facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

Снежный пейзаж в русской художественной прозе: функционально-семантический анализ / SNOWY LANDSCAPE IN THE RUSSIAN ARTISTIC PROSE: FUNCTIONAL AND SEMANTIC ANALYSIS

Снежный пейзаж в русской художественной прозе: функционально-семантический анализ / SNOWY LANDSCAPE IN THE RUSSIAN ARTISTIC PROSE: FUNCTIONAL AND SEMANTIC ANALYSIS
Юлиана Пыхтина, заведующий кафедрой, доктор филологических наук

Оренбургский государственный университет, Россия

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Россия";

Открытое Европейско-Азиатское первенство по научной аналитике;

УДК 82.09:821.161.1

 

В статье на материале произведений А. Чехова, И. Бунина, А. Куприна, Б. Зайцева, М. Горького, А. Ремизова, Г. Газданова и др. рассматривается один из наиболее продуктивных видов природных описаний в русской литературе – зимний снежный пейзаж, определяется его семантика и функции.  Детально анализируется новелла К. Паустовского «Снег», в которой наиболее ярко проявляются общие закономерности в изображении зимней природы в русской литературной традиции.

Ключевые слова: пространство, снежный пейзаж, функционально-семантический анализ, художественная проза.

The article on the works by A. Chekhov, I. Bunin, A. Kuprin, B. Zaitsev, M. Gorky, A. Remizov, G. Gazdanova etc. considers one of the most productive types of natural description in the Russian literature – winter snowy landscape and defines its semantics and functions. The article analyzes the short story by K. Paustovsky «Snow», which most clearly manifests the common regularities in the image of winter picture in the Russian literary tradition.

Keywords: space, snowy landscape, functional-semantic analysis, fiction

 

Рассматривая виды, структуру, специфику и функции хронотопа в произведениях русских классиков и современных авторов, устанавливая взаимосвязи пространство- и времяпредставления с воссоздаваемой эпохой, творческим методом, родом и жанром, мы в ряде своих статей, опубликованных в проектах МАНВО, акцентировали внимание на ключевых пространственных элементах русской национальной картины мира, связывая географический фактор с фактором ментальным [3,4]. В данной статьей мы продолжаем исследование национальных пространственных образов на примере одного из наиболее продуктивных видов природных описаний в русской литературе – зимнего снежного пейзажа.

В отечественном литературоведении широко известна работа М.Н. Эпштейна «Природа, мир, тайник вселенной…» (1990) [5], в которой представлена классификация пейзажных образов в русской поэзии. Ученый выделил и описал идеальный, бурный и унылый пейзажи как виды национального пейзажа и экзотический пейзаж, представленный в русской поэзии поэтическими картинами Азии и Африки, а также Крыма и Кавказа. Помимо названных реальных (физически наблюдаемых) состояний природы автор проанализировал воображаемые пейзажи: таинственный и страшный; пустынный; космический, фантастический, потусторонний (загробный), инфернальный (адский), а в «Частотно-тематическом указателе пейзажных образов», помещенном в конце книги, среди  названных ранее указал также временные пейзажи, атмосферные и небесные пейзажи, образы природных стихий, ландшафтные и растительные пейзажи, образы животного мира, пейзажи страны и местности и др. [там же, с. 289-298].

Необходимо отметить, что те виды национальных пейзажных образов, которые часто встречаются в русской поэзии, безусловно, имеют место и в прозаических произведениях разных жанров. Так, одним из наиболее устойчивых образов в русской литературе является зимний пейзаж с обязательным атрибутом – снегом. Слово «снег» в контексте русской национальной традиции окружено целым ореолом всевозможных ассоциаций – исторических, литературных, эмоциональных. «С-не-г» – важнейшее на Руси слово» [1, c. 188], – писал Г. Гачев. Не случайно этот образ опоэтизирован и в фольклоре (Бел снег на черну землю – и то к лицу!»,«Снег земле-кормилице – теплый кожух», «Красна весна цветами, лето – снопами, осень – пирогами, а зима – снегами» и т.п.), и в литературе (вспомним хотя бы пушкинские строчки: «Под голубыми небесами / Великолепными коврами, / Блестя на солнце, снег лежит» [А.С. Пушкин. Зимнее утро (1829)]. 

