазиатских композиторов).

Монодия и многоголосие. Индивидуальное и коллективное, наряду с импровизационностью  и каноничностью, раскрывается в такихкоррелятивных признаках устной и письменной музыкальной традиции, как монодия и многоголосие.

Соответственно тому, что в номадической цивилизации были распространены сольные жанры, практически отсутствовало и многоголосное пение, а потому основным музыкальным складом выступает монодия. И даже тогда, когда возникало потенциальное многоголосие, исполнялось это одним музыкантом в форме горлового (гортанного) пения. Такой тип был широко распространен у калмыков, башкир (узляу), алайцев, тувинцев (хомей), монголов (хоомей).

Сольные формы – вокальные, инструментальные, вокально-инструментальные преобладают и в бурдонном многоголосии [21, 22]. Вокальное бурдонное многоголосие, распространенное у калмыков, монголов, башкир, алтайцев, тувинцев – это сольное гортанное пение. Инструментальное бурдонное многоголосие достигло высокого уровня в игре на казахских домбре и кобызе, киргизских комузе и кыяке, тувинских топшулуре и игиле, монгольском моринхуре и бурятском хуре, узбекской домбре, туркменском дутаре. Вокально-инструментальное бурдонное многоголосие исполнялось в сопровождении продольной флейты, монгольского и калмыцкого цура, башкирского курая, киргизского чоора и тувинского шоора, казахской сыбызгы [23].

И даже хоровое пение исполнялось во время праздников  в форме унисонного пения, при этом группы делились на мужскую и женскую (жар-жар у казахов).

Монодия отличает и устную профессиональную музыку оседлой цивилизации, являясь основой макамно-мугамного цикла в многообразии всех его региональных стилей. Монодизмом отличается и музыка греко-римской локальной цивилизации, европейской цивилизации средневекового периода (григорианский хорал, песни менестрелей, паралитургические песни). Все это может свидетельствовать о проникновении идей персонализма и индивидуализма в оседлую цивилизацию.

История европейской музыки – это поэтапный переход от устной к письменной музыкальной культуре, сопровождающийся переходом от сольных и унисонных форм к многоголосной профессиональной музыке. Так, по мнению А.Андреева, хоральный стиль отличается контрастом «формальной полнозначности унисона неполнозначности соло», вокально-полифонический стиль – «пограничной голосовой/субголосовой/неголосовой природой»,  гомофонно-гармонический – феноменом «скрытого голоса». При этом, независимо от стилевой принадлежности, каждый голос в многоголосии выявляет свою индивидуальную природу, а потому является коррелятом культурного персонализма [24, с. 6-19].

Выводы:

1. Индивидуальное и общее в профессиональной музыке развивается в особенностях разных эпох, культур и цивилизаций.

2. В личном, внеличном и надличном концентрируются индивидуальные связи с Космосом, Всевышним (Духом), Природой, Обществом и Человеком.

3. Цивилизационные особенности находят отражение в складе и функционировании  музыки. Для номадической цивилизации в большей мере характерны сольные формы музицирования, монодия и бурдонное многоголосие, тогда как в оседлой цивилизации доминирующее значение приобретают многоголосие, ансамблевые и оркестровые жанры.

 

Литература:

  • 1. Аязбекова С.Ш. Мировые цивилизации в системе культурных универсалий // 126-ая Международная научно-практическая конференция «Феномен человеческого творчества в перипетиях исторического процесса» / 2  этап первенства по культурологии. - Лондон: Международная Академия Наук и Высшего Образования (Великобритания), 23-30 июня 2016 г. - URL. – http://gisap.eu/ru/node/115638
  • 2. Лотман Ю.М. Несколько мыслей о типологии культур // Языки культуры. - М., 1987. - С. 3-11.
  • 3. Ясперс К. Смысл и назначение истории; Пер. с нем. – 2-е изд. – М.: Республика, 1994.
  • 4. Кардини Ф. Истоки средневекового рыцарства. -  М.: Прогресс, 1987. – 384 с.
  • 5. Мирча Элиаде. Шаманизм: Архаические техники экстаза. - URL. – http://shaman.aha.ru/homepage/shaman/shaman3/index.html
  • 6. Андреев А. «Голос» в европейской музыкальной культуре. – Вып. 3. – М.: Дека-ВС, 2014.
  • 7. Омарова Г. Кобызовая традиция. Вопросы изучения казахской традиционной музыки: Монография. – Алматы, 2009. – С.78-106.
  • 8. Джани-заде Т.М. Рефлексия понятия макам в культуре исламской цивилизации: генезис музыкального феномена // Актуальный вопрос. - URL. –  http://docplayer.ru/31939355-Refleksiya-ponyatiya-makam-v-kulture-islamskoy-civilizacii-genezis-muzykalnogo-fenomena.html#show_full_text
  • 9. Шопенгауэр А. О сущности музыки. – Петроград: Музыкальное государственное издательство, 1919. – 42с.- URL. –  http://www.opentextnn.ru/music/interpretation/?id=2431
  • 10.  Гегель Г.В.Ф. Эстетика. Т. 3. – М., 1971.
  • 11. Влади В. Какие тайны искусства Древнего Египта спрятаны в саркофаге “Певца Амона. - URL. – http://drevniy-egipet.ru/kakie-tajny-iskusstva-drevnego-egipta-spryatany-v-sarkofage-pevca-amona/
  • 12. Шахназарова Н.Г. Музыка Востока и музыка Запада. Типы музыкального профессионализма. Исследование. – М.: Советский композитор, 1983. – 152 с.
  • 13.  Сохор А.Н. Музыка. - URL. – http://www.booksite.ru/fulltext/1/001/008/078/878.htm
  • 14. Мусахан О. Традиционная песенная культура казахов Монголии. – Автореферат дисс. … на соискание ученой степени кандидата искусствоведения. – Алматы, 1997.
  • 15. Аязбекова С.Ш. «Музыка=жизнь» и «Тишина=смерть» в тенгрианской философии бессмертия// Cultural and historical development of the society as the dynamic expression of the self-learning human existence. – London: JASHE, 2016. – p. 45-48. - . - URL. – http://gisap.eu/ru/node/97692
  • 16. Абдуллаева С. Пастушеская свирель звучит в оркестрах // Искусство. - № 1 (55), 2012. – С. 41; Л. С. Бретаницкий, Б. В. Веймарн. Очерки истории и теорииизобразительных искусств. Искусство Азербайджана. 1976
  • 17. С.П. Толстов. Хорезмская археолого-этнографическая экспедиция АН СССР в 1946 г. // Известия Академии наук СССР, серия истории и философии. – Т. IV, 1947, № 2. – С. 177;  С.П.Толстов. По следам древнехорезмийской цивилизации. – М., 1948. – С. 177-178;  Садоков Р.Л. Музыкальные инструменты древнего Хорезма в памятниках изобразительного искусства IV-III вв. до н.э. – III-IV вв. н.э. //  Музыка народов Азии и Африки / ред., сост. В. С. Виноградов. - Москва: Советский композитор, 1969. - С. 20-34.
  • 18. Вызго Т.С. Музыкальные инструменты Средней Азии. Исторические очерки. – М.: Музыка, 1980.
  • 19. Ковбель Ю. Музыка Древнего Египта: особенности. - URL. - http://drevniy-egipet.ru/muzyka-drevnego-egipta-osobennosti/
  • 20. Мухамбетова А.И. Статус музыкального произведения и импровизация в традиционной культуре казахов // Аманов Б.Ж., Мухамбетова А.И. Казахская традиционная музыка и ХХ век. – Алматы: Дайк-Пресс, 2002.
  • 21. Алексеев Э.Е. Раннефольклорное интонирование: Звуковысотный аспект. – М.: Советский композитор, 1986. – 240 с.
  • 22. Бадраа Ж. «Хоомэй» и «Уртын дуу» – специфические явления монгольской традиционной классической музыки //Профессиональная музыка устной традиции народов Ближнего, Среднего Востока и современность. - Ташкент, 1981. – С. 116-119.
  • 23. Халтаева Л. Генезис и эволюция бурдонного многоголосия в контексте космогонических представлений тюрко-монгольских народов. – Диссертация на соискание ученой степени кандидата искусствоведения. – Ташкент, 1991.
  • 24. Андреев А. «Голос» в европейской музыкальной культуре. – Вып. 3. – М.: Дека-ВС, 2014. – С. 6-19.
0
Ваша оценка: Нет Средняя: 7 (2 голоса)
Комментарии: 2

Луговая Татьяна Анатолиевна

Уважаемая Сабина! Согласна с Вашим выводом: "Цивилизационные особенности находят отражение в складе и функционировании музыки. Для номадической цивилизации в большей мере характерны сольные формы музицирования, монодия и бурдонное многоголосие, тогда как в оседлой цивилизации доминирующее значение приобретают многоголосие, ансамблевые и оркестровые жанры". Тема глобальна, по-докторски фундаментальна. Меня заинтриговали вопросы "индивидуального и общего именно в письменной профессиональной музыке". С уважением, Татьяна Луговая

Саносян Хачатур

Уважаемая Сабина. Все проекты Вами рассматриваются всесторонне - многогранно т.е. глобально. Действительно "масштабное восприятие Мира привело и к осознанию особой ценности Человека – его индивидуальности, личностных характеристик, модусу внутреннего мира. В свою очередь, обостренное внимание к личности человека, соединяющее космоцентризм с антропоцентризмом, привело к культурному персонализму и особому типу мышления, который выражался в логике личного, внеличного и надличного". С уважением, Хачатур Саносян
Комментарии: 2

Луговая Татьяна Анатолиевна

Уважаемая Сабина! Согласна с Вашим выводом: "Цивилизационные особенности находят отражение в складе и функционировании музыки. Для номадической цивилизации в большей мере характерны сольные формы музицирования, монодия и бурдонное многоголосие, тогда как в оседлой цивилизации доминирующее значение приобретают многоголосие, ансамблевые и оркестровые жанры". Тема глобальна, по-докторски фундаментальна. Меня заинтриговали вопросы "индивидуального и общего именно в письменной профессиональной музыке". С уважением, Татьяна Луговая

Саносян Хачатур

Уважаемая Сабина. Все проекты Вами рассматриваются всесторонне - многогранно т.е. глобально. Действительно "масштабное восприятие Мира привело и к осознанию особой ценности Человека – его индивидуальности, личностных характеристик, модусу внутреннего мира. В свою очередь, обостренное внимание к личности человека, соединяющее космоцентризм с антропоцентризмом, привело к культурному персонализму и особому типу мышления, который выражался в логике личного, внеличного и надличного". С уважением, Хачатур Саносян
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.