В сознании носителей русского языка слово «снег» имеет ряд ассоциативных значений – снег белый, чистый, непорочный, свежий, мягкий, нежный: Только что снег выпал, земля словно в пасхальную ризу одета… чистота, сияние и кроткая тишина вокруг. [Максим Горький. Мещане (1901)]; «<…> думаю я и заглядываю в окна. О, какой белый, чистый снег!».  [И. А. Бунин. Новая дорога (1901)]; «Мне показалось, что даже и снег валил в тот день какой-то совсем особенный – так поразил он меня своей белизной и свежестью…». [И. А. Бунин. Жизнь Арсеньева. Юность (1927-1933)]; «На город густо валил дремотными хлопьями тот великопостный снег, что всегда обманывает своей нежной, особенно белой белизной, будто уж совсем близка весна. [И. А. Бунин. Жизнь Арсеньева. Юность (1927-1933)].

Собственно семантический компонент значения сливается в произведениях русских писателей с компонентом эмоциональным – снег вызывает не только приятные зрительные и осязательные ощущения: «Когда идет первый снег, в первый день езды на санях, приятно видеть белую землю, белые крыши, дышится мягко, славно, и в это время вспоминаются юные годы».[А. П. Чехов. Дама с собачкой (1899)], но и обонятельные: «В воздухе пахло снегом, под ногами мягко хрустел снег, земля, крыши, деревья, скамьи на бульвара – всё было мягко, бело, молодо, и от этого дома выглядывали иначе, чем вчера, фонари горели ярче, воздух был прозрачней, экипажи стучали глуше, и в душу вместе со свежим, легким морозным воздухом просилось чувство, похожее на белый, молодой, пушистый снег». [А. П. Чехов. Припадок (1889)]; «Какие <…> мощные чащи стоят вокруг, тихо задремывая в эту теплую январскую ночь, полную нежного и чистого запаха молодого снега и зеленой хвои!» [И. А. Бунин. Новая дорога (1901)]; «Но запах снега так вкусен, мороз так весел, быстрое движение так упорно гонит горячую кровь по всему телу…» [А. И. Куприн. Юнкера (1932)], и даже вкусовые: «Снег мягко скрипел под ногой, падали белые его хлопья, медленно и беззвучно: что-то вкусное, свежее и острое несли они с собой и, оседая на ветвях деревьев, шапочках барышень, усах мужчин, давали белое оперение, называемое зимой. [Б. К. Зайцев. Голубая звезда (1918)]; «Надо бы от глаз к губам перепрыгивать смешливой радости, какую дает первый пушистый снегчистый ,вкусный, деловитый и ласковый». [М. А. Осоргин. Сивцев Вражек (1928)]; .

Однако в русской литературной традиции особенно ощутимо символическое значение словообраза «снег», связываемого с детством, родным домом, родиной, Россией. Особенно примечательна в этом отношении эмигрантская проза, в которой снег всегда описывается с ностальгическим чувством: Нет, это луна, как снег, а снегу тут нет, снег там в России. [А.М. Ремизов. Кукха. Розановы письма (1923)]; « И в этой темноте – а он ни разу не открыл глаз – сквозь их музыкальный туман, до него доносился низкий голос Кати, певший о сожалении и расставании и о потерянных возможностях счастья, – и опять Россия, почти неведомая и далекая Россия, и все тот же снег, и ямщики, и бубенчики». [Гайто Газданов. Ночные дороги (1939)].

Национальную окраску и необычайно богатую палитру значений, по нашим наблюдениям, имеет образ снега в творчестве замечательного мастера лирического пейзажа К. Паустовского. Являясь важной составной частью художественной концепции писателя, этот образ связывается с поэтическим миром детства, дорогими воспоминаниями, с милыми сердцу пейзажами средней полосы России, где деревья зимой засыпаны «цветами мокрого снега»… Удивительно живописен зимний пейзаж в рассказе «Прощание с летом», тонко передающий настроение героя, его восторг от первого снега: «Я открыл глаза. Белый и ровный свет наполнял комнату. Я встал и подошел к окну – за стеклами все было снежно и безмолвно. <…> Через окно я увидел, как большая серая птица села на ветку клена в саду. Ветка закачалась, с нее посыпался снег. Птица медленно поднялась и улетела, а снег все сыпался, как стеклянный дождь, падающий с елки. Потом снова все стихло. Проснулся Рувим. Он долго смотрел за окно, вздохнул и сказал: – Первый снег очень к лицу земле.  Земля была нарядная, похожая на застенчивую невесту. А утром все хрустело вокруг: подмерзшие дороги, листья на крыльце, черные стебли крапивы, торчащие из-под снега» [2, т. 6, с. 261]. 

В повести «Орест Кипренский» снегопад пробуждает патриотические чувства  героя: «Кипренский очнулся, поднял голову и остановился. То, что он  увидел вокруг, было больше похоже на торжественный сон, чем на петербургское утро. Ночь не хотела уходить из столицы. Она лежала  пластами тяжелого сизого воздуха у подножия зданий и в глубине садов. <…> Летел  густой, медленный снег. При ясности неба это казалось непонятным. Чудилось, что снег  зарождается в чистом воздухе между землей и небесным сводом. Кипренский долго смотрел на торжественное падение снега  среди немоты и безлюдья петербургских площадей. Снег осторожно ложился на чугунные перила мостов, на меховой ворот шинели и спины спящих извозчиков. Столица покрывалась белым блеском. Далекие куранты пробили семь. Вокруг был разлит запах лесов, подступавших к Петербургу с севера и востока. "Как я счастлив, что родился в России", - подумал Кипренский»[там же, т. 3, с. 505-506].

Тревожные ноты звучат в повести «Романтики», в которой возникает драматический образ «России в снегах», России тяжелых военных лет, и мрачный колорит книги, рассказывающей о жизни русской интеллигенции эпохи предреволюционного десятилетия, становится господствующим. В ряде произведений писателя из сборника «Повести о жизни» образ снега, олицетворяющий  ненастье, суровые жизненные испытания, становится ключевым. 

Даже интимные чувства К. Паустовский сравнивает со снегом: «Не будем говорить о любви, – писал он в рассказе «Ручьи, где плещется форель», – потому что мы до сих пор не знаем, что это такое. Может быть это густой снег, падающий всю ночь…» [там же, т. 6,  с. 243].

Подробнее остановимся на анализе лирической новеллы «Снег», относящейся к числу тех произведений, постичь которые можно только проникнув в глубинный смысл ключевых образов. Один из них вынесен в название новеллы. В этом произведении нет ни ослепительной праздничности, ни динамически-захватывающего сюжета с вихрем страстей и событий. Главное для писателя – не интрига, а настроение. Для него важно раскрыть тончайшие нюансы душевного состояния героев, живущих в ожидании любви и предчувствии счастья, нарисовать в красках удивительно родной  российский пейзаж. 

Первая зарисовка зимнего пейзажа дана через восприятие главной героини рассказа Татьяны Петровны, эвакуированной вместе с дочерью из Москвы во время Великой Отечественной войны в небольшой «пустынный городок». Татьяна Петровна долго не могла привыкнуть к «маленькому дому, стоявшему на  горе,  над северной рекой, на самом выезде из городка», <…> «к скрипучим калиткам, к глухим вечерам…». Особенно трудно ей пришлось, когда спустя месяц после ее приезда умер хозяин дома, старик Потапов. 

Состояние одиночества, заброшенности, сиротливости, которое испытывает героиня рассказа, передает следующий фрагмент: «Снега  тускло  светили в окна. На диване всхрапывал серый кот Архип, оставшийся в наследство от Потапова. Татьяна Петровна накинула халат, пошла в кабинет к Потапову, постояла у окна. С дерева беззвучно сорвалась птица, стряхнула снег. Он долго сыпал белой пылью, запорошил стекла» [там же, с. 297]. 

Фраза «снега тускло светили в окна» сразу же обращает на себя внимание формой множественного числа слова «снег», которая  встречается в произведениях русской классики в значении «покрытые снежным покровом огромные пространства». Татьяна Петровна не просто видит снег, она чувствует холодность военной зимы, по-своему переживает трагедию родины. 

В следующем фрагменте снег, на первый взгляд, обычная деталь пейзажа: «"Я часто вспоминаю тебя, папа, читала дальше Татьяна Петровна, и наш дом, и наш городок. Все это страшно далеко, как будто на краю света. Я закрываю глаза и тогда вижу: вот я отворяю калитку, вхожу в сад. Зима, снег, но дорожка к старой беседке над обрывом расчищена, а кусты сирени все в инее. В комнатах трещат печи. Пахнет березовым дымом. Рояль, наконец, настроен, и ты вставил в подсвечники витые желтые свечите, что я привез из Ленинграда. И те же ноты лежат на рояле: увертюра к "Пиковой даме" и романс  "Для берегов отчизны дальней". Звонит ли колокольчик у дверей? Я так и не успел его  починить. Неужели я все это увижу опять? Неужели  опять буду умываться с дороги нашей колодезной водой из кувшина? Помнишь? Эх, если бы ты знал, как я полюбил все это отсюда, издали! Ты не удивляйся, но я говорю тебе совершенно серьезно: я вспоминал об этом в самые страшные минуты боя. Я знал, что защищаю не только всю страну, но и вот этот  ее маленький и самый милый  для меня уголок – и тебя, и наш сад, и вихрастых наших мальчишек, и березовые рощи за рекой, и даже кота Архипа. Пожалуйста, не смейся и не качай головой» [там же, с. 297]. 

Однако для сына старика Потапова, который еще не знает о смерти своего отца и пишет ему из госпиталя, самые дорогие воспоминания о родном доме связаны с кусочком этого зимнего пейзажа. Непритязательная русская природа становится символом Родины, которую он защищает. 

Обратим внимание на то, как меняется  пейзаж до и после чтения главной  героиней письма Потапова: «Татьяна Петровна долго сидела у стола, смотрела  широко открытыми глазами за окно, где в густой синеве начинался рассвет, думала, что вот со дня на день может приехать с фронта в этот дом незнакомый человек и ему будет тяжело встретить здесь чужих людей и увидеть все совсем не таким, каким он хотел бы увидеть» [там же, c. 298]. Рассвет здесь не только начало нового дня, но и начало новой жизни. У Татьяны Петровны появляется надежда, предчувствие счастья, и тусклые краски начинают постепенно проясняться, светлеть. 

Следующая пейзажная зарисовка дана глазами Потапова, который приехав на побывку в родной городок после госпиталя, узнал от начальника станции о смерти отца и о том, что в его доме живут чужие люди: «Потапов прошел через город, к реке. Над ней висело сизое небо. Между небом и землей наискось летел редкий снежок. <…> Потапов подошел к дому в сумерки. Он осторожно открыл калитку, но все же она скрипнула. Сад как бы вздрогнул. С веток сорвался снег, зашуршал. Потапов оглянулся. К беседке вела расчищенная в снегу дорожка. Потапов прошел в беседку, положил руки на старенькие  перила. Вдали, за лесом, мутно розовело  небо – должно быть, за облаками подымалась луна.  <…>  Потапов облокотился о перила, тихо сказал: Как же это так?» [там же, c. 299].

Потапову, который находится в подавленном состоянии, сад кажется мутным, а сизое небо, повисшее над головой, передает гнетущее ощущение тяжести, горя, обрушившегося на этого человека. 

Мрачная картина неожиданно оживляется словом «снежок». Контраст создает уменьшительно-ласкательная форма, звучащая диссонансом в контексте. Редкий снежок олицетворяет для Потапова нечто милое, родное. Значит, несмотря на боль утраты, Николай Потапов рад встрече с тем «клочком земли», о котором вспоминал в самые страшные минуты боя. Заснеженный сад, вздрогнув, словно живое существо, тоже приветствует его. И первое, что видит удивленный герой, – это расчищенная в снегу дорожка к беседке.

Эпизод встречи героев – кульминация новеллы: «Кто-то осторожно тронул Потапова за плечо. Он оглянулся. Позади него стояла молодая женщина с бледным строгим лицом, в накинутом на голову теплом платке. Она молча смотрела на Потапова темными  внимательными глазами. На ее ресницах и щеках таял снег, осыпавшийся, должно быть, с веток. Наденьте фуражку, тихо сказала женщина,вы  простудитесь. И пойдемте в дом. Не надо здесь стоять. Потапов молчал. Женщина взяла его за рукав и повела по расчищенной дорожке. Около крыльца Потапов остановился. Судорога сжала ему горло, он  не мог вздохнуть. Женщина так же тихо сказала:Это  ничего. И вы, пожалуйста, меня не стесняйтесь. Сейчас это пройдет. Она постучала ногами, чтобы сбить снег с ботиков. Тотчас в сенях отозвался, зазвенел колокольчик. Потапов глубоко вздохнул, перевел дыхание» [там же, 300].

В этом фрагменте особую роль играет подтекст. Фраза – «На ее ресницах и щеках таял снег, осыпавшийся, должно быть, с веток» [там же](ср. «таял снег» и «сердце оттаяло») – становится ключевой, показывая душевное преображение Потапова, ожидавшего встретить здесь чужих, равнодушных людей, но приятно обманувшегося. Татьяне Петровне удалось устранить остатки холодности, недоверия, замкнутости и добиться, чтобы Потапов почувствовал тепло родного дома. Таким образом, эстетический смысл этого отрывка вызывает представление о доброте, душевной чуткости героини. 

Последняя пейзажная картинка – «После чая Татьяна Петровна провела Потапова на могилу отца, за рощу. Туманная луна  поднялась уже высоко. В ее свете слабо светились березы, бросали на снег легкие тени» [там же, c. 301] – вызывает настроение торжественности, светлой печали. Глагол «светиться», обозначая в традиционной русской символике нечто возвышенное, чистое, воспринимается в данном контексте как проявление духовной, нравственной чистоты героини, а легкие тени от берез на снегу выражают надежду, предчувствие близких приятных перемен. 

Акцентированное использование К. Паустовским снежных пейзажей  в новелле говорит об их особой значимости. Все краски в них приглушены: снег не блестит, не сверкает, не переливается на солнце. Перед нами прошли печальные картины, вызывающие светлую грусть. Но снег здесь не просто лирическая декоративно-орнаментальная деталь пейзажа, создающая определенное настроение. В художественном контексте новеллы он вырастает до романтического образа-символа, раскрывающего глубинную суть произведения. Снег воспринимается как символ родного дома, дома в исконном его значении, с которым связано ощущение тепла, радушия, гостеприимства. 

Образ заснеженного сада, появляющийся в финале произведения, вызывая тургеневско-чеховско-бунинские ассоциации, отражает специфические черты русской культуры и помогает ярче высветить основную идею, которая владела писателем. 

На наш взгляд, предложенный аспект анализа природных описаний дополняет уже разработанные в литературоведении подходы к пространственному анализу, помогает разобраться в глубинных слоях художественного текста и приблизится к пониманию не только индивидуально-авторской концепции пейзажа, но и национальной пространственной картины мира в целом.

 

Литература:

  • 1. Гачев, Г. Д.  Космо-Психо-Логос: Национальные образы мира / Г.Д. Гачев. – М.: Академический проект, 2007. – 511 с.
  • 2. Паустовский, К. Г. Собрание сочинений: в 9 т. / Константин Георгиевич Паустовский [примеч. Л. Левицкого]. – М.: Худож лит., 1981-1986.
  • 3. Пыхтина, Ю.Г.Степь как национальный пространственный образ в русской литературе (на материале оренбургской поэзии) // GISAP: PhilologicalSciences.  –  № 3 Liberal. – 2015.  – Р. 55-58.
  • 4. Пыхтина, Ю.Г.Географическое пространство в художественном тексте: национальный и региональный аспекты // Материалы CXXXII Международной научно-практической конференции «Тенденции развития языковых культур через призму соотношения их коммуникативных функций и культурно-исторического значения. 10-15 ноября 2016. – Лондон: IASHE, 2016. – С. 21-24.
  • 5. Эпштейн, М. Н. «Природа, мир, тайник вселенной»: Система пейзажных образов в русской поэзии / М.Н. Эпштейн. – М.: Высш. школа, 1990. – 302 с.
0
Ваша оценка: Нет Средняя: 7.5 (6 голосов)
Комментарии: 10

Татьяна Ковалевская

Представленная статья посвящена описанию активного локусного элемента русской художественной прозы – снежного пейзажа. Поддерживая глубокую заинтересованность автора в обозначенной тематике, все таки позволим себе отметить преимущественно литературоведческий характер статьи, поскольку собственно функционально-семантического анализа, заявленного госпожой Пыхтиной, мы практически не нашли. Безусловно, некоторые указания на соответствующие функции снежного пейзажа представлены; очень интересны указания на репрезентативную (визуальную, аудиальную, сенсорную, ольфакторную и даже густаториальную) маркированность восприятия снега, что интересно было бы прокомментировать и с позиций нейролингвистического программирования, в частности – предикатных характеристик речи; также мы отметили и некоторую проекцию анализированных фактов в лингвоментальное пространство, хотя, на наш взгляд, не достает системного подхода в такой квалификации языкового материла. Кроме того, мы несколько разочарованы отсутствием обязательных для научного исследования позиций, таких, как четкое формулирование цели и задач исследования, обоснования его актуальности, перспектив, детализации объекта и предмета, фактического материла, методов и пр. К сожалению, это некоторым образом редуцирует уровень собственно лингвистического анализа, хотя общая научная ценность данной работы, конечно, неоспорима.

Пыхтина Юлиана Григорьевна

Уважаемая Татьяна Юрьевна! Большое спасибо за развернутый комментарий к моему докладу. Я, действительно, анализирую снежный пейзаж как художественный образ, а не как концепт, т.е моя работа чисто литературоведческая, поэтому я и выбрала секцию "Русская литература". Безусловно, данный материал можно анализировать с лингвистической точки зрения, но это будет исследование совсем другого характера и по другой научной специальности (моя - русская литература). Ваше замечание , касающееся отсутствия "обязательных для научного исследования позиций, таких, как четкое формулирование цели и задач исследования, обоснования его актуальности, перспектив, детализации объекта и предмета, фактического материла, методов и пр.", считаю совершенно справедливым, учту в дальнейшем, хотя и не помню, чтобы в требованиях к публикации в данном проекте, были прописаны эти критерии. С уважением, Юлиана Пыхтина

Пыхтина Юлиана Григорьевна

Уважаемые коллеги! Искренне благодарю всех вас за внимание к моему докладу и содержательные комментарии! Желаю здоровья, успехов и творческого вдохновения! С уважением, Юлиана

Хамзе Димитрина

Глубокоуважаемая коллега! Дорогая Юлиана! Очарована Вашим тонким, изящным, рафинированным и пластичным исследованием! Роль зимнего снежного пейзажа в когнитивном спектре и эстетическо-экспрессивном пространстве русского человека без сомнения велика. Богатая ассоциативность концепта „снег”, его национальная, и эмоционально-сенсорная окрашенность, а также его чрезвычайно богатая палитра символических значений, включая моральную нюансировку (пробуждение патриотических чувств, духовно-нравственную чистоту субъекта) и интимные переживания, вдохновляют к дальнейшим изысканиям как того-же концепта (топоса), так и других подобных. Благодарю еще от всей души и за великолепно отобранные примеры! Желаю всех благ! Ваша Димитрина

Хамзе Димитрина

Глубокоуважаемая коллега! Дорогая Юлиана! Очарована Вашим тонким, изящным, рафинированным и пластичным исследованием! Роль зимнего снежного пейзажа в когнитивном спектре и эстетическо-экспрессивном пространстве русского человека без сомнения велика. Богатая ассоциативность концепта „снег”, его национальная, и эмоционально-сенсорная окрашенность, а также его чрезвычайно богатая палитра символических значений, включая моральную нюансировку (пробуждение патриотических чувств, духовно-нравственную чистоту субъекта) и интимные переживания личности, вдохновляют к дальнейшим изысканиям как того-же концепта (топоса), так и других подобных. Благодарю еще от всей души и за великолепно отобранные примеры! Желаю всех благ! Ваша Димитрина

Концевая Галина

Уважаемая Юлианна! Прочитала с большим интересом Вашу статью, написанную прекрасным языком. Высказавнные мысли интересны, аргументированны. Дальнейших успехов Вам!

Баласанян Марианна Альбертовна

Уважаемая Юлиана! Спасибо за познавательный и интересный доклад. Ознакомилась с большим интересом. Особое внимание в исследовании уделено анализу новелла К. Паустовского «Снег», в которой наиболее ярко проявляются общие закономерности в изображении зимней природы в русской литературной традиции. Удачи вам в дальнейшей научной деятельности. С уважением, Марианна Баласанян

Косых Елена Анатольевна

Уважаемая Юлиана! Спасибо за интересный доклад. Полностью согласна Вашими выводами и значимостью подобных исследований не только для литературоведения, но и для лингвистики. Спасибо.

Кобякова Ирина

Уважаемые коллеги. Большое спасибо за познавательную статью. Работа выполнена на высоком научном уровне, содержит ряд выводов, представляющих практический интерес. Удачи Вам в дальнейшей научной деятельности. С уважением Ирина Кобякова

Шатилова Елена Сергеевна

Представленная статья хорошо структурирована. Материал изложен доступным языком. Исследование проведено на высоком методологическом уровне. Особенно следует отметить большое количество примеров, которые облегчают восприятие информации.
Комментарии: 10

Татьяна Ковалевская

Представленная статья посвящена описанию активного локусного элемента русской художественной прозы – снежного пейзажа. Поддерживая глубокую заинтересованность автора в обозначенной тематике, все таки позволим себе отметить преимущественно литературоведческий характер статьи, поскольку собственно функционально-семантического анализа, заявленного госпожой Пыхтиной, мы практически не нашли. Безусловно, некоторые указания на соответствующие функции снежного пейзажа представлены; очень интересны указания на репрезентативную (визуальную, аудиальную, сенсорную, ольфакторную и даже густаториальную) маркированность восприятия снега, что интересно было бы прокомментировать и с позиций нейролингвистического программирования, в частности – предикатных характеристик речи; также мы отметили и некоторую проекцию анализированных фактов в лингвоментальное пространство, хотя, на наш взгляд, не достает системного подхода в такой квалификации языкового материла. Кроме того, мы несколько разочарованы отсутствием обязательных для научного исследования позиций, таких, как четкое формулирование цели и задач исследования, обоснования его актуальности, перспектив, детализации объекта и предмета, фактического материла, методов и пр. К сожалению, это некоторым образом редуцирует уровень собственно лингвистического анализа, хотя общая научная ценность данной работы, конечно, неоспорима.

Пыхтина Юлиана Григорьевна

Уважаемая Татьяна Юрьевна! Большое спасибо за развернутый комментарий к моему докладу. Я, действительно, анализирую снежный пейзаж как художественный образ, а не как концепт, т.е моя работа чисто литературоведческая, поэтому я и выбрала секцию "Русская литература". Безусловно, данный материал можно анализировать с лингвистической точки зрения, но это будет исследование совсем другого характера и по другой научной специальности (моя - русская литература). Ваше замечание , касающееся отсутствия "обязательных для научного исследования позиций, таких, как четкое формулирование цели и задач исследования, обоснования его актуальности, перспектив, детализации объекта и предмета, фактического материла, методов и пр.", считаю совершенно справедливым, учту в дальнейшем, хотя и не помню, чтобы в требованиях к публикации в данном проекте, были прописаны эти критерии. С уважением, Юлиана Пыхтина

Пыхтина Юлиана Григорьевна

Уважаемые коллеги! Искренне благодарю всех вас за внимание к моему докладу и содержательные комментарии! Желаю здоровья, успехов и творческого вдохновения! С уважением, Юлиана

Хамзе Димитрина

Глубокоуважаемая коллега! Дорогая Юлиана! Очарована Вашим тонким, изящным, рафинированным и пластичным исследованием! Роль зимнего снежного пейзажа в когнитивном спектре и эстетическо-экспрессивном пространстве русского человека без сомнения велика. Богатая ассоциативность концепта „снег”, его национальная, и эмоционально-сенсорная окрашенность, а также его чрезвычайно богатая палитра символических значений, включая моральную нюансировку (пробуждение патриотических чувств, духовно-нравственную чистоту субъекта) и интимные переживания, вдохновляют к дальнейшим изысканиям как того-же концепта (топоса), так и других подобных. Благодарю еще от всей души и за великолепно отобранные примеры! Желаю всех благ! Ваша Димитрина

Хамзе Димитрина

Глубокоуважаемая коллега! Дорогая Юлиана! Очарована Вашим тонким, изящным, рафинированным и пластичным исследованием! Роль зимнего снежного пейзажа в когнитивном спектре и эстетическо-экспрессивном пространстве русского человека без сомнения велика. Богатая ассоциативность концепта „снег”, его национальная, и эмоционально-сенсорная окрашенность, а также его чрезвычайно богатая палитра символических значений, включая моральную нюансировку (пробуждение патриотических чувств, духовно-нравственную чистоту субъекта) и интимные переживания личности, вдохновляют к дальнейшим изысканиям как того-же концепта (топоса), так и других подобных. Благодарю еще от всей души и за великолепно отобранные примеры! Желаю всех благ! Ваша Димитрина

Концевая Галина

Уважаемая Юлианна! Прочитала с большим интересом Вашу статью, написанную прекрасным языком. Высказавнные мысли интересны, аргументированны. Дальнейших успехов Вам!

Баласанян Марианна Альбертовна

Уважаемая Юлиана! Спасибо за познавательный и интересный доклад. Ознакомилась с большим интересом. Особое внимание в исследовании уделено анализу новелла К. Паустовского «Снег», в которой наиболее ярко проявляются общие закономерности в изображении зимней природы в русской литературной традиции. Удачи вам в дальнейшей научной деятельности. С уважением, Марианна Баласанян

Косых Елена Анатольевна

Уважаемая Юлиана! Спасибо за интересный доклад. Полностью согласна Вашими выводами и значимостью подобных исследований не только для литературоведения, но и для лингвистики. Спасибо.

Кобякова Ирина

Уважаемые коллеги. Большое спасибо за познавательную статью. Работа выполнена на высоком научном уровне, содержит ряд выводов, представляющих практический интерес. Удачи Вам в дальнейшей научной деятельности. С уважением Ирина Кобякова

Шатилова Елена Сергеевна

Представленная статья хорошо структурирована. Материал изложен доступным языком. Исследование проведено на высоком методологическом уровне. Особенно следует отметить большое количество примеров, которые облегчают восприятие информации.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.